home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

От лайка до ненависти – один шаг

Матвей хватал ртом воздух и держался за рёбра. Ещё немного – и пришлось бы вызывать «Скорую». По лбу стекали крупные капли пота, ногу свело судорогой.

Браво, Соломатин. Жеребец из тебя – хоть куда.

Рухнул на свою половину кровати, стараясь дышать чуть потише. Не приведи господь, Лера услышит хрипы и своим язвительным тоном намекнёт на пенсию.

Боже. Эта женщина выдоила его досуха, перетряхнула все внутренности, заставила вспомнить о мышцах, которыми Матвей со школьных уроков физкультуры не пользовался.

Три раза. Господи, она вообще слышала о пощаде? Или до этого вечера пять лет служила на подлодке и только теперь дорвалась до плотских радостей? Амазонка. Фурия. Тигрица… Но до чего же горячая, мамочки…

Обычно Матвей после секса откидывался на подушку, чувствовал приятную лёгкую усталость, листал ленту новостей – и только потом засыпал. Сейчас у него не хватило бы сил не то что поднять телефон. Даже до него дотянуться.

А Лера? Да, её кожа блестела от пота, кудряшки прилипли ко лбу и шее, но дыхание было ровным, а на губах играла улыбка сытой кошки. Что ж, по крайней мере, она насытилась. Матвей очень на это надеялся, потому что четвёртого раза он бы не пережил. И, слава богу, ему не пришлось просить о помиловании.

Лера натянула простыню на грудь и повернулась к нему спиной. Молча. Без единого комментария. Неужели так трудно проявить банальную вежливость? Если уж не благодарить, то хотя бы намекнуть, что ей понравилось… Нет, Матвей видел, конечно, что ей понравилось. И слышал. И глубокие багряные царапины на его груди и спине красноречиво это подтверждали. Но всё-таки хоть что-то могла бы сказать!

В какие-то моменты Матвею казалось, что она его ненавидит сильнее, чем хочет. И он не понимал до конца, правда это или игра. И хотел бы спросить напрямую, но… Не решался.

Устало прикрыл глаза и уже почти погрузился в сон, как мозг пронзила внезапная мысль: «А если Лера сбежит?»

Стоп! Он ведь сам сказал, что после всего она сделает, как решит. И он больше не станет навязываться. И логика подсказывала, что уж если им обоим понравилось, то зачем исчезать? Вот только где Лера – и где логика? То дразнит его, то отталкивает, то сама кидается в объятия… Матвей понятия не имел, какой фокус эта женщина выкинет в следующее мгновение. Да она и сама, судя по всему, не знала.

Но терять её снова… После всего… Чтобы она удалила аккаунт, а он клянчил помощи у Дениса Воронкова? Да ни в жизни! Может, запереть дверь? Включить сигнализацию? Господи, и ведь надо было ввязаться в такую авантюру! Чем Лера настолько отличается от других женщин, чтобы он, Матвей Соломатин, лежал тут и ломал голову, как её удержать?

Внутренний голос сразу подсказал: всем. Матвей попытался представить на соседней подушке Риту, и его передёрнуло от отвращения. Теперь-то он понимал, что такое наигранный экстаз. И уже сомневался в том, что хотя бы половина его любовниц испытывали рядом с ним истинное удовольствие. Или хорошо сдерживали чувства, или по темпераменту в подмётки не годились Лере.

Конечно, сам Матвей ни разу не оставался неудовлетворённым. Но чтобы вот так балансировать на грани, едва сдерживаться, сходить с ума, чувствуя, как крепкое тело под ним сотрясает любовная судорога, а потом открыть шлюзы – и позволить волне наслаждения смыть остатки разума к чёртовой матери… Такого Соломатин не мог припомнить.

Он повернулся на бок и какое-то время просто смотрел, как Лера спит. Как едва заметно поднимается и опускается её плечо в такт дыханию.

