home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23

Пока дожидались подхода обозов Филиппа Норта и армии графа Танзани, князь решил заняться укреплением позиций. Тем более что стали появляться первые добровольцы. Тут все просто — их распределили по отрядам и занялись тренировкой. Подготовить из них хороших солдат в короткие сроки не получится, но на стенах стоять сойдет, а большего и не требуется. Вообще, именно гарнизонных солдат и не хватало, ибо оставлять своих было откровенно жалко. Но все это было обычной текучкой, которая не требовала много внимания. Как с удивлением обнаружил князь, он особо и не нужен сейчас. Даже с занозой в виде города Тарона офицеры предложили разобраться без его подсказки и разработали план действий.

Взвесив все «за» и «против» и не найдя к чему придраться, он дал им добро и… отстранился от командования.

— Вы предложили — вам и исполнять. Слава в случае успеха и втык от меня лично в случае поражения.

Лигур покачал головой, похмыкал и вышел.

Князь не удержался и все-таки съездил на место осады, понаблюдал, как солдаты, матерясь, на канатах поднимают в гору части стрелометов — ничего иного поднять было невозможно из-за размеров и веса. Стрелометы оказались самыми легкими и занимали меньше всего места.

Установив шесть штук на вершине, Тарон подвергли настоящей бомбардировке, благо камней вокруг, как грязи. Да, летят хуже стрел, не так точно, но когда обстрел идет с господствующей высоты — это совершенно не критично.

— И вы надеетесь таким образом вынудить их сдаться?

Лигур покачал головой.

— Нет, конечно. Но зато мы не даем им покоя ни днем, ни ночью. У нас же весь город как на ладони. Плохо он предназначен для обороны. Его же как форпост от горцев ставили, а не против настоящей армии. Против тех сгодится, а с нами…

— А разве не как крепость против Локхера?

— Локхера? Нет, конечно. Локхер никогда не претендовал на земли по эту сторону хребта. Зачем им это? Это Родезия постоянно зарилась на Эндорию, поэтому на той стороне настоящие крепости. Собственно, — Лигур возвел глаза к небу, — дай боги памяти, это первое вторжение Локхера в Родезию за… лет сто, кажется. Да и в прошлый раз это был ответный рейд.

— Ну, у нас тоже не вторжение — так, набег. — Князь достал бинокль и изучил результаты обстрела. Так себе, но защитников он явно нервировал, показывая, что произойдет, если тут появятся настоящие осадные машины. — Требуше расколотит эти стены за день.

Лигур пожал плечами.

— Полагаю, они не верят в такое. Думают, что у нас совсем небольшой отряд и осадных машин нет. Потому и смелые, все наши предложения о капитуляции отвергли. Этот обстрел и нужен, чтобы показать — мы не отступим. И машины у нас есть.

— Слабоватые.

— А это не важно.

— Ладно. — Князь поднялся. — Поеду посмотрю, как там новобранцы тренируются, а вы тут развлекайтесь.

Развлекались все. Латная конница шастала по Эндории, собирая добровольцев и гоняя немногих родезцев, которых судьба занесла в эти края. Легкая кавалерия Ллии Тутса опустошала деревни Родезии, гоня к перевалу живность, телеги и коней. Понуро брели коровы и козы, быки тянули крестьянские телеги с разным полезным хламом. Кстати, встретились и с вырвавшимся отрядом родезцев — те слишком поспешили выйти на дорогу, явно не рассчитывая, что локхерцы наберутся наглости атаковать селения непосредственно в Родезии. И хотя солдат было больше, но все были предельно вымотаны, а понесенные потери и поражение никак не способствовали поднятию боевого духа. Тутс некоторое время преследовал их, подвергая постоянному обстрелу, пока те не укрылись за стенами небольшого городка. Укрепления там так себе, но для легкой конницы совершенно непреодолимы.

— Ждать… что может быть хуже? — жаловался князь барону Дитону, разглядывая дорогу с одной из башен крепости. — Порой я даже жалею, что так хорошо научил офицеров и мое присутствие там почти не требуется. Так бы хоть работой отвлекся.

Цену таких жалоб новоиспеченный барон знал прекрасно, а потому только хмыкнул. Князь понял его правильно.

— Да знаю я, что сам этого добивался. Но пожаловаться ведь можно? Не солдатам же говорить, что их командир нервничает из-за отсутствия вестей.

— На Филиппа можно положиться, ваша милость. Он придет.

— Придет. Завтра или послезавтра, если мы с ним правильно рассчитали маршрут и не случится ничего непредвиденного. А вот придет ли с ним Танзани?

— Прошу прощения, ваша милость?

— Я к тому, что кто знает, как там дела у короля с Эрихом и армией Совета. Если не так хорошо, как мы надеялись, то как бы не пришлось все бросать и мчаться туда, выручать Артона.

— Вы так не верите в силу королевской армии?

