home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава вторая

– Я выяснил про американца на «фиате», – сказал Тома.

Он почтительно стоял перед развалившимся в кресле Радницем в гостиной роскошного люкса. Стрелки позолоченных декоративных часов на каминной полке показывали без двадцати пяти минут десять.

– Это Марк Гирланд, у него однокомнатная квартира на улице Сюис. Он называет себя независимым журналистом. Похоже, сидит без денег. Россланд раскололся: этот парень – один из его агентов. Прямого отношения к Дори он не имеет. Россланд велел ему встретиться с этой женщиной, мадам Фуше, в клубе «Алло, Париж» в одиннадцать вечера. Ни Россланду, ни Дори не известно, что она собирается предложить. Я немного задержался, сэр, потому что мы отправились на квартиру Гирланда, но не застали его. Я хотел избавиться от него, как от Россланда.

Радниц затянулся сигаретой:

– Ты молодчина, Тома, но уясни себе: Гирланд не должен встретиться с этой женщиной. Сделай все, чтобы он не появился в клубе. Не пропускай его туда или избавься от него. Задержи эту женщину. Я должен поговорить с ней. Не причиняй ей вреда. Отвези ее к Шварцу. Я буду здесь ждать твоего звонка. Повторяю: Гирланд не должен встретиться с ней. Я должен поговорить с ней первым. Уяснил?

«Ты молодчина» – Радниц хвалил редко, и Тома даже покраснел от удовольствия. Он рабски служил Радницу, фанатично им восхищаясь.

– Да, сэр, – сказал он, – я все сделаю.

Радниц отпустил его, махнув рукой. Тома казался ему смешным со своей куцей бородкой, в этом дурацком пальто, но зато хорошо служил, и Радниц продолжал использовать его.

Окрыленный Тома покинул отель. Он вернулся в «ситроен». Вместе с Боргом они обсудили полученные инструкции. Шварц неподвижно сидел на заднем сиденье. Он никогда не принимал участия в составлении плана. Он был убийцей. Тома и Борг втайне побаивались его звериной жестокости.

Тома сказал:

– Нам понадобятся еще люди. Жди здесь. Я должен позвонить. Чтобы перекрыть клуб, нам нужно еще как минимум четыре человека.

Борг поднес сигарету к тонким губам и посмотрел вслед удалявшемуся Тома. Потом в зеркало заднего вида взглянул на Шварца – тот пристально смотрел прямо перед собой.

Борга передернуло. Тома рассказал ему, что Шварц сделал с Россландом. Иногда Борг задавался вопросом: оправдывают ли деньги, которые платит Радниц, такую жизнь?

Блондинка в свитере с надписью «Нью-Йорк геральд трибьюн» подошла к машине и резко открыла дверцу.

– «Трибьюн»? – спросила она, предлагая газету.

Голубые глаза оценивающе посмотрели сначала на Борга, потом на Шварца. Борг ухмыльнулся. Ему нравились блондинки, особенно с такой фигурой, как у этой девицы.

– Ты ничем больше не торгуешь, кроме газет, детка? – спросил он, покосившись на нее.

Девица сделала шаг назад, захлопнув дверцу. Он проводил ее взглядом.

– Держу пари, парень, который с ней спит, получает офигенный кайф, – задумчиво произнес он. – Продажа газет! Она, похоже, сумасшедшая! С такой задницей она может заработать целое состояние.

Шварц молчал. Женщины его не интересовали.

Борг ненавидел его за это высокомерное безразличие.

Через минуту Тома вышел из отеля. Блондинка с газетами в руках стояла в тени. Тома ее не заметил. Когда он сел в «ситроен», девушка записала на первой странице «Трибьюн» номер машины.

– Теперь бульвар Клиши, – сказал Тома, усаживаясь. – Через полчаса к нам присоединятся другие. Поторопись. Мы должны добраться туда раньше Гирланда.

Борг ухмыльнулся и включил зажигание. «Ситроен» влился в поток машин и направился к площади Звезды.


Гирланд сидел в дальнем углу большого шумного бистро, глубоко задумавшись и машинально пережевывая омлет с зеленью.

