home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4. Ретранслятор

– За укрытие! – скомандовал комбат, оглянувшись. – Занять оборону!

Саша, беспрекословно подчинившись, прыгнул в ближайший дом. Но продолжения обстрела не последовало. Зато через несколько секунд раздались крики из зданий. Вовремя оглянувшись, Александр успел заметить в свете факела размытый отблеск.

– В зданиях невидимки! – крикнул он, перехватывая прозрачный клинок. Лезвие со знакомым по многократным стычкам шипением вырвалось вперед. Поднырнув под оружие, выбившее из стены облачко бетонной крошки, Саша выстрелил из дробовика в упор. Враг извернулся, отводя ствол в сторону, и на секунду скрылся из поля видимости, но только для того, чтобы ударить другого бойца. Заряд крупной дроби прошил стену, пройдя мимо призрака, и Александр, не сдержавшись, выругался.

– Наружу, быстро! В тесноте нас перережут! – схватив за одежду ближайшего бойца, он вытолкал его за дверь, спасая жизнь. Беспорядочные автоматные очереди говорили об общей несобранности. Невидимки прорывались сквозь оборону, прячась в тенях, отбрасываемых факелами, которые люди побросали паникуя. Твари прыжками перемещались по полю боя и, хотя Истребитель мог поспорить, что как минимум пару раз попал, этого было явно недостаточно.

– В круг! – взревел напрочь отчаявшийся комбат. В это время второй шар огня стремительно приближался к группе. Морпех, помощник Малого, прыгнул вперед, стараясь принять удар на себя. Взрыв отбросил военного, и отраженная ударная волна поразила стоящих, убив двоих впереди и покалечив еще четверых.

– Вон он! – крикнул Саша, разглядев наконец, позицию снайпера, но тот уже скрылся за выступом на крыше. – Врешь, гад, – не уйдешь!

– Истребитель, назад! – скомандовал Воронов, но Александр уже мчался по заваленной снегом подворотне.

Противник спускался по пожарной лестнице, будто прогуливался, а не устроил только что резню среди нескольких десятков человек. Выстрел застал врага врасплох, но тот умудрился в последний момент вывернуться. Несколько дробин щелкнуло по черным пластинам, не нанеся никакого вреда. Передергивая затвор, Саша уже понимал, что не успевает выпустить заряд еще раз. Противник преодолел десяток метров за один рывок и ударил когтями снизу, метя в шею.

Он ударил прикладом со всей силы, надеясь прикончить гада или хотя бы сломать руку. Но ощущение было, будто со всего размаха ударил в каменную болванку весом под двести кило. Враг отлетел на пару метров, как раз достаточно, чтобы прицелиться. Контролер прыгнул вперед, и Саша с наслаждением всадил заряд дроби в голову. Зараженный именно этого и ждал, подставив плечо и вывернувшись.

Тварь развернуло в воздухе, но, вместо того чтобы растеряться, она использовала эту энергию для разворота. Слишком поздно поняв, что враг опять идет врукопашную, Саша отдернулся. Но противник оказался быстрее. Тонкое черное лезвие насквозь прошило и куртку, и броню, пройдя через мышцы и органы. Поймав момент, когда враг чуть затормозил, Александр бросился в контратаку. Патронов в дробовике больше не было, пистолетные пули этой твари явно нипочем. Ну так пусть попробует на вкус клинок спецкостюма!

Зараженный встретил его ударом ноги по центру корпуса. Истребителя отбросило на несколько метров, впечатав в стену. Сила пинка была такова, что послышалось, как сминаются пластины брони на груди. Покачиваясь, Александр потянулся к кобуре пистолета. Но в это время застрекотали очереди автоматов. Противник обернулся, а затем легко перепрыгнул высокий забор.

– Саша, ты чего, дурной, один на один с контролером выходить? – стоя рядом, спросил Воронов.

– Жить буду, регенерация вывезет, – с трудом пробормотал Истребитель, глядя на размытый удаляющийся контур, создаваемый Кристалл и его синестезией. – Скольких мы потеряли?

– Больше половины, – мрачно ответил начальник, помогая ему подняться на ноги, – надо бы отступать, по-хорошему.

– Черта лысого, – огрызнулся Александр, отряхиваясь и выправляя пластины, – хоть эта тварь и посильнее Императора будет, но сдаваться рано. Надо идти вперед.

– Без тебя понятно, – хмыкнул комбат, – других приказов мы сегодня не дождемся.

