home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава девятая

Около четырех часов дня самолет из Парижа коснулся земли. Он приблизился к терминалу, и несколько минут спустя пассажиры начали проходить паспортный контроль.

Двое мужчин, один высокий, темноволосый, с продолговатым лицом, другой – толстый коротышка, двигались вместе с толпой. Дешевые летние костюмы сидели на них несуразно и явно были куплены в спешке, оба имели при себе спортивные сумки.

Толстяк, шагая к паспортному контролю, круглыми глазами озирался по сторонам. Он уставился на дородных африканок, ожидавших за барьером своих друзей с самолета. Блестящая одежда женщин, золотые украшения и их непрерывная болтовня, казалось, заворожили его. Его спутник даже не взглянул на них. Борг впервые был в Африке. Все, что он видел, восхищало его.

Пройдя паспортный контроль и таможню, двое мужчин вышли из здания аэропорта на яркую солнечную улицу.

– Ты видел этих женщин? – возбужденно спрашивал Борг. – Эй, приятель! Сколько черного мяса! Воображаю…

– Заткнись! – сказал Шварц, не глядя на него.

Он поставил сумку и посмотрел по сторонам. Подошел африканец в красной униформе.

– Отель «Нгор», сэр? – спросил он.

Борг кивнул.

– Автобус ждет, – африканец показал на остановку, – мы отъезжаем через пять минут.

Двое мужчин подошли к автобусу, купили билеты и сели. В автобусе было еще несколько человек, в основном американские и французские бизнесмены.

Борг уселся рядом со Шварцем и принялся смотреть в окно.

Накануне вечером Радниц получил телеграмму от Гирланда. Ее содержание было настолько неопределенным, что не удовлетворило Радница, и он позвонил Боргу в отель «Георг Пятый»:

– Вы должны вместе со Шварцем вылететь утренним самолетом в Дакар. Выясните, чем занимается Гирланд. Он потратил уйму времени. Сообщите мне телеграммой, что удастся узнать.

Борг пожалел, что у него не лучший попутчик. Ему хотелось наслаждаться радостями жизни, но как это возможно под дулом пистолета?

Во время короткой поездки до отеля он разглядывал коршунов, парящих над морем, стада коз, медленно двигавшихся вдоль пляжа, плоские рыбачьи лодки и африканок. Время от времени он тихо присвистывал и ударял кулаком по открытой ладони. Борг не мог поделиться своими ощущениями со Шварцем, который сидел рядом как каменное изваяние, глядя в одну точку, поглощенный своими таинственными мыслями.

Борг зарегистрировался в отеле. Секретарь Радница заранее заказал номер, поэтому трудностей не возникло.

Заполняя журнал посетителей, Борг спросил:

– Мистер Гилкрайст остановился у вас?

– Да, сэр. – Портье оглянулся на шкафчик с ключами. – Он должен быть у себя.

– Наберите его.

Портье набрал номер Гирланда.

В этот момент Гирланд был в номере Жанин и обнимал ее. Он не слышал, как в его номере надрывается телефон. Если бы знал, то не снял бы трубку.

– Извините, сэр, – сказал портье Боргу. – Никто не отвечает. Возможно, мистер Гирланд находится на пляже или ушел, забрав ключ.

– Ладно, – сказал Борг. – Я буду у себя. Если он появится, наберите меня.

– Конечно, сэр.

Девушка в бикини, с пляжным полотенцем на плечах подошла к стойке регистрации и попросила ключ. Борг уставился на нее, потом присвистнул.

Следуя за портье к лифту, Борг мечтал приятно провести время. Шварц направлялся за ним.


Лейтенант Эмблер привел Кермана в маленькую комнату, где были стол, два стула и телефонный аппарат зеленого цвета.

– Это секретная связь, – сказал он. – Закрывайтесь. Вас не побеспокоят. Что-нибудь еще нужно?

– Не сейчас, лейтенант, может, чуть позже, – ответил Керман, садясь.

– Тогда скажете, – кивнул Эмблер и вышел из комнаты.

Керман звонил в Париж Дори. Взяв тетрадь и карандаш, он нетерпеливо ждал. Через три минуты он услышал Дори.