— Я прежде всего верю в Эриха. Не нравится он мне… А, ладно, что там говорить, дождемся обоза, и все станет ясно. Знаешь, с одной стороны, тут нам удобно действовать — войск Родезии почти нет, с другой, пока сюда новости доберутся… Может, уже и мир заключили, а мы тут воюем.

— Это вряд ли, ваша милость.

— Конечно. Но на всякий случай стоит подумать, что нам дальше делать…

…Обоз появился вовремя — на следующий день вечером. Князь так обрадовался, что пригласил к себе и Филиппа, и Танзани немедленно, поручив размещение людей и телег офицерам — так хотелось поскорее получить последние новости.

Филипп попытался было сослаться на свой долг командира, но куда там.

— Своим заместителям доверяешь? Значит, справятся. Заодно узнаешь, кто на что годится. Идемте.

Танзани все-таки задержался, но обнаружив, что все дома и казармы для его людей давно подготовили и осталось только вселиться, появился на совещании вовремя.

— Мы вас ждали, — пожал плечами князь в ответ на его удивление. — А делать пока все равно нечего.

В комнате, отведенной под штаб, он даже изменил своим правилам и выставил на стол кувшин с вином и закуской. Выслушав новости, долго молчал.

— А Эриха я все-таки недооценил, — наконец заявил он. — Так быстро внедрил новую тактику… А ведь только с чужих слов о ней знал. Но зря — очень зря он так…

— В каком смысле — зря? — Граф оторвался от еды и с недоумением глянул на князя. — Результат-то неплохой…

— На первый взгляд да, но хотел бы я знать, что там у него в тылу после такого творится… Тактику мало изучить и использовать — еще нужно подобрать людей, которые соответствуют новым требованиям. Эрих — гений, но вот его офицеры… очень сомневаюсь. И не готовы они к тем трудностям, что у них возникнут. Как бы он не потерял больше времени после таких быстрых побед, чем если бы действовал как принято. Победить ведь мало… М-да… очень мало…

— Правда? — заинтересовался Танзани, когда князь не закончил мысль, о чем-то задумавшись.

— Что? А, да. Вам ли не знать. Победить мало — нужно еще суметь этой победой воспользоваться. Будь я на месте Артона, я бы отправил в тыл родезцам кавалерию и приказал атаковать обозы. Они наверняка разбросаны в совершенном беспорядке. Но… Это если крепок тыл. Про столицу не слышно?

Танзани и Филипп переглянулись.

— Когда мы уходили — было тихо, но это не значит, что так и сейчас.

Князь кивнул.

— Нужно быть поближе к месту событий… Тут нам делать уже нечего…

— Что? — Танзани нахмурился. — Что значит — нечего?

Князь поднял руку.

— Минуту, граф, вы не так меня поняли. Суть в том, что пока мы тут сидели в захваченной крепости, мне стало ясно, что напрасно ограничил себя. Сила моей армии в маневренности. По-настоящему она может проявить себя в стремительных маршах и молниеносных атаках. Осаждать и захватывать крепости и города она тоже умеет, но в этом случае мы превращаемся в самую обычную армию, каких тут полно. И становимся предсказуемыми.

— То есть ты уже придумал новый план, — вычленил главное из словесной шелухи Танзани. — И судя по тому, что не говоришь о придумке прямо — мне это не понравится.

Князь осторожно кивнул.

Граф очень нехорошо глянул на него.

— Продолжай.

Князь торопливо достал карту и расстелил ее, коротко обрисовал нынешнее положение.

— Тарон мы, конечно, возьмем, когда подойдут осадные машины. Можно устроить налеты в Родезию, что сейчас и проделывает Тутс со своими орлами. Но это все комариные укусы. Неприятно, но не больше. И с вами наша армия сделать что-либо серьезное неспособна, даже с учетом того, что в городах и крепостях Родезии сейчас сидят инвалидные команды вместо гарнизонов. Даже если на каждую крепость тратить по три дня, то все равно нам понадобится месяц, чтобы добраться до центральных районов Родезии. Да за это время там пять армий набрать успеют. И встретят нас во всеоружии.

— Логично, — подумав, согласился граф.

— Второй возможный вариант — возвращение Эндории. Но тут мы столкнемся с тем же самым, с чем в свое время столкнулся Эрих. Захватить Эндорию недолго, благо тут вражеских солдат почти не осталось. Но как потом снабжать нашу армию? И что вообще делать дальше? — Князь ткнул в карту. — Пока между центральными областями королевства и Эндорией торчит армия Эриха, еще непонятно, кто в ловушке — мы или они. Слоеный пирог какой-то. И самое главное, если Эрих все-таки разобьет королевскую армию, то перед ним будет вся центральная область королевства, а мы тут на отшибе застрянем. Ни родезцам не навредим, ни королю не поможем.

— И что ты предлагаешь?

Князь снова ткнул в карту.

