home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Бранда я увидел ещё из машины. Подросший пёс стоял в воротах особняка и, словно вертолёт лопастями, крутил хвостом. Комком тьмы его уже назвать было сложно, так как вырос он знатно, теперь это клякса тьмы или пятно тьмы. Дожидаться меня в воротах он не стал и, стоило мне только выбраться из машины, тут же рванул в мою сторону.

– Ну здравствуй, псина, здравствуй, – улыбнулся я, присев перед ним на корточки, и начал его почёсывать и похлопывать. – Вот ведь ты раскабанел, ещё немного, и совсем взрослым будешь. Да, да, я тоже рад тебя видеть. Бандюган ты мой.

Стоять на месте он по определению, не мог. Крутился, вертелся, падал на бок, вскакивал, облизывал мои руки, тянулся к лицу и, буквально на грани слышимости, повизгивал. Правда, долго это продолжаться не могло, так как меня ждали, и не кто-нибудь, а сама старейшина Рода. Пройдя через ворота, ежесекундно опасаясь споткнуться о мельтешившего в ногах Бранда, я остановился перед Атарашики.

– С возвращением, – чуть улыбнувшись, произнесла она.

– Я дома, – произнёс я, слегка поклонившись. – Как вы тут без меня?

– Да уж не скучали, – ухмыльнулась она. – Ванна готова, но сначала дай-ка я тебя обниму.

Вместе с Атарашики меня встречали две молодые служанки, Раха с Эрной, главный слуга особняка старик Ёсиока, Казуки и несколько охранников, рассредоточившихся по двору. Идзивару отсутствовал, но его я нашёл во внутреннем дворике, устроившимся на ветке старой сакуры.

– Как ты тут? – спросил я, почёсывая кота за ухом. – Бдишь?

На что он, прищурившись, повёл головой, подставляя мне другое ухо. А вот Бранд у моих ног ворчливо гавкнул.

– Да ладно тебе, это он на публику такой ленивый.

– Он и не на публику такой, – произнёс у меня за спиной Казуки.

В ответ Идзивару лишь фыркнул.

– Вы с ним поссорились, что ли? – спросил я Казуки.

– Да нет, – пожал тот плечами. – Это я объективности ради.

– Тогда ладно, – улыбнулся я. – Что у тебя с тренировками? Фокус освоил?

– Нет, господин, – ответил он слегка расстроенно. – Но чужой взгляд ощущаю довольно уверенно.

Немного странно. Хотя…

– Спрошу по-другому, – произнёс я. – Ты хоть немного время научился замедлять? По своему желанию.

Выглядел он в тот момент действительно расстроенным. Весь из себя поникший, с опущенной головой.

– Немного – да, – ответил он, подняв голову. – Но очень недолго. Вряд ли это можно назвать – «освоил».

– Вообще-то, именно так это и надо называть, – хмыкнул я улыбаясь. – Пусть недолго, но ты сам активируешь Фокус. А вот спонтанная активация – это не более чем… – замолчал я, подбирая слова. – Естественная реакция организма на стрессовую ситуацию. Не беспокойся, первый шаг ты сделал, остальное оставь тренировкам. Ну, а с чувством взгляда ты вообще молодец, ещё немного, и можно будет учить тебя отводить глаза.

– Когда это только будет, – проворчал он. – Вы же уедете скоро. Вот если…

– Нет, – прервал я его.

– Но…

– Нет. Все мы смертны, и если со мной что-то случится…

– Господин! – вскинулся он.

– Если такое произойдёт, Роду будет необходим другой Патриарх, – пояснил я, взлохматив его волосы. – И не заставляй меня повторять это в четвёртый раз. Всё, я пошёл мыться.

Обед я уже пропустил, но, естественно, голодным меня держать не стали, разве что ел я в компании одной лишь Атарашики, которая пила чай. Ну и Бранд у ног улёгся. Прибывшим со мной тоже перекус устроили, но они, само собой, обедали в другом месте. За столом мы ни о чём серьёзном не говорили – традиционно немного поцапались, обсудили токийские новости, то, как быстро растут собаки, как быстро могли бы расти дети, опять поцапались, потом немного об экономике и финансах. И уже после того, как я закончил есть, передислоцировались в её кабинет.

