home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава семнадцатая

На землю опускался вечер, тени становились все длиннее, повеяло прохладой. Я вышел на площадь перед замком и огляделся. Народ был чем-то занят, все что-то делали, куда-то спешили, только на тренировочной площадке с десяток мальчишек разных возрастов о чем-то спорили и размахивали руками.

– Ей, парни! – окликнул я их. – А ну идите сюда.

Детвора растерялась, наверное, думала, что будет какой-то нагоняй, и нехотя поплелась ко мне. Не доходя несколько шагов, они принялись неумело кланяться. Я сделал удивленное лицо.

– А вы это чего мне кланяетесь, вы что, уже работаете у меня или служите?

– Нет, – нестройно затянули несколько голосов.

– Ну а раз нет, то почему кланяетесь? Вы при встрече со мной должны сказать: добрый вечер, господин граф, или доброе утро, в зависимости от того, какое время дня. А теперь скажите мне, вы на речку или в лес ходите?

– Да, – уже более дружно раздалось в ответ.

– А вы нигде не видели белый песок?

Наступила тишина.

– Я видел, – вдруг раздался голосок. – Мы когда с мамкой по грибы ходили, то как раз этот песок и видели, вот у нас тут желтый на реке, а у Каменного Пальца белый.

Чернявый пацаненок лет десяти шмыганул носом и важно посмотрел на друзей.

– А кто твой папка? – спросил я и пожалел: малыш сразу как-то сдулся и опустил голову.

– А нету у него папки, его мамка нагуляла, – раздалось с задних рядов.

– А ну тихо все! – прикрикнул я. – Как тебя зовут? – спросил я малыша, чувствуя, что тот может заплакать.

– Игор, господин граф, – сдерживая слезы, проговорил тот.

– Ух ты, – проговорил я, присаживаясь перед ним на корточки. – У меня друг был самый лучший, его Игорь звали, давай я тебя тоже так звать буду? Ты не против? – У детей слезы быстро пропадают, стоит лишь только чуть отвлечь их от темы, которая их может расстроить. – А если не против, то можно я попрошу тебя мне помочь?

У мальчишки, видать, и голос от волнения перехватило, поэтому он только кивал.

– Ну, тогда слушай – со мной приехали мальчик и девочка, звать их Лесик и Ирма, как-то они спасли мне жизнь, и теперь я считаю их своими друзьями. Но они ничего и никого не знают здесь. Подружись с ними и покажи им все. А потом мы с тобой поедем посмотреть на белые пески. Договорились? – Увидев утвердительный кивок, я протянул ему руку. – Тогда пойдем знакомиться…

А, мне ведь еще и котов проведать надо! Котята, увидев меня, принялись жалобно мяукать, мол, никто нас не кормит, не поит, и ты про нас забыл. Хотя по их лоснящимся мордашкам было видно, что кормят их тут на убой.

– Ну что вы, мои маленькие, бедненькие! Не плачьте, я же вас люблю.

Лучше бы я молчал – не успел я это произнести, как поднялся такой скулеж! Нет, они точно понимают человеческую речь. Кое-как успокоил и, когда они затихли, решил провести эксперимент.

– Завтра я вас выпущу и разрешу гулять и ходить по всей территории замка. Всех животных и птиц, живущих на территории замка, трогать запрещено, людей трогать запрещено. Можно играть с детьми, но не кусать, не шипеть, не царапать. Если что-то не нравится, нужно просто уйти. Если взрослый захочет вас ударить, можете укусить, но не убивать.

Коты сидели и слушали, словно все понимали и старались запомнить. Ну, вот и посмотрим, что они понимают, но Ивара попрошу присмотреть – они его знают, он их знает, так что страшного ничего не натворят. Завтра поездку на месторождение, что запланировал, придется отложить, просто надо до конца разобраться с текучкой.