– Это Керман. Я звоню из посольства в Дакаре. Давайте перейдем на секретную связь, мистер Дори. – Он нажал кнопку скремблера.

– Я уже на связи, – сказал Дори. – Что происходит?

– Много чего. – Керман прикурил сигарету. – Я постараюсь дать вам полную картину того, что случилось. Останавливайте меня, когда возникнут вопросы.

Тщательно и подробно он рассказал Дори о встрече с Жанин в аэропорту, а затем и обо всех последовавших событиях. Он слышал дыхание Дори и время от времени шелест бумаги, как будто Дори делал заметки.

– Дай мне описание этого так называемого датчанина, – внезапно попросил Дори.

– Он довольно молодой. Около шести футов четырех дюймов ростом, здоровый, светловолосый, с зелеными глазами. Но если он датчанин, тогда я генерал де Голль.

Наступила долгая пауза.

– Это Маликов, – наконец сказал Дори. – Один из лучших русских агентов. Я его видел. Это Маликов.

– Ну, наверное, вы правы, – ответил Керман; он был наслышан о Маликове, как и большинство американских агентов. – Ну… и что вы думаете?

– Жанин действительно была с ним?

Керман нетерпеливо дернулся:

– Я видел их вместе в машине. Вы должны посмотреть фактам в лицо, мистер Дори. Похоже, Жанин является двойным агентом, и вы можете поставить все до последнего доллара на то, чью сторону она примет, когда запахнет жареным. Какие будут распоряжения?

Дори, сидевший за своим столом, заваленным документами, почувствовал приступ тошноты. Жанин! Двойной агент! Он не мог это принять. Он так доверял ей долгое время. Они вместе обсуждали сверхсекретные вопросы. Он показывал ей конфиденциальные бумаги. Его пальцы до боли сжали телефонную трубку. А вдруг Керман все-таки ошибается? Возможно, Маликов пронюхал, что Жанин американский агент, и пытается с ней наладить контакт. Возможно, дело только в этом. Нельзя же делать выводы только потому, что ее видели в машине с Маликовым… Затем Дори вспомнил, что еще говорил Керман. Она была в этом таинственном коттедже. Значит, она встречалась с Маликовым уже второй раз.

Он вновь попытался отвергнуть эти доказательства. Жанин часто увлекалась красивыми сильными мужчинами. Она могла попасть в ловушку Маликова. Возможно, она считает Маликова просто туристом и развлекается с ним.

– Мистер Дори! – нетерпеливо сказал Керман. – Что я должен делать?

– У тебя нет убедительных доказательств того, что она работает на Маликова, – в отчаянии произнес Дори. – Я знаю ее лучше, чем ты. Она легкомысленна с мужчинами. Возможно, она закрутила интрижку с Маликовым, не подозревая, кто он.

– Почему она не следит за аэропортом? Сейчас это ее работа. Почему она побледнела, когда увидела меня после своей поездки с Маликовым?

– Этому могут найтись объяснения, – ответил Дори. – Я не верю, что она работает на них, Керман. Я просто не могу в это поверить.

– Я лишь предоставляю вам информацию. Это ваша задача – интерпретировать факты, а не моя. Что я должен делать?

– Прямо сейчас, Керман, иди в отель. Встреться с ней. Скажи, чтобы она вернулась сюда завтрашним самолетом. Скажи, что у меня есть для нее другая важная работа, а ей я вышлю замену. Не говори ничего о своих подозрениях. Будь дружелюбным. Скажи, что случайно оказался в посольстве, когда я позвонил, и что я велел передать для нее информацию. Понятно?

– А если она не вернется? Предположим, Маликов ей не позволит?

Дори вытер вспотевший лоб:

– Тогда прикажи Эмблеру арестовать ее и вернуть под конвоем.

– Если смогу – сделаю, – ответил Керман и повесил трубку.


Жанин разбудил телефонный звонок. Она села, сердце заколотилось. Она испуганно посмотрела на Гирланда. Он слегка приподнялся и кивнул на телефон:

– Тебе лучше ответить.

Он взглянул на часы. Было без двадцати пяти шесть.

Жанин взяла трубку.

– Вас спрашивает некий мистер Керман, мадам, – сказал ей портье.

