home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

Чем хороша была лодка и течение, несущее нас к нашей цели — так это тем, что мы хоть теперь могли нормально выспаться. Я твердо намеревался отоспаться за все прошедшее с моего пленения время. И мне даже удалось снарядить соответствующее место. Сухое, мягкое и удобное. Царевна-лягушка в начале немало на меня дулась, но к концу первого дня на реке смилостивилась и соизволила лечь рядом.

К счастью, совсем уж деревом она не была, ела и пила как обычный человек. Только на мясо не налегала. А мне наоборот оно пришлось очень по вкусу. В конце концов, по легенде я должен быть сильным и упитанным. Хотя с последним были значительные проблемы – организм напрочь отказывался откладывать запасы, да и с растительностью на лице у меня не задалось. Придется обойтись без бороды.

Зато с сыном матери земли и отца огня, Хикару действительно здорово придумал. Моя серо-черная кожа и горящие глаза полностью этому образу соответствовали. То, что один красный, а второй желтый – особой роли не играло. Да и шрамов у меня осталось предостаточно — доказательств того, что я прошел через множество боев.

С одеждой пришлось немного повозиться. Но тут снова помогла предусмотрительность Безгрешного. Он приказал собрать все тела захватчиков и не раздевать их до осмотра. Так что теперь на мне была белая льняная рубаха ниже пояса и поверх нее кольчуга. Кираса в несколько миллиметров толщиной. Ботинки с подбитой подошвой и стальным носком защищали голень.

Почему у этого народа не прижились полные латы — ума не приложу. Да и от защиты локтей и коленей я отказался с большими спорами. Но главное было произвести первое впечатление, драться в городе, где правил князь Владимир, мы не собирались. Хотя готовым к этому нужно быть в любой момент.

– Ты это видишь? Меня глаза не обманывают? – спросил встревожено Трорин, когда на рассвете третьего дня мы добрались до столицы местного княжества.

— Это либо массовое помутнение рассудка, либо я не знаю, какого черта мы здесь делаем, – едва сглотнув ком в горле, ответил я. Хикару ни мог не знать о том, что нас ждет. Но при этом не сказал ни слова.

Даже из-за холма, который скрывал основную часть города, видны были постройки. Десятки, если не сотни деревянных двухэтажных домов. Несколько построек из камня. А по верхам пригорков шла стена из толстых бревен, возвышающихся на добрых три метра. Этот город по своим размахам вполне мог соперничать с Уратакотой, и точно не тянул на маленькую крепостницу барона. Единственное что удивляло — не было слышно гула паровых машин.

— Было бы странно, если местный правитель подчинится непонятно кому с несколькими сотнями воинов, — не сумев скрыть удивления, сказал я, — зато теперь понятно, почему именно меня послали – требовать в нашем положении хоть что-нибудь, чистой воды самоубийство.

— Я видал в странствиях и побольше, – заметил Трорин, — но, конечно, ни один виконт таким размахом похвастать не может. Как минимум Граф, да и то не каждый.

– Значит, нужно быть очень осторожными. Все помнят, о чем договаривались? – спросил я, повернувшись к небогатой команде, состоящей из дварфа, Макграга, Араты и Царевны-лягушки. – Вы мои помощники на людях. А зовут меня?

– Добрыня, – почти хором ответили спутники.

– Наша роль маленькая, – заметила мулатка, – говорить тебе придется. А значит, и основной риск на тебе. Смотри не облажайся.

– Как же ошейник этот трет, – буркнул, не сдержавшись, Трорин. Теперь на его шее красовался такой же обруч, как и у остальных. Только декоративный. А браслеты подчинения он спрятал под длинными наручами. В общем, выглядело так, что мы все в ошейниках – только на моем еще и руны светятся. «В знак обета перед матерью землей» – как сказал Хикару.

При приближении к пристани я поднялся на нос суденышка и повесил через плечо связку с отрубленными головами Змея Горыныча. Это первое, что должны увидеть горожане. А вторым была разодетая в зеленый сарафан Лягушка. Первое впечатление второй раз не произвести, так что мы старались, как могли.

– Кто такие и куда идете? – строго спросил таможенник. За его спиной стояло пятеро стражей, одетых почти так же, как и я. Только в шлемах, с копьями и щитами. А позади них начала образовываться небольшая толпа из зевак.

– Добрыня мое имя. Победитель Змея Горыныча, спаситель Царевны-лягушки. Сын самой матери земли, – ответил я спокойно и с достоинством, но достаточно громко, чтобы все слышали, – пришел отчитаться к вашему князю о ратном подвиге.

– Богатырь. Смотри-ка, настоящий! – донеслись из толпы восторженные возгласы. Но проверяющий их воодушевления не оценил.

– Хорошо, – кивнул он сдержано, – стража проводит вас в красный терем. Как минимум аудиенции у князя вы заслужили. Но это не значит, что мы не будем за вами приглядывать. Почетный караул этому витязю и его спутнице. Остальных в общий дом под стражу.

– Они пойдут со мной! – твердо сказал я.

– Еще чего, или они тоже богатыри, дракона убившие? – фыркнул таможенник, – оружие можешь оставить у своих спутников. Но в княжеский дом с мечами нельзя.

– Могу я хоть ножичек при себе оставить? Яблочко порезать?

