home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тридцать вторая

Правители Южной Индии

Между 543 и 620 годами царство Чалукья расширяет свои пределы, эрудированный правитель Паллавы наносит ответный удар, северянин Харша чуть не захватывает Юг


В 532 году разрозненные королевства на юге Индии начали понемногу формироваться в империю.

Правителем, предпринявшим первый шаг к завоеванию, был Пулакешин, вождь Чалукьи. Племя чалукья обитало на плато Декан. Вероятно, они давно переселились с севера и за долгое время вполне освоились в Центральной Индии. Сотни лет они существовали в относительном мире, но в VI веке харизматичный и амбициозный Пулакешин начал превращать племенное государство в небольшую империю.

Столицей Пулакешина был город Ватапи, и его завоевания раздвинули империю Чалукья от этого центра к соседним племенам. Он аннексировал царство Вакатака, ненадолго поднявшееся в последние дни империи Гуптов и теперь раздавленное его силами. Он завоевал земли западного побережья; это значило, что теперь Чалукья могла беспрепятственно торговать с арабами. Но Пулакешин не основывал свои амбиции только на силе меча. Он хвастался также наличием пятидесяти девяти предков царской крови, придавая своей семье недостоверный блеск древности.1

Чтобы еще сильнее поднять свой авторитет, он принёс в жертву коня: согласно древнему индусскому обычаю, люди верили, что посредством ритуала, совершаемого правителем, весь народ обретет здоровье и силу.

По словам индолога Германа Ольденберга, принесение в жертву коня было «наивысшим священным выражением королевской власти и величия». Это был тщательно разработанный ритуал, занимавший много времени. Конь, предназначенный в жертву, должен был под надзором стражи пастись на свободе в течение года, прежде чем его приводили к королю. Жрецы покрывали коня золотистой тканью, и в завершение трёхдневного празднества правитель сам убивал его правой рукой, после чего супруга царя ложилась рядом с мёртвым конём и имитировала акт близости с ним. Сила коня и сила царя становились одним целым, сила коня входила в царицу, и когда впоследствии она рождала наследника, божественная сила передавалась ему. Могущество и сексуальные отношения были взаимосвязаны. Корона и передача короны наследнику по крови были переплетены. Совершать такое жертвоприношение приличествовало не низшим правителям, а императору.2

Сыновья Пулакешина следовали вере отца, подкрепляя оружием уверенность в своём праве на власть. Когда правитель погиб в 566 году, его сын Киртиварман занял трон и провёл следующие тридцать лет, расширяя границы власти Чалукьи ещё дальше. В надписях сказано, что в своих походах он завоевал империю Маурьев, потомков древнего королевского рода, некогда правившего большей частью Индии. Также он взялся перестраивать прежде небольшое селение Ватапи, наполнил его храмами и гражданскими постройками, постепенно превращая в настоящую столицу.

В 597 году Киртиварман скончался, и его место занял его сын Пулакешин II. Однако он не сразу начал править своей страной. На протяжении тринадцати лет Мангалеша, брат Киртивармана, служил регентом, контролируя королевство даже после того, как Пулакешин II достиг возраста, в котором имел право на трон. Мангалеша не желал прекращать силовую политику отца, и как регент продолжал завоевания отца и брата.

Чалукья стремительно завоёвывала центр субконтинента, но её продвижение вскоре было затруднено появлением новой развивающейся силы – Паллавов с восточного побережья.

В древности племя паллавов проживало в Ватапи, вокруг того самого города, который стал теперь центром владений Чалукьи.


История Средневекового мира: От Константина до первых Крестовых походов

Владения Харши


Двумя сотнями лет ранее чалукьи изгнали их, вынудив переселиться в местность, известную как Венги. Давнее поражение посеяло неискоренимую вражду между двумя народами. Чалукья обвиняли паллавов в том, что они «враждебны по своей природе», в то время как паллавов раздражала экспансия Чалукьи.3

Около 600 года в стране паллавов пришёл к власти Махиндраварман. Он тоже оказался харизматичным правителем, положившим начало расширению страны. Однако некоторое время он избегал прямого конфликта с Чалукьей, завоёвывая лишь территории к северу от реки Годавари.

Махиндраварман стоит особняком в довольно схематичных хрониках правителей Южной Индии не из-за своих побед (каждый индийский правитель гордился своими военными достижениями), но из-за того, что ему удавалось поддерживать живой интерес к искусству, даже руководя неизбежными кампаниями против соседствующих государств. Он взял имя Вичитрачитта, что приблизительно значило «человек с новыми идеями». Махиндраварман интересовался архитектурой – он первым применил новый способ постройки каменных храмов. Его интересы затрагивали и искусство – он поручил одному из придворных учёных написать руководство для художников под названием «Дакшина-читра»; увлекался он и городским дизайном, возведя несколько городов по своим проектам, и музыкой (ему приписывают изобретение особого музыкального строя), и литературой (он написал две пьесы на санскрите, одна из них была сатирой, высмеивающей его же собственных чиновников).4

Если бы Махиндраварман жил на Западе и имел при себе придворных и монахов, которые желали бы зафиксировать его точное место в божественной картине мира, его бы запомнили как разносторонне образованного правителя, гения королевской крови. Вместо этого мы знаем о его достижениях исключительно из скупых надписей.

Тем временем в Чалукье началась гражданская война. Мангалеша, амбициозный дядя правителя, отказался покинуть трон. Он до сих пор правил как регент, но надеялся сделать полноправным царём своего сына. Он привёл Чалукью к победе над одним из сильнейших противников, державой Калачури. Как и Киртиварман, он украсил столицу Ватапи новыми домами и пещерными храмами. У него были все королевские качества, включая королевскую кровь – но не было прямой линии наследования.