Через пару часов ему надо будет встретиться с некой мадам Фуше. Он не сомневался, что его будут ждать люди, убившие Россланда. Если они действительно такие профи, ему будет не подобраться к подвалу клуба. Наверняка все входы окажутся перекрыты, и надо действовать очень осторожно, чтобы не попрощаться с жизнью.

Он прикидывал, не позвонить ли Дори. Они никогда не встречались. Гирланд только слышал о нем от Россланда. Но решил, что сейчас справится сам. Сначала надо увидеться с мадам Фуше и выяснить, что она предлагает. Затем будет ясно, заняться ли самому этим вопросом или работать на Дори.

Гирланд отодвинул тарелку и закурил.

У него было два варианта. Либо, рискуя, пойти в клуб самому, либо дозвониться до мадам Фуше и попытаться назначить встречу в другом месте.

Внезапно он понял, что его противники знают и имя женщины, и где она находится. Скорее всего, они попытаются ее похитить. Ни одна женщина не сможет вытерпеть пытки, которые выпали на долю Россланда. Как только она заговорит, придется выйти из игры.

Гирланд решил идти в клуб. Оставаясь в стороне, он не мог ничего сделать.

Размышляя, он заказал кофе. Его волновала блондинка Тесса. Кем она была? Какое она вообще имеет отношение ко всему этому? Он подумал о ее соблазнительном теле. «Да, парень, – подумал он, – ты вляпался, как дурак. А ведь сейчас могли бы валяться в постели».

Он допил кофе, расплатился и вышел на улицу. Поколебавшись, оставил машину на парковке. Минут десять он ловил свободное такси, а потом велел водителю отвезти его к станции метро «Сен-Лазар».

Там он расплатился с таксистом и неторопливо двинулся к бульвару Клиши. Он медленно шел, задеваемый прохожими, переполнявшими тротуар, сосредоточенный и внимательный. Было без десяти десять. Гирланд двигался по улочкам, параллельным бульвару. Его интересовало, где будет устроена засада. На улице? Вряд ли. Вокруг слишком много прохожих. Его рука сквозь пальто нащупала рукоятку пистолета 45-го калибра, и это придало ему уверенности.

Внезапно он насторожился. Краем глаза он заметил коренастого человека, бесцельно рассматривавшего витрину фотомагазина. На нем было шерстяное пальто и зеленая тирольская шляпа с пером. Пропустив Гирланда, мужчина обернулся и пошел за ним.

Это было слишком непрофессионально. Гирланд сжал челюсти. Конечно же, ловушка раскинута широко. Сейчас он даст им понять, что не новичок в этом деле. Гирланд шел дальше и слышал тихие шаги за своей спиной, потом он резко свернул в подворотню. Он оказался в темноте, осторожно вышел во внутренний дворик, едва освещенный бледной луной, и притаился у темной стены. Он ждал.

Ничего не происходило. Он слышал шаги людей, звуки автомобилей, тянущихся в нетерпеливом потоке по узкой улице. У него было время, и он терпеливо ждал.

Он простоял больше десяти минут. Ожидание не тяготило Гирланда: это было частью его профессии.

Затем он увидел, как коренастый мужчина осторожно движется по темной подворотне. Прежде чем пересечь тускло освещенный двор, мужчина помедлил. Он нервничал. Гирланд ждал.

Наконец незнакомец решился. Гирланд увидел, как он вынул из кармана какой-то блеснувший предмет.

Гирланд подумал: «Нож!»

Мужчина шагнул вперед. Он увидел Гирланда, только оказавшись в трех метрах от него. Он был профессиональным убийцей, но Гирланд обладал прекрасной реакцией. Киллер замахнулся ножом, однако Гирланд бросился ему под ноги, свалив на асфальт. Потеряв шляпу, тот попытался всадить Гирланду нож в горло. Но Гирланд схватил противника за запястье. Каждый напрягал все силы. Нож оказался у горла Гирланда так близко, что уже касался кожи. Резко выдохнув, Гирланд отвел нож и левой рукой, приемом дзюдо, мощно ударил противника в шею. Нож упал. Убийца издал булькающий вздох и обмяк. Тяжело дыша, Гирланд поднялся.