Жанин помедлила и ответила:

– Попросите его подождать меня в баре. Я спущусь через двадцать минут.

Гирланд уже встал с постели и одевался.

– Кто это? – спросил он, надевая рубашку с короткими рукавами.

– Керман.

– Думаешь, он уже поговорил с Дори?

– Думаю, да. – Жанин поднялась с кровати и пошла в ванную, из-за шума воды она говорила громко. – О нем я не волнуюсь. Меня беспокоит Маликов.

Гирланд закурил сигарету и сел на край кровати. Он подождал, пока Жанин вернулась, одетая в лифчик и трусики.

– Выиграй время до вечера. И делай, как я сказал. Беги отсюда. Возвращайся в Париж.

Она посмотрела на него, слабо улыбнувшись:

– А ты остаешься, Марк?

– Да. Теперь слушай: мне лучше скрыться, если они следят за отелем. Как только избавишься от Кермана, позвони Маликову. Я уехал в Дакар и вернусь поздно вечером. Потом встретимся и посмотрим, что у нас получается. Хорошо?

Она подошла и обняла его:

– Я люблю тебя, Марк. Ты первый, и ты останешься последним. Ты этого не знаешь, но ты самый замечательный мужчина в моей жизни. Мне теперь не важно, что будет со мной.

Он взволнованно посмотрел на нее и поцеловал. Она на мгновение прижалась к нему, а затем оттолкнула, улыбаясь:

– Прощай, Марк. Вспоминай обо мне иногда.

– Не надо драматизировать, – нахмурился он. – Ничего не случится. К завтрашнему дню постараюсь выбраться отсюда, а ты полетишь в Париж.

– Хорошо.

Они взглянули друг на друга, затем Гирланд осторожно открыл дверь, обернулся на Жанин, улыбнулся и быстро прошел через холл в свой номер.

Он пристегнул кобуру, надел пиджак, проверил, есть ли у него деньги и сигареты, затем покинул номер и спустился на лифте в вестибюль. Когда он передал свой ключ, портье сказал:

– Извините, мистер Гилкрайст, вас спрашивали два джентльмена. Мистер Борг и мистер Шварц. Вы хотите, чтобы я набрал их номер?

Гирланд с удивлением посмотрел на него. «Радниц нетерпелив, – подумал он. – Эти двое могут все усложнить».

– Не сейчас, – ответил он. – Я очень тороплюсь. Я встречусь с ними, когда вернусь. Я жду телефонного звонка. Если кто-нибудь спросит меня, скажите, что я буду в баре отеля «Южный крест». – Он достал из бумажника купюру в пятьдесят франков и сунул ее служащему. – Не говорите моим друзьям в отеле, где я буду. Это важное деловое свидание, и я не хочу, чтобы меня отрывали.

– Я позабочусь об этом, сэр, спасибо.

Выходя из вестибюля, Гирланд увидел, как Жанин в лимонном платье без рукавов выходит из лифта и спускается в бар. Он поколебался, затем решительно вышел из отеля и направился к припаркованному автомобилю.


Жанин нашла Кермана на террасе, он сидел в тени и пил пиво. Привстав, он ухмыльнулся:

– Приветствую! Выпьешь что-нибудь?

– О, наверное, джин с тоником. – Она присела.

Сделав заказ, Керман небрежно спросил:

– Был кто-нибудь в самолете?

– Нет.

– У меня для тебя информация.

Официант принес напитки и ушел. Немного напряженная, Жанин смотрела на Кермана, который, казалось, был совершенно спокоен.

– Информация для меня?

– Когда я днем заходил в посольство, позвонил Дори. – Керман сделал паузу, чтобы отпить немного пива, но заметил, как рука Жанин сжалась в кулак. – Он хочет, чтобы ты вернулась. Появилась работа для тебя. Сюда он пришлет тебе замену завтрашним рейсом. Он хочет, чтобы завтра ты вернулась в Париж. О’кей?

– Если смогу забронировать билет.

– Без проблем. – Керман положил на стол билет «Эйр Франс». – Вот твой билет. Все, что тебе нужно сделать, – это собрать вещи.

– Хорошо, без проблем. Мне жаль уезжать отсюда. Здесь я как-то не очень справилась.