– Держите, – Саша сунул в руки ближайшему бойцу дробовик, – против младших тварей неплохо помогает. Вот только противники у нас были более чем серьезные. Нужна винтовка, а еще лучше – трубка Саныча.

– Ты все загадками какими-то говоришь. Не ударился головой случаем?

– Ударился, но жить буду.

– Хорошо, а то надо вперед двигаться. Оставим команду прикрытия для раненых, их на обратной дороге заберут грузовики. А сами вперед пошкондыляем, – сказал тихо, будто убеждая самого себя, Воронов. А потом скомандовал совсем другим, зычным и четким голосом: – Батальон, стройся! В шеренгу по четыре. Взвод Атамбаева на прикрытие, остальные вперед!

«Совету отлежаться вы, видимо, не последуете?» – предположила Кристалл, когда Саша встал в первом ряду и начал протаптывать путь в снегу.

«Нет, конечно. Я здесь единственный Орк. Если я не буду принимать удар на себя, вырежут и оставшихся», – мысленно ответил Истребитель, придерживая раненый бок.

«Я так и поняла. В таком случае рада сообщить, что скопление биоройдов уже заделало внутреннюю стенку раны, можете быть спокойны и убрать руку. Экстренная регенерация сработала, но запаса у вас больше нет».

«Жаль, учитывая, что бой только начинается».

«Возможно, если бы вы отдохнули хотя бы полчаса, она и смогла бы восстановиться. А сейчас эти маленькие существа, природу которых я до конца не понимаю, борются за свою и вашу жизнь».

«Ну и славно. Если тебе нечего больше добавить, копи усиления, гормоны. В том бою я даже не успел их активировать. Возможно, вруби я их все разом в самом начале, смог бы победить».

Ассистент благоразумно промолчала. Дорога была нелегкой. Через двадцать минут первые два звена сменили, и он отправился отдыхать в конец колонны. Ни одного знакомого. Хотя глаза многих он узнавал. А может, это просто глаза у всех одинаковые? Уставшие. Злые. Мечтающие отомстить за товарищей и родных. Искренне верящие, что идут выполнять святую миссию – защищать оставшихся людей от восстающего страха.

За месяц с падения ядерных ракет все уже привыкли к тому, что твари почти безопасны, но каждый помнил исход из Сахалинска. Толпы зараженных, бросавшихся на колонны гражданских. И то, как они замерли после смерти одного из контролеров. Эх, будь у него с собой трубка Саныча, исход битвы был бы другим – совсем другим. Но после драки кулаками не машут. Тем более что впереди уже маячили небоскребы Центра. И ретранслятор среди них. Подкрепление догнало в последний момент, их задержали раненые на дороге. Выяснилось, что в западню попал еще один отряд. В результате потеряли не только пятьдесят человек убитыми, но и танк.

– Жесть. Вот только танка у противника нам и не хватало для полноты счастья, – мрачно выругался, выслушав доклад, Воронов. Связи не было, так что приходилось общаться по старинке – гонцами. Хорошо хоть, не на лошадях, а на мотоциклах. И то быстрее. – Сухов, бери свою роту и дуй на точку. Но слишком близко не подходи, в любой момент может начаться артподготовка. И помни, твоя задача – уничтожение противника с безопасного расстояния. Одна красная ракета значит – заняли позиции у подножия. Две – отступление. Зеленая значит – в бой идут отряды орков, к которым ты в данный момент не относишься. За своих отвечаешь. Все понятно?

– Слушаюсь! – козырнул Саша. Ему повезло. Удалось спасти три полных отделения из четырех. Вперед они, конечно, пойдут, но не слишком далеко. Разведку он и сам сможет провести. Локатором. Если, конечно, дальность позволит.

– Слушать меня, выдвигаемся для разведки боем. Задача – занять здание в приделах прямой видимости. Учитывая, что нормальных прицелов у нас восемь штук на тридцать человек, стрелять будут только взводные снайперы, остальные их прикрывают. Задача ясна?

– Так точно! – хором отрапортовало три десятка глоток.

– Ну и отлично, своих взводных не теряем, двигаемся звеньями. Старайтесь не попадаться этим тварям на глаза, – Александр помолчал секунду, осматривая своих подопечных. Лица у всех были изможденные, но злые и решительные. Да, они готовы. Дальше некуда. – За мной!