– Можешь. Одним стилетом много не навоюешь, каким бы богатырем не был, – вот же пройдоха глазастый, – особенно из кости. Если все формальности решены, и вы согласны на условия входа в город – следуйте за нами.

– Ладно, – пробормотал я, стараясь всем своим видом показать, насколько я оскорблен и недоволен. На самом деле такой вариант мы, конечно, предусматривали. И Трорин даже клятвенно пообещал, что расстояние между нами меньше километра не сильно скажется на моем здоровье. Впрочем, до замка на холме было куда меньше.

Несмотря на свой размер, город поражал обилием дерева. Оно здесь было практически повсюду. За всю дорогу я не заметил ни одного каменного дома. Даже вместо брусчатки на дороге лежали подогнанные друг к другу бревна, покрытые слоем грязи. Ее здесь, кстати, было более чем приличное количество. И не до конца понятно не то это было связано с болотистой местностью, не то с рекой, протекающей почти через центр города.

Правда, такой вони, как иногда в северной столице империи, не было. Может, потому что, кроме людей, по улицам не бегали поросята? С другой стороны и паровых машин не наблюдалось. Да и встреченное население не отличалось разнообразием – люди. Самые обыкновенные. Без морфизма или примесей крови других рас.

От самой пристани меня и дриаду вели под бдительным конвоем из восьми стражников и лично таможенника. А толпа, следовавшая по пятам, только увеличивалась со временем. Дети подбегали, стараясь протиснуться между непрошенными охранниками и своими глазами посмотреть на «богатыря». Но стража настойчиво, хоть и беззлобно, отгоняла шалопаев.

Правда, шли за нами не только дети. Много было и взрослых, побросавших все дела. Видно, что появление столь странного путника, как я, вызвало в народе немалое удивление. Таможенник все больше хмурился, не понимая, что с этим делать. Что ж, такова была часть плана Безгрешного. Пущенные его шпионами слухи и общественное внимание должны были оградить меня от убийства без суда и следствия. Но не более.

– Что за столпотворение?! – спросил очень молодой, но богато одетый воин с бородкой, когда толпа ввалилась в ворота крепости, – в чем дело, народ?

– Князь батюшка, богатыря привели! – крикнул кто-то, не сдержавшись.

– Я вполне и сам за себя сказать могу, – подвинув стражника, вышел я вперед, – здравия тебе и долгих лет жизни, князь. Меня зовут Добрыня, сын матушки земли. Прознав про горе ваше – змея на людей нападавшего, решил я вам помочь. Вот его головы, – с этими словами я скинул с плеча трофей, прямо под ноги правителю.

– Ратный подвиг не может остаться без внимания, – кивнул князь, – так, может, скажешь ты, чего хочет душа твоя за сие деяние?

Проверка интеллекта. База: 3 (+3 интеллект, +3 элита, -3 при смерти). Бонус: -6 (+2 общий, -3 гений, -5 эпик). Бросок: 4. Требование: 2. Провал.

Вот так просто – все что угодно? Понятно, что здесь есть подвох. Попросишь много или то, что на самом деле нужно – можешь не получить ничего. Попросишь слишком мало – получишь именно то, что попросил. Мы даже заранее готовились к такому варианту. А потому я недолго сомневался.

– Мира и процветания для земли и людей, – громогласно объявил я под восторженные крики из толпы. Князь усмехнулся, явно поняв намек, но виду не подал.

– Да будет так! Не даром тебя Добрыней называют, раз ты добра всем желаешь. Прошу, войди в мой дом, будь моим гостем! И ты, и твоя спутница. Слава Добрыне!

– Слава! – проскандировала за моей спиной толпа. Черт. Кажется, я попался. Обратного пути не было, а в тереме за закрытыми дверьми со мной могут сделать все что угодно. А пропадет богатырь – так что поделать? Уехал ночью. Вы просто не заметили. Тем более что кожа у него черная: видно плохо.

– Спасибо вам, народ честной, за слова хорошие и поддержку, – поклонился я людям, – завтра на закате накрою стол и расскажу всем желающим о делах прошлых.

– Слава Добрыне! Вот молодец! – раздались куда более веселые и заинтересованные мужские крики. Халяву все любят, и теперь пропади я – точно найдут и со всех спросят, где их хмельной мед. Между тем князь уже скрылся в доме, да и головы дракона стража унесла. Задерживаться не было никакого смысла.

Ступая по высоким деревянным ступеням, я старался отогнать от себя плохие мысли. Но с удовольствием и удивлением заметил, что Царевна почти не нервничает. Даже более уверенно себя ведет. Странно. Может, влияет то, что здесь все из дерева, а в ставке Райни из камня было?

Войдя во внутренний зал крепости, я замер. Рука сама дернулась к отсутствующей перевязи с двуручным мечом. Князь занял свой трон. По бокам зала располагались два десятка дружинников. А прямо за правым плечом стоял знакомый огромный воин в полном пластинчатом доспехе. Тот самый – который был на штурме крепости.

– Вижу, теперь ты нас узнал, – усмехнулся Владимир, – знакомься. Мой воевода Илья. А это шпион и посол из земель империи. Пришел за моими землями… – последнее он произнес, ударив кулаком по подлокотнику трона. Сомнений не осталось – это западня.



Глава 20 | Славия | Глава 22



Loading...