— Перевалов четыре. Сейчас в руках Эриха остались три. Их нужно либо блокировать, либо вернуть. Что удастся вернуть все — я не верю, повторение такой удачи, как здесь, вряд ли будет. Ладно, если еще одна крепость падет благодаря нашим друзьям. Но это и не важно. Сам факт наличия тут сильного отряда остановит снабжение Эриха и отправку ему подкреплений. Только идиот будет частями слать людей и обозы, не имея информации, сколько тут действует вражеских солдат. Просто надо создать иллюзию, что нас много. Родезцам тогда придется собирать очень серьезный обоз и очень большую охрану. А это время. Много времени, а оно для Эриха бесценно. Он не может проиграть еще одну кампанию, ресурсы у него не бесконечны.

— У нас тоже.

— Но у нас их больше. Я продолжу. А вторая часть армии совершает рейд по Эндории, спускается вдоль этой реки и оказывается почти в тылу Эриха. Если он повернет на нее, то уйти в Нинсел и за счет скорости оторваться от преследования. В любом случае это снимет угрозу с королевской армии.

Танзани помолчал.

— Как я понимаю, вторая часть армии — твоя, а мне тут изображать пугало для родезийских обозников? — От этих слов повеяло холодом.

Князь даже испугался… чуть… Потом тряхнул головой.

— Граф, откровенно — вы справитесь с этой задачей? Не конкретно вы, а ваша армия. Она способна совершать такие быстрые марши? Ваши рыцари удержатся от соблазна атаковать Эриха, если понадобится отступить? С другой стороны, здесь, на перевалах, все близко. Никто же не заставляет вас отсиживаться по эту сторону хребта. А когда родезцы соберут армию для прорыва — вам ее и сдерживать. Или разбить, если появится шанс. Вы ведь не можете не понимать, насколько важно, чтобы Эрих не получил ни одного солдата, ни одной телеги.

Танзани и сам понимал разумность предложения. По сути, князь предлагал каждому делать то, что он умеет лучше всего и для чего его отряд приспособлен наилучшим образом. Ему — вести осадную войну с рейдами на вражескую территорию, сдерживание имеющихся вражеских сил, выдавливание противника из Эндории. Вольдемару — стремительными рейдами крушить тылы, заставляя Эриха с главными силами терзаться сомнениями и придерживая наступление. Имея в тылу такого противника, не очень-то понаступаешь. И если у кого есть шанс вовремя прийти на помощь Артону, то только у него. Но сама мысль надолго застрять в этой глуши претила командиру гвардии, даже если он понимал важность его дела — пока он здесь, Эрих не получит подкреплений, а Вольдемар будет спокоен за свой тыл.

— А когда тут уже станет невозможно держаться, то всегда можно отступить в Вертон. Только гарнизоны на перевалы посадить крепкие и припасов оставить побольше.

— Без помощи они не продержатся.

— Почему без помощи? — удивился князь. — Вертон Эрих не контролирует пока еще. После того как вы там порезвились. Создать несколько складов, припасы доставлять морем. Нет, конечно, если Эрих все бросит и сосредоточит все усилия на возвращении себе перевалов, то ничем эти припасы не помогут, ну так и это хорошо. Мы за это время сумеем вернуть все потерянное, и Эриху придется войну начинать сначала.

Князь видел, что почти убедил графа, тот сопротивляется скорее от нежелания торчать вдали от короля, чья защита его прямая обязанность. Эту операцию вообще они планировали как рейд, для отвлечения… ну и по тылам пройтись, а потом быстро назад. Набег. И вернуться предполагалось вместе.

Крейс и Лигур в спор предпочли не вмешиваться, понимая, что тут играют роль не военные аргументы, а психологические. Да и спорить с тем, кого называют Льдом, желающих не находилось.

— Решим все завтра, — наконец пришел к какому-то решению граф. — Пока не пал Тарон, ты все равно никуда не пойдешь.

Князь кивнул.

— Ну да. Кстати, инженерные части и все машины я оставлю тебе, так что будет чем штурмовать те немногие города и крепости, что держат в Эндории родезцы.

— Само собой. — Князь после этих слов понял, что победил. Граф хоть и взял время, чтобы подумать, но, судя по его последним словам, для себя уже все решил и согласился со всеми доводами.

Тарон пал на второй день — как, впрочем, и предполагалось, выдержать правильную осаду он не мог, тем более подкрепленную весомыми аргументами в виде осадных машин. Но князь не стал этого дожидаться и вышел в поход еще до того, как на стенах города взвился белый флаг, даже граф понял, что держать здесь Вольдемара дальше — только задерживать помощь королю. Армия князя снова налегке двинулась в сторону Нинсела. Куда именно, он пока и сам не знал, надеялся сначала прояснить обстановку в королевстве и только потом принимать решение. Но в случае чего всегда можно и слегка повернуть в тыл родезской армии…


…Начатое активное строительство постоялых дворов на границе Торендского герцогства принесло свои первые плоды — подозрительный отряд наемников был замечен сразу. И только пока еще абсолютная неготовность оборонительных сооружений помешала запереть ворота. Смотритель — отставной солдат — мудро решил, что задержать такой отряд он не сможет, только людей зря положит, даже с учетом охраны каравана, который сейчас стоял у него. Потому радушно вышел навстречу, сделав вид, что решил, будто они один из отрядов короля, идущих им на усиление из-за ухода основных сил герцогства. Мол, давно ждут…

Наемники, у которых была своя цель, хоть и хотели пограбить караван, но также понимали, что если совершат такую глупость, то можно будет забыть о дальнейших планах. Да и добыча в замке герцога была явно больше той, что обещал этот несчастный караван. На вылетевших со двора голубей никто внимания не обратил.