В 610 году юный Пулакешин II поднял восстание против режима своего дяди. Запись, оставленная Равикирти, придворным поэтом Пулакешина, представляет такую точку зрения: Пулакешин II предъявил претензию на власть как внук, тёзка и правомочный наследник Пулакешина I, первого из его рода, кто начал править как император. Его дед совершил жертвоприношение коня, поэтому он имеет полное право занять престол.5

Детали восстания неизвестны. Мы знаем только, что Пулакешину удалось победить благодаря поддержке достаточного количества солдат в армии. Природная способность к лидерству и царская кровь не спасли Мангалешу – традиция прямого наследования подкосила его власть. Он был убит в бою, и Пулакешин занял трон.

Новый правитель сразу взялся за меч. Список народов, которых он победил и поработил, весьма длинен: ганги, латы, малавы, гуджары и много других. Власть Чалукьи простиралась уже на большую часть Декана, и вскоре армии Чалукьи и Паллавов начали сталкиваться. Оба правителя – Пулакешин II из рода Чалукья и Махиндраварман из рода Паллавов – были честолюбивыми лидерами, чьи устремления сковывало море. Их конфликт положил начало противостоянию, которое определило ход индийской истории на многие десятки лет.

Однако с севера начала надвигаться угроза, более серьезная, чем амбиции обеих стран.

После падения империи Гуптов и устранения эфталитов северная часть Индии распалась на множество мелких и мельчайших конкурирующих владений. Но в начале VII века необычный юноша по имени Харшавадхана унаследовал от своего умирающего отца право на трон небольшого города Танесар на севере. Вновь харизма и целеустремлённость одного человека изменили всю страну.

В отличие от Махиндравармана, у Харшавадханы был придворный, записывавший его историю. Этот человек, Вана, оставил нам хвалебную песнь, прославляющую деяния Харшавадханы – «Харшачариту». Она описывает царских предков Харшавадханы так: «Род царей, господствующих над миром благодаря своему великолепию, наполняющих земли своими стройно движущимися войсками». Семья Харшавадханы не выделялась на фоне других правителей и никогда не правила большими территориями – но его последующие завоевания требовали, чтобы его слава считалась предначертанной.6


Еще до того, как Харшавадхана стал правителем, он получил письмо, переданное с перепуганным слугой. Его сестра Раджвашри, которую выдали замуж за правителя соседнего государства с целью заключения мирного договора, овдовела из-за внезапной смерти супруга. Её страна была под угрозой вторжения врагов, а ей самой угрожала смерть на погребальном костре мужа. Харшавадхана собрал армию и вторгся в страну, спасая сестру от смерти. Бана утверждает, что он успел снять её с пирамиды из дров до того, как их успели поджечь. После этого он провозгласил страну своей собственностью.

Это была первая из многих побед. Вожди, побеждённые им, один за другим клялись ему в верности по всей Северной Индии. Когда его государство разрослось, он переместил столицу на восток, в Каннаудж, ближе к центру своей растущей как на дрожжах империи, и оттуда правил, а свою сестру сделал соправительницей и императрицей. Пока она управляла государством, он сражался. Он объединил Тханесар и Каннаудж и завоевал племена во всё расширяющемся круге его территории.7

В 620 году он повернул на юг – и столкнулся с правителем Чалукьи, Пулакешином II, у реки Нармада. Чтобы сохранить свои владения, Пулакешин должен был предотвратить переход Харшавадханы через реку, но его силы были меньше по количеству. Китайский монах Сюань-цзан, проведший семнадцать лет своей жизни в путешествии по Индии во время правления Харшавадханы, уверял, что у императора была сотня тысяч всадников, столько же пеших воинов и 60 000 слонов.8

Придворный поэт Пулакешина написал, что меньшая армия приготовилась к битве, опоив себя и своих боевых слонов пьянящим настоем. Это сделало их бесстрашными и очень опасными. Эту стратегию подтверждает Сюань-цзан, который пишет:

«Они одурманивают себя вином, после чего один человек с копьём может противостоять десяти тысячам… Кроме того, они приводят в опьянение многие сотни своих слонов; готовясь вступить в бой, они пьют вино и, ринувшись вперед сомкнутыми рядами, затаптывают всё на своем пути, так что никто не может противостоять им».9

Пьяная отвага, вероятно, сыграла свою роль в битве, но задачу Пулакешина облегчали другие обстоятельства: чтобы войти на территорию Чалукьи, войскам Харшавадханы приходилось пересекать горы по перевалам, которые значительно проще защищать, чем захватывать. Горы, река и пустыня в центре Индии давно мешали любому правителю, намеревавшемуся захватить всю Индию.

Войскам Пулакешина удалось оттеснить грандиозную армию Харшавадханы. Теперь Нармада стала южной границей его государства. Харшавадхану это ужасно раздражало, – ведь Пулакешин, сколько бы он ни был велик на своей территории, оставался относительно малым правителем, и его королевство было еле заметным пятнышком в сравнении с грандиозной империей Харшавадханы.

Но Пулакешин прочно удерживал свою территорию. Он вышел победителем из битвы против Харшавадханы, а затем победил Махиндравармана и присвоил северные провинции – Венги, землю, на которую паллавы переселились после изгнания за много лет до того. Во второй раз чалукья прогнали их из родного края.10


СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХРОНОЛОГИЯ К ГЛАВЕ 32

История Средневекового мира: От Константина до первых Крестовых походов

История Средневекового мира: От Константина до первых Крестовых походов


Глава тридцать первая Воссоединение | История Средневекового мира: От Константина до первых Крестовых походов | Глава тридцать третья Два императора



Loading...