– Что ж, – произнёс я, развалившись в одном из её кресел. – Перед самым моим отъездом Нагасунэхико предъявили права на нефтяные платформы.

– Что? – замерла Атарашики.

Она в этот момент тоже устраивалась в кресле и замерла в несколько неестественной позе. Правда, ненадолго.

– Сообщать не стал, так как всё равно скоро дома был бы.

– Что значит – «предъявили права»? – требовательно спросила она, выпрямив спину.

– Окружили платформы своими кораблями, – поморщился я. – Даже если бы позволяла обстановка, с ними всё равно нечем воевать на воде.

– Пока на платформах наш герб…

– Нету там нашего герба, – прервал я её. – Моя ошибка. Думал, платформы по умолчанию идут вместе с землёй.

В тот момент я боялся, что Атарашики начнёт злиться и песочить мне мозг, но она только поморщилась и произнесла лишь одно слово:

– Досадно.

Естественно, на языке у неё вертелось гораздо больше, да и желание что-нибудь сломать наверняка было, но старая закалка не позволила ей сорваться.

– Вы прям кремень-женщина, Атарашики-сан, – вздохнул я. – Я вот стол в своё время таки сломал.

– Я бы тоже сломала, но этот, – провела она ладонью по столешнице, – подарил мне сын. – Да и дорогое это удовольствие – вещи в собственном кабинете портить.

Накал страстей немного поутих, можно и продолжать.

– У меня такой вопрос, – произнёс я, постукивая пальцем по подлокотнику кресла. – А не слишком ли это круто, отжимать у нас и будущего «виртуоза», и платформы? Они ведь должны понимать, что такого мы просто так не оставим. Война – не война, но вражда – точно.

– Хм, – задумалась Атарашики. – Ты не совсем прав. Пока что только платформы. Скорее всего, они со временем отступят от Эрны, но не преминут на это указать. Мол, так уж и быть, оставляем вам девушку, а вы забываете о платформах.

И в конце концов получится, что они на халяву получили нефтяные платформы. Вот просто так.

– Это слишком нагло и авантюрно.

– Если бы не ты, я бы утёрлась, – скривилась она. – Проглотила бы гордость, чтобы иметь хоть что-то. И они это знают. Возможно, и действуют, исходя из старых предпосылок.

– Это возможно только в том случае, если Родом управляешь по-прежнему ты, – заметил я.

– А иное сейчас мало кто допускает, – пожала она плечами. – Кроме того, что ты слишком молод… Скажем так, по мнению большинства, и они во многом правы, я не ввела бы в Род человека со стороны, если бы не могла его контролировать.

– То есть меня никто не учитывает? – удивился я.

– Не то чтобы никто, – повела она головой. – И не то чтобы не учитывает, но в целом – да. Пока ты в Малайзии, это не важно, да и в ином случае могло бы пойти нам на пользу, но кто ж знал, что у тебя всё будет идти так хорошо?

– Ладно, – произнёс я и потёр лоб. – Менять мнение окружающих сейчас уже поздно.

– Да и сделать мы ничего не можем. Разве что войну развязать, – покачала она головой.

Это да, к сожалению. Ещё одна война нам никак не нужна.

– Может, их вообще проигнорировать? – спросил я. – Изначально я хотел переговорить с Нагасунэхико, но можно ведь отправить их в игнор. После моего возвращения и объявления о Патриаршестве они сами приползут просить прощения.

– Приползут – вряд ли, – усмехнулась Атарашики. – Гордости у них за тысячелетия существования тоже накопилось немало. Могут и вовсе ничего не сделать. Однако ты прав, после твоего возвращения нам в любом случае будет проще вернуть платформы.

– Значит – игнор?

– Вряд ли у тебя выйдет, – хмыкнула она. – Точнее, вряд ли выйдет, если они захотят обратного. Пока ты в отпуске, тебе придётся помотаться по приёмам и званым обедам, и где-то там определённо будут Нагасунэхико.

