home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


11

Министр обороны быстрым шагом вошёл в комнату для совещаний Президиума Верховного Совета и потянулся к стоявшим на маленьком столике телефонам правительственной связи.

– А вот этого не следует делать, уважаемый Иван Андреевич! – раздался спокойный и насмешливый голос за его спиной.

Министр обороны резко обернулся. В углу комнаты стоял командующий космическими войсками. В его руке воронёной сталью поблёскивал пистолет. Дуло было направлено точно в грудь министра обороны.

– Это как прикажете понимать, товарищ генерал-полковник? – враз осипшим голосом произнёс министр. – Что за самодеятельность?

– Никакой самодеятельности, – лицо командующего космическими войсками излучало уверенность и дружелюбие. – Я выполняю просьбу председателя Президиума Верховного Совета и обеспечиваю его выступление на сессии. Поэтому телевизионную трансляцию вам, дорогой Иван Андреевич, прервать не удастся, даже и не пытайтесь. Тем более что телецентр страны десять минут назад взят под контроль моими офицерами.

– Ах, вот оно что, – министр осел на мягкий диван около стены. – Значит, вы заранее всё спланировали…

– Конечно, спланировали, – весело подтвердил генерал-полковник. – Как же можно в нашей стране работать без плана?

Министр обороны почувствовал, что ему стало трудно дышать. Воротник рубашки врезался в шею.

– Ты отдаёшь себе отчёт, что это измена? – Министр обороны облизал пересохшие губы. – Измена Родине, народу, партии!

– Какая ещё измена? – Генерал пожал плечами. – Выступает глава нашего советского государства, а вы хотите ему помешать. А я не хочу вам этого позволить. В чём же тут измена?

– Прекратите болтовню, товарищ генерал-полковник! – Министр обороны уже овладел собой. – Немедленно уберите оружие и дайте мне возможность воспользоваться правительственной связью!

– Сидите спокойно, товарищ маршал Советского Союза, – глаза командующего космическими войсками блеснули холодным блеском. – Давайте-ка лучше посмотрим телетрансляцию!

Не опуская пистолета, он потянулся к дистанционному пульту на столе и включил телевизор, который стоял в дальнем углу комнаты. На экране почти мгновенно крупным планом возникло лицо председателя Президиума Верховного Совета СССР.

– Непосредственным поводом для начала обмена ядерными ударами между СССР и США, – говорил стоявший на трибуне председатель, – может явиться катастрофа американского космического шаттла «Колумбия», который сейчас совершает полёт по околоземной орбите. Дело в том, товарищи, что во время старта этого корабля его теплозащитная оболочка была повреждена, и безаварийное возвращение «Колумбии» на Землю невозможно. Семеро космонавтов должны заживо сгореть в земной атмосфере во время посадки. Американские руководители полётом шаттла не подозревают, что их космический корабль смертельно ранен. Но об этом знают и наш генеральный секретарь, и руководители нашего министерства обороны. Однако они решили не ставить в известность правительство США. Я же считаю, что в условиях нынешнего противостояния Советского Союза и Соединённых Штатов гибель шаттла «Колумбия» может стать той искрой, которая и разожжёт ядерный пожар.

Зал заседаний сессии Верховного Совета тревожно загудел.

– Какое хорошее изображение, – сказал командующий космическими войсками. – Постарались мои орелики! Молодцы!

– Передача идёт в прямом эфире? – побелевшими губами спросил министр обороны. – На всю страну?

– Конечно, на всю страну – от Бреста и до Камчатки, – с озорным смешком подтвердил генерал-полковник. – И через спутники связи – на весь мир! Помните, как когда-то говорил Левитан, когда в эфир шли официальные сообщения?

Он кашлянул и произнёс, стараясь копировать нотки известного всей планете диктора советского радио и телевидения:

– Говорит Москва! Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза, Центральное телевидение, все системы дальней космической связи!

– Послушай, генерал, – министр обороны сунул пальцы за ворот рубашки и резко рванул, пытаясь ослабить туго затянутый галстук. – Ты выбрал неправильную сторону на баррикадах. Но ещё не поздно всё поменять! Этого слюнтяя, – он кивнул в сторону изображения председателя на экране телевизора, – считай, что уже нет. А тебе ещё служить и служить!

– Это ты к чему клонишь, Иван Андреевич? – Генерал-полковник прищурился, внимательно разглядывая лицо собеседника.

– Тебе не надоело быть вторым номером? – Министр обороны сглотнул ком в горле. – Если ты сейчас дашь мне поговорить по телефону, историю вполне можно будет изменить. Подкорректировать в правильном направлении. Переписать заново. Мы можем объявить, что тогда, в шестьдесят первом, первым человеком, который облетел Землю, был не Гагарин, а ты. Гагарин, скажем мы, просто имитировал полёт. По секретному распоряжению Хрущёва. Чтобы мы могли утереть нос Америке, опередить американских космических попрыгунчиков Шепарда и Гриссома. А первый настоящий космический полёт совершил ты!

Улыбка медленно погасла на лице командующего космическими войсками. Он некоторое время молча рассматривал сидевшего перед ним человека, а потом ровным и бесцветным голосом тихо произнёс:

– Дурак ты, Иван Андреевич… Даром что министр обороны и маршал, а всё равно – дурак…


предыдущая глава | Историкум. Мозаика времен | cледующая глава



Loading...