home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Делмар смилостивился только поздним вечером. Он отправился в лабиринт и вывел несчастных потеряшек. Филбрет дрожал от холода, его усадили на кухне возле очага и сунули в руку кружку с горячим чаем. Магда же, несмотря на то что тоже продрогла, была в весьма хорошем расположении духа. Она даже не спросила, где ее маленькая воспитанница. Все ее мысли были заняты месье Филбертом.

– Оградите меня от этой сумасшедшей. – Учитель поперхнулся чаем, увидев, что на кухню входит Магда. – Она прижала меня к стенке и лезла в штаны, вульгарная особа!

– Дорогой, ты просто перенервничал, я же говорила тебе, что нас найдут. – Голос няни был сладкий, словно патока. – Нужно назначить дату свадьбы, я сейчас же сяду писать письмо родителям с замечательной новостью.

– Еще чего! – месье Филберт взвизгнул, как барышня, и разлил на себя чай. – Милейшая, у вас помутился рассудок? Я, кажется, не делал предложения руки и сердца.

– Но как же? Вы меня скомпрометировали и теперь обязаны жениться, – ничуть не смущаясь, заявила Магда. Она буквально пожирала глазами месье Филберта. – Мы несколько часов провели наедине, люди бог весть что могут подумать.

– Пусть думают, что хотят, – дернул плечиком месье Филберт. – Я и пальцем вас не тронул. Мне и во сне не приснился бы такой кошмар.

– Филбертик, дорогуша, перестань кокетничать, – проворковала Магда.

– Если понадобится, я обращусь к доктору за свидетельством вашей непорочности, – вскричал изрядно напуганный гувернер.

– И что же доктор найдет? – вкрадчиво поинтересовалась Магда. – Каюсь, девственности давно нет. Но уверяю тебя, это прошлое и ничего не значит для меня, теперь лишь ты, голубь сизокрылый, безраздельно царишь в моем сердце.

Филбер упал со стула и проворно отполз под стол.

– Прошу вас, скажите мне, что это сон, – завопил он.

Делмару надоела эта комедия. Он одним рывком вытащил запуганного учителя и отправил в его комнату. Магду же ждал неприятный разговор. Мистер Ривс не мог ее уволить, потому что формально она работала на семью де Верон, однако он решительно настаивал на том, чтобы леди Фелисити рассчитала нерадивую няню. Но, кажется, Магду мало волновало грядущее увольнение, она летала в облаках и строила планы относительно будущей свадьбы.

Когда я покидала кухню, слуги делали ставки, сможет ли няня затащить под венец гувернера. Победили скептики. Утром Грейс сообщила мне, что комната месье Филберта пуста. Он собрал свои пожитки и поздней ночью сбежал из замка. Так, к глубокому смятению свекрови, я осталась без учителя великосветских манер. Искать нового преподавателя времени уже не было.

– Представляете, миссис Каринтия, месье Филберта и след простыл, – вздохнула горничная. – Жаль, очаровательный был молодой человек. Он даже жалованье не попросил, улизнул под покровом ночи.

– Тут не только про деньги забудешь, – хмыкнула я. – Бедняга чуть не поседел от перспективы назвать Магду своей женой. Кстати, как она?

– Ждет почтовую карету, чтобы отправиться в город, – усмехнулась Грейс. – Вслед за любимым.

– Боже, дай силы месье Филберту спрятаться от этой дамы!

Вместе мы еще немного посмеялись над нелепой ситуацией и посочувствовали несчастному. После завтрака я, как обычно, спустилась в гостиную, где меня ждал сюрприз.

На софе, изящно выгнув спину, сидела миссис Камбер, самая популярная и стильная модистка столицы. Рядом с ней была ее светлость, она держала в руках рисунки с эскизами нарядов и горячо обсуждала фасоны бальных платьев.

– Понимаете, мы должны затмить всех. – Глаза моей свекрови горели энтузиазмом.

– А вот и наша красавица, – жеманно растягивая слова, произнесла миссис Камбер и, привстав, сделала книксен в мою сторону.