Он даже не потрудился взглянуть на распростертое тело, быстро привел себя в порядок и вернулся на освещенную улицу, снова смешавшись с толпой.

Он был настороже. Теперь он находился в двух шагах от клуба. Посмотрел на часы – половина одиннадцатого.

В конце улицы виднелся переполненный молодыми людьми бар: парни со стильными стрижками и бородками и девушки в высоких сапогах, с прическами под Брижит Бардо.

Гирланд вошел в бар и, пройдя мимо грохочущего музыкального автомата и громко разговаривающих молодых людей, спустился по лестнице к туалетам и телефонной кабине. Он закрылся в кабине и набрал номер «Алло, Париж».

После долгой паузы раздались гудки.

Гирланд прислонился к стене, изучая за стеклянной дверцей слабоосвещенный холл.

Мужской голос на другом конце провода сказал:

– Да?

– Мадам Фуше у вас? – бегло по-французски спросил Гирланд.

До него доносились резкие звуки танцевальной музыки и тяжелые удары барабанов.

Мужчина уточнил:

– Кто ее спрашивает?

– Если мадам там, то она ждет меня.

– Подождите, пожалуйста.

Гирланд ждал, прислушиваясь к звукам барабанов. Пауза была долгой. Раздался визгливый смех девчонки наверху в баре, и Гирланд кисло поморщился: «Женщины!»

Где женщины, там проблемы. Он подумал о длинноногой блондинке. Впрочем, если бы она оказалась у него в постели, это оправдало бы любые осложнения. Он вспомнил слова бедолаги Россланда: «Ты не можешь без женщин? Я серьезно, ты слишком много думаешь о женщинах».

Гирланд вытер шею носовым платком. В кабине было жарко.

Он пожал плечами. Россланд убит. Теперь это были слова покойного. Но возможно, он был прав.

Гирланд подумал, что всегда был легкой добычей для женщин.

Он снова вспомнил о пышногрудой Тессе в свитере с надписью «Нью-Йорк геральд трибьюн».

Мужской голос в телефонной трубке произнес:

– Мадам Фуше здесь. Она вас ждет.

Гирланд грустно улыбнулся. Смертельные враги его тоже ждали.

– Я хочу поговорить с ней, – сказал он. – Не могли бы вы…

Он осекся, увидев, как вдоль противоположной стены движется чья-то тень. Он положил трубку и опустился на колени, скрывшись за деревянной частью дверцы. Его левая рука потянулась к дверной ручке, правая – к пистолету.

Он затаил дыхание, почувствовав себя в ловушке. Тот, снаружи, мог просто распахнуть дверь и пристрелить его. Затем Гирланд понял, что звук выстрела вызовет панику наверху, и тогда двадцать или тридцать битников из бара рванутся к узкой лестнице. Ни один бандит не проскочит такое препятствие. Его пальцы до боли сжимали рукоятку пистолета. Затем он услышал слив воды в туалете, потом захлопнулась дверь и наступила тишина.

Он оставался на коленях, прислушиваясь. Только голоса битников наверху. Очень осторожно, с пистолетом наготове, Гирланд открыл дверь телефонной кабины. Осмотрел тускло освещенный холл. Медленно поднялся, чувствуя, что вспотел. Вышел и оглянулся. Затем глубоко вздохнул.

«Ты становишься таким же уязвимым, как Россланд, – сказал он себе с отвращением. – У тебя нервы, как у старой девы, возомнившей, что у нее под кроватью притаился мужчина».

Затем он снова подумал о том, что сделали с Россландом, и горько усмехнулся: «Если я им не попадусь, со мной этого не сотворят».