Нет. Ведь не влюбился же он? Не до такой же степени? Не в эту сумасшедшую? Которая его ненавидит и осуждает, в эту снобистскую зазнайку? Не-е-ет. Она хороша в постели, но знакомить её с родными? С друзьями? С мамой?.. Чтобы она всех их отбрила своим острым язычком? А потом вдруг оказаться брошенным и собирать себя по кускам?..

К чёрту.

Сонливость ушла, уступив место привычной досаде. Матвей осторожно вылез из постели, босиком прокрался в душ… Прокрался! Да, именно прокрался на цыпочках – в собственной квартире! Адская женщина. Довела его чуть ли не до нервного тика…

Горячий душ помог привести себя в порядок, тело снова задышало, все органы вернулись на исконное место. Матвей вылез на тёплый кафель, обернулся полотенцем и протёр зеркало. Царапины, которые оставила Лера, распарились и стали ещё ярче. Соломатин смотрел на них и заново переживал последние часы… И, чёрт подери, снова возбуждался от одной мысли.

– Спокойно, полковник. Отбой, – сказал он сам себе.

Вернулся в комнату: Лера спала, раскинувшись на кровати и почти не оставив свободного места. Подвинуть её? А если проснётся, снова начнёт ругаться или, ещё хуже, молча уйдёт?

Матвей уже хотел аккуратно прилечь с краю, как вдруг заметил, что телефон Леры мигает новыми сообщениями. Соломатин замер. Ведь это низко, да? Он ведь не опустится до такого? Или… А если бы это касалось безопасности? Вдруг Лера не та, за кого себя выдаёт? В памяти всплыли все странные детали. Мужчины в кафе, другое имя в «свайпере». Разительные перемены… В искренности того, что происходило в его квартире, Матвей не сомневался, но всё остальное… И поскольку он не собирался ограничиться одной ночью, всё же решил подстраховаться.

Осторожно взял с тумбочки телефон, разблокировал экран. Она даже не поставила пароль. Значит, ей нечего скрывать? И можно не беспокоиться? Или… Он ведь уже начал, почему бы не проверить…

«Свайпер» был открыт, не пришлось даже искать. Денис Воронов… Ах да, это же он и есть. А ещё… Матвей открыл список чатов в приложении и застыл. Как минимум десятка два мужчин! Самых разных! Молодых, чуть постарше, симпатичных и не очень, русских и иностранцев… Кто эта женщина в его постели?! Самка богомола?

– Что ты делаешь?! – Резкий возглас заставил Матвея вздрогнуть, пальцы разжались, телефон чуть было не выпал, но всё же, неловко жонглируя, Соломатин его в последний момент поймал.

Лера сидела в кровати и сверлила Матвея взглядом, не предвещающим ничего хорошего.

– Дай сейчас же! – с тихой угрозой сказала она.

– Да возьми, какие проблемы! – Он снова почувствовал себя школьником, как во время их первого свидания.

– Что ты там искал? – Лера выхватила телефон, вскочила и принялась спешно собирать разбросанную одежду.

– Постой, ты что, уходить собралась? Из-за этого?! Да клянусь тебе, ничего такого…

– То есть для тебя это ещё и в рамках нормы? – Она резко выпрямилась. – Как знала, что нельзя с тобой связываться!

– Слушай, ну прости. Перегнул палку, – протянул он миролюбиво, подошёл к ней, взял за руку. – Немного приревновал…

Её раскалённый взгляд опустился на его пальцы, и Матвей почти физически ощутил жжение. Отдёрнул руку и сделал шаг назад.

– Слушай, Лер, там сообщения выскакивали одно за другим, – продолжал он, в отчаянии глядя, как она одевается. – Ну не уходи, давай обсудим…

– Что ты хочешь обсудить? – Она нетерпеливо застёгивала комбинезон, который так сладко вчера снимала…

Чёрт! Да перестанешь ты уже возбуждаться?!

– У тебя просто столько парней… – Матвей пожал плечами. – Вчера в кафе… И в «свайпере»… Зачем тебе столько?

– Тебя никто не просил за мной шпионить!