– Ну и ладно, – дёрнул я плечом. – Первым я подходить к ним точно не буду. Ладно, с этим пока решили. Дальше у меня к тебе такое дело – надо в самое ближайшее время провести ритуал блокировки камонтоку. Мне, естественно.

– Простой вариант? – улыбнулась она.

– Конечно.

– Решил по девкам пройтись? – усмехнулась Атарашики.

Простой вариант блокировки подразумевает полное отсутствие камонтоку у потомства. Был бы этот способ идеальным, если бы не лёгкость снятия. Именно поэтому изгнанникам блокируют камонтоку вторым, более сложным ритуалом. Родовая способность при этом передаётся, но в таком же заблокированном виде. Ну и снять её могут только с помощью тех же артефактов, которыми и наложили.

– Ты кое-что забыла, – усмехнулся я в ответ. – Я Патриарх и могу контролировать, будет у меня ребёнок или нет. Ритуал мне в любом случае будет нужен, просто сейчас есть время. Не хочу потом париться с этим.

– Хм, – состроила она скептическую мину. – Ну как скажешь. Тогда завтра и съездим в Хранилище. И да, Синдзи, – произнесла она, резко ухмыльнувшись. – Не сдерживай себя. Любая служанка в этом доме в твоём распоряжении.

– Не любая, – уточнил я.

– Ах, да, Ёсиока. Но думаю, и там тебе не будет отказано. Впрочем, лучше будет, если ты сосредоточишься на семьях Каджо и Махито.

– Будут тебе «виртуозы», старая, будут. Просто дождись моей женитьбы, – проворчал я.

– То будут моими внуками, а то – внуки наших Слуг, – произнесла она поучительно.

– Там видно будет, – ответил я раздражённо.

На том, в общем-то, важный разговор и окончился. У меня – да и у неё, – наверняка были вопросы, которые мы могли обсудить, но это можно сделать и завтра, так что я не стал переводить на деловые рельсы вспыхнувшую перепалку и взаимные подначки. Последовавший за этим разговор больше не касался острых тем, так, обсуждение незначительных дел. Вот завтра – да, придётся обсудить всё на свете. Перед планированием дальнейших мероприятий это – обязательное условие.

Ближе к вечеру отправился к Кояма – Кагами навестить, Мизуки после клубных мероприятий встретить. В этот раз я не собирался подлавливать друзей и удивлять их своим появлением, достаточно просто созвониться и договориться о встрече.

Квартал Кояма не изменился ни на йоту, всё та же улица, всё те же собаки, которые пропустили меня, даже не гавкнув. Ну и, конечно же, всё та же Кагами, ожидающая меня у калитки своего дома.

– Здравствуй, Синдзи, – произнесла она, обняв меня ненадолго. – Отлично выглядишь.

– Я-то что, а вот вы скоро точно в богиню красоты превратитесь.

– Льстец, – улыбнулась она.

– А у меня вам подарок, – сказал я, протягивая небольшую коробочку. – «Те Гуанинь». Настоящий.

В прошлый раз я допустил ошибку и, заикнувшись о привезённом из Малайзии чае, не взял его с собой – пришлось потом подвозить. На этот раз подарок от Рода Тионг, принесённый буквально за час до моего отъезда на Главную базу, я захватил с собой сразу. Не весь. Пришлось разделить на три части – одну Кагами, вторую Джерноту, ну и третью – Атарашики. Уж не знаю, откуда у Тай Кинга такой редкий чай, – а я проверил в интернете, действительно, редкий, – но не подарить его Кагами и старику Шмитту я просто не мог.

– Ого, – заметила она, приложив ладонь к щеке. – Весьма ценный дар.

– Но вы ведь не будете отказываться? – улыбнулся я.

– Ну раз ты настаиваешь, – согласилась она, беря коробочку. – Мои запасы «Те Гуанинь» как раз заканчиваются.

