home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ВСЕ СХОДИТСЯ

— Ну вот и все. Придется только дырочку в мочке уха просверлить. Потерпишь?

— После всего, что ты со мной вытворяла, даже и не замечу! Только можно я сначала пощупаю?

Янтарь положила крупную серьгу на подставленную ладонь Совершенного.

— Держи. Знаешь, ты вообще-то мог бы просто открыть глаза и посмотреть. У тебя нет больше необходимости все делать ощупью.

— Не время ещё мне глаза открывать, — отвечал Совершенный. А про себя подумал: зря она на эту тему заговорила. Потому что он все равно не взялся бы толком объяснить ей, почему он покуда не мог открыть глаза и обрести зрение. Не время — и все. Он взвесил серьгу на ладони и улыбнулся, радуясь ощущениям, которые дарило ему новое лицо. — Ага, — сказал он. — Похоже на сеточку, составленную из резных звеньев! А в сеточке что-то ещё и перекатывается! Там что, кусочек застрял?

— Какое лестное описание, — усмехнулась Янтарь. — Во всяком случае, согласно замыслу, это серебряная сеть с запутавшимся в ней голубым камнем. Я сама ношу такую сережку. Так… Я сейчас сижу на поручнях. Ну-ка подержи меня так, чтобы я добралась до твоего уха.

Совершенный подставил ей широкую ладонь, и резчица ступила на неё без сомнений и без опаски. Он поднес её к своей голове и даже не вздрогнул, когда в мочку уха вонзилось сверло. Даром ли она переделывала ему все лицо! Пока Янтарь делала свое дело, то, что он испытывал, не было болью в человеческом понимании. Она прижималась к его щеке, балансируя в такт налетавшим волнам. Сверло вызывало странное пощипывание, тонкие стружки диводрева сыпались вниз и падали в подставленный широкий фартук Янтарь. Когда она кончит работу, он их проглотит. Так он поступал в конце каждого дня. Ничто из его воспоминаний не оказалось утрачено.

Он более не делал секрета из того, что хранила его память. Мама каждый день приходила на бак и подолгу сидела с ним рядом, читая старые бортжурналы. Если шел дождь, она пряталась вместе с книгами под парусиновым пологом. Она читала вслух, вернее невнятно бормотала, поскольку когда-то ей вырезали язык, но это не имело большого значения. Она усаживалась на его палубу и прислонялась к поручням, а её глаза скользили по страницам, и в его памяти все оживало, ибо бортжурналы содержали скупые пометки, сделанные его капитанами в течение множества лет, — и сколько всего стояло за краткими, порой корявыми строчками! Он следовал им, точно путеводным вехам, и его покалеченная память оживала, оживала…

Сверло прошло мочку насквозь. Янтарь извлекла его и, повозившись немного, пристроила на место серьгу, застегнув с тыльной стороны хитроумный замочек. И отстранилась, глядя, как он воссоединяется с позаимствованным у него кусочком диводрева. Когда слияние произошло, он для пробы подергал серьгу, потом тряхнул головой, привыкая к болтающемуся украшению.

— Мне нравится, — заявил он. — Ну как, угадал я с цветом?

— И мне тоже нравится, — удовлетворенно отозвалась резчица. — А цвет как занятно проявлялся! Серое сначала порозовело, а сейчас так сверкает серебром, что мне даже глаза режет! И камешек что надо. Перекатывается, мерцает синим среди серебра. Прямо как море под солнцем. Жалко, ты сам не хочешь взглянуть.

— Взгляну, — пообещал Совершенный. — Со временем.

— В любом случае, твой новый облик готов, — сказала она. — Конечно, ещё понадобится где-то что-то доработать, но так, по мелочи. Сразу предупреждаю: с окончательной отделкой и полировкой я буду долго возиться.

И её обнаженные ладони снова прошлись по его лицу. Такое странное движение: наполовину ласка, наполовину — поиск шершавых мест и иных недоделок. Янтарь явилась к нему со всем своим инструментом, когда Ключ-остров ещё толком не скрылся за горизонтом. Без большого шума обвязалась страховочным концом и перелезла через фальшборт. Она тщательно измерила его лицо и принялась размечать его куском древесного угля, мурлыча себе под нос какую-то песенку. Скоро через поручни выглянула Мама и невнятно что-то спросила.

«Я ему глаза чиню, — пояснила Янтарь. — И заодно лицо переделываю. Он сам меня попросил его изменить. Там набросок лежит, я его колотушкой прижала, чтобы не улетел. Посмотри, если любопытно!»

Говоря так, Янтарь лазила туда и сюда по его необъятной груди. Она ещё берегла ошпаренную сторону тела, и Совершенный осторожно подставлял ладони, чтобы в случае чего её подхватить.

Когда Мама вернулась к поручням, в её бормотании слышалось одобрение. С тех пор она неизменно наблюдала за работой Янтарь. Для этого требовалось немалое терпение и упорство, поскольку резчица трудилась над носовым изваянием чуть не круглые сутки. Сперва она орудовала пилой и большой стамеской, откраивая порядочные ломти от его физиономии, причем не только от бороды, но и от лба и даже от носа. Потом занялась его плечами и грудью.

«Это чтобы соблюсти пропорции», — сказала она.

Он ощупывал себя, слегка холодея, но покамест осязал лишь отдаленные намеки на новые черты лица. Этот страшноватый этап, впрочем, быстро миновал, поскольку трудилась она с рвением, какого Совершенному доселе не приходилось встречать. Ни дождь, ни ветер не могли её запугать. Когда солнце уходило с небес, она развешивала светильники и знай продолжала точить и резать; Совершенный крепко подозревал, что временами она, как и он, руководствовалась больше осязанием. Однажды Брэшен предостерег её, что этак недолго и перетрудиться. Она ответила капитану, что работа исцеляла её душу лучше всякого сна. И продолжала свое дело, менее всего обращая внимание на боль от затягивавшихся ожогов. И, что самое занятное, действовала она не только фигурными стамесочками и подпилками. Она обнаружила способность управляться с диводревом и просто пальцами! Прикосновение у неё было попросту чудотворное. Нажатие кончиков пальцев вполне могло распрямить морщину древесных слоев, а поглаживание — закруглить острый угол. Даже и теперь, когда дошло до тонкой отделки, её пальцы порхали по его лицу, и мелкое зерно диводрева с радостью подчинялось щекочущему, покалывающему прикосновению.

