home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тридцать третья

Два императора

Между 551 и 579 годами лангобарды захватывают Италию, персы проникают в Аравию, а Юстиниан и Хосров оставляют свои империи более слабым наследникам


В Константинополе наконец закончилась чума. Пятилетнее перемирие с персами защищало восточную границу и Юстиниан смог вновь заняться завоеванием западных земель.

Византийская армия в Италии была напряжена до предела и не смогла бы продержаться дольше, поэтому Юстиниан отправил воина-евнуха Нарсеса (Велизарий недавно отошёл от активных действий) с приказом собрать армию наёмников из гепидов и лангобардов.

Оба этих племени согласились расселиться вдоль северной части страны, но лангобардов оказалось проще нанять для сражения. Лангобарды, скорее всего, когда-то пришли из холодных северных земель в далёких областях Балтийского моря, известных как Скандия. Их устная история, изложенная Павлом Диаконом в VIII веке, по прошествии сотен лет, сообщает о таком происхождении: «Народов [Скандинавии]… стало так много, что они более не могли уживаться вместе». Павел утверждает, что они собрали своё войско, разделили на три части и предоставили жребию решать, какая часть будет вынуждена покинуть страну и искать новый дом. Искать новую родину пришлось лангобардам.1[83]

Когда Нарсес прибыл в Италию около 551 года, он пообещал отдать лангобардам землю в Паннонии в обмен на их помощь. Получив подкрепления от лангобардов, он затеял войну против остготов. Их правитель Тотила вновь захватил Рим и укреплял свои позиции там, а не в Равенне, но армия наёмников Нарсеса составляла почти тридцать тысяч человек – он нанял не только лангобардов, но также несколько племён гепидов и гуннов. Когда Нарсес напал на Рим, шесть тысяч остготов пали в бою, и Тотила был убит.2

Знать готов избрала нового короля, но он тоже пал в сражении. Нарсес и его наёмники вновь захватили Равенну и сделали её византийской столицей. Правление остготов закончилось. Теперь Италией управлял по воле Юстиниана византийский чиновник-экзарх – генерал-губернатор, который также имел право разбирать гражданские дела. Константинополь вновь стал сердцем империи, но только после долгих лет войны, разрушившей многие города и деревни и изнурившей людей.3

В 552 году Юстиниан также восстановил контроль над южной частью Испании. Вестготский король был убит, его двор захлестнула смута. Один из придворных, Атанагильд, отправил в Константинополь сообщение, весьма неразумно прося о помощи в захвате трона. Византийские корабли прибыли поддержать его, и он смог захватить власть – однако в 554 году византийцы захватили форты и крепости вдоль всего южного побережья, и Юстиниан сделал эту область своей провинцией со столицей в Картахене.4

Чума принесла Юстиниану победу Он был на пороге восстановления старой Римской империи, возродив ее былую славу Власть Византии теперь достигала западной части Средиземноморья, и Рим вновь принадлежал ей.

Однако вскоре с востока появились новые соперники.

Новый народ сформировался, как и многие до него, из неорганизованных разрозненных племён. За предыдущее столетие кочевники из Северного Китая продвинулись на запад, в Центральную Азию. Одного из их полководцев звали Бумын-хан; в 552 году он собрал своё племя и союзников в месте под названием Эргенекон, в Алтайских горах, и объявил себя их главой. Это заявление, должно быть, предваряли несколько лет движения к власти, однако до нас сведения об этом не дошли. Бумын взял в жёны китайскую принцессу из бывшей правящей семьи Западной Вэй, добавив ноту величественности к своему грубому захвату власти, и сделал своей столицей город Отукан.

Новое государство, сформированное Бумын-ханом, стало известно как Гоктюрский или просто Тюркский каганат, первое государство тюрков. Тюркские легенды в основном сосредотачены вокруг горной твердыни, где Бумын-хан создал народ: Эргенекон, родина тюрков, стал также своеобразным святилищем, райским садом в памяти людей.5

Вскоре после собрания на Эргенеконе Бумын скончался, и его сын Мукан получил власть над новой страной. Мукан начал сражаться с соседствующими племенами, расширяя границы государства, вынудив ближайшие племена – кочевых аваров – переселиться на запад, ближе к Персии и Византии.6

В 558 году изгнанные авары достигли границ Византии, вынуждая Юстиниана откупиться от них. Они продолжали двигаться на запад и остановились возле Дуная, к востоку от гепидов.