Ясно, что задерживаться надолго наемники не стали и, заверив, что спешат выполнить контракт, двинулись дальше, незаметно оставив наблюдателей — не отправит ли смотритель постоялого двора гонцов, не игра ли его радость. Гонцов не было, что убедило командира, будто их действительно приняли за присланную помощь. Солдат опытный, он понимал, что на войне случается всякое, в том числе и такое. Но даже если смотритель что и понял, то гонцов высылать не стал — своя шкура дороже.

Известие о подозрительном отряде пришло вовремя. Оставшийся за командира заместитель Гирона, может, и не паниковал бы так — сил хоть и недостаточно, но шанс отсидеться за крепкими укреплениями был, однако он послал гонцов во все близлежащие города с приказом выдвинуть городские отряды стражников — не бог весть какая военная сила, но достаточной численности, чтобы заставить возможных грабителей задуматься. Их единственный шанс был во внезапности, а вот достигнуть ее, с учетом разведывательной сети, которую раскинул в герцогстве Вольдемар, было из разряда чудес. Но… Вечно это «но»… неугомонная маркиза Аливия Старинова извела всех по поводу тоски и скуки. Играла, но хорошо играла, некоторые даже верили. В общем, скучно ей стало и захотелось прогуляться… А госпожа Риола поддержала, предложив научить девочку охотиться на мелкую живность и ставить силки.

— Я у себя дома так делала, — вздохнула Риола, вспоминая дни жизни в замке дяди.

Естественно, усидеть на месте не смог и Корт, а за ним увязалась Аника. Аливия хотела утащить и Генриетту, но та еще не отошла от произошедшего, и Улияна ее просто не пустила. Да и сама девочка не изъявила особого желания идти в лес, не очень хорошо себя чувствуя. Так что отправились охотиться вчетвером… С ними, конечно, было сопровождение, которое вполне могло отбить разбойников, но если попадутся этим наемникам… Что с ним сделает князь, в случае если его сестра пострадает, командир не хотел даже думать. И где этих охотничков теперь искать в лесу?

Как бы то ни было, но что-то делать нужно. Вызвав командира эльфов… странное все-таки название для лесных охотников… он поставил перед ним задачу.

— Карл, ты прекрасно все понимаешь… Нашу компанию надо отыскать во что бы то ни стало, а дальше уже действуйте по обстоятельствам. Возможно, вы не успеете вернуться, в таком случае…

— Мы укроемся в лесу, — невозмутимо отозвался упомянутый Карл.

— В лесу?

— Верон, мы и обучались действовать в лесу. Мы там как дома. Это самое безопасное. А захотят нас там отыскать… ну пусть попробуют.

— Сколько возьмешь с собой? — Подумав, командир решил не спорить. Раз уж доверяет им безопасность сестры князя, то глупо лезть с советами.

— Много не надо — большому отряду тяжелее прятаться… Возьму человек тридцать, причем даже ослаблять гарнизон не придется — они все сейчас патрулируют дороги. Как раз перехвачу их, когда будут возвращаться — не заметить врагов они не могли, а значит, будут действовать по инструкциям.

— Действуй.

Следующим посетителем был человек, с которым командиру общаться хотелось меньше всего, но не принять которого не мог.

— Госпожа, проходите.

Улияна Тиндон выглядела чуть бледно, но держалась спокойно.

— Насколько все серьезно, капитан?

— Трудно сказать, ваша милость. По донесению наблюдателя, в подозрительном отряде человек двести пятьдесят…

— А у нас?..

Верон помолчал.

— Гарнизон замка составляет тридцать человек… Но тут много рабочих, крестьян… Как солдаты не очень, но у нас хорошие укрепления… Кое-что придется отдать, но зато главное удержим. И я послал сообщение в ближайшие города, думаю, через несколько дней из Лариона придет человек триста городской стражи. Сейчас собираюсь назначить командиров ополчения.

Улияна кивнула.

— А… а дети?

Снова молчание.

— Я отправил в лес эльфов. Думаю, детям в лесу с ними будет безопаснее всего.

— Сейчас зима…

— Ваша милость… если их не успеют вернуть до начала осады, то им лучше остаться в лесу под охраной. О них позаботятся. Ваша милость, поверьте, никто из нас не хочет, чтобы с ними что-то произошло. А сейчас извините, нужно заниматься обороной.