— Ты любил его, верно? — спросила она.

— Ещё как любил. Зачем спрашиваешь?

Порою, когда она занималась его лицом, он чувствовал, как нравится ей вновь созданный облик. Она совсем убрала ему бороду, свирепый пожилой воин превратился в молодого мужчину. Это гораздо более прежнего соответствовало и его голосу, и внутреннему самоощущению. Равно как и пробуждало свербящее любопытство: не было ли его новое лицо лицом какого-то человека, которого некогда любила Янтарь? Сама она ни о чем прямо не говорила, но иногда прикосновение её пальцев передавало ему образ, стоявший перед её внутренним оком.

— Теперь я точно слоеный пирог, — заметил он однажды, подсаживая её обратно на палубу. — Два дракона друг на дружке верхом, над ними Совершенный, то бишь Парагон Ладлак, а ещё выше… этот, как его там. Может, ты ещё и его имя мне дашь?

— «Совершенный» подходит тебе как нельзя лучше, — ответила она. И тихо переспросила: — Два дракона друг на дружке верхом?

— Добрый вечер, до свидания, спасибо, пожалуйста, — отшутился он, но шутка была шуткой лишь отчасти. Его драконы оставались глубоко его личным делом. В точности как и персона человека, чье лицо он отныне носил, оставалась личным делом Янтарь.

Брэшен вышел к ним на бак. Увидев Янтарь, устало перелезавшую через перила, молодой капитан нахмурился и сурово заметил:

— Не нравится мне, что ты повадилась лазить там без страховки. Мы, знаешь ли, под всеми парусами идем! Вот свалишься в воду — пока кто-нибудь заметит, пока туда, пока сюда… можем и опоздать!

Совершенный на это заявил со всей торжественностью:

— Ты в самом деле веришь, Брэшен, что она свалится в воду и некому будет заметить?

Брэшен стоял у форштевня и рассматривал сомкнутые веки носового изваяния, его чистый юношеский лоб. Совершенный с самым безмятежным видом ждал от него ответа. Брэшен внутренне поежился и сказал:

— Долг капитана — предупреждать людей о возможной опасности, кораблик. — И сменил тему, обратившись к Янтарь: — А Ты молодец. Славная получилась сережка! Стало быть, у тебя к концу дело движется?

— Да я уже, собственно, кончила. Кое-где на лице надо только немножко отшлифовать. — И она задумчиво поджала губы: — И ещё я, возможно, вырежу кое-какой орнамент на его снаряжении.

Брэшен свесился наружу, придерживаясь за фальшборт, и критически оглядел обновленное изваяние. Ничего не скажешь, Янтарь за очень короткий срок свернула сущую гору работы. Причем, судя по невероятному количеству набросков, все это она планировала с момента их отплытия из Удачного — запреты там, не запреты. Помимо серьги, срезанные куски диводрева успели превратиться в широкий медный браслет на запястье Совершенного и в боевую перевязь, пришпиленную к груди незаметными нагелями. Помолодевший воин остался воином: с перевязи свисал боевой топорик на коротком топорище.

— Замечательно, — провозгласил Брэшен. Потом понизил голос и осведомился: — А нос ему исправлять будешь?

— Его нос полностью соответствует замыслу, — ответила Янтарь тоном, содержавшим недвусмысленное предупреждение.

— Ну… Я как бы… — Брэшен ещё раз проследил глазами неровную линию. — Пожалуй, моряку, а тем более воину не повредит парочка шрамов на физиономии! А сломанный нос ему такое решительное выражение придает… Ну а топориком ты его тоже, наверное, не случайно снабдила?

— У меня осталось диводрево, его надо было использовать, — несколько рассеянно пояснила Янтарь. — Впрочем, топорик чисто декоративный. Совершенный хоть и придал ему окраску настоящего оружия, но диводрево от этого не превратилось в металл.

Мама сопроводила её слова согласным кивком. Она сидела на палубе, скрестив ноги, на коленях у неё лежал раскрытый бортжурнал. Казалось, она вовсе не покидала носовой палубы — и знай себе бормотала да бормотала. Её рвение напоминало тот молитвенный восторг, с которым иные особо набожные люди читают и перечитывают Эдикты Са.

— Верно, топорик придает ему некую завершенность, — с удовольствием согласилась Янтарь. Она подобрала с палубы и натянула перчатки, потом принялась собирать инструменты. — Ох, как же я вдруг устала…

— Ничего удивительного, — хмыкнул Брэшен. — Вот что, давай поспи немного, потом приходи ко мне. Ветер быстро несет нас в Делипай; надо загодя обсудить, как мы будем держаться и что делать.

Янтарь криво улыбнулась.

— Я-то думала, — сказала она, — мы уже решили, что никаких далеко идущих планов строить не будем: просто явимся в Делипай — и объявим во всеуслышание, что намерены выменять Кеннитову матушку на Альтию.

Ясные глаза Мамы кристально следили за Брэшеном и Янтарь. При этих словах она снова кивнула, выражая согласие.

— И ты не усматриваешь особых препятствий на пути к успеху? — осведомился Брэшен. — А что, если весь город ополчится на нас в едином порыве, чтобы вырвать Маму из наших лап и тем завоевать расположение Кеннита?

Мама энергично замотала головой. Её жесты не оставляли сомнений: она сделала бы все от неё зависевшее, чтобы этого не случилось.

— Изъяны… — протянула Янтарь. — Вообще-то в нашем так называемом плане их столько, что о вещах столь очевидных не стоило бы и упоминать!

Брэшен нахмурился.

— Позволь напомнить тебе: речь идет о жизни Альтии. Для меня это не шуточки.

