home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Добробой приехал поздно вечером. К этому времени гридень Светомысл был уже пьян, как фортепьян, и отроки князя сразу же потащили его в сени – приводить в чувство. Они трижды окунули его головой в деревянную кадушку с ледяной колодезной водой, после чего один из отроков посветил ему в глаза ручкой-фонариком и остался доволен результатом.

Пошатывающийся Егорка, вытирая лицо рукавом, вышел во двор, где около большого черного «Хаммера» стоял князь – его приземистый широкий силуэт очень четко вырисовывался на фоне встающей над полем луны. Добробой стоял к Егорке спиной, и только мощное журчание подсказывало, что князь вовсе не любуется пейзажем, а занят гораздо более важным делом.

– Ой ты гой еси, великий князь… – неуверенно начал Егорка.

– Сам ты гой, – не оборачиваясь, отозвался Добробой. – Не умеете в своей Москве пить – так не беритесь.

– Да нормальный я уже! – с досадой сказал Светомысл.

Князь перестал журчать и энергично передернул плечами.

– Ну, раз нормальный, то пойдем выпьем. И потолкуем о делах наших.

– Пойдем… те, – обреченно вздохнул Егорка.

В дом заходить не стали. Оказалось, что за ним, невидимый для посторонних глаз, разбит большой походный шатер – тент с противомоскитной сеткой, под которым стояли сколоченные из толстых бревен скамьи и большой дубовый стол. За столом расположилась княжья дружина – человек десять крепких мужиков в камуфляже – и длинноволосый седой старик в белой вышиванке. Добробой, одетый в спортивный костюм – Светомысл заметил, что вместо адидасовского трилистника на нем была вышита руна «Одал», – прошел и грузно сел во главе стола, махнув гостю рукой – садись, мол, не стесняйся.

Егорка поискал глазами, где бы ему сесть, но не нашел. Дружинники делали вид, что не замечают никакого гостя. Один только старик в вышиванке смотрел на него пристально, не мигая, круглыми, как у совы глазами, и под этим взглядом Егорке стало очень неуютно.

– Вот, – сказал Добробой гулким голосом, – приехал к нам, значит, человек из Москвы. Не обманули москвичи. Есть, значит, и у них яйца.

Дружина с готовностью заржала. Егорка не очень понял княжеский юмор, но отметил, что атмосфера за столом мгновенно разрядилась. Один из дружинников даже подтолкнул соседа бедром и немного подвинулся на скамье.

– Садись, Москва.

– Спа… – начал было Егорка и осекся. Как принято здороваться у порубежников, он забыл. Точно не «спасибо», об этом его предупреждали на инструктаже раз двадцать. Порубежники – не столичная хипстота, у которой приветствие «здорово, старый перун» ничего, кроме идиотских ухмылок, не вызывает. Здесь за такое могут и в хрюк втереть. И базар следует фильтровать не менее внимательно, чем с урками на зоне. Скажешь неосторожно «спасибо», сразу же прикопаются – а что это за бог такой, который спасать должен? А не тот ли, которому попы на гелендвагенах кланяться заставляют? А может, ты сам, того, из рабов божьих будешь? Нет? А чем докажешь? Ну и так далее…

– Здравия, – сказал он и сел на освободившееся место. Ему тут же пододвинули тарелку, положили на нее два шампура с вкусно пахнущим мясом и налили в пластиковый стаканчик уже знакомого огуречного меда.

– Вот, Жирослав, – князь внимательно поглядел на старика в вышиванке, – ты хотел что-то сказать нашему гостю. Так говори, другого времени не будет.

Старик прокашлялся, решительно отодвинул тарелку и вытянул в сторону Егорки длинный желтый палец.

– Я тоби дещо розповим, – проговорил он сильным, молодым и слегка дергающимся голосом, странно не вязавшимся с его внешностью. – А ти слухай и запамятовувай, я двичи повторювати не стану.

Гридень Светомысл с ужасом понял, что понимает в лучшем случае треть из того, что произносит старик. Причем то, что он понимал, было как раз не очень важно, а самое главное от него ускользало. Дождавшись, пока Жирослав прервется, чтобы отхлебнуть из пластикового стаканчика, Егорка замахал руками.

– Князь, я же ни бельмеса не понимаю! Он по-русски не может, что ли?

– Песьей мовой не размовляю, – с достоинством ответил седой.

– Видишь, гридень, – Добробой подмигнул Егорке, – какой он у нас упрямый? Они там все такие, Жирослав еще не самый упертый.

– Ваша мова – ординская, – огрызнулся Жирослав. – Вам ее татарва да мокша навязали. Мне, волхву, на ней говорить – ганьба.

– А перевести никто не может? – уныло спросил Егорка.

– Я могу, – дружинник, сидевший напротив Светомысла, широко улыбнулся. – Но тебе не понравится.

– Потерплю как-нибудь.

– Он говорит, вы там в своей Орде не родноверы никакие, а собачье говно. Рабы сам понимаешь кого, и вместо мозгов у вас – вата. Монголы вас триста лет употребляли, теперь у вас гены наполовину татарские, наполовину мордовские. И то, что вы себя там, в Москве, родноверами называете – так только славное имя Рода поганите…

– Да что он гонит? – возмутился Светомысл. – Да я эту пургу в любом хохляцком паблике сто раз читал, стоило ради этого меня сюда посылать?

Дружинник скорчил удивленную рожу.

– А от меня ты чего хочешь? Что волхв сказал, то я тебе и перетолмачиваю.

Жирослав забормотал что-то на своем полупонятном языке.

– Он говорит, что это было необходимое вступление, – перевел дружинник и икнул. – Что его надо произносить перед каждым разговором с кацапом. А тот разговор, ради которого ты приехал, – будет у вас с глазу на глаз.

– А как же я пойму?..

Не обратив внимания на последнюю реплику, Жирослав резко поднялся, едва не столкнув со скамьи сидевшего рядом дружинника. Повелительно махнул Егорке рукой – иди за мной.

Егорка с трудом вылез из-за стола и поплелся за волхвом.

Отошли далеко – так, что даже богатырский гогот княжьей дружины был едва слышен за стрекотом кузнечиков и кваканьем лягушек. Убедившись, что их никто не видит, Жирослав схватил себя за длинные седые космы и рванул вверх и назад. Обнажился гладко выбритый потный череп. Жирославу без парика было лет тридцать пять.

– Фу, мля, – сказал волхв на чистом русском языке, брезгливо тряся париком. – Он же еще и меньше на размер, прикинь?

– Конспирация, – понимающе кивнул Егорка.

– Хренация! Реквизиторы чертовы… Ладно, времени мало, так что давай по делу.


предыдущая глава | Модноверие | cледующая глава



Loading...