– Ну не красотка, конечно, – покачала головой свекровь. – Но вы должны постараться, чтобы наряд компенсировал все недостатки.

– Ох, вы скромничаете, ваша светлость, – улыбнулась миссис Камбер. Ее светлые волосы были взбиты в высокую прическу, сама дама была одета в вызывающе красное платье, украшенное вышивкой и россыпью кристаллов, совсем неподходящий туалет для разгара дня. Я слышала от своей подруги Эммы, что попасть в ателье этой модистки уже было настоящей удачей, приходилось записываться за два месяца, и то не факт, что вас примет сама хозяйка, а не ее многочисленные помощницы.

Миссис Камбер окинула меня профессиональным оценивающим взглядом.

– Бледная кожа, русые волосы, голубые глаза, – принялась она перечислять. – Я предлагаю остановить выбор на лиловом или серебряном цвете.

– Вы успеете за столь короткий срок? – нахмурилась герцогиня. – Ведь бал уже завтра вечером.

– Вы же понимаете, что создание одного наряда – это кропотливый труд, порой на одну вышивку мастерицы тратят несколько месяцев, – улыбнулась модистка. – Я создаю шедевры, а не ширпотреб.

– Цена не имеет значения, главное, блеснуть так, чтобы у придворных глаза полезли на лоб от зависти, – нахмурилась ее светлость. – Я обратилась к вам как специалисту высшего класса.

– Ох, я весьма польщена столь лестным замечанием, – притворно охнула миссис Камбер. – Конечно, у меня есть несколько заготовок. Прекрасные наряды, даже, не побоюсь этого слова, шедевры, которые еще никто не видел. Я готовила их, чтобы показать принцессе Шарлотте, она не любит долго возиться с эскизами и фасонами. Есть одно потрясающей красоты бальное платье, белое, расшитое серебром и снежными кристаллами. Осталось только подогнать наряд по фигуре леди Каринтии и вшить шнуровку.

– Отлично, мы берем, – засияла герцогиня. – Я сейчас посмотрю иллюстрации, отмечу, что мне нравится, пока ваши девочки будут снимать мерки с Каринтии.

– Ваша светлость, мне нужно раздеться.

Я покраснела, поглядывая на двух незнакомых девушек, одетых, словно два матраса, в два одинаковых платья в голубую полоску.

– Каринтия, тут никого нет, лакеи без стука не войдут, а месье Филберт, как ты уже наверняка знаешь, имел наглость покинуть нас, – отмахнулась свекровь. – Да и он, кажется, был не по женской части, слишком уж у него слащавая внешность.

Я тяжело вздохнула. Молчи, Каринтия, и терпи, никаких язвительных замечаний в адрес уважаемой светлости. Пусть развлекается, забавляясь со мной. Я сама виновата, нужно было выбирать того толстяка, а не герцога Левиргейла. Хотя, если уж честно признаться, Делмар был в сто раз привлекательнее: подтянутая фигура, красивое лицо, мягкие пшеничные волосы, в которые так и хочется запустить руку. Эх, что-то меня понесло…

Я осталась стоять посередине гостиной в одном корсете и панталонах.

– Возьму на себя смелость записать в список еще нижнее белье. – Миссис Камбер вздернула левую бровь и кивнула в мою сторону, намекая на непрезентабельный вид.

– Надеюсь, Каринтия все же не будет на балу задирать юбки и демонстрировать всем панталоны, – скривилась свекровь. – Но конечно, если уж обновлять гардероб, то будем брать все, вплоть до чулок и туфель. Моя семья не ударит в грязь лицом перед всем светом.

– Ну что вы, такую очаровательную леди ждет успех, – расплылась в сладкой улыбке модистка. – Давайте сейчас обсудим весь заказ, и я вечером пришлю счет с посыльным. У нас есть лимит на денежные средства?

– Нет, – отчеканила герцогиня. – За все платит мой сын, а он предпочитает все по высшему разряду и не привык экономить.