– Но ведь это не ответ…

– А с чего ты взял, что я стану тебе отвечать?

– Потому что я так хочу! – Соломатин неотвратимо терял терпение.

Что вообще эта девица возомнила о себе? Ворвалась в его жизнь с шашкой наголо – и командует вовсю!

– Вот как… – Лера скрестила руки на груди. – Любопытно. А давай факт за факт?

– Типа «правда или желание»?

– С желаниями мы разобрались. Только правда. – Лера смотрела на него с вызовом, и Матвей вызов принял.

– Хорошо. Только давай спокойно сядем, я сварю кофе…

– Я не собираюсь тратить на это время.

– Боишься снова остаться со мной наедине? – Матвей потянул за уголок полотенца, и оно упало на пол.

Лера машинально проследила взглядом за его движением, и щёки её порозовели. Соломатин был доволен произведённым эффектом. Как бы она ни хотела показаться искушённой и независимой, у него всё ещё получалось её смутить. Значит, не всё так страшно, как она пытается изобразить.

– По-моему, нам обоим достаточно, – выдала она, насмотревшись.

– А я ничего… – невинно сообщил Матвей. – Просто хочу одеться.

Вытащил из шкафа бельё, спортивные штаны и футболку.

– Пойдём, кофе не помешает. – Он двинулся к двери. – Ты идёшь?

Лера моргнула и тут же снова нацепила маску команданте. Расправила плечи, вздёрнула нос и прошла вперёд, делая вид, что ей решительно наплевать на всё, что случилось в спальне.

Матвей только усмехнулся. Он понял, что ей не всё равно. Но если для того, чтобы раскрыться окончательно, ей нужно ещё какое-то время корчить из себя революционера – да на здоровье. Ради такой можно и потерпеть.

– Имей в виду – только кофе, и я пойду, – предупредила Лера. Звучало, правда, так, словно она пыталась в этом убедить не его, а себя.

– Как скажешь. – Он включил свет на кухне и вытащил капсулы для кофемашины. – Тебе капучино, латте, с ванилью или корицей?

– Американо. И я не останусь.

– И такси тебе, конечно, тоже не вызывать, иначе пострадает твоя хвалёная самостоятельность?

– А могу и прямо сейчас уйти. – Её глаза воинственно сузились.

– Ладно, понял, – хмыкнул Матвей. – Мне просто интересно, сколько раз с тобой надо заняться сексом, чтобы ты перестала всё воспринимать в штыки.

– Нисколько. Мы договорились: одна ночь, и я буду поступать, как решу.

– Я надеялся, что решение будет в мою пользу.

– Решение будет на пользу нам обоим, поверь.

– По законам жанра ты сейчас должна раскрыть мне свою страшную тайну, – Матвей вальяжно устроился на барном стуле. – Давай, я готов. Ты неизлечимо больна? Ты скрываешься от властей? Или на самом деле ты немецкий шпион?

– Браво, – кисло улыбнулась она. – Петросяну бы понравилось.

– Тогда скажи как есть! – Соломатин развёл руками. – Кто ты, чёрт возьми, такая на самом деле? И зачем тебе столько мужиков? Как там ты говорила – факт за факт?

– О’кей, – она облокотилась за стол, – только давай ты первый. Сколько у тебя самого было женщин до меня, а?

– Ну… – Матвей растерялся. – Это надо посчитать…

– Больше десяти или меньше?

– Больше, конечно, я что, похож на неудачника?

– Вот и я о том. Почему вы, мужчины, думаете, что вам можно спать со всеми подряд, а нам, женщинам, – нет? Сразу столько осуждения и подозрительности… Двойные стандарты, не находишь?

– Ты что, с ними всеми спишь?!

– А почему бы и нет? – Она победоносно ухмыльнулась.

– Так, мы договорились: факт за факт. Я ответил честно. Теперь твоя очередь. Ты с ними всеми спишь? – Кофемашина возвестила о готовности напитков коротким гудком, и Матвей пошёл за кружками.