— А для меня и подавно, — отозвалась резчица. — Я знаю, ты страшно переживаешь. И есть отчего! Но я не считаю возможным сидеть и волноваться вместе с тобой. Я предпочитаю надеяться. И тебе посоветую то же. Если мы будем без конца бояться, как бы чего не вышло, — считай, мы уже проиграли. — Янтарь вскинула было мешок со своими принадлежностями на плечо, но все же помедлила, сочувственно глядя на Брэшена. — Не знаю, утешит ли это тебя, но вот что я тебе скажу. Я ещё увижу Альтию. Я не то чтобы верю или надеюсь на это, я знаю… Наступит время, когда мы ещё соберемся все вместе. Что будет потом — от меня сокрыто. Но наша встреча обязательно произойдет.

Странные глаза резчицы смотрели куда-то вдаль, сквозь пространство и время. И цвет их переливался от темно-золотого до светло-карего. У Брэшена промчался по спине холодок. Тем не менее на душе некоторым образом сделалось легче. Нет, у него не было железной веры в пророчества Янтарь. Но и сомнений в их правдивости не возникало.

— Так-то вот, — сказала она. — Ну? Убедился? Твоя вера таки сильнее сомнений. — Янтарь улыбнулась ему и добавила уже менее замогильным голосом: — Да, а Кайл тебе хоть что-нибудь полезное рассказал?

Брэшен досадливо сморщился и отрицательно покачал головой.

— У меня уже сил никаких нет его слушать, — пожаловался молодой капитан. — Он мне уже сто один раз поведал во всех подробностях, как все его, любимого, предали: и Уинтроу, и Проказница. И на иные темы он рассуждать решительно не согласен. Думаю, он, пока сидел в погребе на цепи, только это все время и пережевывал. Ну и, ясное дело, у него не находится доброго слова ни для сына, ни для корабля. Ещё он твердит, что Альтия сама навлекла на себя все свои беды, и, стало быть, надо предоставить ей в одиночку с ними и разбираться. Честно, ну так и охота в морду ему дать, еле сдерживаюсь. Он требует, чтобы мы немедленно повернули в Удачный. Он хочет все-все забыть — и Альтию, и своего сына, и семейный корабль. Когда я ему говорю, что мы не можем отправиться прямо туда, он начинает браниться. Можешь себе представить? При нашей последней беседе он осведомился, этак коварно, — дескать, а не стакнулись ли мы с Альтией и Уинтроу с самого начала против него? Даже намекнул гад, будто мы тут все в заговоре против него. — И Брэшен зло мотнул головой. — Ну да ты сама слышала эту дикую побасенку, про то, что-де Уинтроу захватил корабль и сместил его, Кайла, чтобы без помех передать Проказницу Кенниту. Можешь вообразить? Как по-твоему, есть тут хотя бы зерно здравого смысла?

Янтарь слегка пожала плечами.

— Я не была знакома с Уинтроу, — сказала она. — Но вот что я знаю точно: когда сходятся всякие обстоятельства, люди иной раз выдают такие пенки, которых от них в обычной жизни и не заподозришь. Когда наступает момент, судьбоносный для всего мира, события так стекаются во времени и пространстве, что совершенно запросто происходят самые невероятные вещи. Да ты оглядись хорошенько, Брэшен! Мы же мчимся у самого центра водоворота, так близко, что сами не замечаем чудес, творящихся на каждом шагу! Нас все ближе подносит к поворотной точке истории: будет сделан выбор, от которого зависит, в какое русло направится будущее мира, в одно либо в другое. Задумайся, Брэшен! Живые корабли пробуждаются и осознают свое истинное прошлое. Случайно ли это? А морские змеи, во времена твоего детства бывшие смутными персонажами легенд, сделались всем привычной реальностью. Только вдуматься: эти самые змеи разговаривают с Совершенным, а Совершенный беседует с нами. Спроси-ка себя, бывало ли такое, чтобы человечество усматривало разум у других существ кроме самих себя? И как это может сказаться на твоих детях, Брэшен, и на детях твоих детей? На нас катится девятый вал событий: скоро мы окажемся на его гребне, и тут-то наш мир окажется на перепутье. — Янтарь подумала, сбавила тон и чуть улыбнулась: — А ты способен думать лишь о том, что тебя разлучили с Альтией. Вот так и поймешь, что является истинным движителем истории: деятельность мужчины, у которого отняли возлюбленную. Вот что воистину вращает миры! Неужели ты не видишь, насколько это странно и в то же время чудесно? Вся история вертится вокруг сердечного чувства!

Открывшаяся перспектива не очень-то смутила молодого капитана.

— А я не так на все смотрю, Янтарь, — сказал он. — Совсем даже не так. Я просто пытаюсь жить своей жизнью. И я наконец-то понял, чего мне не хватает для полного счастья. Вернее, кого. И во имя этого я готов на плаху голову положить. Вот и все.

Янтарь улыбнулась.

— Вот и все, — повторила она. — Да, ты прав. Это воистину все. И всегда было.

Брэшен вдруг судорожно вздохнул. Какие-то потусторонние тайны, какие-то скрытые смыслы.

— Я просто обычный моряк, — вырвалось у него. Мама с обостренным вниманием следила за их беседой.

При этих словах она улыбнулась. Улыбка была самая что ни есть мирная, безмятежная и в то же время отчетливо жутковатая, если учесть, о чем только что шла речь. Она как бы подтверждала незыблемую истинность сказанного Янтарь. Брэшен почувствовал себя так, словно эти две женщины сообща загнали его в угол, не оставив иного выхода, кроме как двигаться навстречу чему-то… чему-то неведомому и непонятному. Он посмотрел на Маму.

— Ты хорошо знаешь сына, — сказал он. — Как по-твоему, есть хоть какая-то вероятность, что у нас все получится?

Она вновь улыбнулась, на сей раз с оттенком печали. И пожала плечами, этак по-старушечьи. Вместо неё заговорил Совершенный.