Жанин глотнула джин с тоником. Все складывалось лучше, чем она думала. Даже если Керман сказал Дори, что она двойной агент, у него нет веских доказательств. Она была уверена, что справится с Дори. Она всегда могла убедить его думать по-своему.

– Это была пустая трата времени, – сказал Керман. – Я вообще думаю, что мы так никогда и не узнаем, что хотела продать эта женщина. Просто еще один облом.

– Ты останешься здесь? – спросила она, глядя на него поверх бокала.

– На несколько дней. Мне нечем тут заниматься, но ты же знаешь Дори… он ожидает чудес. – Керман встал. – Ладно, я пошел. Когда увидишь Дори, скажи ему, что я зря трачу здесь время и должен вернуться в Париж.

– Договорились.

– Счастливо добраться.

Махнув рукой, Керман поднялся по лестнице и исчез из поля зрения.

Жанин допила джин и закурила. Она сидела и размышляла минут пять. Ее лицо не выражало эмоций, но глаза были задумчивыми. Потом она встала и пошла к себе в номер.

На часах было двадцать пять минут седьмого. Пришло время звонить Маликову.

Она сидела, глядя на телефон, и, перед тем как поднять трубку, ощутила страх. Набрала номер Маликова и стала ждать. Маликов снял трубку:

– Алло?

Этот низкий голос заставил Жанин вздрогнуть.

– Я встречалась с мистером Гилкрайстом. – Она старалась говорить спокойно. – Я позвала его на вечеринку, но он сегодня занят. У него деловое свидание, которое он не может отменить. Я подумала, что лучше не давить на него. Он будет рад прийти завтра вечером, так что я договорилась с ним на завтра в восемь.

Собеседник молчал, и Жанин глубоко вздохнула.

– Я сказал: сегодня, – тихо произнес Маликов.

– Я знаю, но он сегодня не сможет.

Снова пауза, затем Маликов сказал:

– Ну, не важно. Мы теряем время, но завтрашний вечер тоже подойдет. Я послал за вами машину. Она уже у отеля. Мне есть о чем с вами поговорить. – И связь прервалась.

Жанин сидела все еще с трубкой в руке, ее бил озноб, сердце колотилось, во рту пересохло. Она медленно положила трубку, поднялась и подошла к окну.

Черный «кадиллак» стоял перед отелем. Шофер-африканец в феске набекрень жевал бамбуковую щепочку. Она подошла к шкафу и взяла из него сумочку. Затем открутила декоративную деталь на застежке сумки и вытряхнула оттуда крошечный стеклянный флакон, размером не больше ногтя мизинца. Жанин поднесла его к свету. Флакон был заполнен бесцветной жидкостью, и Жанин подумала, не испортилось ли содержимое. Она уже давно хранила флакон. Его дал Дори. «Держи это при себе, – сказал он. – Это специальный состав. Ничего нельзя предугадать. Если тебе придется попасть в безвыходное положение, раздави флакон зубами. Через несколько секунд ты умрешь».

Она спрятала флакон за щекой. Он ей не мешал. Глядя на свое бледное, испуганное лицо в зеркале, Жанин убедилась, что из-за флакона лицо не изменилось.

Затем, взяв сумочку, она вышла из номера и заперла дверь. Быстрыми шагами, высоко подняв голову, она направилась к лифту.


Борг, надувая толстые щеки, посвистывал от скуки. Он стоял у открытого окна своего номера, глядя вниз, на вход в отель. Последние полчаса он наблюдал за прибытием автомобилей.

– Там появился черный «кадиллак», – сказал он Шварцу, сидевшему вдали от окна. Тот курил и читал газету. – Ничего себе работенка! Черномазый водила в чертовой феске рулит! Мне интересно, как я выглядел бы в такой феске. Не купить ли себе такую же? Это будет круто!

Шварц перевернул страницу газеты. Он не слушал. Борг зарычал на него:

– Я бы не отказался от выпивки. Ты идешь?

– Нет, – сказал Шварц.

– Хорошо, а я пойду. Я буду в баре… – Борг прервался и наклонился вперед, глядя в окно. – Черт побери! А вот и он! Сюда, быстро!

