home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XXV

– Ходил тут к врачу на той неделе, – будто бы вдруг ни с того ни с сего, как когда хочется начать разговор, но не знаешь как, сказал Аватар.

– А что случилось? – отозвался Старшой. – Уж не на больничный ли собрался?

Его напарник, Рыжий, неприязненно глянул на него. Если бы Аватар вдруг пошёл на больничный, Рыжему пришлось бы работать за двоих, чего, конечно, он не очень хотел.

– Не, на больничный не собираюсь. Да яйца опухли, аж при ходьбе больно.

– Ох, нихуя себе! Это кому ты так удачно засадил? – со смешком сказал Старшой.

– Да вот именно, что никому, – разочарованно ответил Аватар, – у меня девчонки давно уже не было. Ну врач посмотрел, сказал, короче, что у меня застой спермы. Половой жизнью, спрашивает, живёте? Ну я сказал, что пока всё сложно. А вы, говорит, что такое «мастурбация» знаете? Знаю, говорю, но я же не мальчишка четырнадцатилетний, чтобы этим заниматься. При чём тут, говорит, возраст, если партнёра нет, то нужно же как-то протоки освобождать. Короче, блядь, врач посоветовал мне дрочить.

– И как, справляешься? – спросил Старшой.

– Не, а хули ты угораешь над парнем, – вмешался в разговор Пельмень, – я служил когда, у нас мужик был. Нихуя, он нас на несколько лет старше был. У него жена была, дети. Ну вот, он дрочил. Ну мы с пониманием относились, ну бабе не изменяет человек если, а хуй-то всё равно стоит.

– Ну хуй знает, – ответил Старшой, – у нас в армии таким руки не подавали, стрёмно было. Ну и как так-то? Человек же, блядь, не животное, чтоб у своих позывов на поводу идти. Так вон из лужи попить можно.

– Не понимаю я, Старшой, твоей логики, но хуй с ним. А парню-то что делать тогда?

– Ну как что? Бабу найти! Молодой здоровый парень. А то вон будет, как Рыжий, до сорока лет искать. Как там у тебя, кстати? Когда ты нас уже на свадьбу позовёшь?

Рыжий непонимающе посмотрел на Старшого:

– О чём ты? Какую свадьбу?

– Ну как какую? Обычную. Ты же вроде с женщиной жил какой-то?

– Да хули там жил. Нихуя там не понятно.

– То есть как не понятно? Ты ж ей ремонт в квартире сделал, и чё вдруг не понятно?

– Да при чём тут ремонт? Ремонт – это ремонт, а баба – это баба.

– Блядь, а конская залупа – это конская залупа. Ты жил с бабой, сделал ей ремонт, технику вроде какую-то покупал, сам же рассказывал, а теперь говоришь, что непонятно.

– Ну да, и ремонт сделал, и телек купил. Ну бабы же смотрят телек, вот я и купил.

– Ну а что не так-то?

– Да она, блядь, мозги ебёт. У неё сын от первого брака. Сколько ему там, блядь… Двенадцать или тринадцать. Ну и он меня в хуй не ставит. Дерзит, не слушается, мол, кто ты такой, нахуй тут нужен. Ну я как-то вроде мирился поначалу, ну думал, она ему что-то как-то объяснит. А она ни хуя ему объяснить не может. Короче, доебал он меня как-то, я ему пизды дал. Ну несильно, конечно. Она на меня давай пиздеть, мол, так нельзя, он же ребёнок, его нужно понять, должно пройти время. А какое нахуй время? Он просто охуевший пацан. В общем, говорит, это мой сын, так что или так, или никак. Ну ещё пара таких случаев, и я вещи собрал да к матери вернулся. Нахуй мне это надо. Она вроде и звонит периодически, и вернуться предлагает, но проблему-то решать она не хочет.

– Чёт меня никто не спрашивал о понимании, пизды давали и всё. Помню, батя с ночной смены отсыпался, а я заигрался, расшумелся и его разбудил. Ну пиздюлей получил и на всю жизнь запомнил, что, когда батя спит, в доме должно быть тихо, – вставил Субарик.