Они были не единственными, кого согнал с места новый тюркский народ. Мукану удалось завоевать восточные племена булгаров, взволновав остальные племена, жившие на западном берегу Дона. Некоторые из этих племён вошли на земли Византии, но вместо того, чтобы откупаться и от них, Юстиниан вызвал из отставки Велизария и приказал ему прогнать пришельцев.7

Велизарию это удалось, что пробудило в Юстиниане старое недоверие к давнему помощнику Видимо, даже после десятков лет правления Юстиниан не чувствовал себя в безопасности. В 562 году он обвинил Велизария во взяточничестве и посадил в темницу, однако на следующий год смягчился и выпустил старого друга, помиловав его. Это был последний конфликт между Юстинианом и Велизарием. Оба скончались в 565 году: Юстиниан в 83 года, Велизарий – в 60 лет.

Вместе с Юстинианом скончался и последний шанс Римской империи на возрождение. Феодора умерла бездетной в 548 году – вероятно, от рака, Юстиниан после этого не женился, и сыновей у него не было. Новым императором стал его племянник Юстин. Практически сразу же вновь завоеванные области на западе начали раскалываться на части.

В Италии византийское правление оказалось под угрозой из-за прихода чумы через год после начала правления Юстина II. Павел Диакон описывает характерные опухоли в паху, случаи лихорадки, горы незахороненных тел, опустошённую и ослабленную Италию. По его словам, «жители оставляли дома, и только собаки оставались сторожить их».

«Можно было заметить, что в мир вернулась древняя тишина. Ни голоса не было слышно на полях, пастухи не свистели, управляя стадами, никто не охранял стада от диких зверей, никто не ловил домашнюю птицу [для кухни]. Злаки, пережившие время сбора урожая, покорно ожидали жнеца, виноградники с опавшими листьями и сверкающими гроздьями оставались нетронутыми до зимы. Днём и ночью доносился звук как бы воинского рога, будто шёпот армии, многие его слышали. Не было видно следов прохожих, никто не видел убийц – но трупов людей было больше, чем может охватить глаз. Пастбища превратились в кладбища, а человеческие дома стали приютом для диких зверей. Эти бедствия происходили только с римлянами, только в Италии».8

Как только чума прекратилась, и пустые земли остались беззащитны перед захватчиками, на них положил глаз король лангобардов Альбоин.[84] Здесь следует сказать, что территория Паннонии была слишком мала для его людей. Их численность возросла отчасти и потому, что Альбоин завоевал оба соседних племени – герулов и гепидов. Павел Диакон утверждает, что Альбоин убил вождя гепидов в битве, насильно взял его дочь в жёны и сделал из его черепа кубок для вина – отсылка к древнему воинственному обычаю. Потомков лангобардов теперь было более четверти миллиона, и они нуждались в дополнительном пространстве.9


История Средневекового мира: От Константина до первых Крестовых походов

Византия во время наибольшего расширения


История Средневекового мира: От Константина до первых Крестовых походов

Гоктюркский каганат


В 568 году лангобарды большим числом вторглись в Италию. В 569 году Альбоин со своей армией захватил Милан и начал продвижение на юг. Византийские владения в Центральной Италии быстро пали. Во власти Византии оставалось только южное побережье и полоса земли от Равенны по побережью до Рима, где папа Бенедикт I объявил о защите императора. Италия вновь сменила владельца.

Тем временем вестготский король Леовигильд, брат и наследник Атанагильда, занял трон Испании и взялся за повторное завоевание земель, утерянных его предшественником. Юстин II не смог организовать достойную защиту, не говоря уже о том, чтобы захватить спорные территории. Попытки Византии вернуть земли, некогда принадлежавшие Римской империи, закончились.[85]

На востоке от Константинополя персидский правитель Хосров столкнулся с противоположной ситуацией. Его завоевания на востоке (он уничтожил эфталитов несколькими годами ранее) привели Персию на вершину власти в регионе.[86] Хосров реорганизовал свою, теперь огромную, территорию, разделив её на четыре части и назначив для каждой военного правителя. Этими четвертями были восточная земля, отобранная у эфталитов, центральная часть царства, земли к западу по границе с Византией и южные арабские территории.10

В 570 году Хосрову представилась возможность увеличить своё влияние на арабских землях.