Командный тон Борга заставил Шварца вскочить со стула. Они увидели, как Гирланд спустился по ступенькам отеля, подошел к припаркованному «ситроену», сел за руль, а затем автомобиль быстро уехал в направлении Дакара.

– Подумать только! – злобно сказал Борг. – Почему этот чертов черномазый не передал ему, что мы здесь?

– Почему ты думаешь, что он не сказал? – Глаза Шварца по-прежнему следили за «ситроеном», который быстро удалялся по автотрассе.

Борг подозрительно посмотрел на него:

– Думаешь, он водит нас за нос?

– Откуда мне знать?

Борг помедлил, потом пожал плечами:

– Нет смысла торчать здесь. Ладно, черт возьми, пойдем выпьем.

Шварц сложил газету, и двое мужчин спустились на лифте в холл. Портье, с которым разговаривал Борг, не было за стойкой.

Борг поинтересовался у одного из носильщиков, где бар. Они спустились по лестнице. Борг заказал двойной виски со льдом, Шварц – пиво.

Когда Борг допивал виски, вошел другой служащий и крикнул:

– Мистер Гилкрайст, вас к телефону!

Борг поднялся.

– Останься, – сказал он Шварцу и небрежно подошел к стойке ресепшен.

Он увидел, что один из служащих держит телефонную трубку и оглядывает холл. Борг приблизился и притворился, что изучает подборку открыток на прилавке.

Служащий произнес в трубку:

– Прошу прощения, сэр. Мистер Гилкрайст ушел. – Он выслушал ответ, а потом сказал: – Подождите минутку, сэр, сейчас посмотрю. – Он потянулся за блокнотом и перелистал несколько страниц. – Да, сэр, есть записка. Мистер Гилкрайст сегодня вечером будет в баре «Южного креста». Правильно. – И повесил трубку.

Борг подошел к портье:

– Что такое «Южный крест»?

– Отель в Дакаре, сэр.

– Я хочу туда поехать. Вызови мне такси.

– Слушаюсь, сэр. Такси будет через пять минут.

– Я в баре, – сказал Борг и поспешил вернуться туда, где его ждал Шварц.

Борг подал официанту знак принести еще выпивки, а затем сказал Шварцу:

– Гирланду только что звонили. Он направляется в отель в Дакаре. Я заказал такси. Хочешь еще пива?

Шварц покачал головой.

Борг нетерпеливо ждал, пока официант выполнит заказ, чтобы сразу оплатить счет. Затем, залпом выпив виски, он пошел по лестнице обратно в вестибюль, Шварц – за ним.

Они стояли на верхних ступеньках лестницы под угасающими лучами солнца, пока не приехало такси. Дав на чай портье, Борг сел в такси, Шварц последовал за ним. Борг сказал водителю, куда ехать, и откинулся на спинку сиденья, вытирая вспотевшее лицо.


Когда Гирланд вошел в бар отеля «Южный крест», мальчик-африканец ходил по залу, выкрикивая:

– Мистер Гилкрайст, вас к телефону.

– Это я, – сказал Гирланд, подойдя к нему и сунув монетку в руку.

– Первая кабинка слева, сэр.

Гирланд закрылся в кабинке и снял трубку:

– Алло? Это Гилкрайст.

– Ах, мистер Гилкрайст. – Гирланд узнал прокуренный, высокий голос Фанташа. – Я уже подумал, что разминулся с вами. Хотелось бы еще немного пообщаться. У вас есть машина?

– Да.

– Не могли бы вы приехать в Диурбель?

– Да.

– Отлично. Вы будете осторожны? Понимаете, о чем я? На въезде в город слева вы увидите большое открытое пространство. Там будет ждать желтый «фиат». Скажем, в девять часов, мистер Гилкрайст?

– Я буду.

– Хорошо. До встречи, мистер Гилкрайст.

Гирланд вернулся в бар. Взглянув на часы, он увидел, что у него есть еще немного времени.

Он сидел в баре, пил виски, когда знакомый голос сказал:

– Привет, приятель, давно не виделись.

Гирланд повернулся и увидел улыбающегося Борга. Позади Борга стоял Шварц.


Когда Джек Керман вышел из отеля «Нгор» и направился к своей машине, он увидел, как черный «кадиллак» припарковался перед входом в отель.