Может, людей в замке и не хватало, но вот оружия было с избытком. После ухода отрядов мануфактуры продолжали работать не останавливаясь. Доспехи, бердыши, стрелометы — все в избытке. Так что даже ополчение можно было вооружить нормально. Конечно, первыми все равно вооружались опытные солдаты, но и остальным хватало. А сам Верон носился по окрестностям, отмечая недостроенные укрепления, которые, скорее всего, удержать не получится. Еще неизвестно, есть ли осадные машины у наемников, или они рассчитывают на внезапность… Да и вообще… а вдруг это отряд наемников, который всего лишь проходил мимо по своим делам, а смотритель просто поднял панику…

Может, конечно, и так, но Верон помнил слова князя о том, что лучше поднять тревогу и выглядеть потом смешным из-за пустых страхов, чем не сделать этого и стать трупом из-за того, что страхи подтвердились. В любом случае отряд наемников, направляющихся от зоны боевых действий, выглядит подозрительным.

С ним не спорили и рабочие с крестьянами. Молча и как-то зло свозили внутрь стен нехитрый скарб и разбирали оружие. При этом сжимали его с такой решимостью, что было ясно — будут сражаться не за страх, а за совесть. За то будущее, которое всем показал новый герцог. Его и его семью будут защищать. Если бы еще и сестра герцога вместе со всей честной компанией была под присмотром, было бы совсем хорошо. А так оставалось надеяться, что их разыщут и приведут раньше, чем под стенами фортов появятся наемники.


Риола охотиться не то чтобы любила — всяких зайчиков ей всегда было жалко, но умела. Понимала необходимость. Ведь не ради развлечения она охотилась, а для пропитания. Пришлось учиться после смерти родителей и ранения дяди. Аливия также, несмотря на любовь ко всему пушистому и милому, отнюдь не была домашней девочкой. Откуда на столе котлеты, все прекрасно знали. Поэтому когда Аливия заскучала — ее деятельной натуре уже не хватало простых тренировок, а Риола пробормотала, что обычно в таких случаях она уходила в лес ставить силки, то результат оказался закономерным. Дружной компанией и отправились в лес. Корт ясно…

— Я же не могу отпустить дам одних…

То, что никто их одних отпускать не собирался и с ними отправлялись лесник и егеря, как-то прошло мимо внимания мальчишки. Аника… Она и сама не знала, зачем увязалась. Возможно, просто стало интересно. В общем, на охоту отправились вчетвером с двумя егерями в качестве охраны и лесничим в качестве наставника.

Окрестные леса уже были основательно вычищены от разбойников, и никто не видел ничего страшного в том, чтобы дети развеялись. Да и слугам, которые из-за скуки Аливии сильно страдали, вынужденные по пять раз убирать коридоры, нужно отдохнуть.

Удалившись от замка, Риола принялась учить Аливию ставить силки под наблюдением лесничего, который уважительно кивал головой, ни разу ее не поправив, чем Риола очень гордилась.

У всех были своеобразные лыжи с мехом животных, которые мастерились для зимнего похода армии, но остались невостребованными. Естественно, мимо внимания Аливии такие вещи пройти не могли. Она ими заинтересовалась давно, помнила прогулки зимой по острову, пусть не на лыжах, а на снегоступах. А тут такой подходящий случай. Вот и совместили приятное с полезным. Сначала было непривычно, но потом распробовали, и даже Анике понравилось. К тому же эти лыжи позволили свободно перемещаться по глубокому снегу.

Скатившись с горы и кувыркнувшись в сугроб, Аливия высунула из снега голову, огляделась и рассмеялась. Вскинула руки, подбрасывая в воздух горсти снега.

— А все-таки жаль, что скоро снег растает! — прокричала она. — Короткая у нас зима, Володя рассказывал, что у него такая погода держится несколько месяцев.

— Бр-р-р, — передернуло Анику, которая скатилась с той же горочки и остановилась перед головой Аливии. Она даже зябко повела плечами. — Какой ужас!

— Почему? А мне нравится.

Аника наградила девочку странным взглядом.

— Ну, конечно, ведь у твоего брата на родине именно так! У него там просто не может быть ничего плохого.

— Да ну тебя!

Рядом остановился Корт и протянул подруге лыжную палку, помогая выбраться из сугроба.

— Хватит вам. Нам еще силки проверять.

— А чего их проверять? — хмуро поинтересовалась Аника. — Аливия своими воплями всю живность в лесу распугала. Попадется только кто-нибудь глухой… или тупой.

Риола торопливо вмешалась. Она уже несколько раз успела пожалеть, что вспомнила о своих умениях. По отдельности Аливия и Корт были настоящими ангелочками, как их иногда называл Володя. Но стоило им оказаться вместе… Очень скоро они устроили соревнование, кто больше поставит силков, у кого окажется больше добычи. Аливия не утерпела и бегала проверять свои силки каждые пятнадцать минут. Корт увязывался следом и посмеивался. Охрана и лесничий не вмешивались. Аника… Ну один раз попыталась прокомментировать соревнование брата и Аливии с замечанием, так ей досталось от обоих. Риоле пришлось сначала успокаивать ее, потом стыдить детей. В общем, вскоре она ощутила себя наседкой среди… нет, «цыплята» тут явно неуместное слово. Монстры какие-то, честное слово.