Они бежали проулками, укрываясь за любым удобным выступом. К улице, ведущей прямиком к ретранслятору, не лезли. Достаточно было выбить любое окно – и ты уже в нужном подъезде. Неважно, с какой стороны дверь. Несмотря на темноту, ребята отработали на все сто. Соглядатаев из зараженных замечали даже тех, которых он сам пропустил. А Саша еще в дороге успел снять троих.

Вот только выбранная позиция, сколь бы удачной она ни была, не давала полноты картины. Десятиэтажки, скрывавшие здание старой телевизионной вышки, а теперь самого важного и страшного строения на всем Сахалине, оставляли только узкую полоску видимости. Даже с крыши здания они могли расстреливать максимум шестой этаж ретранслятора. Ну и двадцатый, выше даже смысла задирать винтовку не было.

Выматерившись, Александр расправил на малютке сошки. Придвинул к окну кухонный стол и распахнул створки. Даже отсюда он сделает все, что в его силах. Близкий гром выстрелов накрыл здания взрывами. Танкисты не жалели боеприпасов. Стреляли почти в упор. Хотя, конечно, точность оставляла желать лучшего. Слишком сложные условия.

Мало того что ночь эта ядерная, так еще и цель загорожена другими зданиями. Видимость хорошо если километр. У них, так и вовсе, пятьсот метров. Но взрывы продолжали окружать ствол ретранслятора, выхватывая его из темноты. По ним же корректировали огонь следующие. Но уже через пятнадцать минут стало понятно: не вышло. Бомбардировка должных результатов не принесла.

Вот только в свете огня он успел заметить несколько спрятавшихся зараженных. Они сидели на самом пределе досягаемости. Но Александру и этого было достаточно. Указав своим вторым номерам направление для атаки, он выбрал мишень посложнее.

– Разом! Три, два, пли! – снайперы открыли огонь на поражение, и сразу несколько тварей попадали замертво. Жаль только, слишком мало.

– Командир, мы здесь ничего не сделаем, – обратился к нему закутанный по самые глаза взводный, когда внизу началась заварушка. Пулеметные очереди перемежались танковыми выстрелами. Вся улица ходила ходуном, а они сидели без дела. Только приказ есть приказ, да и позиция удачная, если не считать, что стрелять не по кому.

– Черт, – через минуту не выдержал Саша, когда взрыв танка в очередной раз сотряс здание, – хорошо окопались, твари. Долго выколупывать будем, – он уже был готов согласиться с подчиненным, как над улицей взвилась красная сигнальная ракета – одна. – Заняли! Дошли! – обрадованно крикнул Истребитель, не отрываясь от прицела. Затем в воздух поднялась зеленая ракета, а следом синяя.

– Капитан, а что синяя значит? – удивленно спросил взводный.

– Кто бы знал, – пробормотал Сухов, но уже в следующую секунду разглядел наступающих по крышам бойцов, – японцы. Едрить колотить. Присоединились-таки к драчке.

– Помогут?

– Ну, по крайней мере, на себя отвлекут, уже хорошо, – пожал печами Александр. Наступающие по крышам отряды начали обстреливать окна, и когда гарпуны выстрелили в упор, он все понял. Гениальный в своей простоте план. Не можешь взорвать издали – взрывай вплотную! Киберы уже среагировали, и по лестнице начала подниматься первая партия. – Все на позиции! Враг в зоне обстрела. Огонь по готовности!

Как долго он ждал этого момента. Зараженные были словно в тире. Спускаясь и поднимаясь по лестницам, которые отлично простреливались с их позиции. В какой-то момент даже показалось, что отряды успеют подорвать сердцевину ретранслятора до подхода врага, но черная смазанная тень неслась наверх, в два прыжка преодолевая один пролет.

Та тварь, из переулка. Саша хорошо запомнил контуры цели и теперь был в своем праве. Малютка заглотила усиленный бронебойный патрон. Выдох, прицелиться. Выстрел!

Тварь была слишком быстрой, носилась по этажу, убивая людей и вышвыривая их наружу, словно те ничего не весили. Но пуля легла точно в плечо. Врага развернуло на месте, но гад выжил, спрятавшись за перегородкой. Ну ничего, пусть только покажется. Оставив мелочевку остальным, Истребитель жадно припал к прицелу. Он был охотником на особо крупную дичь, и сегодня она от него не уйдет!