— Она думает, что вы одержите победу. Но поймете ли вы сами, что победили? И такова ли будет победа, о которой вы сейчас мечтаете? Этого никому знать не дано. Однако Мама полагает, что вы успешно исполните то, в чем ваше предназначение.

«Ещё один взялся загадками говорить…» — подумал Брэшен с тоской. Он начал было размышлять над этой загадкой, потом отступился и вздохнул.

— Ты-то хоть меня от головоломок избавь! — сказал он кораблю.


Малта сидела за столом у капитана Рыжика, переплетя перед собой пальцы.

— Вот это я называю дельным предложением, — сказала она. — Таким, которое выгодно всем. Я не вижу веских причин кому-либо отказываться от него.

И она послала капитану Рыжику очаровательную улыбку. Рядом с нею сидел сатрап. Он был молчалив и бесстрастен.

Что до капитана, он выглядел ошарашенным. Остальные члены застолья также потрясенно помалкивали. Малта с большим знанием дела выбрала время. А ещё она сделала почти невозможное: убедила сатрапа, что все должно быть сделано согласно её предначертаниям. Она собственноручно одела его и привела в должный вид, для начала и лаской и таской заставив его посетить капитанский обед. Она также во всех подробностях расписала, как он должен был себя вести за столом. Вежливо, но не слишком любезно. И главное, побольше молчать. И сатрап — о чудо из чудес! — подчинился. Он все сделал как надо. Обед был почти завершен, когда сатрап наконец прокашлялся, привлекая внимание. И обратился к капитану.

«Прошу тебя, капитан Рыжик, выслушай Малту Вестрит: я уполномочил её вести от моего лица переговоры».

Капитан ничего подобного не ожидал и сумел только кивнуть.

И тогда Малта разразилась речью, которую она до мелочей отшлифовала перед маленьким зеркальцем в своей спальне. Речь была посвящена предложению — роскошному, неотразимому предложению! — которое пиратам хотел сделать сатрап. Малта начала издалека. Она объяснила, что ценность государя как заложника измерялась отнюдь не презренным металлом; его власть — вот что самое главное. А посему джамелийский самодержец и в мыслях не держал предлагать пиратам за себя выкуп. И слезных писем подданным не намеревался писать, умоляя их пустить шапку по кругу. Нет! Он самолично намерен был все обсудить. Она же покамест хотела лишь в общих чертах обрисовать его предложение. Он, Касго, признает Кеннита законным королем Пиратских островов, а вот охотники за рабами будут, наоборот, высочайшим указом объявлены вне закона. Также будут немедленно отозваны все калсидийские сторожевики. Естественно, каждый пункт включал массу тонкостей, которые государь отшлифует при личных переговорах с королем Кеннитом. Не исключено, что высокие договаривающиеся стороны обсудят и различные торговые соглашения, равно как и амнистию беглецам из Джамелии, буде те вознамерятся вернуться на родину.

Малта намеренно огласила свое — вернее, сатрапское — предложение, пока приближенные Рыжика ещё не разошлись из-за стола. Зря ли она не упускала случай поболтать с матросами из команды! — она имела полное представление как о самых сокровенных чаяниях пиратов, так и о мучивших их страхах. Все они боялись, что однажды вернутся в Делипай или в Бычье Устье и тут-то окажется, что возвращаться, собственно, некуда и не к кому. А ещё у многих остались в столице родственники и друзья, и каждый хотел повидать близких. Не говоря уже о возможности снова выступить со столичных театральных подмостков.

Вот эти-то чаяния, надежды и страхи Малта и переплавила в отточенную форму «сатрапского предложения».

Молчание капитана было более чем красноречиво. Вот он потер подбородок, обвел глазами сидевших за столом. И слегка наклонился в сторону сатрапа.

— Ты прав, — сказал он. — Дальше презренного злата у меня в самом деле фантазия не пошла. Но это… это же… — он смотрел на сатрапа почти подозрительно. — Ты в самом деле желаешь все это нам предложить?

Самодержец ответил со спокойным достоинством:

— Глупо было бы с моей стороны заставлять Малту высказывать вещи, которые я не могу или не желаю обеспечить.

— Но почему? Почему именно теперь?

Этого вопроса Малта не предусмотрела. Соответственно и ответ у неё не был загодя приготовлен. «Улыбаться, — напомнила она себе. — Улыбаться…» Они с ним договорились, что в случае чего он будет позволять отвечать ей. Тем не менее она не слишком удивилась, когда Касго преспокойно попрал их договоренность.

— Потому, — сказал он, — что я не лишен способности делать выводы из совершенных ошибок. — Такое заявление само по себе было способно лишить Малту дара речи. Но то, что она услышала далее, едва не заставило её разинуть рот: — Путешествие из Джамелии по городам и весям моего государства раскрыло мне глаза и уши на многое и многое, что мои советники либо утаивали от меня, либо не ведали сами. Моя бесшабашная поездка, начавшаяся как развлечение, принесла обильные плоды. Многие мне говорили, что покидать столицу есть глупость. Так вот: это было мудрейшее решение, которое я когда-либо принимал. — И сатрап улыбнулся сразу всем присутствовавшим. — Моим советникам и моей знати всегда было свойственно недооценивать мой ум. Как же они просчитались!

Вот так-то. Вот теперь они были с потрохами у него в руках. Все ждали, что он скажет ещё. И сатрап, слегка подавшись вперед, начал пристукивать по столу пальцем, как бы вбивая по каждому пункту гвоздик. Малта, и та слушала завороженно. И это человек, которого она думала, что знает? Невероятно.