Немного поколебавшись, он толкнул дверь в туалет. Там обнаружилась крутая лестница наверх. На стене был автоматический выключатель, дающий трехминутное освещение. Гирланд нажал на него и стал подниматься. Преодолев четыре пролета, он замедлил шаги и взглянул наверх. Крутая спираль поднималась еще на целых три этажа. Он стал шагать дальше. Свет погас. Гирланд выругался, но на пятом этаже нащупал в темноте еще один выключатель. Свет зажегся снова, и тут он услышал, как кто-то спускается ему навстречу. Он полез в карман и нащупал пистолет. Показалась полная женщина средних лет в тяжелой шерстяной шали на плечах, ее грязные пряди придерживала сетка для волос. Гирланд посторонился, пропуская ее. Она сказала:

– Добрый вечер, месье, – и, спускаясь, скрылась из виду.

Гирланд продолжал подниматься. Немного запыхавшись, он оказался в длинном коридоре на последнем, седьмом этаже. Там были четыре обшарпанные двери, а в самом конце находилась стальная, запертая на засов.

Он потянул засов и открыл дверь, чтобы взглянуть на ночное небо, затем вышел на плоскую крышу, закрыв за собой дверь. Крыша была огорожена перилами. Опираясь на них, Гирланд посмотрел вниз, на оживленный бульвар. Он увидел яркий свет рекламы «Казино-театра», справа – вывеску «Алло, Париж».

Гирланд осмотрел ближайшие крыши пониже. Три из них были плоскими и безопасными; четвертая – с остроконечным коньком, и там могли возникнуть трудности; пятая, над клубом, была наполовину плоской, наполовину покатой. Он решил, что попасть в клуб по крышам безопаснее. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы добраться до остроконечной крыши.

Здесь он помедлил. Изучив препятствие, неохотно решил перебраться через водосточную трубу по узкому желобу, прижимаясь к черепице. Он сильно сомневался в его надежности: было опасно вставать всем весом на хлипкую конструкцию. А до безопасной плоской крыши клуба было где-то десять ярдов.

Он вынул пистолет, поставил на предохранитель и взял оружие за ствол. Ударив им по крыше, выбил плитку черепицы, и та упала в желоб. Гирланд крепко уцепился пальцами за деревянное основание, на котором держалась плитка. Повиснув на руке, он осторожно поставил ногу на желоб – тот заскрипел, но выдержал.

Гирланд снова потянулся вперед и выломал еще одну плитку. Когда он попытался ухватиться за образовавшуюся лунку, ему пришлось полностью встать на желоб, который угрожающе заскрипел. Гирланд весь взмок, вообразив смертельное падение вниз на бульвар.

Он немного передохнул, прежде чем выломать третью плитку. Затем убрал пистолет и потянулся левой рукой к следующей плитке.

Нога соскользнула с желоба, когда он попытался продвинуться вперед, и он вдруг повис над распахнутой бездной на одной руке. Он отчаянно старался дотянуться второй рукой до лунки. Сделав это, он попробовал поставить ногу на желоб. Наконец это получилось. Через мгновение он осторожно перенес вес тела с рук на ноги. Желоб скрипел, но держался. Гирланд, не шевелясь, долго отдыхал и крепко держался руками за выступ. Затем он вынул пистолет и сбил четвертую, последнюю плитку. Убрал пистолет, едва дыша сквозь стиснутые зубы. Зацепившись за четвертую лунку, он качнулся и спрыгнул на плоскую крышу, находившуюся тремя футами ниже.

Гирланд приземлился на четвереньки, осмотрел крышу, но ничего подозрительного не заметил. Неподалеку увидел чердачное окно. Убедившись, что никого рядом нет, он поднялся и подошел к нему. Заглянул через грязное стекло во тьму. Ему потребовалась пара минут, чтобы приподнять раму. Достав фонарик из заднего кармана, он осветил подоконник и лестницу. Гирланд осторожно пролез в окно, встал на подоконник и опустил раму.


Тома сказал:

– Все оцеплено. Он не пройдет незамеченным. – И, посмотрев на часы, добавил: – Он может появиться в любую минуту.

Они с Боргом стояли в подворотне напротив клуба. Боргу уже надоело ждать, он начал замерзать.

– Что будешь делать, когда он появится? – спросил он. – Этот парень – крепкий орешек, не то что Россланд.