Сражение в середине ретранслятора кипело. Противник метался из стороны в сторону, пытаясь не дать людям забраться в здание. Но его что-то замедлило. Движения стали предсказуемыми. Забравшийся боец, сумел дать по ней очередь из автомата, попав в грудину. Тварь рухнула наземь. Выстрел! Мимо. Враг уже снова в бою, носится как угорелый. Если бы это был простой человек – умер бы еще от предыдущего попадания, а этому хоть бы хны. Вскочил и продолжил битву.

Выругавшись на себя за предвзятость, Саша плюнул на спрятавшегося врага и начал истреблять всех попадающихся на глаза зараженных. Вначале их было немало, но с каждым попаданием выискивать новые цели становилось все сложнее. Этаже на седьмом громыхнуло. Кажется, кто-то не дождался установки всех бомб.

Сдвинув прицел до предела вниз, он заметил знакомый контур. Привет, красавица. Что ж, тварь, вот и сочтены твои дни. Ее императорское высочество разделает тебя как осьминог краба, только панцирь останется. Да и то, если повезет. Он с удовольствием проследил за началом схватки, но стоило принцессе утащить свою добычу внутрь, тут же переключился на редких оставшихся зараженных. Прошла минута, и Рей выскочила из ретранслятора, плавно опустившись с помощью джетпаков на пару этажей ниже.

– Черт, неужто и она проиграла? – с досадой проговорил Саша.

– Капитан, смотрите, на ближайшей многоэтажке, – обратил его внимание взводный. Сухов чуть не выстрелил по привычке, но вовремя заметил, что это копошатся японцы, устанавливая РПГ.

– Надо отдать ей должное, настойчивая девушка, – усмехнулся Сухов, вновь возвращаясь к зданию. В последний момент он успел заметить черную тень, промелькнувшую на высоте шестнадцатого этажа. Но взять ее на прицел уже не мог, предельный угол атаки был такой, что попадание крайне сомнительно. А других целей не было.

– Смотрите, это же генерал! – вскричал один из снайперов, показывая на лестницу.

Истребитель сначала не поверил своим глазам. Гигантскими скачками по лестнице поднимался Ферронов. Сам, лично. Следом, с отрывом в пару этажей, поднимались Древнев и остальные Орки. Влетев на десятый этаж, они разделались с обороняющимися тварями меньше чем за минуту, а затем Роман двинулся дальше. Черт, возможно, пойди они в такую атаку в самом начале, не потеряли бы столько народа. А с другой стороны, попали бы в западню, столь тщательно подготовленную Контролером.

На четырнадцатом они встретились. Генерал почти проскочил мимо противника, но прогремел взрыв, и Саша увидел, как его завалило обломками упавшей лестницы. И не только он, один из снайперов, выругавшись, дернулся к выходу.

– Назад! – скомандовал Сухов, ставя бойца на место. – О нем есть, кому позаботиться. Зачищаем периметр согласно приказу.

– Так нет же никого, чего делать? – спросил взводный, разводя руками.

– Радоваться, что мы живы и прикрывать тех, кого можем. Если зараженных нет, отлично, если они есть, но мы их не видим, плохо, – выполняя собственные рекомендации, Александр сосредоточился, до предела обострив и слух, и зрение. Минут через десять он почувствовал, как волосы встают дыбом, а затем его бойцы закричали.

Они корчились, сжимая ладонями шеи, там, где были имплантаты. Катались по полу.

– Что с тобой? – Саша подскочил к ближайшему бойцу и отодвинул руку. Солдат не отвечал, воя и пытаясь вырвать кусок полимера из тела.

«Кристалл! Что происходит?!»

«Сигнал, – проговорила завороженно ассистент, – такой мощный, что дает заряд на имплантаты. Будто поместили в инфополе. Давайте я покажу вам, как это прекрасно?»

«К черту! Лучше покажи, как мне спасти людей!»

«Им абсолютно ничто не угрожает. Через несколько секунд имплантаты перезапустятся и войдут в рабочую норму. Стоит только подождать».

«Какую, к дьяволам, норму?! Ту, когда наномашины выедают человеку заживо мозг?»

«Боюсь, я не понимаю, о чем вы. Такого не может быть даже с технической точки зрения. Удаленное перепрограммирование такого сложного объекта невозможно…» – она все продолжала и продолжала говорить. Но, не обращая внимания на слова ассистента, Истребитель стянул с подопечного шарф. Отодвинул воротник куртки и свитера. А потом замер в нерешительности. И что дальше?