— Чтоб я еще раз… — пообещала она себе.

Рядом хмыкнул лесник.

Надолго они уходить не собирались. Дойти до сторожки, переночевать там, потом вернуться, попутно проверяя силки. Вроде все просто. Дошли…

Первым неладное заметил лесник, настороженно глядя куда-то вперед. Егеря как раз заканчивали растопку печи в сторожке, прогревая ее, когда к избе подбежали сразу человек десять. Все вооружены и явно встревожены. К счастью, охрана ребят узнала своих коллег, и один из них подскочил с докладом к лейтенанту, его узнали уже все. Даже дети застыли, тревожно следя за совещанием взрослых, к которым присоединился и лесник. Риоле пришлось всех удерживать от желания немедленно отправиться выяснять подробности.

— Тихо, Аливия, — утихомирила она девочку. — Что бы там ни случилось, но нас поставят в известность, когда закончат совещаться. А пока мы там только мешать будем. Но явно произошло что-то серьезное…

— Мама? — испуганно прошептала Аника.

Риола глянула на нее, на побледневшего Корта.

— Не думаю, что если бы случилось что-то с вашей мамой, то сюда пригнали бы столько солдат.

Лесник в чем-то весьма активно убеждал егерей, а те не очень охотно отвечали. Лейтенант отмалчивался. Наконец лесник зашагал к ожидавшим хоть какого-то объяснения ребятам. Лейтенант попытался что-то ему возразить, но лесник только отмахнулся.

Риола с интересом смотрела на это представление. Кажется, сейчас они все узнают.

Лесник и лейтенант подошли одновременно и недовольно глянули друг на друга.

— В общем, это… — неуверенно начал лесник, — тут сообщили, что появился большой отряд странных людей и они направляются к замку…

— Большой? — Риола покосилась на лейтенанта эльфов, как сами они себя называли. Точнее, так их назвал Володя. — Насколько?

— Пока непонятно, — нехотя отозвался он. — Сведения еще не проверены — человек двести — двести пятьдесят, по предварительным данным.

— А в замке?

— Тридцать человек охраны… но сейчас уже больше — в замке укрылись рабочие со строительства и крестьяне с окрестных деревень. Оружия в замке много… — Лейтенант помолчал. — Но некоторые недостроенные форты придется оставить, у нас нет столько людей, чтобы их держать.

— А почему вы решили, что это враги? — поинтересовалась Аника. — Может, просто отряд наемников мимо проходит.

— Мимо проходит оттуда, где идут сражения, и направляется туда, где никаких сражений нет? — Лейтенант вздохнул. — Боюсь, что это все-таки враги. Нас послали за вами, чтобы вернуть в замок под охрану стен, но… — Он покосился на лесника.

— Мы не успеем, — коротко отозвался тот. — Лейтенант забыл, что здесь не его солдаты, — лесник глянул на Аливию и Корта, — которые могут шагать по лесу без отдыха днем и ночью. Все утомились за время похода, а скоро начнет темнеть. Вы предлагаете детям ночевать в снегу?

— У нас есть теплые одеяла…

— Дети не пройдут и двух километров. Разумно переждать ночь в избе, а утром принимать решение, тем более вы говорите, что оставили наблюдателей. Значит, будем знать, что происходит.

— Я согласна с дедом Лоном, — энергично закивала Риола. — Даже я чувствую, что не смогу больше двигаться, а здесь еще… — Девушка заметила предупреждающий взгляд Аливии, уже готовой разразиться гневной речью на тему, что она способна двигаться хоть всю ночь и ничуть не устала. — …Аника, — торопливо закончила девушка. Аливия глянула на сестру Корта, и весь ее настрой пропал. Та действительно выглядела уставшей. Да и сама Аливия периодически клевала носом, но упрямство не позволяло ей в этом признаться.

Лейтенант, видимо, только сейчас сообразил, что перед ним дети, которые уже проделали весьма основательный путь до этой избушки. Вздохнул.

— Хорошо. Обустроимся на ночь тут. Избушка вам, а мы и на улице переночуем… Как я говорил, теплых вещей мы захватили с запасом. На всякий случай.

— Сколько вас? — поинтересовался лесник.

— Здесь десять человек. Еще нескольких я оставил наблюдателями, а остальные проводят разведку в лесу, чтобы мы случайно с кем-нибудь не столкнулись… Мало ли.

Дальше взрослые уже обсуждали план действий, отправив ребят в избушку укладываться спать.

— Завтра вам понадобятся все силы.

Не спорила даже Аливия.

