home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Как ни посмотри, но пока что кампания в Малайзии шла довольно удачно. Да, кто-то кивнул бы на Сибу, однако это не было проблемой. Скорее, даже удачей. Возможно, нам нужно было самим организовать нечто подобное. Погибших, несомненно, жаль, но, во-первых, это их работа, а во-вторых – мы не виноваты. Командование по-настоящему пыталось их спасти. Организуй мы сами затык в наступлении, и жертв бы не было. Или они были бы небольшими. А ещё неудача у Сибу не являлась проблемой, потому что засаду мы всё же нашли. Будь иначе, и я говорил бы совсем иное.

Ещё одной неприятностью были корабли Нагасунэхико, но в будущем, не сейчас. В будущем вообще будет очень трудно. Добавятся и англичане, и клан Хейг, теперь ещё и Нагасунэхико, а возможно, и Охаяси. Но опять же – пока что кампания шла удачно, да и насчёт Охаяси можно поспорить. Не полезут же они против нас сразу? Это и им не нужно, и для Нагасунэхико позорненько. В целом строить планы насчёт Охаяси – да и Нагасунэхико – здесь и сейчас очень сложно, и делать я это начну уже после отпуска. Съезжу в Токио, пообщаюсь с людьми, разузнаю что почём, там и с планами определюсь. Хотя это и не мешает мне уже сейчас думать и предполагать.

А ещё приходилось терпеть. Например, понедельник начался с того, что один из кораблей Нагасунэхико прошёл совсем близко от порта Мири. Потрясающая наглость. Продефилировал мимо порта, не обращая внимания на береговые орудия и один из наших корветов, направившийся в его сторону. Срать им было на всё это, потому что Нагасунэхико знали – мы не можем позволить себе ни одного выпущенного в их сторону снаряда. Во всяком случае, не из-за того, что они решили потрепать нам нервы.

– Ну вы ведь должны понимать, Аматэру-кун, что эта территория и прилегающие к ней водные пространства станут вашими лишь через полгода, – заливался соловьём командир корабля Нагасунэхико. Двоюродный племянник главы клана, между прочим. – А пока что это всё же земли Мухамада Пятого Фарис Петры. И если кто и должен предъявлять нам претензии, то это он, – и после небольшой паузы: – А не вы.

Сдержав раздражение, я лишь положил ногу на ногу и поправил гарнитуру на голове.

– Вот вы вроде взрослый, из древнего клана, а простейших вещей не понимаете, – произнёс я, покрутившись в кресле одного из связистов. – У Мухамада Пятого есть лишь право забрать то, что когда-то принадлежало ему. Точно так же, как и у вас есть право забрать то, что когда-то принадлежало Мухамаду Пятому. Улавливаете мысль? – и тут же, чтобы он не успел ответить: – Вряд ли, поэтому поясню – вы находитесь в территориальных водах, которые вам не принадлежат. На военном корабле. И всё, что вы можете, это оспорить принадлежность этих территорий или попросить права прохода. У местных вы ничего не просили, значит, что?

– Похоже, вам плевать на эдикт Императора, – произнёс Нагасунэхико.

Это он меня так с толку сбить попытался? Потому что у него получилось.

– Прошу прощения, но причём тут эдикт, и как на него вообще можно наплевать?

Судя по паузе, взятой Нагасунэхико, и его последующим словам, мужик просто сам затупил и ляпнул не подумав, а теперь пытается найти нужные слова для ответа.

– Хм, думаю, вы и сами можете найти ответ на свой вопрос, а если не сможете, то, право слово, это проблема не нашего клана.

Самое интересное, что будь я чуть больше подростком с чуть большим уважением к старшим, я и правда мог броситься искать этот ответ. И мучиться потом, чего же я не увидел, чего же не понял. Но мне плевать на этого человека, его возраст и социальное положение. Я читал эдикт и там нет ничего, что можно нарушить. Разве что не отдавать часть земель Императору… Но и это всего лишь пояснение способа, как государство будет гарантировать защиту новых Родовых земель от других стран. Не хочешь – не отдавай. Император всё равно признает земли за твоим Родом, но не более. Весь эдикт – это пояснение к императорскому разрешению. Что там нарушать?

– Понятно, – произнёс я. – Попытка перевести тему была так себе. А теперь будьте так любезны покинуть территориальные воды Альянса Шмитт. Или мне вновь пояснить вам, что такое право силы, и кому принадлежат эти земли?

