home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Птицы, роза и черепаха

Каждый вечер после ужина тётя Джесси и дядя Нейт медленно качались взад-вперёд на качелях на веранде, глядя на ясень, кусты роз перед домом и на реку вдали. Вдоль реки тянулись железнодорожные пути, и в шесть часов над долиной проплывала скорбная песнь паровозного гудка.

Иногда я сидела на качелях вместе с ними. Однажды вечером, вскоре после того как внизу прошёл поезд, на ветку ясеня опустился самец птицы-кардинала. Посидев там минуту-другую и повертев головой, как будто он кого-то ждал, ярко-красная птица перелетела к кормушке, висевшей на соседней ветке. Здесь он принялся клевать семена, раскалывая их клювом и выхватывая мягкую сердцевину. Лёгкое движение хохлатой птичьей головы – и семена, которые ему не нравятся, летят на землю.

– Где же его пара? – спросил дядя Нейт. – Он всё время один. Вот бедняга.

После смерти тёти Джесси дядя Нейт сидел на качелях один. Однажды вечером из окна наверху я услышала гудок проходящего мимо поезда. Сначала тихо, потом громче, пока наконец он не стих вдали. Затем мимо моего окна промелькнуло красное пятно – это к дереву подлетел кардинал и устроился на ветке. Он просидел там несколько минут, вертя по сторонам головой. А потом… потом появилась самочка, его пара. Помахав крыльями, она уселась с ним рядом – светло-коричневая с красными прожилками на голове и крыльях.

Самец подлетел к кормушке, схватил несколько семян и вернулся к ясеню. Расколов одно семечко, он передал его самочке.

Дядя Нейт перестал раскачиваться и подался вперёд, наблюдая.

– Счастливчик, – с завистью сказал он. – Старый счастливчик.

При звуке его голоса самочка сорвалась с ветки и упорхнула через весь двор к берёзовой роще. Самец какое-то время ждал на ветке ясеня, пока самочка не исчезла из вида, после чего сорвался с ветки и устремился к крыльцу, где сидел дядя Нейт, затем вновь взмыл в воздух и последовал за своей парой.

– Старый счастливчик, – повторил дядя Нейт.

За ясенем был розарий: двадцать кустов, посаженных дядей Нейтом в год смерти их дочки. Тётя Джесси любила эти розы. Она могла часами любоваться ими из окна спальни, и тем летом мы с ней частенько прогуливались среди роз, считая распустившиеся бутоны.

Когда в ноябре ударили первые заморозки, тётя Джесси встревожилась и посмотрела в окно на горстку оставшихся цветков, жёстких и поблекших от холода.

– Они все скоро умрут, – сказала она.

От её слов по моей спине пробежала дрожь.

После этого каждый год весной, когда распускался первый бутон, она не находила себе места от восторга и каждый год с приходом зимы погружалась в уныние, как будто не верила или не помнила, что весна придёт снова.

Через несколько лет после того как дядя Нейт посадил розы, мы всей семьёй были в субботу в магазине в Чоктоне. У каждого из нас, детей, было по доллару. Мои браться пожирали глазами конфеты, Мэй и Гретхен стояли перед витриной с косметикой, а мы с Бонни бродили по магазину, не зная, что выбрать. Как вдруг я увидела её. Она была прекрасна: красная пластмассовая роза на жёсткой зелёной ножке. Я купила её и хранила в своём шкафу до октября, когда спрятала её среди кустов роз во дворе, привязав к ветке.

Когда тётя Джесси начинала сетовать по поводу заморозков и погибающих бутонов, я каждое утро говорила:

– Осталось ещё несколько, – и, наконец, – осталась ещё одна.

На тётю Джесси это не произвело впечатления.

– Скоро погибнет и она, – услышала я в ответ.

В конце ноября у нас уже было два снегопада, и она больше не могла не замечать единственную розу в нашем розарии. Во время одной из наших прогулок она направилась к кустам.

– Хочу взглянуть на эту розу, – сказала она.

Я пыталась отговорить её, попыталась увести её в другое место, но она была непреклонна. Тётя Джесси протянула через куст руку и коснулась моей пластмассовой розы.

– Что это? – спросила она, выдёргивая её. – Что это такое?..

Она вытащила из куста мою розу. Никогда не забуду выражение её лица: разочарование, гадливость. Она с отвращением швырнула пластмассовый цветок на землю.

– Она искусственная! И кто только способен на такую подлость?

Моё собственное лицо, должно быть, выдало меня с головой.

– Ты? – сказала она. – Это ты сделала? Да как ты могла?

Сгорая со стыда, я бросилась в сарай.

Потом она извинилась, сказала, что понимает, что я не хотела делать ей больно. Просто я подумала, что ей понравится. Она сама не знала, почему так болезненно отреагировала.

– Мне так хотелось, чтобы эта роза была живой, – сказала она.

Вскоре после этого тётя Джесси вернула красную пластмассовую розу на место, и с тех пор та «цвела» круглый год. Со временем она поблёкла от непогоды, став почти белой, но её не трогали. Когда тётя Джесси умерла, дядя Нейт купил вторую искусственную розу и добавил её к первой.

