home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 51

Не обращая внимания на боль, дым и крики стражников, я дождался, когда Молох ударит первым. Эльфийскому воителю хотелось, как можно быстрее прикончить надоедливую букашку. Он был в бешенстве и больше не наслаждался битвой. И только потому ударил чуть раньше, чем следовало. Стальная двухметровая дубина обрушилась на колонну в полуметре от меня, разнеся ее в щепки.

Для того, чтобы убить меня, ему придется замахнуться, а мне будет достаточно подбежать вплотную и ударить в сочленение между шлемом и туловищем. Или в глаз. Один точный удар. Я больше не планировал оставлять принца в живых. Это слишком тяжело. Перескочив через оружие великана, я кинулся напрямую. И это стало моей последней ошибкой.

Уперевшись на обломок ноги, Молох сграбастал меня свободной рукой, словно рыбешку в сети. А затем с наслаждением сжал. Кости трещали и, не выдерживая, ломались. Глухой хохот Мола доносился из-под деревянного шлема. Он наслаждался своей победой, оплетая меня все новыми и новыми лианами — ветвями, будто гусеница в кокон. Я даже пошевелиться не мог.

А затем произошло нечто. Молох продолжал хохотать, но давление спало. Ветви одна за другой разгибались, и принц замолк, а через секунду огласил зал отборной руганью. Он проклинал все и всех, но это ему не особенно помогало. Теперь уже он бился, словно птица в клетке. В своем живом доспехе, а я, ничего не понимая, старался как можно быстрее высвободится из мертвой хватки деревянного голема.

Я спрыгнул на пол за секунду до того, как та же участь постигла принца. Того буквально выплюнуло наружу из доспеха. И, судя по совершенно ошалелым глазам, он совершенно не понимал, что именно происходит, как и я. Но мне это было и не нужно. Впервые с начала боя у меня появилось преимущество.

Проверка атаки. База: 11 (+3 элита, -3 при смерти, +5 стервятник, +1 яд, +1 кислота, +3 подмастерье клинков, +3 сила, -2 серьезное ранение). Бонус: -2 (+3 общий, -5 легенда, -5 ловкость, +2 серьезное ранение, +3 застали врасплох). Бросок: 2. Требование: 2. Божественно!

Я ударил не глядя. Принц хотел отскочить, но едва успел шарахнуться в сторону и заслониться обеими ладонями. Которые я пронзил насквозь. Как и правый глаз правителя древлян. Чуть больше усилий – и мой клинок прошел бы в мозг врага, убив его мгновенно. Вот только мне это было не нужно.

– Сдавайся! Признай мою власть над собой!

— Никогда! Я больше никогда не стану рабом, — взревел Молох, пытаясь отодвинуть клинок от своего лица, но сила была на моей стороне.

– Ты хочешь жить? Твоя жизнь в обмен на наши, Хикента и корабль!

– А-а-а, — принц кричал от боли и напряжения, он выкладывался на все сто, и лишь поврежденная рука не давала ему вырваться. Навалившись всем телом, я опустил стилет еще глубже. Яд начал заполнять глазное яблоко, и тело эльфа против его воли забилось в агонии. – ХВАТИТ! Я согласен!

— Клятву! — крикнул я, чуть отодвигая оружие, меня окружили солдаты, чуть в отдалении они держали у шеи Лягушки острия копий, по которым стекала ярко-зеленая кровь, а значит, нужно его дожать сейчас. — Произнеси клятву! Светом! Именем бога Святогора!

— Я, младший принц Алинеля… в ненападении… себя и своих… свою жизнь… – хрипя и захлебываясь от боли, произнес Мол. Белая вспышка в моем сознании ознаменовала появление новой надписи в житие. Расслабившись на секунду, я тут же был опрокинут стражниками, которые намеревались прикончить меня во имя господина, но тот их вовремя одернул.

— Назад! – быстро, но с явной неохотой крикнул принц, — и девку отпустите.

– Но, ваше высочество…

– Никаких “но”. Клятва была настоящей. Я вижу этот гребанный Свет, – сложив пальцы в сложной фигуре, он глубоко вздохнул, а в следующую секунду на пол упал отмерший глаз, – притащите сюда безумца и подготовьте его корабль.

– А как же?.. – капитан стражи ошарашенно смотрел то на меня, то на правителя, но потом долг взял свое, – отставить. Тащите сюда девку, целой.

– Значит это была ты, – горько усмехнулся Молох, рассматривая собирающиеся у копытец дриады побеги, – разумный джин в моем королевстве. Кто бы мог подумать. В тебе даже есть нечто похожее на мою бывшую жену. Черты лица… – принц замер, вглядываясь в усталые глаза берегини, а затем, не отрывая взгляда, крикнул, – мадам Живенье, сюда. Быстро!

– Есть, – уже без сомнений крикнул стражник, отправляя гонца.

– Что происходит? – не удержавшись, спросил я. Надо было подняться, но яд все же взял свое, и я едва мог пошевелить языком.

– Заткнись и помолчи, – приказал Молох, – если увиденное мной правда, то я чуть не совершил главную ошибку в своей жизни.

Лежать под дождем было не самым приятным событием в моей жизни, но впервые за долгое время мне не угрожала опасность. Слуги бегали, туша огонь. Один особенно храбрый даже вылил два ведра воды на Кладенец, вокруг которого уже поднималось не шуточное пламя. А рядом сидела дриада, только что спасшая нам обоим жизнь ценой неимоверного риска.

– Вы звали, ваше королевское высочество? – спросила богато одетая эльфийка, входя в зал.

– Да. Ты сказала, что моя жена умерла при родах, – сухо бросил принц, – это так?