– А я вам вновь повторю, что эти земли принадлежат малайскому королю, а не вам. Или на мировые законодательные нормы вам тоже плевать?

– Ха-а-а… – вздохнул я показательно в микрофон. – Боги, кто только дал человеку со справкой командовать кораблём? – и, не дожидаясь возмущения, тут же продолжил: – А-а-а, понял! Естественно! В клане Нагасунэхико просто не может быть дураков на столь высоких постах. Конечно же. Вы просто заключили договор с Мухамадом Пятым и теперь работаете на его стороне. Да. Теперь всё становится на свои места. А вы весьма коварны, Нагасунэхико-сан.

– Не мели ерунды, Аматэру, – процедил он в ответ. – Ты буквально в шаге от прямого оскорбления.

Ну ещё бы. Обвинения в работе японского клана на малайского короля мало кому могут сойти с рук. Ах да, забыл добавить отягчающие – работа направлена против другого японского Рода. Ну или их Слуг. Тема, на самом деле, непростая, но в данном случае действий Нагасунэхико не поняли бы. Я имею в виду свои, японцы.

– Ну а какая ещё причина может заставить вас столь нагло заявиться в чужую акваторию?

– В данном случае, – ответил Нагасунэхико, взяв себя в руки, – мы всего лишь расходимся во мнении, чья именно это акватория. Через полгода наше появление здесь действительно выглядело бы весьма невежливо, но в данный момент это малайские земли и воды, а мы где хотим, там и ходим. Нам глубоко плевать на Мухамада Пятого.

– Ну так идите и действуйте на нервы ему, – ответил я. – Или вам наплевать не только на него? Судя по всему – не только, раз вы вступили в полемику.

Его положительный ответ, точнее, подтверждение того, что клану Нагасунэхико плевать на Аматэру, не развяжет мне руки прямо сейчас, увы. Но в будущем запись данных переговоров может сослужить неплохую службу. К сожалению, капитан не дал мне и этого.

– Что ж, раз мой одинокий корабль действует вам на нервы, я не стану более мозолить вам глаза. Не думал, что здесь сидят истерички.

По краю прошёл, засранец. Впрочем, я сегодня тоже не был пай-мальчиком.

– И эти истерички держат вас под прицелом, так что поторопитесь, – заметил я. – Не дай боги, у кого-то палец дрогнет.

– Да-да, уже уходим. Всего хорошего, Аматэру-кун.

– И вам, Нагасунэхико-сан, – откликнулся я и снял я гарнитуру с головы. – Если эти ушлёпки хотят меня взбесить, то они идут в правильном направлении.

– Вполне может быть, этого они и хотят, – пожал плечами Святов. – Один неправильный приказ, отданный под влиянием чувств…

– Это да, – согласился я с ним.

– Аматэру-сама, – привлёк моё внимание один из связистов. – На связи Беркутов-сан.

Именно тогда я и узнал, что Жень-Жень всё-таки нашёл засаду малайцев. В целом, если не считать досадного инцидента с Нагасунэхико, вся неделя прошла под девизом «Захвати Сибу». И это притом, что сам город, в принципе, нам был не нужен. Но раз уж вызов брошен, пусть и малайскими СМИ, а не вооружёнными силами, мы не могли его не принять.

Засада, как мы и предполагали, обнаружилась в пределах зоны ответственности Токугава. Не на их территории, к счастью, – не хотелось бы ещё и с ними воевать, что, несомненно, пришлось бы делать. Как ни крути, а проворонить группировку противника на своих землях, это надо совсем слепым и тупым быть, чего о Токугава не скажешь, а значит, случись подобное, можно смело говорить о сговоре. Но и то, что оказалось в реальности, было довольно крупным проколом наших «соседей». Считай, под носом у них малайцы сидели. Обосновалась засада у небольшой речушки, которая расширяясь шла аж до Сибу. Тяжёлую технику по ней не протащишь – мелковата, во всяком случае, та часть, где сидели малайцы, но у них и не было тяжёлой техники, а то, что было, можно достаточно быстро перебросить нам в тыл. Точнее, в тыл осаждающей Сибу армии. Что же у малайцев имелось? Около тысячи бойцов и трёх сотен тяжёлых пехотинцев! Под самым носом у Токугава, блин. Естественно, все они были хорошо обеспечены. Основным ударным кулаком у засадного отряда были МПД, знакомые мне ещё по войнушке со Змеем старенькие МК8 и МК7М. Первые – тяжёлые МПД, вторые – средние. При поддержке простой пехоты делов эти ребята могли наворотить немало. Особенно если в спину ударят. Особенно – если остатки армии Джабира собираются в кулак и явно готовятся поддержать Сибу.