Хирургом он не был, а значит, и безопасно извлечь эту штуку не мог. Резать шею в полевых условиях – это почти гарантированно обрекать на смерть. Но не лучше ли такая смерть, чем превращение в зараженного?

Очередной взрыв раздался со стороны ретранслятора. Рей развлекалась, расстреливая здание в упор. Но, к счастью, группа Древнева уже спускалась по пятому этажу, таща на себе раненых. В том числе и генерала. Японцы тоже отступали – по крышам. А значит, вскоре все будет кончено. Вон как шатается телевизионная вышка. Даже отсюда видно. Еще пара ударов, и навернется вместе со всеми их опасениями. Если только…

Характерный вой с улиц привлек его внимание. Сотни зараженных высыпали из домов. Все те твари, что еще пять минут назад мирно спали в своих квартирах, теперь неслись прочь от ретранслятора. Но самое худшее было в том, что они проснулись. Абсолютно однозначно. Молниеносные рывки, скорость движения. Они пришли в свою жуткую демоническую норму, и теперь вся это черная толпа мчалась на скрючившихся в муках людей.

Саша, не раздумывая, сорвал с пояса бойца гранаты и кинул их в визжащую толпу. Но зараженные будто видели все сразу. Они отхлынули от упавших в снег шаров, и осколки задели только пару. Впрочем, и людей они не атаковали, шли в северную часть нового района, к экодомам. Не обращая внимания на корчащихся беззащитных бойцов. Улепетывали со всех ног.

Жуткий треск заглушил остальные звуки, заполнив его зрение красными волнами. Ретранслятор падал. Теперь уже окончательно. Толстая башня переломилась пополам в районе пятнадцатого этажа. Трещина прошла от основания до самого верха. Здание застонало, будто диковинное животное. Раздался громкий хлопок, и из чрева телебашни вырвался длинный композитный трос. Он ударил по ближайшему зданию с такой силой, что пробил несущую стену. Затем лопнул второй, ретранслятор неестественно наклонился, будто прощаясь с этим миром, и наконец упал, разваливаясь на части прямо в воздухе.

Конвульсии бойцов тут же прекратились. Дыхание выровнялось. Что бы ни делал с ними сигнал, передаваемый вышкой, они исчезло вместе с антенной. Высунувшись из окна и оглядев ближайшие полупустые улицы, но не увидев явной угрозы, он вернулся к бойцам. Они выглядели измученными, но были живы. А значит, должны были встать и продолжить выполнять приказ.

– Подъем! – скомандовал, как мог громко, Сухов. Пара солдат вздрогнула, просыпаясь. А остальных пришлось приводить в чувство пинками и пощечинами. К счастью, в оставшихся трех взводах никто не пострадал. Снайперы знали своих вторых номеров. Те знали щитовиков прикрытия и штурмовиков. Кого будили, зовя по имени. Кого, окунув в снег. Но вставали в результате все. Даже удивительно, что они смогли выбраться из здания живыми.

Стоило им отойти к ближайшим позициям сослуживцев, как пришлось обороняться. Бойцы крайне медленно приходили в себя. В отличие от зараженных, которые после падения вышки будто были под действием Песни Контролера. А может, именно так оно и было, ведь не могли же они все сразу стать столь быстрыми, ловкими и сильными? К счастью, хоть автоматы не успели похватать.

– Водители, по машинам! Снайперы, помогайте живым грузиться в кузова! Остальные, держать оборону! – понимая, что взять на себя эвакуацию сразу двух улиц будет просто нереально, Сухов организовал отступление ближайшей группы. Солдаты, хоть и с большим трудом, приходили в себя, помогая в обороне. Спустя пару минут нашлись взводные и даже один комдив. Но все беспрекословно подчинялись приказам здоровенного орка, руководящего процессом, не отрывая взгляда от мушки.

Застрекотали пулеметы. Взревели двигатели. Потрепанная колонна начала медленно пятиться назад, оставляя за собой сотни убитых. Единственное, на что Александр надеялся, – это то, что потери были не напрасными. Что цель достигнута. Хотя ощущение было прямо противоположным. Даже несмотря на падение ретранслятора, они опоздали. Зараженные пробудились, и от мысли, что сейчас творилось под Малой Сахалинской Стеной, построенной китайцами, у Сухова вставали волосы на спине. Они отступали…


Глава 3. Перед битвой | Истребитель 3. Зооморф | Глава 5. Мрачная перспектива



Loading...