Ужинал со всеми в малой столовой. Все – это я, принцесса, маркиза и баронесса. Ели молча, лишь когда подали вино и сыр, потихоньку разговорились.

– Алекс, – повернулась ко мне принцесса, – а что это вы целый день бегали по замку, и народ бегал то от вас, то за вами?

– Ну как же, знакомился со всем и со всеми, мне тут все в новинку, а вот госпожа маркиза спряталась от меня и помогать не хочет, – проговорил я и увидел возмущенный взгляд Ильми.

– Граф, я же не хотела вам мешать! И я все время ждала вызова и готова была бы вам помочь.

Я поднял руки, словно сдавался.

– Вот ловлю вас на слове, завтра будете ходить за мной следом и все пояснять. Кстати, у вас же есть белошвейки? Баронессе надо помочь, а я мог бы нарисовать пару рисунков нарядов невесты.

Принцесса фыркнула:

– Представляю, как это будет выглядеть!

Я пожал плечами – как говорят, на вкус и цвет…

По дороге в свои покои встретил Ульха и сообщил ему, что мне надо завтра переговорить с каменщиком, если такой есть в замке. Оказалось, что есть, и не один. Тем лучше.

Придя, сразу лег спать – что-то писать или чертить при тех светильниках, что тут есть, бесполезно, проще раньше встать и все сделать.

Среди ночи что-то мягкое и теплое толкалось и лезло мне под бок. Я подвинулся и обнял это что-то, решив разбираться со всем утром. Уже вошло в привычку просыпаться с первыми лучами солнца, вот и сегодня солнце только собирается всходить, а я уже проснулся.

Открыв глаза, увидел спутанную копну каштановых волос рядом на подушке. Осторожно сполз с кровати, чтобы не потревожить Ильми, и, ступая на цыпочках, пробрался в кабинет. Уже там надел штаны и, натянув на ноги сапоги, спустился вниз, отправившись на разминку. Сегодня уже не стал никого удивлять и впечатлять, а просто разогрел мышцы, поработал с мечом и провел схватку с воображаемым противником. Затем обмылся у бочки с водой и вернулся в покои.

Ильми уже ушла, и я сел чертить печь для выплавки стекла, отдельно на листе набросав состав и пропорции ингредиентов. Провозился не один час, но сделал. Отдельно нарисовал меха, приводимые в движение парой лошадей.

Теперь надо позавтракать и отправить Ларта в город, дав ему список требуемого – думаю, справится. Завтракал, даже не поняв вкуса того, чем кормили, витал в своих мыслях и только в конце обратил внимание, что нет Ильми.

– А почему нет маркизы? – спросил у присутствующих, но все пожимали плечами.

Ладно, зайдем проведаем, правда, ее покои на следующем этаже, ну да ничего. Ильми лежала на кровати, глаза были красные, по всей вероятности, она плакала.

– Солнышко, ты почему не пришла на завтрак?

– Я тебе уже не нужна, ты даже утром сбежал, не захотев со мной поговорить.

– Ильми, ну что ты такое говоришь, ты же видишь, насколько я занят, дай мне немного времени разобраться с делами.

Я погладил Ильми по голове и поцеловал в губы.

– Я написала и отправила родителям письмо, скоро за мной приедут, – пробормотала Ильми и отвернулась к стенке. Я растерялся – просто забыл, что мы друг другу никто, что она когда-то уйдет строить свою жизнь, а я просто эпизод на ее жизненном пути. Мне тоже стало как-то обидно: могла бы и посоветоваться. А с другой стороны, она прекрасно понимает, что за принцессой идет охота и рано или поздно, а скорей всего рано, на замок нападут. Нападет какой-нибудь сосед, барон, граф – да не суть важно, – по совершенно надуманной причине. И находиться рядом с принцессой, да и со мной – это заведомая смерть. Все правильно, и все равно обидно.

– Ну что же, тебе видней, как поступать, – с этими словами я повернулся и вышел из комнаты, тихонько прикрыв за собой дверь.

