home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Ольга

Рабочих, рвущихся повесить снятые в квартире двери на место, мама в этот день тоже завернула. Мужики бубнили о срочности, о сбитом рабочем настроении. Их голоса били Ольге в голову, и она, шумно вздохнув, заворочалась в кровати. Мама пошелестела купюрами в бумажнике, после чего тон разговора изменился, и через минуту рабочие осторожно прикрыли за собой входную дверь.

Градусник показывал тридцать восемь и четыре, мама закатывала глаза, умоляя вызвать врача, Ольга стойко мычала в ответ «нет» и пила антибиотики.

О еде она даже думать не могла, хотелось только чая с лимоном, причем не горячего — температура его должна была быть примерно тридцать шесть градусов. На другую температуру десна и щека взвывали болью, напоминая о необходимости нежного с ними обращения.

В холодильнике Ольга нашла пузатый пузырек с мазью Вишневского, набрала в аптечке марли и ваты. Мама, зная о ее пристрастии к варварским методам лечения, хотела было показать характер и все-таки вызвать врача, но Ольга поморгала, нагоняя слезу на глаза, и мама сдалась.

Валерий, мамин муж, должен был приехать с высокогорного курорта через пару дней, мама обещала к этому времени закончить ремонт. Ольга с отчимом друг друга терпеть не могли. Представляя, какой нудный и бесконечный выговор ожидает маму за растянутый по вине «балованной дочки» ремонт, Ольга даже попыталась извиниться, но мама только махнула рукой.

— Семи смертям не бывать, а одной не миновать. Я с Валерой справлюсь, не впервой. А ты лежи, выздоравливай, хотя зря отказываешься от медицинской помощи.

До вечера Ольга читала, поглядывая на пузырек. Пока класть мазь было рано, щеку раздуло сильно, боль начала угасать. Это всегда так: пока ткани ноют от прибывающих лейкоцитов и других защитных компонентов, больной воет от боли, а окружающие не понимают, с чего это он на стенку лезет. А когда щеку раздует до неприличного состояния, ткани расширятся, переболеют и успокоятся, тогда окружающие, с ужасом глядя на перекошенное лицо, начинают усиленно сочувствовать. А больному легче, ему теперь остается потерпеть, когда вся гадость локализуется, выдвинет в авангард сформировавшийся гнойник с омерзительной желтой головкой. А там уже недолго ждать: отмершие ткани прорвутся, выплеснут гнойную жижу, и лицо вновь обретет нормальный человеческий вид.

Именно в последней стадии формирования гнойника Ольга решила прикладывать мазь Вишневского. До этого — рано, после этого — поздно.

В запасе у Ольги было еще несколько часов. Как же все-таки хорошо у мамы! И чай в постель, и тишина, и никто не дергает с вопросами «Что я буду кушать?» или «Где мои носки?».

Вечером Ольга впервые за трое суток смогла обойтись без болеутоляющего. Щека, конечно, ныла и дергалась в такт пульсу, но вполне терпимо, бегать по потолку и стенам уже не тянуло.


Олег. Расследование | Если женщина хочет… | Олег. Городской рынок



Loading...