Тома нащупал пистолет с глушителем, спрятанный в кармане:

– Пристрелю. Пока его кто-нибудь обнаружит, мы уже будем далеко.

– Удостоверься, что он мертв, – сказал Борг. – А где Марсель?

– На подходе. Он знает Гирланда в лицо и даст знак, когда тот подойдет к клубу.

Борг нервно переминался с ноги на ногу:

– Хорошо, что ты знаешь свое дело. У тебя кто-нибудь есть на крыше?

– На крыше? – Тома удивленно уставился на него. – При чем здесь крыша?

Борг пожал плечами:

– Ты сказал, что место оцеплено. Этот парень непрост. Он может пробраться по крышам.

Тома был потрясен тем, что этот болван Борг подсказал ему то, о чем следовало догадаться самому.

Радниц ценил Тома как раз за способность шевелить мозгами. У Тома пот выступил на узком лбу от мысли, что он мог подвести шефа.

– Иди, – быстро сказал он. – Как я не догадался об этом! Поднимись наверх. Поторопись!

Борг нахмурился:

– Почему я? Иди сам, если хочешь. Почему я должен рисковать головой?

– Ты не понял, что я сказал? – спросил Тома зловещим шепотом. – Иди туда!

Борг колебался, но спорить с верным псом Радница побоялся. Он пожал плечами:

– Ну как скажешь!

Выйдя из засады, Борг пересек бульвар и вошел в здание, в подвале которого размещался клуб. В вестибюле он услышал звуки барабанов и саксофона, доносящиеся из подвала.

Гирланд уже собирался спуститься с лестницы, когда заметил входящего Борга. Он замер, прижавшись к стене. Он видел, как Борг шагнул в лифт и закрыл двери. Через мгновение лифт медленно пополз вверх. Как только лифт миновал первый этаж, Гирланд спустился в вестибюль.

Красная неоновая надпись «Алло, Париж» в виде стрелки указывала вниз. Гирланд подошел к свету и внимательно осмотрел свою одежду. Его темный костюм собрал всю грязь с крыши, руки были измазаны копотью, а ботинки имели жалкий вид. Он вынул из бумажника купюру в пятьдесят франков, сложил ее и спустился по лестнице к аляповатой двери клуба.

Швейцар в красной форме взглянул на него и перекрыл вход.

– Только для членов клуба, – сказал он голосом, не терпящим возражений.

Гирланд усмехнулся.

– Все в порядке, приятель, – произнес он, пуская в ход все свое американское обаяние. – Будем друзьями. Я тут навернулся неудачно. – Он переступил с ноги на ногу, затем сунул сложенную купюру в руку швейцару. – Я приведу себя в порядок, и тогда можно будет замечательно провести время.

Швейцар оценил купюру и ухмыльнулся. Он взял Гирланда под руку и провел в мужскую уборную через ярко освещенный зал.

– Если вам что-то понадобится, обращайтесь.

Минут десять ушло на то, чтобы более-менее очистить одежду и обувь, затем Гирланд отправился в зал, но остановился у выхода из туалета.

В темном прокуренном зале гремела музыка. Саксофоны визжали, барабаны грохотали, люди что-то орали друг другу.

Невысокий человек в зеленом бархатном, с лягушками жакете возник перед ним:

– Месье, вы заказывали столик? Без заказа… я боюсь…

– Меня ждет мадам Фуше, – сказал Гирланд.

Лицо коротышки стало внимательным. Он оценивающе взглянул на Гирланда и кивнул:

– Пройдемте за мной!

Он провел Гирланда вдоль длинной стены большого зала. На сцене стриптизерша под громкие крики публики неспешно раздевалась. Он была хорошенькой и знала толк в своем деле. На полпути Гирланд остановился, чтобы посмотреть. Она медленно снимала черные кружевные трусики. А если женщина снимала трусики, Гирланд не мог пройти мимо. Девушка повернулась спиной к равнодушной публике, а затем сделала несколько привычных сексуальных движений. На левом бедре у нее была полоска лейкопластыря, скрывающая нарыв.

Гирланд поморщился. Женщины очаровательны, подумал он, но только когда на них нет нарывов, синяков и прочего, из-за чего они кажутся пр'oклятыми.