– Если так пойдёт и дальше, осада Сибу превратится в генеральное сражение за Восточную Малайзию. Оно нам надо? – спросил Беркутов, когда мы собрались в штабе Центральной базы.

И вопрос его, кстати, был не риторическим.

– Мы тут уже почти полгода… – произнёс я задумчиво. – Если англичане собираются вмешаться, они уже должны начать сбор войск. Займёт это пару месяцев с учётом переброски сил в Малайзию.

– Тогда у них будет всего четыре месяца, чтобы выбить нас отсюда, – заметил Добрыкин. – Так что вряд ли они будут так тормозить. Думаю, переброска войск займёт у них месяц, а там уже будут подкрепления подкидывать.

– Это с нашей стороны «всего четыре», – отмахнулся Щукин. – А с их стороны «целых четыре».

– Да в общем-то, плевать, – вздохнул я. – Главное – сколько именно они пошлют сюда войск. Если решат играть по-взрослому, то нас и за четыре месяца прижучат.

– За пару месяцев серьёзные силы они сюда не перебросят, – покачал головой Добрыкин.

– Гадание на кофейной гуще, – поморщился Щукин и, глянув на меня, произнёс: – Ты вроде говорил, что узнаешь, когда англичане начнут действовать.

– Это не так уж сложно, – кивнул я. – Если только они не станут секретничать, в чём я сомневаюсь. Движение войск будет заметно, а вот сколько именно они пошлют, станет известно в последнюю очередь. Это если они нас хоть во что-то ставят.

– И как они там? – спросил он.

– Тишина, – пожал я плечами.

– Надо учитывать, – подал голос Беркутов, – что англичане придут только после того, как их позовут.

– Что произойдёт максимум через месяц, – кивнул я. – В конце концов, считать не только мы умеем.

– Значит, все наши усилия оттянуть этот момент тщетны? Ничего не получилось? – спросил Щукин.

– Не совсем, – вздохнул я с кривой миной на лице. – Нам всего-то и надо – отойти на прежние позиции и тихонечко сидеть. В идеале после того, как пошумим у Сибу.

– Нас же тогда на полмира объявят слабаками и неудачниками, – произнёс Щукин. – И всем будет плевать на реальное положение дел.

– Это простые люди так будут думать, – заметил я.

– Но их миллиарды, – ответил он коротко.

– Вряд ли здешняя войнушка известна настолько, – возразил Щукину Добрыкин.

– Ой, ну ладно, пусть будут десятки миллионов, – хмыкнул тот. – Сейчас. Но вряд ли наш шеф оставил идею основать свой клан, так что о нём вспомнят.

– Какая разница, что о нас пишут за рубежом? – спросил Добрыкин. – Главное, в Японии будут знать реальное положение дел.

– Это понятно, – отмахнулся Щукин. – Я просто смотрю на ситуацию с разных сторон.

– Что там с системой обороны наших территорий? – поинтересовался я у Бокова.

– Через пару месяцев закончим, – ответил он. – А если поставки вооружения и припасов будут идти прежними темпами, то ещё через месяц заполним спрятанные склады. То есть закончим их заполнять, – уточнил он.

Значит, к приходу Хейгов мы будем готовы. Но не более.

– Я думаю, никто не станет спорить с тем, что англичане в любом случае придут? – спросил я всех. – В принципе, мы можем отойти, и это даст нам пару месяцев. Возможно, три, но это скорее от подвешенности моего языка зависит. Но они всё равно придут. Месяц-два нам так или иначе с ними воевать. Может, мы и выстоим, но территории наши точно ужмутся. Проблема в другом – составляя планы, мы не учитывали клан Хейг. Да и Нагасунэхико со счетов сбрасывать не стоит. Но даже если забыть про последних, Хейги-то уж точно придут. Тем не менее паниковать рано. Более того, план, как ни странно, всё ещё работает – англичане сидят тихо, а малайцы думают, что смогут с нами справиться. Да, не трогать Сибу и отойти назад было бы надёжнее, но мы будем придерживаться старого плана – нам просто необходимо подстегнуть японские кланы к действию. Если мы отойдём, то это, скорее, успокоит их – они ведь тоже не дураки, тоже знают, что англичане придут. Поэтому будем форсировать план. Сначала вы возьмёте Сибу, а потом вышвырнете остатки королевских сил из Восточной Малайзии. Здесь должны остаться лишь простые аристократы, придерживающиеся нейтралитета. Нам необходимо контролировать эту часть Калимантана. Полный контроль, но без обозначения новых границ. Когда альянс Кояма появится здесь, мы должны отступить без урона чести.