А наутро выяснилось, что хотя основные силы наемников не подошли, но их разведчики уже сновали по окрестностям, заглядывая в покинутые дома. Провести мимо них детей дело довольно рискованное. Встал вопрос — что делать дальше…

…А вот командир наемников был крайне недоволен. Каким бы образом об их приближении ни стало известно, но люди этого князя оказались предупреждены, и теперь все спрятались за стенами замка и в этих странных небольших укреплениях вокруг. Штурмовать же их… ну, может быть, повезет захватить парочку, а дальше что? Его сил для полноценной осады совершенно не хватало. Да и осадной техники не было. Ставку-то делали на внезапность. Быстро подойти, ворваться, когда никто не ждет.

Сначала он намеревался прикинуться проходящим мимо отрядом, которому требовалось пополнить припасы, но быстро понял, что его обман никого не убедил. И что делать? Идти обратно несолоно хлебавши? Так ведь деньги уже взяты, и большие, чтобы просто уйти. Неудачу при попытке захватить замок ему еще могут простить, а вот если он уйдет, даже не попытавшись… вот этого наниматели точно не оценят. Стоять под стенами? Так наверняка уже вокруг посланы гонцы в окрестные замки и города, и вскоре здесь соберутся силы, заметно превосходящие его отряд, а тогда уже придется думать не о штурме, а о том, чтобы унести ноги.

Но выбора не было, и Арчибальд Донован приказал штурмовать те укрепления, которые, по его мнению, наименее защищены. Наемники идиотами не были и тоже все понимали прекрасно, а потому не столько штурмовали, сколько делали вид, хотя и получили неожиданно яростный отпор. Такого точно никто не ожидал.

Арчибальд хмуро взирал на недостроенную стену и два форта. Вроде вот, бери, но кто ж знал, что там окажется столько разных пакостей вроде стрелометов? Они выбивали его людей еще до того, как те приближались даже на выстрел из лука.

— Мои парни засекли небольшие группы всадников, — доложил его заместитель тихонько. — У нас есть еще два или три дня, прежде чем к осажденным подойдет подмога.

Арчибальд Донован снова глянул на укрепления. Взять некоторые можно, но что дальше?

— Собираемся, — буркнул он. — После обеда уходим в Корвию.

Заместитель облегченно кивнул и постарался поскорее исчезнуть. Но уйти им было не суждено. Чуть позже вернувшись, он заметил, что командир чуть ли не за шкирку трясет кого-то из отряда.

— Ты уверен? Ты точно уверен?!

— Да, командир. Я специально перепроверил и опросил еще несколько пленников. Они все подтвердили.

Арчибальд расплылся в хищной улыбке:

— Сами боги за нас! Оставляй тут прикрытие, мы идем в лес!

— В лес, командир? — изумился заместитель.

— Да! Тут мне птичка на хвосте принесла новость: оказывается, сестры этого выскочки-князя нет в замке. Она с невестой князя и детьми бывшего герцога как раз перед нашей атакой отправились поохотиться. И да, передай, чтобы эту его сестру брали живой. Обязательно живой! Теперь-то этот князек выплатит нам все, что задолжал!

Заместитель сначала даже не понял, о чем речь, вроде бы этот князь ничего им не должен. Потом сообразил: есть такой недостаток у их командира. Тот почему-то был уверен, что все, у кого есть деньги, должны ему. Но в данном случае он был полностью с ним согласен — если им удастся захватить этих «охотничков» и убраться из Локхера, то все они станут богатыми… очень богатыми. Почему-то иной вариант ему даже в голову не пришел…

Воодушевленные наемники под веселые разговоры отправились в лес на свою охоту…


Джером никогда не командовал войсками… даже отдельными отрядами не командовал. Максимум, кем ему приходилось бывать, — временно замещать командира рыцарского копья, пока сам рыцарь и его помощник пьянствовали с друзьями. Но тут ведь совсем другая история… мало того что ему достались в основном пехота и очень мало конницы. Может быть, это и неплохо, ибо конница в городе не очень нужна, но резко понижало его статус среди местной знати, которая только конницу и считала нормальной силой.

Однако Джером отличался практичной жилкой, которую в свое время и приметил князь, назначив его руководителем разведки — совершенно нового дела, которым раньше никто целенаправленно не занимался. Джером тут же разметил маршруты патрулирования города, включив в свои отряды и бездельничающую стражу.

Благородные считали ниже своего достоинства заниматься каким-то там патрулированием, а немногие попытки заканчивались скандалами и мародерством. Дисциплина в локхерских войсках всегда была слабым местом. Поэтому все с облегчением и спихнули разведку на выскочку — ему как раз по чину. Джером и не спорил. Поручив военную часть вопроса офицерам, он только ставил ту или иную задачу. Зато с Гироном общался весьма основательно и подробно:

— В общем, так, военная операция почти закончена. Штурм дворца хоть и отложился из-за отъезда Конрона, но никуда они не денутся. Нас оттерли, ну и ладно…

— Почему это? — нахмурился Гирон. — Другие приобретут славу подавителей бунта…

— Это не та слава, которую хотелось бы приобретать, — возразил Джером. — Проблема в том, что вы, военные, порою не видите дальше своего носа… не в обиду будь сказано. Я и сам был таким, но князь однажды прочел мне целый курс лекций на тему простых силовых решений…

Гирон подумал.