Ну да, было бы странно, не будь у неё такого чая. А штука и впрямь отменная, настроение поднимает влёт.

Первым делом меня проводили не на кухню, как я ожидал, а в детскую. Похвастаться, что ли, решила? Маленький Шо сидел в детском вольере и стучал по полу синим кубиком.

– Вы только гляньте, кто у нас здесь! Сам Кояма Шо. Неужто ты был настолько суров, что тебя пришлось посадить в клетку? – только услышав мой голос, малыш бросил игрушку и протянул ко мне ручки. Посмотрев на Кагами, я спросил: – Можно?

– Конечно, – произнесла она улыбаясь.

Подхватив малыша, я слегка подбросил его на руках.

– Десять кило мяса и мышц. Чую, не поздоровится твоим врагам. Помнишь дядю Синдзи?

Судя по смеху и общей радости… Да бог его знает, может, и помнит.

– Шо у нас молодец, уже умеет самостоятельно стоять, – сказала с гордостью Кагами. – Скоро ходить научится.

– А не рано? Позвоночник не повредит?

– Нормально, – махнула она ладонью. – Ему восемь месяцев, так что всё в пределах нормы.

– Ты смотри, какие мы взрослые, – оценил я, крутя его в руках. – Уже скоро сможешь устраивать здесь террор. Советую сконцентрироваться на старшей сестре, та ещё заноза.

– Синдзи, – произнесла укоряюще Кагами. – Ох, не зря она тебя в детстве погремушкой по лбу колотила.

– Ага, – опустил я малыша на его место. – Так вот когда я начал её баловать.

Просидели мы в детской недолго, скоро должны были вернуться Мизуки с Шиной, а потом и Акено с Кентой, так что Кагами, а вслед за ней и я, переместились на кухню.

– Вот я и не знаю, стоит оно того, или не стоит? – продолжала она болтать, стоя ко мне спиной и время от времени переступая с ноги на ногу. – Может, лучше подобрать ей сверстника? Всё-таки Сашио на два года её старше.

– Зачем вам вообще эти Мори? – спросил я.

– А что не так? – повернулась она ко мне. – Древний, сильный, богатый Род. Шину всё равно из клана не выпустят, а тут вполне себе достойная пара.

– Но этот Мори Сашио, насколько я знаю, всего лишь «ветеран».

– Это официально, – улыбнулась она хитро. – На самом деле он скоро будет сдавать на «учителя», что в двадцать очень даже неплохо.

– И к чему тогда ваши сомнения? – усмехнулся я. – Вы же сами его выгораживаете.

– И правда, – вздохнула она, отвернувшись обратно к плите. – Всем парень хорош, но вот не лежит у меня к нему душа.

– Вам просто хочется своей дочери подкаблучника, – хмыкнул я.

На это она ответила не сразу.

– Может, и так. Жаль, не выйдет – Шина его ещё на стадии знакомства съест. Слишком много в ней от меня.

Естественно, никого советовать я ей не стал, она в этом, поди, лучше меня разбирается, и кандидатов у неё на примете очень много.

– «Учитель» в двадцать, это ведь как Акено-сан, да? – спросил я вместо этого. – В тридцать пять-сорок уже мастером будет. А там и до «виртуоза» недалеко.

– Не факт, – пожала она плечами. – Акено «учителя» в двадцать шесть получил, а твой отец и вовсе в тридцать. А Сашио… Слишком много примеров того, как такие, как он, получали ранг «мастера» лишь в старости. Привязка ранга к возрасту вообще не слишком точна при определении, будет ли человек «виртуозом». Если ты не гений, как Шина, конечно. Хотя в целом, если получил «мастера» до сорока, шанс достичь большего довольно велик. Но это и без моих слов понятно.

– Но всё же, если рано получил ранг, больше времени, чтобы получить следующий, – заметил я.

– Не без этого, – пожала она плечами, после чего обернулась ко мне: – Однако я настоятельно рекомендую тебе не судить о человеке по таким параметрам. Знаешь, сколько было Асуке Тайго, когда он получил «учителя»?