– Не, ну так тоже неправильно, – сказал Старшой.

– Ну а что неправильно-то? Зато действенно. Видишь, нормальным вырос. А так его вон в хуй не ставят, а он молчать должен.

– Ты-то нормальный? Вон агрессивный какой постоянно, – ответил Старшой, – то тебе пидорасов пиздить, то ещё кого. А вот не пиздили бы, дал бы разок в жопу и всё.

ЦПУ потонуло в дружном хохоте.

– Иди ты, Старшой, на хуй, – сквозь смех сказал Субарик, – если уж говорить о пидорах, то лучше, чтоб в детстве пизды дали и всякой хуйни бы в голову не лезло. А то так вот балуют, а потом такие детки вырастают и думают, что всё можно. И наркоту можно, и в жопу долбиться можно.

– Блядь, начали про пизду, закончили про жопу! – не выдержал Пельмень. – Заебали уже! А ты, Рыжий, хуйнёй не страдай! Тебе лет уже сколько? Под сорок ведь уже, да? Или как мужик всё разложи, или шли её на хуй. Ну неужели ты себе бабу найти не можешь? Вон их кругом сколько!

– Да где? – ответил за него Субарик. – У меня скоро у самого, как у Аватара, яйца опухнут. Нормальную бабу хуй найдёшь!

– Я не понимаю, просто не понимаю, о чём вы говорите. Да кругом бабы! На улицу вышел, а там… Ой, мама дорогая! Я-то женат, а вы молодые, свободные! Какого хуя вам ещё надо? Выдумываете какие-то проблемы! Ну ладно, на улице к незнакомой не подойдёшь, может. Но даже здесь на заводе. В цехе вон и то девахи какие! В автобусе с других цехов. Здесь же все свои. Вы мужики или, ебать, сынки мамкины? Какого хуя я вам всё это объясняю? Старшой, ну ты-то нормальный мужик! Скажи им!

– А хули тут сказать. Не волнуйся, Субарик, найдёшь ты себе бабу! Без пизды, но работящую.

– Да ну тебя на хуй! – смеясь, сказал Пельмень.

– Да дело ведь не в том, чтоб засадить! Хочется же по-серьёзному!

– Ну, так засади по-серьёзному!

– Блядь, Пельмень, отношений хочется, в кино ходить, хуё-моё. Чтоб она со мной только ходила, а не думать, что она ещё с кем-то гулять будет, пока я на смене.

– А ты не думай, – сказал Старшой, – знаешь, как говорят? Все изменяют! Просто не все об этом знают.

– Ну вот и как после такого отношения строить?

– Да так и строить! Я вон как-то бабу ебал замужнюю. Возле двери её собственной квартиры, за которой её муж был. Муж, нахуй, за дверью, прикинь! Так что я ни в какую верность не верю. Мне вон жена говорит порой, мол, заведу вот любовника, будешь знать. А я говорю: «Давай! Мне только проще будет. Так я тебя один содержу, а так ещё помогать кто-то будет. Заебись же! На шубу тебе скинемся». Так что об этом ты не думай. Жека вон жену застал с любовником и убил. Срок отсидел. Ну нахуй это надо? Нет бы на хуй послать и всё.

– Вот и я бы убил, – мрачно сказал Субарик.

– Вот и долбоёб! Может, потому тебе бабы и не надо? Вон, у Аватара две бабы есть, он и доволен. Чередовать можно. Сегодня – правая, завтра – левая. А в другой раз наоборот.

Аватар засмеялся, пытаясь скрыть смущение. От этого все засмеялись ещё сильнее.

– А можно ещё с незнакомкой, – продолжал Старшой, – знаешь как?

Аватар помотал головой.

– Садишься на руку и сидишь, пока не занемеет, аж чувствовать перестаёшь, будто и не твоя. Ну и типа уже и не ты дрочишь, а незнакомка.

– Фу, блядь, Старшой! Где ты такой хуйни набрался? – скривился Субарик.

– Учитесь, пока я живой! – улыбнулся Старшой. – Старший оператор плохому не научит!


предыдущая глава | Пролетариат | cледующая глава



Loading...