– Совершенно верно, господин…

– Она умерла от ран, от потери крови, от травмы или от чего-то еще?

– Простите, ваше высочество, я не понимаю к чему этот вопрос. Это было очень много лет назад.

– Сто двадцать четыре года, пять месяцев и три дня, – отчеканил Молох, – она была всем смыслом моей жизни. Я помню. Ты говорила, что ребенок тоже скончался. Можешь не повторяться. Иди сюда, и скажи, что ты видишь. ГОВОРИ!

– Ох, – женщина прикрыла рот обеими ладонями, не в силах произнести ни слова.

– Я спрошу тебя еще раз. И если ты и на этот раз ответишь не искренне, то я казню твоих детей у тебя на глазах. Кто родился в ту злополучную ночь. Мальчик? – принц едва сдерживался, чтобы не закричать, и служанка отчаянно замотала головой, – значит, девочка. Моя жена умерла от того, что родила чудовище. Но вместо того, чтобы убить тварь, что ты сделала?!

– Она… Ваша жена приказала… Я сделала, как она велела… Положила ребенка в корзинку и спустила ее по реке. Простите меня, господин, я должна была, но не смогла ослушаться последней просьбы. Пусть…

– Заткнись и иди сюда, – приказал Мол. Женщина дрожала всем телом от страха, но подчинилась. Взяв ее сзади за волосы, принц наклонился и поцеловал служанку в лоб. – Спасибо. Никогда прежде я не был благодарен за нарушение наших законов. А теперь иди, ты прощена.

Не веря в собственное счастье, эльфийка сбежала из зала, размазывая слезы по щекам. Принц устало опустился на колени рядом с Лягушкой, и девушка отпрянула, когда он протянул к ней руку.

– Спокойно, – показав открытые ладони произнес Молох, – я не причиню тебе вреда. И совсем не потому, что поклялся. Я лишь хочу залечить твои раны. – Дриада покосилась на меня и, дождавшись кивка, протянула руку. – Удивительно. Какое сокровище ты вернул в мой дом, – проговорил Мал, он осунулся, будто разом сбросил килограмм двадцать. Но раны на теле Лягушки практически мгновенно исчезли.

– Никто не говорил о том, что я тебе ее вернул. Вряд ли она останется, даже если ты этого пожелаешь, а я одобрю. В последний раз, когда я пытался ее оставить, она чуть не утонула в попытке нагнать меня.

– Жаль, – вздохнул, присаживаясь рядом, принц, – но я рад хотя бы тому, что род моей любимой продолжен. Хотя надо признать моя дочь нашла довольно странного спутника.

– Думаешь будущий великий император и первожрец Святогора недостаточно достойная кандидатура? – усмехнулся я, не скрывая больше своей истории, – Чию так не считала.

– Чи… Чикако? – высоко поднял брови Молох, а потом рассмеялся, – да. Теперь все сходится. Оставайтесь. Ты избранник нашей вечной принцессы, и теперь я приму тебя достойно твоего статуса и уважения.

– Не могу. Если через четыре дня я не явлюсь в лагерь жар-птиц на корабле Хикента, то умру.

– Этого мы не допустим, но зачем тебе Райни? – удивленно спросил принц, – он же всего лишь виконт, а ты даже по меркам Длани – граф. Забери корабль себе. Нет, я тебе, конечно, отдам и его, и команду, но не лучше ли будет поступить иным образом?

Через час. В меру отдохнув и насытившись, я спустился в подвалы, куда по приказу Молоха вернули Хикента. Эльфийский правитель пообещал, что корабль будет готов к отплытию, как только я того захочу, он так же возвращал мне всех выживших бойцов виконта вместе с свинцеплюями и мортирками. Но самый главный подарок был совсем не вещественным.

На сотню раз мы обсудили возможность и реализуемость плана. С точки зрения Длани он был идеален. Я даже не смел надеяться на возможность, которую он мне предоставлял, ведь нарушение договора о ненападении было немылимо! Однако в любом договоре есть лазейки…

– Майкл! – обрадованно крикнул Райни, когда я вошел в камеру, – что ты здесь делаешь? Ты пришел с отрядом? Почему не в цепях?

– Просто хочу тебе сообщить, что твоя жена и сын мертвы, а теперь настала твоя очередь.

– Что? – Хикент отшатнулся к стене, – Нет! Этого просто не может быть! Я не верю тебе!

– Это уже не важно. Мне хотелось прикончить твоего первенца на глазах, но пришлось принести его в жерву, волколакам его кровь пришлась по вкусу как и тело Энмиры с которым они славно позабавились…

– Тварь! Не прощу! – виконт бросился на меня, схватив первое что попалось под руку – деревянную миску. Договор о ненападкнии замигал красным, но расшатанная психика мужчины не дала ему сделать верный вывод.

– Вот и все, – улыбнулся я не сдержавшись. Когда соглашение было расторгнуто.

– Нет, черт. Не надо! – взмолился побитый и жалкий виконт, который был таким бравым и смелым бароном. До него дошло. Но было слишком поздно.

– Ты почти не виноват. Ты лишь потворствовал своей жене и демонам, – сказал я, чуть улыбнувшись, – ты почти в самом конце моего списка. Энмира родила, пока ты был здесь. Ты хочешь, чтобы я что-то передал ей?

– Да, – устало произнес виконт, – чтобы она тебя казнила, несмотря на угрозы и…

– Минус один, – Стервятник легко вошел через подбородок прямо в мозг Железного кулака запада.

Список врагов наконец начал сокращаться.


Конец первой книги.



Глава 50 | Славия |



Loading...