Царство Аксум планировало послать армию через Красное море, чтобы атаковать арабский город Мекку.[87] Захват вновь маскировался под религиозный крестовый поход: Авра, царь Аксума, был христианином – а Мекка, центр арабской религии, была уязвима.[88] В Мекке не было царя, не было вообще никого, способного организовать и возглавить эффективную защиту. Арабы были верны тому племени, в котором родились, это племя было их этическим центром, а это значило, что их верность не распространялась за его границы. Нападение на другие племена ради добычи пищи, скота или женщин не было чем-то предосудительным или необычным.

Аравия была сухой страной вечно соперничающих мелких народов. Меккой управлял совет глав ведущих семей, и власть у всех была одинаковая. Договор о том, чтобы никто не пользовался оружием на священной территории Каабы, был единственным доказательством того, что племена связывала некая высшая сила. Не было общих законов, централизованной власти, избранного полководца. Даже сильнейшее в Мекке племя курайшитов было разделено на три борющихся за власть клана.11

Авра из Аксума использовал не только армию и корабли, но и как минимум одного слона. Это был первый раз, когда такое животное было использовано в военном деле арабов. Авра отправил свои силы через Красное море и приготовился осадить Мекку, но до того, как он смог покорить город, его войска были поражены чумой, и ему пришлось отступить. Его поражение в год Слона было спустя полстолетия объяснено в Коране божественным вмешательством:

«Вы видели, как Господь поступил с войсками со слоном? Не нарушил ли он их замыслы, наслав на них птиц, забросав их твёрдой, как камень, глиной, сделав их подобными стерне от сжатых злаков?»12

Мечи не сыграли важной роли в их поражении.

Надеясь избежать повторного нападения, племена южной Аравии попросили Хосрова о помощи. В 575 году он прибыл с пешими воинами и флотом на юг, в ту землю, которую намеревался завоевать Авра.

Персидское вмешательство остановило попытки Авры организовать повторное вторжение. У христианства не было шанса распространиться по Аравийскому полуострову. Мекка не была покорена; племя курайшитов всё так же продолжало поклоняться Каабе, и детям курайшитов, включая шестилетнего мальчика, известного позже как Мухаммед, не суждено было вырасти под сенью креста.13

Юстин II не предпринимал попыток помешать вмешательству Хосрова в арабскую политику Он постепенно сходил с ума. По словам Иоанна Эфесского, он кусал людей, когда был зол на них, и успокаивался, только когда придворные катали его по дворцу в маленькой тележке.14

Давно у империи не было безумного предводителя: десятилетиями трон занимали разумные, сообразительные люди. София, жена Юстина и племянница легендарной Феодоры, уговорила Юстина назначить достойного придворного Тиберия своим соправителем. Юстин согласился, и до смерти императора в 578 году София на пару с Тиберием контролировала империю. После похорон Юстина Тиберий стал новым императором. София предложила Тиберию взять её замуж, если он разведётся со своей женой, но он отказался.15

В 579 году, после сорока восьми лет правления, скончался и Хосров. Несмотря на то, что он отрекся от веры маздакитов, он сделал всё, чтобы в его империи установилась справедливость.[89] Историк более позднего времени ат-Табари, воспевая Хосрова, перечисляет его реформы: дети со спорным происхождением должны были честно получить наследство, женщины, выданные замуж против воли, получили право при желании уйти от мужа, пойманные воры были обязаны не только понести наказание, но и возместить похищенное, вдовам и сиротам обеспечивалась помощь от родственников и государства. Также Хосров завоевал новую территорию и обводнил Персию сетью оросительных каналов и акведуков, перестроил мосты и восстановил деревни, поддерживал в хорошем состоянии дороги и содержал придворных и сильную армию.16

Но смерть обоих великих императоров, Юстиниана и Хосрова, завершила эру обеих великих империй. Византия уже начала скатываться вниз, а останется ли Персия сильной без великого императора у руля, должно было показать будущее.


СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХРОНОЛОГИЯ К ГЛАВЕ 33

История Средневекового мира: От Константина до первых Крестовых походов

История Средневекового мира: От Константина до первых Крестовых походов

История Средневекового мира: От Константина до первых Крестовых походов

Италия Лангобардов



Глава тридцать вторая Правители Южной Индии | История Средневекового мира: От Константина до первых Крестовых походов | Глава тридцать четвертая Хозяева дворцов



Loading...