Человек в зеленом жакете ждал его, придерживая дверь. Гирланд последовал за ним. Дверь захлопнулась, и шум стих.

Они оказались в узком коридоре, вдоль которого было несколько дверей. Мужчина указал на дальний конец коридора.

– Мадам Фуше в шестой комнате. – Затем, обойдя Гирланда, он распахнул дверь, за которой послышался грохот барабанов и аплодисменты.

Дверь снова закрылась, наступила тишина, и Гирланд вздохнул с облегчением.

Он прошел по коридору к комнате номер шесть. Вынул пистолет 45-го калибра и постучал.

Ответа не последовало.

Он постучал еще раз. Тишина. Гирланд приоткрыл дверь и оглядел квадратную комнату. У противоположной стены он увидел зеркало до самого потолка. В центре комнаты находилась двуспальная кровать. Комната была удобной и хорошо обустроенной. Убедившись, что он здесь один, Гирланд убрал пистолет.

Раздался женский голос:

– Садитесь, пожалуйста, на кровать и смотрите в зеркало.

Голос был с акцентом и слегка искажен. Это немного озадачило Гирланда, но он догадался, что женщина говорила через микрофон. Гирланд усмехнулся. Мадам Фуше позаботилась о себе, выбрав место. Он был в одной из таких комнат, куда девушки приводили пьяных клиентов, в то время как другие клиенты за деньги могли наблюдать за этими игрищами сквозь стекло. Мадам Фуше находилась с одной стороны зеркала, а Гирланд – с другой.

Он сел на кровать и, глядя на свое отражение в зеркале, подумал, что не так уж и молод.

– Кто ты? – спросил женский голос, и Гирланд почувствовал, что она изучает его очень внимательно.

– Обязательно быть настолько таинственной? – спросил он.

– Кто ты? – повторила она.

Гирланд пожал плечами. Ситуация становилась утомительной.

– Меня зовут Марк Гирланд. Ты позвонила Дори, и он вызвал Россланда, на которого я работаю. Россланд поручил это дело мне. Я – неудачник, который делает грязную работу для грязных людей. Ты это хотела узнать?

Возникла пауза. У Гирланда появилось странное чувство, что, глядя в зеркало, он разговаривает сам с собой.

– Дальше! – нетерпеливо сказала женщина.

– Дальше? А я как раз хотел бы послушать. Что ты хочешь предложить? Я пришел сюда не разговаривать. У тебя было предложение.

– Откуда мне знать, что ты от Дори?

– А почему я еще здесь? – ответил Гирланд. – Мне сказали, что у тебя есть информация, и велели узнать, какая и сколько стоит. Дальше говори сама.

– Кто этот Россланд, о котором ты говоришь?

Гирланд потер подбородок. Он изучал свое отражение в зеркале.

– Тебе о нем нечего волноваться. Он мертв. Когда я его видел в последний раз, он лежал с вырванными ногтями задушенный на кровати.

Он услышал частое дыхание в микрофоне.

– Мертв? Ты хочешь сказать, что его убили? – резко вскрикнула она.

– Его задушили, – сказал Гирланд.

– Кто? Кто это сделал?

– Тебе-то зачем? – Гирланд подался вперед, опершись локтями на колени, и пристально посмотрел на свое отражение, понимая, что смотрит на женщину в зазеркалье. – Россланд думал, что твое предложение несерьезное. Дори думает, что это чушь. Я так не думаю и поэтому все еще жив. Вероятно, ты слишком много болтала. У нас есть конкуренты. Ты, должно быть, общалась с ними. Я объясню, если ты не понимаешь: это – головорезы. Они пытали и убили Россланда. Зная Россланда, я догадываюсь, что он им все рассказал. В том числе и о нашей встрече здесь. Я пробирался сюда по крышам. Если тебя схватят, то поступят так же, как с Россландом. Если они начнут вырывать тебе ногти, я сомневаюсь, что ты проявишь больше мужества, чем Россланд. Ты им все расскажешь, и продавать уже будет нечего.