— Я оказался в обществе пиратов, — говорил Касго. — Вокруг меня мужчины и женщины, носящие позорные рабские татуировки. И вы оказались совсем не такими, какими мне вас рисовали. Я не вижу в вас ни следа глупости или невежества, дикости или жестокости — при том что меня убеждали, будто именно эти качества приводят человека в неволю. Теперь о калсидийских сторожевиках, вошедших в джамелийские воды согласно нашему с ними договору. Да, был такой договор, но их такое количество! Это превосходит всякие пределы. Я не говорю уже о награбленном ими богатстве. Это что — законная плата за безопасность? Мне не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы осознать: я выбрал себе скверных союзников. Я доверился не тем. Чего доброго, калсидийские корабли повернут прямо на мою столицу — и она окажется беззащитна! Как же мне не подумать об иных, более благородных союзниках, покуда ещё не поздно? И кого же мне призвать на подмогу, как не тех, кто уже научился успешно бить калсидийцев, чему я сам не так давно оказался свидетелем?

— В самом деле, злее нас у них врагов нет! — Капитан Рыжик широко улыбнулся, потом слегка посерьезнел и добавил: — Конечно, окончательное решение принимать королю Кенниту, и только ему. Но я подозреваю, мы в этот раз привезем ему добычу, несоизмеримую со всем золотом, что когда-либо проходило через наши с ним руки! Сейчас мы всего в нескольких днях пути от Делипая. Нужно немедленно отправить вперед птицу: пусть Кеннит будет готов к нашему возвращению! — И капитан поднял бокал, провозглашая тост: — Так выпьем же за выкупы, оплаченные не золотом и даже не кровью, а кое-чем превыше!

Все с готовностью присоединились. И тут-то Малта расслышала крик впередсмотрящего;

— Парус!

Сидевшие за столом стали встревоженно переглядываться. Встреч с калсидийскими кораблями следовало избегать, поскольку «Пеструшка» была нагружена по самое некуда.

В дверь каюты постучали.

— Входи, — позвал капитан не без раздражения. Он и в обычное-то время не выносил, когда его беспокоили за трапезой. А тут в такой момент!

Дверь отворилась, на пороге возник юнга. Щеки у него раскраснелись от возбуждения. Улыбаясь до ушей, он объявил:

— Мы узнали корабли, кэп! Это Проказница и «Мариетта» при ней!


Кеннит со смешанным чувством наблюдал за тем, как подходила шлюпка с «Пеструшки». Соркор даже приехал со своего корабля ради такого дела. И разоделся в полном соответствии со своими понятиями о хорошем вкусе. Намотал на себя несколько квадратных миль алого шелка — и в таком-то виде торчал у Кеннита за правым плечом. Капитан Рыжик — тоже губа не дура до пестрых и ярких одежд — стоял с другой стороны. И так упивался своими невероятными достижениями, что в упор не видел сомнений своего предводителя. Он, Рыжик, вручал королю Кенниту добычу, равную которой никогда не добывал и в жизни своей не добудет ни один другой капитан. Выражаясь словами, привычными для театрального деятеля, он переживал высочайший триумф. Звездный час. Отныне и во веки веков о нем станут говорить как о «том самом капитане, что поднес королю Кенниту джамелийского сатрапа прямо на блюдечке».

Когда корабли встретились и сошлись, капитан Рыжик тотчас поспешил на борт Проказницы и огласил жгучие новости. И вот настало время перейти от слов к делу: он стоял подле Кеннита и наблюдал за вручением бесценной добычи.

Что до самого Кеннита, восторг мешался в его душе с раздражением. Пленение сатрапа было событием далеко не рядовым. Оно открывало широчайшие перспективы в смысле выкупа. Но как же не ко времени оно произошло! Увы, мысли Кеннита были безраздельно заняты совсем иными материями. Помимо собственной воли он все косился туда, где стояла у фальшборта и тоже смотрела на шлюпку Альтия Вестрит. А рядом с подругой стояла Йек. Йек теперь ни под каким видом не оставляла её одну. Ветер развевал волосы женщин и яркую юбку, в которую облачилась воительница. Да, Йек была в своем роде привлекательна — рослая, красивая, смелая. Но… Всеми помыслами Кеннита владела Альтия Вестрит и только она одна. Иные женщины для него просто не существовали.

Кеннит очень осторожно вел себя с нею — с тех самых пор, как ему волей-неволей пришлось выпустить её из каютного заточения и разрешить свободное перемещение по кораблю. Кажется, он вполне убедил всех и каждого, что пережитый ею жуткий кошмар был всего лишь следствием макового сиропа, призванного подлечить ей ушибленную спину. Кеннит при всех извинился перед Альтией за то, что дал ей слишком сильное снадобье. Он не забыл мягко напомнить ей, что она сама жаловалась на боли в спине: неужели она запамятовала, как принимала сироп? Она ответила яростным «нет!», и Кеннит безнадежно развел руками.

«Ну, помнишь, ты ещё говорила, что тебе нравится, когда мужчины носят кружева?» — подсказал он ей, топорща пальцами кружево, пенившееся в вороте его камзола. И дружески улыбнулся.

«Только не вздумай намекать, будто я заигрывала с тобой!» — прорычала она.

И Кеннит в очередной раз изобразил оскорбленную добродетель.

«Кто же мог знать, до какой степени ты чувствительна к маку», — проговорил он учтиво.

Госпожа Удача была даже в мелочах на его стороне. Ему таки удалось одеть Альтию, как он считал нужным. Не могла же она до бесконечности ходить в измаранной и засаленной одежде Уинтроу. Волей-неволей пришлось воспользоваться нарядами, которые он сам выбрал из запасенной в недрах судна добычи и прислал ей в каюту. Наряды, а также украшения, духи, всякие там яркие шарфики… Йек распорядилась этими женскими богатствами сразу, без всякого стыда и с большим толком. Альтия продержалась несколько дней. И даже теперь была одета настолько просто, насколько это было возможно: в шелковые штаны и жилетку из однотонной парчи. Кеннита прямо-таки грела мысль, что эти цвета он выбирал для неё сам, что он прикасался ко всему, что обнимало сейчас её тело. Долго ли она сможет сопротивляться такой щедрости? Птица, посаженная в клетку, рано или поздно прилетает на руку тому, кто её кормит.