– То есть работаем по максимуму? – уточнил Добрыкин.

– Мы сидим тут уже полгода, господа. Да, пора работать по максимуму, – ответил я. – Для тебя, Щукин, тоже работёнка найдётся. Пожалуй, я даже возьму тебя в Токио с собой… Да, с этого и начнём. Шимамото-сан, что там с местными аристократами? – поинтересовался я, разглядывая документы перед собой.

Что-то там такое было…

– Про всех местных не скажу, – начал тот, – но в засаде сидят люди из восьми Родов города Сибу. Они даже не скрываются. Каждый из них вывесил флаг над своей палаткой.

– Только Сибу? – уточнил я.

– Об этом говорят и ваши контакты, и мои в Бинтулу, – кивнул он. – Рода Бинтулу вообще сразу открестились от этих личностей. Налицо частная инициатива аристократов Сибу.

– Будьте готовы провернуть то же самое, что и с Бинтулу, только на всю Восточную Малайзию. Я официально не претендую на собственность и земли местных аристо, но пусть они обозначат, что им принадлежит. Я в это время, скорее всего, буду в Токио, так что разбираться с этим вам, герр Шмитт.

На что Клаус молча кивнул.

– Славная шутка, – усмехнулся Шимамото. – Резня будет та ещё.

Что я не понимаю – с чего бы им устраивать резню между собой? Но как показала практика, такое имеет место быть. Правда, после захвата Бинтулу местные аристо резались кулуарно, скажем так. Не вынося сор из избы и стараясь не устраивать баталий. Что будет, когда этим займутся все аристократы Восточной Малайзии, я даже не знаю.

После того совещания я собирался просто сидеть на Центральной базе и наблюдать, как наши войска захватывают Восточную Малайзию. Попутно обдумывая в очередной раз план, который я собирался поручить Щукину… Тут надо уточнить. Я собирался организовать отряд, который нападёт на остров Хейгов и угонит стоящий там эсминец. Кораблик мне был нужен не то чтобы до зарезу, но очень сильно. Технически нечто подобное можно и купить, но на практике у меня не было таких денег. Все свободные средства вбуханы в войну. Оставалась Родовая казна, но там… Стоимость эсминца и есть все свободные деньги Рода. А ведь даже если Щукин уведёт корабль, его ещё содержать нужно на что-то. Плюс редкость такого товара, плюс этого самого эсминца лишатся мои враги. Но организацией данной операции я буду заниматься уже в Токио. Отряд будет работать от лица Рода, так что малайские ограничения идут боком. В конце концов, конфликт с кланом Хейг к альянсу простолюдинов и ритуалу не относится. Могу делать, что хочу.

Так вот, обдумывая в очередной раз, что и как делать, мне в голову пришла интересная мысль – хорошо бы перед самой операцией взбаламутить сидящие на острове силы Хейгов. Заставить их двигаться. Чтобы они, к примеру, отправили часть сил в другое место, но не к нам. Переключить их внимание на что-то другое. Но тогда они только усилят защиту… Вот и что сделать, чтобы они расслаблены были и от нас отвлеклись? Им нужен противник, но слабенький, а главное – где его взять мне? Как я могу заставить их воевать хоть с кем-то, да ещё и спустя рукава? А ведь только так и надо, иначе всё только хуже станет. Встревоженный противник – это не то, что нам нужно. И вот когда я уже ухмыляясь качал головой, признавая, что до гениев, находящих ответы на любой вопрос, Максимке далековато, меня озарило. Прям щёлкнуло что-то в голове. А ведь у меня есть чем отвлечь Хейгов. Есть, чёрт возьми! Тут и гением не надо быть, всё до нас приготовлено, главное было вспомнить.

Так как сидеть постоянно на Центральной базе особого смысла не было, – хоть и хотелось быть поближе к готовящейся операции по осаде Сибу, – я отправился на Главную. Именно там был человек, с которым я решил перекинуться парой слов.


* * * | Осколки маски | * * *



Loading...