Асука Тайго – один из японских «виртуозов». Второй в клане Асука. И сейчас ему пятьдесят, насколько я знаю.

– В шестнадцать? Хотя вряд ли, наверняка ведь подвох в вашем вопросе.

– Ты прав. Это сейчас мы знаем, что он гений и банально скрывал свои силы, а тогда он получил «учителя» в тридцать три года. Так что не советую мерить всех по рангам.

И это она мне говорит. Смешно.

– Уж будьте уверены, Кагами-сан, для меня главное – не ранг человека, – чуть улыбнулся я. – А чего он силы скрывал, неизвестно?

– Что-то семейное, – произнесла она, вновь отвернувшись. – Его старший брат, наследник клана, до сих пор «учитель», может, из-за этого?

– Да и ладно, расскажите лучше, как тут девчонки поживают, а то я пока только про их женихов слышал, – усмехнулся я.

– О! – вспомнила она, повернувшись ко мне. – Точно! Мизуки же на «ветерана» сдала! И как я могла забыть?

– Вот это новость! – приятно удивился я.

– Мам! – воскликнула обсуждаемая девица, в этот самый момент влетев на кухню.

И тут же вылетела обратно. Но уже через две секунды в дверном проёме появились её макушка, глаза и нос. И вновь скрылись. А ещё через три секунды Мизуки показалась во всей красе. Не глядя на меня, она спокойно подошла к матери и, стоя ко мне спиной, громким шёпотом произнесла:

– Мне кажется, или оно и правда здесь? Ведь здесь? Я не сошла с ума? – спросила она.

Одета рыжая была в школьную форму, то есть она только-только вернулась.

– Здесь, здесь, только отстань, – ответила Кагами и подхватила доску с нарезанными овощами.

– Синдзи! – прыжком развернулась ко мне рыжая, вскинув вверх руки. – Ай!

– Не кричи в доме, – произнесла Кагами, которая только что ударила Мизуки ребром ладони по голове.

Конечно же, несильно. Так, для острастки.

– Синдзи! – всё так же со вскинутыми руками как можно громче прошептала рыжая.

– Мизуки! – прошептал я точно так же, разведя руки в стороны.

– Синдзи!

– Мизуки!

– Синдзи!

– Иди уже сюда, рыжая ты демоница! – громко прошептал я.

Так как сидел я за столом, толком обнять её не смог, а вот она, зайдя мне за спину, очень даже сумела меня потискать. Правда, недолго. Через двадцать три секунды обнимашек Мизуки замерла, чуть отстранившись, и зачастила:

– Ой, я же не переоделась, и не приняла душ, и не накрасилась, и не покрасовалась перед зеркалом, и не навестила Шо, и не поиздевалась над Чуни, и не подразнила собак… а, не, собак подразнила. В общем, я побежала. Столько дел, столько дел!

А через двадцать одну минуту после ухода Мизуки на кухню зашла Шина.

– Я до… ма. Здравствуй, Синдзи.

– Привет, – поднял я руку.

Шина, как и Мизуки, была одета в школьную форму, только ещё и портфель в руках держала.

– Я… пойду переоденусь, – произнесла она, перед тем как степенно удалиться.

– Знаешь, – почти сразу после этого и по-прежнему не оборачиваясь произнесла Кагами. – Ты, пожалуй, единственный вне клана, кому хотя бы теоретически могли отдать Шину в жёны.

Ну вот, опять она к этой теме вернулась.

– Ого, – хмыкнул я. – Уже появляются теоретические варианты. Полагаю, это из-за моего Рода?

– В том числе, – ответила она. – Но и наше с тобой знакомство играет важную роль.

– А Императорский Род? Чисто теоретически, – поинтересовался я, бросив взгляд на дверь. – Как по мне, они более выгодный вариант.