Альтия избегала его, насколько это от неё зависело. Одна беда — огромным кораблем Проказницу было не назвать, и они поневоле сталкивались лицом к лицу. Сперва Альтия неизменно грозила убить его и по-боцмански виртуозно материлась при встрече. Теперь просто исходила молчаливой ненавистью, да и взгляд у неё был — ни дать ни взять, примеривалась пырнуть. Сам Кеннит неизменно так и лучился дружеской заботой и галантной учтивостью, а в самых тайниках души забавлялся. Удача и тут благоволила ему: он поставил Альтию в такое положение и обрел над ней такую власть, на которую не смел бы даже рассчитывать, приди ему вдохновение нарочно разыграть всю эту эпопею. Альтия верила, что является жертвой насильника; все прочие обращались с ней точно с умалишенной истеричкой, оклеветавшей невинного человека. Когда она заговаривала об этом, её слушали с жалостью, но без какого-либо сострадания. И даже Йек, чью ненависть он снискал, погубив Совершенного, сомневалась в справедливости её обвинений. То есть ни от кого ни малейшей поддержки. Следует ли бояться, что в таких-то условиях она всерьез попытается его убить?

Ну а его команде было в основном наплевать, что там он сделал с ней или не сделал. Он был, в конце концов, их капитаном. А его пираты, мягко говоря, отнюдь не являлись светочами нравственности. Да, были среди них те, кто водил с Эттой особо крепкую дружбу; но даже их больше беспокоило отсутствие Этты, нежели присутствие Альтии. Кое-кто, вероятно, полагал, что Кеннит обошелся с Эттой до некоторой степени некрасиво. Кажется, среди этих последних был и Уинтроу. Мальчишка ни о чем прямо не говорил, но время от времени Кеннит чувствовал на себе его до странности задумчивый взгляд. На счастье Уинтроу, происходило это нечасто, поскольку большую часть времени юноша проводил в бесплодных попытках завязать худо-бедно родственные отношения с теткой.

Эти попытки разбивались о полное нежелание Альтии иметь дело с племянником. Она раз за разом отталкивала его, Уинтроу стоически терпел — и почти все свое свободное время проводил где-нибудь поблизости от неё. Похоже, он все-таки надеялся на примирение. Чтобы этого не произошло, Кеннит принялся нагружать парня, все более передавая ему каждодневные заботы по командованию кораблем, благо мозгов у бывшего священника было определенно побольше, чем у Йолы. При других обстоятельствах Кеннит, пожалуй, даже сделал бы Уинтроу старпомом: парень знал, как управляться с людьми.

Короче, все шло более-менее благополучно. Единственное, что мешало Кенниту жить, — это то, что ему никак не удавалось улучить ни минутки наедине с Альтией. Та либо сидела в каюте вместо с Йек — либо торчала на баке около носового изваяния. Вот это было не только забавно, но ещё и странно. Насколько пиратскому капитану было известно, Проказница не жалела сил, убеждая Альтию, что-де Кеннит ни в коем разе не мог так вероломно надругаться над ней. И эти разговоры в немалой степени подрывали веру Альтии в свою правоту.

Дошло до того, что, когда Кеннит выходил на бак для ежевечерней беседы с Проказницей, Альтия больше не удирала прочь, сопровождаемая (а как же!) Йек. Она просто отходила в сторонку и слушала, вернее подслушивала, о чем говорилось. Она пристально следила за каждым движением Кеннита, пытаясь найти в нем какие-то черты чудовища из своего «сна». И не находила. Его притворства ей было не одолеть.

А шлюпка подходила все ближе, и Кеннит уже видел, что везла она не только сатрапа, по-царски разодетого в наряды с чужого плеча, но и юную Сердечную Подругу. Монарх смотрел прямо вперед, видеть не видя змей, окруживших суденышко. Девушка же таращилась на близившийся корабль, и лицо у неё было белое. Даже на расстоянии её глаза казались огромными и совсем черными. Её голову венчал странноватого вида тюрбан — несомненно, последний писк джамелийской моды. Кеннит задумался о том, как выглядела бы в таком головном уборе Альтия…


Альтия же косилась на Уинтроу, следившего за продвижением шлюпки с «Пеструшки». Со времени их последней встречи в удачнинской гавани племянничек здорово вымахал и возмужал. Даже странно было глядеть на него вот так, в профиль. Альтия сознавала, что Уинтроу очень похож на неё; прямо-таки те же черты, только в мужской ипостаси. И это сходство делало мысль о его предательстве ещё невыносимей. Никогда она не сможет простить его. Никогда.

Думая так, она держалась за поручни, и вот оттуда, из толщи диводрева, просочился бессловесный укор.

— Да знаю я, знаю. Отстань, — пробормотала она. Корабль без устали продолжал твердить ей, чтобы она изгнала из души гнев. Проказнице легко было говорить. Откажись она от своего гнева, все, что ей останется, — это безнадежность, горе и боль. Озлобление делало жизнь проще, поскольку было направлено вовне. А горе разъедало душу изнутри.

А ещё она не могла не думать о Кенните и о том насилии, которое он над нею учинил. Все верно: его деяние было бессмысленно, никакой логикой не объяснимо. Альтия и не спорила. Речь шла о поступке сумасшедшего, а капитан Кеннит, обходительный, обаятельный, хитрый, отнюдь не был безумцем. Так что же все-таки произошло? И почему её воспоминания о насилии были густо замешаны на образах Дейвона и Кефрии? Неужели все так, как ей внушают, и она всего лишь увидела дурной сон, навеянный маковым Дурманом? Корабль пытался заставить её смягчиться, предположив, что её обесчестил не Кеннит, а какой-то матрос. Альтия отказалась даже обсуждать такую возможность.