Однажды, вскоре после приезда Джейка, я обошла дом и увидела дядю Нейта. Он сидел на крыльце. Я слышала, как он сказал:

– Чей же ты, малыш, мой сладенький? Где твоя мама? Неужели никто не заботится о тебе, мой хороший?

Он разговаривал с черепахой, лежавшей посреди крыльца.

– Это черепаха, дядя Нейт, – сказала я.

Он наклонился и осмотрел черепаху.

– Я это понял, – сказал он. – А где вторая?

– Какая вторая?

– Не придуривайся, – сказал дядя Нейт. – Эта черепаха – одинокая. То есть черепах. Ему нужна пара. Скажи Джейку, что я так сказал.

Два дня спустя Поук куда-то пропал. Бен был в ужасе.

– Ящик пустой! Кто-то украл Поука! – Он заглядывал под кусты, под деревья, под крыльцо, как будто Поук мог внезапно выпорхнуть из коробки. Я залезла под крыльцо, уговаривая Бена не глупить и выползти наружу. Но тут по доскам над нами постучал дядя Нейт.

– Что вы там ищете?

Я вылезла из-под крыльца.

– Мы ищем Поука. Бен думает, что он мог туда забраться…

– Ну, вы даёте! Никакой черепахи там нет.

Бен вылез из-под крыльца и принялся стряхивать с рубашки комья грязи.

– Откуда ты знаешь? Он мог спрятаться…

– Послушай, головастик, – сказал дядя Нейт. – Никуда он не прячется. В эту самую минуту он спускается к ручью в поисках…

– В поисках чего? – спросил Бен.

Дядя Нейт ударил палкой по крыльцу.

– В поисках своей милашки, вот что!

Бен заставил меня пойти с ним к ручью, чтобы посмотреть, найдём мы там Поука или нет. Мы обыскали весь берег, но так и не нашли.

– Откуда дядя Нейт знает, что Поук здесь? – спросил Бен.

– Может быть, это он отнёс его сюда.

На обратном пути к дому я обнаружила сверчка. Я принесла его и посадила на дерево за окном моей спальни. Я не заметила того сверчка, которого посадил туда Джейк, но решила, что он где-то рядом, потому что слышала каждую ночь его стрёкот.

– Бонни? Зинни? Это ты, Зинни? Ты видела дядю Нейта? – крикнула мама из окна второго этажа.

– Видела какое-то время назад на крыльце.

– Иди посмотри, что он там делает, хорошо?

Но дяди Нейта не было ни на крыльце, ни в сарае. Папа был в поле, пропалывал участок с будущими помидорами.

– Ты не видел дядю Нейта? – спросила я.

– Не скажу, что недавно. – Он выпрямился и огляделся по сторонам. – Погоди минутку… Вон он идёт…

Поднявшись на холм, дядя Нейт держал в руке палку и махал ею нашей невидимой тёте Джесси.

– Подожди, подожди меня!

– Сходи присмотри за ним, хорошо? – попросил папа. – Проследи, чтобы он не навредил себе.

Дядя Нейт сбежал вниз по склону холма, обогнул сарай, прошёлся по дорожкам мимо наших грядок и вокруг дома, дважды обошёл ясень. Мы с Беном догнали его, когда он собрался выйти на дорогу.

– Эй! – крикнул он. – Помогите мне поймать её!

Мы побежали следом за ним по подъездной дорожке. У дяди Нейта была забавная, вихляющая походка, что, однако, не мешало ему бегать довольно быстро. Он свернул в сторону и юркнул в кусты, но вскоре запутался и застрял.

– Чёртовы ветки! – кричал он, лупя палкой по кусту. – Она снова улетела!

– Ты её видел? – шепнула я Бену.

Он кивнул. Глаза у него были как два блюдца.

– Да, видел. А ты?

Я не видела. Почему же я не смогла её увидеть?

На обратном пути к дому позади нас по гравийной дороге прохрустел шинами грузовик. Мы отошли в сторонку. Догнав нас, Джейк остановился.

– Привет! Садитесь, я подвезу вас до дома, – предложил он.

– Спасибочки, – сказал дядя Нейт. – У меня дела.

– Зинни? Бен? – предложил Джейк.

– Мы присматриваем за ним, – сообщила я, наблюдая за тем, как мой дядя перешёл через дорогу и направился к ясеню.

Джейк заглушил мотор.

– Я принес тебе кое-что, Зинни.

– Зачем?

– Потому что мне так нравится. – Он сунул мне маленький пакетик из коричневой бумаги.

Дядя Нейт снова побежал куда-то.

– Я должна догнать его.

– Зинни! – окликнул меня Джейк. – Не забудь открыть его. Надеюсь, тебе понравится. – Подъехав к дому, он развернулся и уехал той же дорогой, которой приехал.

– Принеси и мне что-нибудь в следующий раз! – крикнул ему вслед Бен.

– Зинни! – позвала Мэй от входной двери. – Это был Джейк?


* * * | Тайная тропа | Глава 13 Бинго



Loading...