– Нет. – Простой ответ ударил его между лопаток. И не успел Соломатин выдохнуть с облегчением, как Лера добавила: – Не со всеми.

– Нет, серьёзно! – вспылил он. – Я не какой-то там чокнутый ревнивец и понимаю, что на дворе двадцать первый век. Догадываюсь, что до меня у тебя кто-то был, и чёрт бы с ним. Но одновременно?! Объясни ты мне, потому что я уже не знаю, что думать.

– Хорошо, – вдруг ответила она и приняла кружку из его рук. – Я провожу исследование. Доволен?

– Психилогическое? Или социологическое?

Чёрт, и как он сам не догадался? Изводил себя не пойми какими сомнениями, а всё оказалось куда проще! И ведь была мысль в самом начале, когда она закидывала его дурацкими вопросами… Просто учёный! Девушка-учёный! Пазл сошёлся, и картинка вышла чудесная. Матвей почувствовал, как его губы растягиваются в улыбке, и поборол желание немедленно сгрести Леру в охапку и заобнимать до полусмерти.

– Почти, – уклончиво ответила она, и её тон почему-то был далёк от радости.

Так… Опять какие-то загадки? Или она просто пытается нагнать туман?

– Ты можешь ответить точнее? – Соломатин хлопнул по столу и чуть не расплескал кофе.

– Моя очередь задавать вопросы. – Она внимательно посмотрела на него. – Ты давал взятку, чтобы купить землю в Захарьево?

Приехали! В последнее время Матвей только и слышал, что об этом чёртовом особняке с собачьим приютом! Один из проектов для инвестиций – и не самый крупный. Сколько можно? Чем он так всем дался? Знал бы, отказался бы от всей затеи! Собаки, собаки… Да ничего он им плохого не сделал!

– Нет, не давал. – Соломатин сжал челюсти. Не о лайках и земле он хотел разговаривать с этой женщиной.

– Не верю.

– Твоё право! Это мой бизнес, а бизнесом я занимаюсь в рабочее время! Какая тебе разница, как я зарабатываю деньги?!

– А если бы я была проституткой, тебе бы тоже было всё равно?

– Сравнила! – Матвей всплеснул руками. – Я просто инвестор! Почему все люди свято уверены, что если человек умеет делать деньги, он обязательно вор и подлец?!

– Необязательно. – Лера поставила кружку и поднялась. – Может, ещё и беспринципный взяточник.

– Вот! Опять! Начиталась жёлтой прессы, насмотрелась дешёвых сюжетиков в скандальных передачах – и туда же! Какое тебе дело до того, что сочиняют обо мне журнашлюшки?! Заказные акулы пера? А? Почему нельзя просто поверить мне? Неужели ты думаешь, что какой-то лживый ублюдок с телевидения, которому, вполне возможно, заплатили мои конкуренты, знает о моём проекте и моём бизнесе больше меня? Думаешь, эти репортёришки такие честные? Как же! Сраные пресститутки… Завистливые злобные твари! Достала эта история – вон она мне где! – Он чиркнул пальцем по горлу.

Лицо Леры пошло красными пятнами, губы сжались и побелели, взгляд стал железобетонным.

– Пошёл ты, Соломатин! – Она резко развернулась и зашагала прочь, но Матвей догнал её в дверях.

– Слушай, ну прости. Я перегнул палку, но меня уже бесит всё это… Ну, хочешь, я сам отвезу тебя в Захарьево, всё расскажу, покажу, чтобы ты своими глазами…

– Видеть тебя больше не хочу! – выдохнула она ему в лицо с такой яростью, что Матвей невольно отступил. – Пошёл к чёрту!

Ещё секунду она смотрела на него, будто собиралась что-то добавить. Но всё-таки промолчала – и ушла. Матвей слышал, как она обувается в коридоре, слышал, как хлопает дверью, но останавливать не стал. Ещё никогда он не чувствовал, что кто-то его настолько презирает, и не понимал почему.


Глава 18 Смирись и лайкай | Лайки вместо цветов | Глава 20 Несите ваши лайки!



Loading...