Она держалась за истину так же яростно, как и за свой здравый рассудок, ибо отречься от одного значило отречение и от другого. Внутренне кипя, она даже думала: на самом деле не то важно, изнасиловал её Кеннит или нет. Важно то, что он убил Брэшена и затопил Совершенного. Вот и все. Нужны ли ещё причины для ненависти к нему? Не говоря уж про то, что он украл у неё её любимицу Проказницу, и под его началом бедняжка до такой степени переменилась, что обзавелась убеждениями и понятиями, Альтии абсолютно не свойственными. Она теперь рассуждала и выносила суждения, руководствуясь своей глубинной драконьей природой. Когда-то Альтия привычно полагала, что знает свое фамильное судно насквозь, точно близкого родственника. А теперь сквозь привычную — ну почти — внешность все чаще проглядывал лик незнакомки. Причем незнакомки, которая руководствовалась ценностями и заботами, мало похожими на человеческие, и Альтию это окончательно ставило в тупик. Например, то, что Проказница буквально убивалась по поводу несчастья, постигшего морских змей. Верность, некогда безраздельно принадлежавшая семейству Вестритов, была теперь отдана этим скользким чешуйчатым тварям.

И все-таки её былая связь с кораблем восстановилась настолько, что Альтия услышала мысль Проказницы столь же четко, как если бы носовое изваяние высказало её вслух.

Неужели ты ревнуешь и жалеешь, что я обрела свою подлинную личность? Неужели ты хотела бы, чтобы я стала притворяться ради тебя? Но ведь такое притворство было бы ложью. Неужели ты настолько не желаешь знать моей истинной природы, что удовольствовалась бы неправдой?

Конечно нет! — мысленно вскричала Альтия. — Ни за что!

И тем не менее корабль отдалился от неё, и Альтия чувствовала себя брошенной. Оттого, наверное, она так и цеплялась за весьма несимпатичную реальность, которую все остальные считали обычным ночным кошмаром. Кстати, случившееся наяву теперь действительно раз за разом возвращалось к ней во сне: вот и попробуй забудь. Не получится, даже если захочешь! Альтия уже счет потеряла, сколько раз Йек встряхивала её за плечо, заставляя проснуться и вырывая из пут тягостного сновидения. Она то захлебывалась в воде вместе с Брэшеном, то силилась вдохнуть воздух, удушаемая на койке в каюте. В итоге Альтия почти не спала, и недостаток сна уже начал сказываться. Она чувствовала себя щепкой на волнах, былинкой на ветру, беззащитной перед любым дуновением. Она тосковала по Проказнице, какой та некогда была: зеркалом и оплотом её души. Она тосковала по Брэшену — единственному мужчине, который целиком и полностью знал и понимал её. Настал черед Альтии задаваться вопросом, когда-то мучившим Проказницу: «Так кто же я такая?» И ей не на кого было опереться.

— Та юная женщина в шлюпке, — пробормотало носовое изваяние. — Она… не знаю, как объяснить. Ты тоже это улавливаешь?

— Не знаю, — отозвалась Альтия. — Ничего я не чувствую.


Малта смотрела на людей у корабельного борта, и сердце колотилось в её груди. Ей было страшно. Резкие злые волны били в борта, обдавая холодными брызгами, ветер, сносивший маленькую шлюпку, и в особенности змеи с их беспрестанным взревыванием и свистом… Все пугало её, все казалось опасным. У гребцов лица были такие же белые, как и у неё самой. Им было, как и ей, неуютно. Малта отчетливо видела это по их застывшим взглядам и по тому, как бешено они орудовали веслами. А морские гиганты то и дело высовывали головы из воды совсем рядом с лодочкой и таращились на Малту громадными глазами, то золотыми, то серебряными, то бронзовыми. А потом раскрывали ярко-алые пасти, усеянные мириадами острейших зубов, и ужасно кричали. Если бы Малте не довелось уже в свое время иметь дело с Тинтальей, она вряд ли поверила бы, что присутствие чуждого разума может обладать подобным напором. Змеи смотрели на неё так, словно знали о ней все. И даже хуже: они как будто старались проникнуть в её душу и назвать её своей кровной сестрой. Это было до того страшно, что Малта старалась вообще не отводить глаз от Проказницы. Все, что угодно, лишь бы не играть в гляделки с этими страшилищами!

А ведь ей ко всему прочему ещё надо было предстать перед пиратским королем хотя бы внешне сосредоточенной и спокойной. Что ж, за их с Касго внешний лоск следовало сказать спасибо пиратам с «Пеструшки». Они так хотели, чтобы их «подарок» предстал перед великим предводителем в наилучшем виде, что добровольно вызвались помогать сатрапу с мытьем, а уж разодели Касго так, что его наряд на том балу в Удачном смешно было вспоминать. Ну а его самомнение — как она, впрочем, и предвидела — вовсе взвилось на недосягаемую высоту.

Малта также не оказалась обойдена их вниманием. К ней явился здоровенный матрос, чье лицо украшала бледновато вытатуированная змея, и настоятельно предложил ей сделать приличествующий случаю макияж. После чего в её каюте появилось невероятное количество баночек с красками и притирками — половина совершенно ей незнакомые, — не говоря уже об инструментах для наведения красоты, о существовании которых она — она! — в жизни своей даже не подозревала. Другой пират изобрел для неё необыкновенный тюрбан. Третий перерыл весь трюм, но подобрал для неё не только безумно красивое платье, но к нему ещё самые лучшие драгоценности, самые подходящие духи. Малта, помнится, внутренне ликовала, радуясь их заботе и — как выяснилось — полному совпадению вкусов.

Так не годится же ей теперь пустить все их усилия прахом.

Малта смотрела на приближавшийся корабль и гнала от себя мысль о том, был ли до сих пор жив её отец. И если да, то что он станет думать о ней, столь преображенной.

А потом она заметила Уинтроу, стоявшего у фальшборта. Это зрелище до того потрясло Малту, что она едва не вскочила.

— Уинтроу! — во все горло окликнула она брата, но тот смотрел на неё, явно не узнавая.

Потом внимание Малты привлекла рослая фигура, увенчанная золотой шевелюрой. Сердце подпрыгнуло, исполнившись невероятной надежды. Но нет, это не был отец. И вообще не мужчина. Рослой и золотоволосой оказалась какая-то женщина.