– Хорошо, думаю, мы уложимся в полторы – две тысячи фунтов.

Я чуть в обморок не грохнулась, да это же целое состояние. Если после развода еще придется выплачивать компенсацию за наряды, я и за всю жизнь не рассчитаюсь с мистером Ривсом.

Невеселые размышления прервал визг одной из помощниц модистки. Девушка вскрикнула и попыталась прикрыть меня собой.

Я испуганно оглянулась и увидела в дверях Делмара. Рядом с ним стоял Ардет и ошарашенно взирал на нас. Я почувствовала, как щеки загорелись от стыда. Вот уж действительно, прекрасная встреча, я стою на табурете практически голая, словно чучело на поле.

– Что здесь происходит, черт вас подери? – выругался мистер Ривс.

– Делмарчик, милый, мы выбираем наряды для твоей супруги, – проворковала его матушка и, проворно вскочив, подбежала к сыну, дав себя поцеловать в щеку, а Ардету протянула руку.

– Каринтия, великолепно выглядите, – проговорил друг Делмара, стараясь не поднимать глаз в мою сторону, видимо, застать чужую жену в нижнем белье все же не входило в планы Ардета.

– Почему в моей гостиной? – проворчал мистер Ривс. – Мы хотели обсудить дела, немного выпить. Ты же знаешь, что утром в окна моего кабинета светит солнце и мешает сосредоточиться.

– Может, вы все же уберетесь отсюда? – взмолилась я, тщетно пытаясь скрыться за юбкой одной из девушек.

– А может, лучше вы найдете себе другое место, для того чтобы выбирать тряпки, – проворчал мистер Ривс, за что получил катушкой ниток по голове.

Я еще схватила со стола образцы тканей и стала кидать их в мужа.

Делмар выхватил у Ардета кожаную папку и пытался закрыть лицо, опасаясь, видимо, еще одного меткого удара. Но рука у меня верная, пару раз попала прямо в лоб супруга. Этот бой оказался за мной, Ардет ретировался первым, а мистер Ривс выскочил вслед за ним.

– Да, странная встреча супругов, – задумчиво протянула миссис Камбер.

– Давайте добавим в список панталоны из кружев и сорочки с тонкими лямочками, – неожиданно заявила моя свекровь и, немного поразмыслив, добавила: – Прозрачные.

Я нехотя вернулась на табурет и позволила снять остальные мерки. Немного напрягал энтузиазм ее светлости подложить меня под Делмара. Я нервно хихикнула. Знала бы герцогиня, что ее сынок меня терпеть не может. Даже если бы я захотела, мне не удалось бы проникнуть в постель супруга. Никогда он не заинтересуется мной. Я простая девушка, словно пень от клена. Делмар же привык к отполированным статуэткам из ценных пород древесины, таким, как Женевьева.

– Он скоро станет алкоголиком, – неожиданная заявила я, чтобы разрядить обстановку. – Часто выпивает, даже будучи один, без компании. Это верный признак пагубного увлечения.

– Джентльмены любят обсудить дела за стаканчиком виски, – заявила миссис Камбер.

Герцогиня сделала большие глаза, явно намекая, что подобные разговоры не для посторонних. Я прикусила язык, опять ляпнула не подумав. Давно пора научиться сдерживать себя, дабы не провоцировать сплетни в обществе. Ох уж этот высший свет, любой чих, выходящий за рамки придворного этикета, – и ты уже персона нон грата.

– Смерть Оливии слишком сильно повлияла на его душевное спокойствие, – притворно вздохнула свекровь. – И сейчас прямая обязанность Каринтии вернуть ему в сердце покой.

Последние слова ее светлость произнесла с нажимом, давая понять, что от этого напрямую зависит уж если не моя жизнь, то здоровье точно. Я сглотнула ком, появившийся в горле. Нужно выбрать момент и поговорить с Делмаром, пусть угомонит свою матушку, объяснит, что наш брак – досадная ошибка, не будет никаких «долго и счастливо», а развод дело решенное и неизбежное.