Последовала долгая пауза, а потом она произнесла:

– Я ничего не понимаю. Я говорила только с мистером Дори.

Гирланд пожал плечами:

– Ну хорошо, допустим, но, значит, кто-то еще рассказал. И тогда твоя информация падает в цене. Итак, мы будем сотрудничать? Какую информацию ты хочешь продать?

Опять наступила долгая пауза, и потом она произнесла:

– Я знаю, где находится Роберт Генри Кэри.

Гирланд настороженно приподнял голову:

– Ты имеешь в виду американского агента, который четыре года назад перешел к русским?

– Да.

– Он сейчас в России?

– Он уехал из России десять дней назад.

– Где он сейчас?

– Эту информацию я и хочу продать.

Гирланд закурил сигарету. Он помнил Роберта Кэри, высокого белокурого парня, по словам Россланда, лучшего агента. Как-то они встретились у Россланда и понравились друг другу. Это было лет пять назад, но Гирланд хорошо запомнил это приятное волевое лицо, прямой взгляд голубых глаз, который придавал Кэри яркую индивидуальность. Когда Кэри сбежал, поднялся большой шум. Поговаривали, что он где-то тренирует вражеских агентов для работы на Западе. С той стороны «железного занавеса» просочилась новость, будто у них создана очень эффективная школа агентов спецслужб. Никто не мог выяснить, где она находится и кто в ней главный, но все были уверены, что это Кэри.

– Ты хочешь сказать, что он снова перебежал? – спросил Гирланд, подаваясь вперед.

– Да.

– Ну что же, хорошо. Тогда почему он сам не выходит на контакт?

– Он слишком много знает. Ему не дадут выехать на Запад. – Она помолчала и продолжила: – Он болен. Жить ему осталось недолго.

– И что случилось?

– Я могу сказать, где его найти. Я хочу за это десять тысяч долларов. Он сказал, что мне заплатят такую сумму, если я ему помогу.

– Что значит «он слишком много знает»?

– У него был доступ к некоторым документам. Они у него. По его словам, это важно для безопасности Америки.

Гирланду показалось, что она повторяет тщательно выученный урок. Озадачивал ее французский. У нее был акцент, который Гирланд не слышал раньше.

– Наши люди вряд ли захотят платить за такую информацию, – настороженно сказал Гирланд. – Что еще у него есть?

– За годы пребывания в России он реорганизовал большую часть советской шпионской системы. У него об этом есть полная информация.

«Это уже интереснее», – подумал Гирланд и продолжил:

– Хорошо. Я поговорю с Дори. Но ему это может быть неинтересно. Двойные агенты ненадежны.

– Я тороплюсь. – В ее голосе послышались нотки паники. – Завтра вечером я позвоню мистеру Дори. Он должен сказать «да» или «нет». Есть люди, которым это также интересно.

– Не делай этого, – поспешно сказал Гирланд. – У нас появились конкуренты. Если ты больше ни с кем не разговаривала, значит у Дори в офисе есть утечка информации. Позвони мне, так безопаснее. Я буду ждать завтра вечером в семь. Мой телефон 00051. Это кафе на станции «Жасмен». Позвонишь?

– Деньги будут?

– Если Дори включится в игру, то будут.

– Тогда я тебе позвоню.

– Минутку, – сказал Гирланд. – Кэри в Париже?

– Спокойной ночи, – ответила она, и до него донесся тихий звук закрывающейся с той стороны зеркала двери.

Гирланд закурил сигарету. Он размышлял, сумеет ли убедить Дори доверить ему это дело. Скорее всего, Дори не согласится. Однако за возможность поговорить с Робертом Генри Кэри в своем кабинете Дори заплатил бы и больше десяти тысяч долларов.

Это стоит хорошенько обдумать. Можно неплохо заработать на американском правительстве, если быть осторожным.

Гирланд все еще искал верное решение, пока тихий звук за спиной не заставил его взглянуть в большое зеркало.

В нем отражался Тома с пистолетом в руке, а за ним стоял Шварц, высокий, с непроницаемым лицом.


Глава первая | Шутки в сторону | Глава третья



Loading...