home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 36

— Твоих рук дело? – спросил Трорин возвращаясь к огню, лицо его было серее обычного. Девушка, которую он придерживал под руку была совсем плоха. Вернее бы было сказать, что на ней лица нет. С чего такая жалось к преступникам я не знал, и это вызывало еще больше подозрений.

– А сам-то как думаешь? — уклончиво ответил я вопросом на вопрос, — если что, у меня стилет, а не кинжал. Раны были бы колющие, а не режущие.

– Ты мог подобрать любое оружие, а потом выкинуть, – мрачно заметил дварф, — но я не вижу на тебе новых обвинений в убийстве. Ни на ком из нас не вижу.

А вот это было крайне интересно. Я сейчас к магической системе Длани доступа не имел. Но и ежу понятно, что у нашего надсмотрщика с этим был полный порядок. Особенно учитывая, что мы сейчас практически являемся его рабами с привязкой. Так что он просто обязан был увидеть действия Макграга. Но не видел. Значит, тот был на сто процентов уверен в своей полной невиновности, и Длань была с ним согласна.

– Тогда в чем проблема? — решил я не сдавать бешеного мага Крови, — сам понимаешь, мне нет никакого резона совершать лишние преступления. Но вот тебе очень интересный вопрос. Кто рассказал бандитам о нашем появлении? И кому от их смерти так плохо, что чуть ли не тошнит?

— Ты на что намекаешь? — слабо возразила Арата.

– На то, что они были готовы и ждали нашего нападения. Готовились к нему. Других причин, кроме как та, что среди нас предатель, я не вижу. А ты уж больно сильно переживаешь по поводу их гибели.

— Не перегибай палку, – возразил Трорин, — они могли заметить парус, когда мы швартовались. Найти лодку, или просто кто-то из дозорных нас днем заметил. Незачем бросаться обвинениями. А то что ей плохо, так это нормально. Наоборот то, что ты здесь сидишь с каменной рожей, вызывает куда больше вопросов. Ты не раскаиваешься в их убийстве? Не сожалеешь?

– Странный ты, надсмотрщик. Они пытались нас прикончить. Я защищался. Все просто.

– Они защищались от нас, потому что мы первые решили на них напасть, – весомо заметил дварф, – мы даже не до конца уверены бандиты ли это были. И в любом случае – над ними должно было быть совершено правосудие. Со слушаньями и выявлением вины. Вместо этого ты взял на себя роль палача, которая может принадлежать только Черному стражу, а среди присутствующих только один такой и это я!

– А, так вот за что ты переживаешь, – понимающе ухмыльнулся я, – что у тебя из рук власть уплывает. Ну так тут ничего поделать не могу, я по натуре своей свободолюбив.

– Ты забываешься! – вскочил Трорин, – пора преподать тебе урок. Ко мне!

Проверка интеллекта. База: 14 (+10 пробудившийся, +1 магия Души, +3 интеллект, +3 элита, -3 при смерти). Бонус: -13 (+2 общий, -10 божественное заклинание, -2 интеллект, -3 элита). Бросок: 3. Требование: 4. Успех.

– А не пошел бы ты? – как можно спокойнее ответил я, перебарывая слабость, – думаешь, почему ни граф Рейнхард, ни сам ректор Вейшенг не получили того, что хотели?

– Как… как такое может быть?! – дварф даже сел обратно от неожиданности, но не сдался, – это же прямой приказ рабу. Ко мне! На колени!

– Иди в жопу. Можешь попробовать меня убить – но я буду защищаться. Или выкачать из меня всю душу, но тогда ты станешь личным врагом лорда Уратакоты. Ведь если меня убьет слуга Длани – артефакты разрушатся.

– Я буду держать тебя при смерти всю оставшуюся жизнь! – Трорин выкрутил выкачку на максимум. Но вместо обычного предсмертного состояния я ощутил покалывание вдоль позвоночника. Сросшийся с моей системой ошейник питался напрямую от пера ангела. – Я пошлю тебя в самое пекло!

– А я не пойду, – пожал я плечами настолько беспечно, как только мог, – или ты еще не понял, что не можешь приказывать мне? Кажется, у нас наступил переломный момент в отношениях.

– Этого просто не может быть! Никто не может противиться Длани! – с уверенностью фанатика закричал Черный страж, – ты подчинишься! На колени!

– Ну нет. Хватит, – аккуратно убрав голову дриады с своих колен, я встал и подобрал с земли Кладенец, – хочешь знать, что будет дальше?

– Ты раб! Ты не посмеешь!.. – Трорин попятился, но, споткнувшись о бревно, упал, Арата замерла в шоке, не в силах сдвинуться с места.

– Есть только один способ меня остановить – ты можешь умереть. Хочешь я тебе помогу?

– Как… Это невозможно… – дварф в отчаянье подобрал с земли молот и бросился на меня, но обезоружить его в такой ситуации не составляло никакой проблемы. Боже, как хорошо. Даже убийство бандитов не принесло мне столько удовольствия, сколько наблюдение за верным слугой Длани, у которого на глазах рушилась построенная десятилетиями картина мира.

– По-моему, нам пора обсудить новые правила сосуществования. Если, конечно, ты немедленно не хочешь передать право на ношение браслета кому-то другому. Арата, не хочешь стать моим личным врагом?

– Н-нет, – заикаясь произнесла девушка, – мне и так в-вполне хватает. Быть пусть и не напрямую, но связанной с таким чудовищем – наказание само по себе!