Когда миссис Камбер закончила свою работу, она забрала помощниц и покинула дом. Я тоже собиралась укрыться в своей комнате, но прямо перед выходом заметила, что на полу валяются бумаги. Вначале я подумала, что модистка оставила эскизы платьев, но, приглядевшись, увидела, что на них изображен портрет незнакомого мужчины. Рисунок был мастерски выполнен акварельными красками, художник постарался на славу. Мужчина на портрете был определенно красив: блондин, глаза светло-оливкового цвета, загорелая кожа. Запоздало я поняла, что, скорее всего, рисунки выпали из папки, когда Делмар отбивался от моих импровизированных снарядов. Я подхватила бумаги и отправилась на поиски мужа. Верну ему рисунки и выскажу свое недовольство по поводу притязаний его матушки.

После небольшого допроса прислуги Делмар нашелся в библиотеке. Они сидели с Ардетом в креслах возле погасшего камина и неспешно переговаривались. Я постучала о дверной косяк, привлекая к себе внимание.

– Не понимаю, зачем стучать, если вы уже вошли, – недовольно поморщился Делмар.

– Каринтия, рад видеть вас одетой, – буркнул Ардет. – Вернее, я всегда рад видеть вас, но в одежде еще больше.

Мой муж одарил сконфуженного друга таким холодным взглядом, что тот моментально взял себя в руки и сел ровно, как будто проглотил линейку.

– Мистер Ривс, вы обронили в гостиной, – я протянула Делмару бумаги.

– Спасибо, что подобрали, – тут же поблагодарил Ардет. – Это подозреваемый по делу леди Оливии. Кажется, ваша заслуга в том, что мы имеем его приблизительный портрет, тоже есть.

– Так вы пообщались с милейшей болтушкой Эстер, – улыбнулась я, чувствуя, как в груди теплой волной разливается самодовольство.

– Да, пришлось, – усмехнулся Ардет. – Правда, мисс Тейлор потребовала с меня грамоту от лица Ордена на гербовой бумаге с печатью.

– Ой, это я ей пообещала, – призналась я и закусила губу, опасаясь гнева мистера Ривса.

– Впредь попрошу никогда не прикидываться сотрудницей Ордена и не вести беседы со свидетелями. – Он смерил меня хмурым взглядом. – Вы свободны, Каринтия, можете идти.

– У меня еще одно дело, – проговорила я, не зная, как начать разговор.

– Еще раз повторяю, вы отвлекаете нас, – резко проговорил мой супруг.

– Я не смогу полностью компенсировать вам затраты на мой новый гардероб, – выпалила я, чтобы сразу обозначить свою позицию на этот счет. – Это затея вашей матушки накупить мне платьев, я не просила ее о такой услуге.

– Вот как. – Мистер Ривс посмотрел на меня уже с интересом. – Вам не нужны новые наряды, красивые платья, шляпки, чулки?

– Нужны, конечно. – Я поджала губы, удивленная его насмешливым тоном. – Только я предпочитаю делать покупки по средствам и смогу заплатить лишь сто фунтов за одежду. Это все, что у меня есть.

– Я вас понял, мисс Эвинсель, – кивнул Делмар. – Можете быть спокойны, я не такая скотина, как вы обо мне думаете, и не потребую вернуть деньги, потраченные на вас.

Я облегченно вздохнула и, развернувшись, последовала к дверям.

– Странная она все-таки девушка, – послышался за спиной тихий голос мужа. – Обычно дамы, не стесняясь, требовали с меня подарки, дорогие украшения, а эта собирается компенсировать деньги, потраченные на тряпки, которые к тому же заказала для нее моя матушка.

– Возможно, она не хочет быть у тебя в долгу, – сделал предположение Ардет.

– А мне, наоборот, хочется, чтобы Каринтия была у меня в долгу, – хмыкнул Делмар. Но эту фразу я уже не услышала, так как бежала в свои покои.


Глава 19 | Смертельный способ выйти замуж | Глава 21



Loading...