Сатрап хмуро оглянулся на Малту, дескать, что за несдержанность! Она не обратила особого внимания на его недовольство. Она во все глаза смотрела на людей у фальшборта, продолжая отчаянно надеяться, что Кайл Хэвен все-таки шагнет вперед и окликнет её по имени. Нет, по имени её никто не назвал. Зато кто-то вытянул руку, указывая на неё.

И этот кто-то был не кем иным, как её теткой Альтией.


Альтия рискованно свесилась через поручни и, ухватив Йек за руку, принялась указывать воительнице на девушку в шлюпке.

— Во имя животворящего дыхания Са! Да это же Малта!

— Не может быть! — Уинтроу возник рядом с теткой возле фальшборта и тоже стал пристально вглядываться. Потом произнес запинаясь: — Хотя и похожа необыкновенно.

— Малта — это кто такая? — не удержавшись, поинтересовался подошедший Кеннит.

— Моя младшая сестренка, — рассеянно ответил Уинтроу. Он уже считал взмахи весел, которые осталось сделать гребцам. — То есть Подруга сатрапа ну так на неё похожа. Нет, это невероятно!

— Да уж, совпадение было бы исключительное. А впрочем, скоро все станет ясно, — весело ответил капитан.

Ему, впрочем, тотчас показалось, будто ветер шепотом повторил сказанное. Чуть вздрогнув, Кеннит поднял руку якобы затем, чтобы поправить волосы, а на самом деле — чтобы поднести вплотную к уху свой талисман.

— Исключительных совпадений на свете не бывает, — сообщил ему деревянный злослов. — Есть лишь судьба. Так, по крайней мере, считают верные Са. — И совсем уже тихо добавил: — Учти, я тебе не счастье пророчу, а гибель предсказываю. Са накажет тебя за то, что ты бросил Этту!

Кеннит на это лишь фыркнул. И небрежным движением убрал руки за спину. Бросил? Шлюху? Отнюдь. Он её просто отставил в сторонку на время. Са не за что его наказывать. Равно как и кому-либо другому. И он, Кеннит, не намерен был трепетать, когда ему прямо в руки плыла величайшая в его жизни удача. Он заслужил эту удачу. Лучшая добыча всегда достается самому смелому; это истина, с которой не будет спорить ни один пират. Кеннит даже улыбнулся про себя. Его пятерня крепко облегала запястье, перекрывая рот и глаза деревянного личика — сквозь толщу кружев, разумеется.

Но тут подал голос Уинтроу, и у Кеннита все-таки поползли по спине мурашки. Ибо Уинтроу, вглядываясь в близящуюся шлюпку и запрокинутое лицо сидящей в ней девушки, произнес тоном почти потусторонним:

— По вере Са исключительных совпадений на свете не бывает. Есть лишь судьба!


А Малта смотрела на них, смотрела и в себя прийти не могла. Каким образом они оказались все вместе? Что бы это могло означать? Неужто Альтия, вроде бы собиравшаяся освобождать семейный корабль, вместо этого присоединилась к Кеннитовой пиратской команде? Да нет, не могла же тетка оказаться настолько вероломной. Или все же могла? А Уинтроу?

Когда они подошли к борту, сатрапа первым подняли наверх. Потом вниз сбросили веревочную лестницу, и Малта, подбадриваемая моряками, забралась на нижнюю ступеньку. Канаты были мокрыми и грубыми и немилосердно раскачивались, поэтому следом за Малтой на всякий случай полез один из пиратов. Малта же изо всех сил старалась, чтобы подъем выглядел легким и непринужденным, и пыталась не обращать внимания, что жесткие веревочные ступеньки грозили порвать тонкие перчатки, призванные укрыть её огрубевшие руки. Однако все старания и тяготы преодоления лестницы мгновенно забылись, когда она достигла фальшборта, была подхвачена пиратами и поставлена на палубу. Вот тут Малта испытала нечто поистине странное. Сквозь неё хлынула некая удивительная энергия, исходившая как будто из самой палубы! Наверное, поэтому Малта даже забыла смотреть на короля Кеннита. Она выискивала глазами отца.

Но в следующий миг подле неё очутился Уинтроу. Она-то помнила его худеньким мальчиком — и угодила в крепкие мужские объятия брата. Как же он вырос, как раздался в плечах, до чего окреп!

— Малта, — воскликнул он, — это Са привел тебя к нам живой и невредимой!

И голос у него тоже был не мальчишеский, а мужской. Между прочим, почти отцовский. У Малты подступили к глазам слезы — куда и подевалась вся её «придворная» выдержка, — и она уткнулась в грудь брату, блаженствуя от долгожданной близости сильного, уверенного человека, который к тому же был ей искренне рад.

А потом, спустя беспредельно долгое мгновение, она обнаружила, что её обнимает не только брат, но и тетка.

— Малта, но каким образом? Откуда ты тут взялась? — спрашивала Альтия.

Увы, увы — ей недосуг было отвечать на взволнованные расспросы родни. Первостепенное внимание должно было быть посвящено иным и гораздо более важным вещам. Она чуть отстранилась от Уинтроу и заново изумилась тому, как же он вытянулся за время разлуки.

— А папа где? — задыхаясь от волнения, спросила она.

Выражение боли, возникшее в его глазах, сказало ей все.

— Его нет здесь, — тихо ответил Уинтроу, и Малта, сразу обо всем догадавшись (по крайней мере так ей показалось), не стала спрашивать, где же именно. Папа ушел — ушел навсегда. А она, Малта, всем рисковала и всего натерпелась — впустую.

Потому что папа умер.

И в это время заговорил корабль, и голос Проказницы обладал чуточку незнакомым тембром, вернее очень знакомым: похожим голосом Тинталья когда-то говорила с ней через сновидческую шкатулку. И жутковатое, но безошибочное ощущение родства пронизало Малту, ибо корабль сказал ей:

— Рада приветствовать Друга Драконов у себя на борту!


ЖЕНЩИНЫ КЕННИТА | Мир Элдерлингов. I том | ВЫСОКИЕ СТАВКИ



Loading...