– С чего это я чудовище? Только потому что ты не понимаешь, что происходит? Я наконец чувствую себя почти свободным. Я разорвал поводок. Избавился от сковывающих цепей приказов. Остался только маленькая проблема, связанная с жизнью моего надсмотрщика. Но уверен, что ему тоже жизнь дорога, верно, Трорин?

– Ты никогда не освободишься от этого ошейника! Твои преступления будут накапливаться и долг никогда не будет выплачен! – в отчаянье заметил дварф, – стоит тебе показаться на территории подконтрольной Длани и тебя возьмут под стражу. Приговорят к смертной казни!

– Ну это и ты можешь сделать. Ты же Черный страж. Защитник, судья и палач. А что? Давай попробуем! Сыграем в игру. Ты будешь смотреть в Длань, на мои обвинения. Ты же видишь мой общий срок заключения или штраф?

– Вижу, – сглотнув ком в горле, кивнул дварф.

– Отлично. Я Майкл Рейнхард, до признания графом Рейнхардом – Грейстайл. Я возвел в городе Новыше статую Святогора и открыл культ поклонения этому богу. Я сам себя назначил его верховным жрецом, а после выбрал заместителя – богатыря Илью, воеводу местного князя. Я помог ему приобрести, секунду, – я заглянул в житие, – двести шестьдесят три последователя. Ну как? Увеличился мой штраф или время обвинения?

– Нет, – совершенно ошалело пробормотал Трорин, – но как это возможно?! Это же не просто обвинения, это бунт против… против самой Длани! Он может караться только смертью! И никто: ни граф, ни князь не может избежать таких обвинений!

– Они не меняются, потому что Длань и так о них знает. Меня уже обвиняли в содействии Свету. И угадай кто? Лично мой приемный отец и лорд Уратакоты. Понимаешь, что это значит? Не морщись, понимаю, что ты с таким никогда не сталкивался. Это значит, что мы навсегда вместе. Пока ты не передашь браслет кому-то другому. Но как только это произойдет – я тебя убью за те издевательства, которые ты заставлял меня пережить.

– Боль должна была способствовать послушанию! Она должна была ускорить процесс перевоспитания! – начал отчаянно оправдываться дварф, – все для того, чтобы ты стал полноценным членом Длани. Законопослушным гражданином!

– О, кстати, забыл совсем! Ты же все это время должен был меня контролировать. Не хочешь проверить свои собственные обвинения? Там совершенно случайно не появилось содействие и попустительство в мятеже?

– Я не знал! Это подлог! – закричал Трорин, – Нет, этого не может быть!

– А-ха-ха, – раздался позади сдавленный смех, – а ведь некоторые меня считают монстром. Граф Рейнхард, примите мое безграничное уважение. И освободите, я уже пришел в себя.

– Подождешь, мы еще не закончили с нашим глубокоуважаемым надсмотрщиком.

– Что вы от меня хотите? – обреченно спросил Черный страж.

– Чтобы ты жил, конечно же, – с улыбкой сказал я, кладя меч на землю остывать, – ну и признал наконец-то, что не в состоянии меня контролировать. Как собственно никого из присутствующих. Баян, расскажи всем, что происходит. Уже можно, хуже не будет.

– Как прикажете, ваше сиятельство, – рассмеялся маг, ремни на его руках лопнули, и он ловким движением прозрачного маленького клинка срезал бечевку с ног. Он встал и церемониально поклонился, – разрешите представиться, Макграг Бладстил. Наследник почти вымершего клана. Союзник и слуга его высокопревосходительства Хикару Безгрешного. Рассчитываю стать бароном.

– Почем нет, – пожал я плечами, – Арата, твоя очередь. Я знаю, что ты во всем этом замешена. И мне не составит труда тебя убить, не получив при этом никаких новых обвинений. Говори честно, и все будет в полном порядке, уверен, у меня будет, что тебе предложить.

– Раб с магическим ошейником использует заклинания, сопротивляется приказам и безнаказанно идет против Длани, – девушка сидела, вцепившись в волосы обеими руками, – куда катиться этот мир? Что с ним не так?

– Ответ на твой вопрос очень простой, но вряд ли ты его примешь. В этот мир пришел настоящий бог. Святогор. Тот, кому эта ваша магическая система совершенно по барабану. Именно с его помощью я исполнил то, за что меня на самом деле обвиняют – я убил старшего демона. Совсем. Без возможности его воскрешения или возвращения в этот мир.

– Это невозможно! – тряся головой произнесла мулатка, – старшие демоны бессмертны. Все это знают! Их невозможно убить!

– И тем не менее я это сделал. Виконт Джинг Гуо, или как его еще называли – Маска. Слышала о таком? Он стал старшим. Переродился только для того, чтобы я его убил собственными руками перед тысячами зрителей.

– Ты? Проклятье, неужели для того, чтобы сражаться с чудовищами придется мириться с существования такого монстра?

– О чем ты? Я же говорю, я не монстр…

– Это не важно. Да, это я навела на вас бандитов в попытке уничтожить всех присутствующих. Обвинения против меня были ложными. А ошейник лишь показуха, – гордо вскинув голову, девушка легким движением руки выдернула шпильку из крепления, которого у меня вообще не было. В результате полоска стали просто раскрылась без всяких проблем и упала на землю. – Как же хорошо.

– Дай угадаю: ты тоже наследница какого-нибудь странного и великого клана с псевдонимом?

– Что? Нет, – Арата сдавленно рассмеялась, – просто герцогиня просила за вами присмотреть и принести ей глаз. Остальное я могла оставить себе…



Глава 35 | Славия | Глава 37



Loading...