Не задерживаясь, он прошел к своей машине, открыл дверцу и сел. Он опустил окна, закурил и, посматривая на «кадиллак», стал ждать.

Вскоре появилась и Жанин. Солнце уже зашло, и он с трудом разглядел ее в сумерках, но все-таки это была она. Кивнув водителю, открывшему дверцу автомобиля, Жанин села в «кадиллак». Водитель тронулся с места, и Керман тоже завел мотор. Он последовал за «кадиллаком», который свернул на боковую дорогу на Рюфиск.

Чтобы Жанин не заподозрила слежку, Керман продолжил двигаться по главной дороге. Как только «кадиллак» исчез из поля зрения, Керман развернулся и поехал за ним.

Он размышлял, скажет ли Жанин Маликову, что ей дан приказ вернуться в Париж? И как отреагирует Маликов, если она это скажет?

Наконец он подъехал к проселочной дороге, которую Эмблер показал ему на карте. Медленно оседающее облако пыли подсказало, что «кадиллак» проехал здесь совсем недавно. Керман осмотрелся и решил не рисковать. Он не поедет к коттеджу, а подождет. Он отвел машину с дороги в кусты. Скоро стемнеет, и машину никто не заметит, даже если проедет мимо. Выйдя из машины, он прислонился спиной к дереву и приготовился ждать.

Жанин вышла из «кадиллака», когда водитель открыл дверцу. По дороге в коттедж она гадала, почему Маликов хотел ее видеть. Он подозревает ее? Она провела слишком много времени с Гирландом? Маликов в курсе, что завтра она собирается улететь? Пытаясь успокоить себя, она решила, что у Маликова есть для нее задание.

Жанин вошла в холл, а затем в большую гостиную.

Маликов сидел в мягком кресле в одиночестве. Он был в белой рубашке с расстегнутым воротом и хорошем сером летнем костюме. На столе перед ним лежала пачка телеграмм, и он был занят расшифровкой одной из них. Он поднял глаза, кивнул и показал на стул.

– Я сейчас, – сказал он.

Вцепившись в сумочку, Жанин ждала. Проходили минуты. Маликов не отрываясь работал. Жанин казалось, что прошла вечность. Наконец он бросил телеграмму на стол и повернулся, чтобы посмотреть на Жанин. Его зеленые глаза ничего не выражали.

– Итак, вы поговорили с Гирландом, и он не смог прийти сегодня вечером. Почему он не смог приехать?

– Я уже сказала. Он ответил, что у него деловое свидание.

– И как вы полагаете, что это за дело?

– Фанташ?

– Конечно. Он не придет сюда завтра вечером, потому что надеется к тому времени встретиться с Кэри.

Жанин ничего не ответила.

– Но он не встретится с Кэри, потому что за ним следят четверо моих людей и при первой возможности они убьют его.

Жанин внутренне вздрогнула, но она хорошо себя контролировала и не подала виду.

– Вас это огорчит? – спросил Маликов, разглядывая ее.

Жанин насторожилась:

– Простите? Почему я должна быть огорчена?

Внезапная вспышка гнева в его глазах испугала ее.

– Мне просто стало интересно. Я подумал, будешь ли ты сожалеть об этом.

Он поднялся и подошел к шкафу. Вытащил из него магнитофон и поставил перед ней на стол. Затем включил запись.

– Это тебя позабавит, – сказал он. – Меня позабавило.

Он нажал кнопку воспроизведения, отрегулировал громкость, а затем отошел, наблюдая за ее лицом.

Из динамика до нее донеслись слова: «Я знаю, кто ты. Ты – Марк Гирланд».

Она закрыла глаза, чувствуя, как кровь стынет в жилах, а тело бьет озноб.

– Все ясно, – сказала она. – Выключите. Я не хочу это слушать.

Из магнитофона доносилось: «Хорошо, продолжай. Прежде чем я отвечу, послушаем тебя».

– Нет, мы будем слушать. Вздохи и стоны в конце очень забавны, – сказал Маликов.

Это конец, подумала Жанин. Как она могла быть настолько неосторожной, чтобы не проверить, нет ли в ее комнате прослушки?