Настроение было испорчено, на душе было тоскливо. Шел и все пытался себя успокоить и утешить. Перед моим кабинетом уже собралась толпа жаждущих со мной пообщаться.

– Так, – оглядел я собравшихся, – первый Ларт, остальных буду вызывать. Стен, позови мне Гюнтера, бегом!

И прошел в кабинет.

– Слушай, Ларт, вот тебе три золотых, возьмешь Ивара и повозку, а также на всякий случай пару дружинников. Первое, что тебе надо поискать – олово, нужны килограммов сто – сто пятьдесят, второе – серная, соляная, азотная кислоты, каждой по двадцать литров. Но все это должны привезти сами купцы, у которых ты это закупишь. Ты должен найти еще серу, и селитру, берешь все, сколько будет. И закажи себе инструмент, такой как был у тебя. Заказывай все что сочтешь нужным. Дашь задаток, остальное по выполнении заказа.

Тут в дверь заглянул Гюнтер.

– Давай входи и слушай, с этим парнем отправишь двух своих ребят, как охрану, ну и что-то подсказать или помочь. В общем всё, отправляйтесь.

Ларт вышел, а Гюнтер задержался.

– Господин граф, разрешите вопрос?

– Слушаю, – посмотрел я на Гюнтера.

– Вы не могли бы немного подучить нас с мечом? Просто мы никогда не видели таких приемов, как у вас.

Я подумал немного.

– Хорошо, только заниматься пока будем вечером. Утром и днем просто мне будет некогда.

Гюнтер поклонился и вышел. Следующими я запустил каменщиков. Вошли четыре аккуратно одетых мужика и, поклонившись, застыли у двери.

– Так, ну и чего вы там встали, а ну давайте подходите поближе к столу. – И, показав то, на что убил все утро, я поинтересовался: – Такое сможете сделать?

Каменщики долго разглядывали рисунок, чесали затылки, потом один сказал:

– Да чего ж не сделать, и кирпич на енто даже есть. Еще маркиз наш хотел новую печь для меди делать, и кирпич приготовили, а потом он возьми и помри, – и каменщик развел руками.

– Ладно, мужики, берите чертеж, хорошенько разберитесь с ним и подождите меня на улице, сейчас я с остальными разберусь, и мы глянем на кирпич и на место, где я это хочу поставить.

Потом поговорил с Ульхом, принял опись имущества на складах в подвале и дал указание отпустить кузницам бронзы на втулки скольжения по требованию.

Ну, первый поток разгреб, вернее, почти разгреб. Спустился во двор замка и услышал визг и крики детей. У меня прямо сердце замерло: я вспомнил, что сегодня Ивар должен был выпустить во двор котов. Но, посмотрев в направлении криков, успокоился – там все бегали и верещали, непонятно было, кто за кем гонялся, но довольной была и та и другая сторона.

Подойдя к каменщикам, предложил показать мне кирпич.

– Господин граф, а это правда тарги? – спросил один из них.

– Правда, – ответил я. – Они еще маленькие, им всего пара месяцев, и они такие же дети, как и те, которые прыгают вокруг них. И можете не бояться: даже когда тарги вырастут, они никогда не тронут ни детей, ни взрослых, с которыми вместе жили и росли. Нет, они не станут домашними и ручными, но тем, кто живет в замке, можно не опасаться.

– Ничего себе маленькие, – проговорил каменщик.

Тарги уже были ростом с небольшую собаку, за последнее время неплохо подросли…

Кирпич оказался отличным, ровным и хорошо обожжённым; прикинув количество, я понял, что хватить должно с лихвой. Прошли на место, отведенное мной под стекольный цех, походили, посмотрели, определились с оплатой и решили, что пока будет сохнуть печь, нужно будет возвести вокруг нее стены из камня и накрыть крышей. Расстались вполне довольные друг другом.


* * * | Честь имею | Глава восемнадцатая



Loading...