— Не хочу даже вникать. Что нам делать сейчас?

— Что делать? Капитан Торвальд малость поспешил с казнями… В общем, бери людей и занимай дома основных мятежников. Особо обрати внимание на дома тех, кого уже казнили. Боюсь, у всех будет первым желанием побыстрее забыть о таком неприятном событии, как бунт. А мы до сих пор еще не знаем главного кукловода. Извини, но не верю я в то, что все организовали Лодерские. Поэтому организуй тщательный обыск в домах мятежников. Ищи любые документы и все вези мне — будем разбираться. Не может быть, чтобы где-то этот паук не прокололся. Кстати, все адреса я уже распорядился переписать.

Гирон задумался.

— Моих людей не хватит.

— Твои люди пусть обыскивают дома и помогают моим. Крейс передал мне тут парочку имен больших специалистов. За деньги они привлекут еще кое-каких мастеров по поиску разных тайников…

— Ночных королей?

— Какая мне разница, кто они, если эти ребята помогут отыскать то, что нам так необходимо? Об условиях договаривайся сам. Вот места встречи. Что касается людей… Я же не просто так выбивал право для своих солдат на патрулирование города. Говорю же, вы, военные, слишком прямолинейно мыслите. При бунтах и в гражданской войне главные битвы происходят отнюдь не на полях сражений… В общем, не забивай голову. Так что можешь привлекать всех, кого сочтешь нужным. Распоряжения офицерам я отдал.

Идея с обыском домов казненных пришла Джерому совершенно случайно. Он понимал, что промедление со взятием столицы после поражения герцога Нинсельского князь припомнит ему обязательно. Конечно, командовал армией Конрон, но что с него взять? Вояка. Для того Вольдемар и поставил Джерома, что в этой войне политика должна превалировать над военными соображениями. Так что это была его ошибка. И ладно бы просто ошибка — Вольдемар вряд ли его серьезно за нее накажет. Понимает же, что все еще неопытны. Главное было в другом — возможный титул барона, в котором он сейчас так нуждался. Чтобы титул снова мог стать реальностью, нужно совершить нечто такое, что перекроет его промашку. И Джером стал думать. Вот тогда он и вспомнил, насколько внимательно и вдумчиво князь подходил к поиску и анализу разной информации. Дворец, да, пока в руках заговорщиков, но ведь их дома и дворцы в городе. И вряд ли они не позаботились об их охране во время бунта. Так что не разграбили их… Даже если и разграбили — ценные бумаги обычно прячут в тайниках. И тут он вспомнил о некоторых контактах в столице, которые ему передал Крейс.

— Вдруг пригодится, — заметил тогда начальник СБ с ухмылкой.

Джером чуть не нагрубил ему в тот миг, но сдержался, вспомнив, что Вольдемар говорил об использовании в разведке разных людей, в том числе и неприятных.

В общем, одно зацепилось за другое, и родилась мысль провести тщательный обыск всех домов заговорщиков, начав с уже казненных, решив, что эти жаловаться не будут, а после подавления бунта о них постараются забыть как можно быстрее. Поэтому он и выступил с идеей патрулирования города силами войск Вольдемара. Остальные с этим поспешили согласиться — шанс оттереть этого выскочку с первых ролей и выставить себя главными в подавлении бунта. Глядишь, и король заметит.

Джером мысленно только посмеялся над этой спесью благородных. Вот уж в чем он был уверен, так это в том, что князь никогда не упрекнет его за то, что позволил отодвинуть себя с первых ролей в таком деле. Ну пусть они там занимаются чем угодно, а он займется поисками того, кто руководил бунтом. Может, и не найдет, но наверняка ему попадется множество документов, которые можно будет использовать на благо герцогства.

И вскоре к нему потек первый ручеек разных писем, расписок, долговых обязательств. Подробно Джером еще не разбирал их, но даже то, что видел, уже его радовало. Теперь появилась возможность прищучить еще парочку знатных вельмож. Джером впервые по достоинству оценил слова Вольдемара о тайной войне и… Возвышенные Боги, ему начала нравиться эта игра, в которой все зависит не от тупых мускулов, а от твоего ума и ума исполнителей.

— Надо заняться подбором своих людей, способных на поиск разного тайного, — пробормотал он, задумавшись. — Постоянно полагаться на ночных королей как-то слишком… неблагоразумно.

Тут его и настигло известие, что капитан Торвальд и остальные организовали штурм дворца и умудрились потерпеть поражение. Совершенно не критично, тем более что у защитников совершенно не было сил, чтобы организовать прорыв. Но сам факт… Джером покачал головой и отправился на совещание, которое спешно созывал капитан Торвальд. Нужно выяснить подробности. Да еще и от Конрона нет никаких известий…


Глава 22 | Князь Вольдемар Старинов: 3.Обретение дома | Глава 24



Loading...