Она перестала воспринимать звуки. Она не хотела умирать. Она боялась смерти и понимала, что на милосердие Маликова можно не надеяться. В своем предательстве она перешла все границы.

Наконец она почувствовала, что наступила тишина, подняла глаза на стоящего у магнитофона Маликова, который пристально смотрел на нее.

– Я немного удивлен, – сказал он. – Ты оказалась настолько глупа, что увлеклась человеком, неспособным любить. – Он пожал плечами. – Что ж, тебе конец. В некотором роде ты была полезна, но мы не совсем тебе доверяли. У тебя сознание шлюхи. Мы следили за твоими любовниками. Я чувствовал, что рано или поздно ты нарвешься на человека, который выставит тебя полной дурой. – Он посмотрел на часы. – Пойдем.

Жанин поднялась.

– Что вы собираетесь со мной сделать? – хрипло спросила она.

– Увидишь. Следуй за мной. – Он повернулся и пошел к двери.

В какой-то момент у нее возникло паническое желание проскочить мимо него, выбежать в холл и броситься в темноту ночи, но она понимала, что не сможет добраться даже до двери. Она слишком беспомощна в тисках этого человека. Если она умрет, то сделает это с достоинством.

Собравшись с силами, она проследовала за ним из комнаты через холл в маленькую спальню. Маликов отошел в сторону, пропуская ее. В спальне была только кровать и стул у стены. Деревянные ставни закрывали окна.

Жанин стояла у кровати, пытаясь не трястись. Руки она держала за спиной, чтобы Маликов не видел, как они дрожат.

Он закрыл дверь и прислонился к ней.

– Пожалуйста, разденься, – сказал он тихим, вежливым голосом.

Она замотала головой:

– Нет!

– У меня в саду работают пять слуг, арабов. Если ты не сделаешь то, что я прошу, я позволю им получить нездоровое удовольствие раздеть тебя догола. Пожалуйста, разденься.

Ее язык коснулся стеклянного флакона, она колебалась. Должна ли она использовать его сейчас? Даже в такой момент жизнь была для нее еще драгоценной. Она медлила и была растерянна.

Дрожащими пальцами она снимала свою одежду, временами поглядывая на него. Ей было страшно, а он смотрел на нее скучающим отстраненным взглядом. Как врач, безучастно ожидающий обследования пациента.

Когда она оказалась перед ним полностью обнаженной, он указал на кровать:

– Пожалуйста, ляг на кровать.

Она села, прикрыв грудь руками, и умоляюще посмотрела на него:

– Разве вы не можете просто застрелить меня? Вы собираетесь сделать со мной это? Я была вам полезна. Я…

– Лежи ровно, пожалуйста.

Когда Жанин упала на подушку, он так быстро накинулся, что она даже не успела понять, что он делает. Он пристегнул ее лодыжки наручниками к кровати, а когда она попыталась сесть с криком, чтобы он не трогал ее, он пристегнул ее запястья к спинке кровати.

Он отошел и посмотрел на нее сверху вниз:

– Теперь я тебя оставляю. Я тороплюсь на встречу. Я приказал своим слугам использовать тебя по полной, пока меня не будет. Ты жила, как шлюха, поэтому и умри, как шлюха.

Жанин лежала, тяжело дыша, пытаясь не закричать.

– Их семеро, – продолжал он. – Среди них нет ни одного чистоплотного. Они знают, что меня не будет всю ночь. Несомненно, они сообщат о том, что в этой комнате происходит нечто интересное, своим родным и двоюродным братьям. У тебя будет очень насыщенная мерзкая ночь. Я не мог придумать более подходящего способа закончить твою любвеобильную жизнь, понятно?

Она закрыла глаза.

Повисла долгая пауза, и она услышала, как дверь закрылась.

Жанин сделала безнадежное отчаянное усилие, чтобы выскользнуть из наручников, но только сильнее затянула ремни. Послышались тихие голоса, звук отъезжающего «кадиллака», потом наступила тишина.

Когда дверь приоткрылась на несколько дюймов и появилось смуглое, похожее на крысиное лицо и два черных глаза-бусинки остановились на ней, она всхлипнула и зубами раздавила стеклянный флакон.


Глава восьмая | Шутки в сторону | Глава десятая



Loading...