– Не для кланов, – слегка удивила она меня ответом. – Точнее, не для тех, кто считают себя независимыми. Ничего такого страшного, но вот как раз выгоды такие Рода получают минимум. Опять же, если считают себя независимыми. Почему, думаешь, Атарашики-сан ни разу не просила помощи Императорского Рода, несмотря на то, что её родственница – жена Императора? Хотя «просила» – не совсем правильное слово, Аматэру вообще ни у кого ничего не просят, лишь договариваются. Но она ведь и не договаривалась. Просто Император сидит слишком высоко, – и, повернувшись, веско добавила: – Слишком. И ответная выгода должна быть поистине великой.

После чего вновь повернулась к плите.

– В ином случае это будет выглядеть как помощь, – кивнул я сам себе.

– Не всегда, – заметила Кагами. – Но если есть родственные связи, то да. Скорее всего.

То-то Атарашики даже не рассматривала Императорский Род, точнее, их девушек, в качестве моих жён – у нас с ними и так слишком много связей. Один статус «братского» чего стоит, а тут ещё и… хотя нет, положение «братского Рода» – это несколько иное, впрочем, мы и без него сильно связаны. И ещё лет сто будем. Пусть даже пятьдесят, мне не легче. Хм, а ведь Аматэру теперь Свободный Род, и клановые Рода для нас не сильно ниже Императорского. Остальные имперцы-то ладно, они по сути своей слуги. Пусть даже слуги государства, но в глобальном плане именно слуги. Вассалы. А вот кланы – свободны. А как же тогда отдельные Рода кланов? Хотя да, внутри кланов нет вассалитета. И отдельный Род внутри клана – это и есть клан. Аматэру смогли спокойно уйти от Кояма именно потому, что не являлись вассалами. У имперской аристократии такое не прокатило бы. Там Род, провернувший такое, сразу заклеймили бы предателями. Впрочем, вассалы не рабы, и, если бы был повод, как у тех же Тионгов в Малайзии, варианты имелись бы. Аматэру же, когда было объявлено о выходе, даже толком причины не озвучили. Просто взяли и ушли. Понятно, что Кояма могли создать нам проблемы при выходе из клана, бросить, так сказать, тень, но это если идти на конфликт, и однозначными предателями мы бы всё равно не были. Впрочем, тогда и имя Рода свою роль сыграло, всё же Аматэру – это Аматэру. Ну и проворачивать такое несколько раз в короткий промежуток времени тоже не стоит. Особенно если вы не входите в десятку древнейших Родов мира. Тут уж никто вас не поймёт.

– Если следовать вашей логике, Кагами-сан, – произнёс я осторожно. – То Шина даже в теории не может быть моей женой.

– С чего бы это? – удивилась она и даже обернулась ко мне лицом.

– Невеста из клана, слишком невыгодно уже для нас, – ответил я.

Ответила она не сразу, перед этим четыре секунды рассматривала меня, удерживая удивление на лице. И, видимо, пытаясь вникнуть в мои умозаключения.

– Во-первых, – заговорила она. – Это если рассматривать твои слова только с точки зрения выгоды. И во-вторых, что важнее, – не сравнивай какой-либо клан с Императорским Родом. Мне, конечно, лестно, но даже клан Кояма в этом плане сильно проигрывает. Любой клан будет проигрывать. Может в какой-нибудь… – запнулась она. – В какой-нибудь Малайзии клан и равен по статусу правителю государства, но не в том случае, если этим самым государством управляет восьмой по древности Род в мире. Тут даже древность можно в сторону отодвинуть… немного, просто сам подумай – клан, любой клан – и правитель Великой Японской империи. Не находишь, что сравнение тут неуместно?

– А что тогда с желанием Атарашики-сан впихнуть мне первой женой девушку из имперского рода?

– Ох, Синдзи, – покачала она головой, после чего вновь отвернулась. – Она просто показывает этим, что ваш Род нейтрален. Тут главное – не откуда у тебя будет первая жена, а показательное игнорирование клановых девушек. Для Рода, только что ставшего Свободным, это нормальное поведение. Точнее, для Рода, только что вышедшего из клана.

М-да, Атарашики мне ведь почти то же самое говорила, а я тут, блин, напридумывал.


* * * | Осколки маски | * * *



Loading...