home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


13

Рывком распахнув дверь, я встал на пороге и решительным, вызывающим взглядом обвел комнату. Но мой воинственный дух тут же испарился без следа.

Никаких признаков разгрома, рисовавшегося в моем воображении, не было.

Сам гость сидел на стуле, аккуратно сдвинув колени, на том же месте, что и прежде, и совершенно невозможно было представить себе, что он только сейчас производил какие-то энергичные действия.

– Что решил семейный совет? – осведомился он. – У меня такое впечатление, сэнсэй, что на вашу супругу можно положиться.

– Бросьте притворяться, – проговорил я, восстановив наконец кое-как душевное равновесие. – Что вы здесь сейчас вытворяли?

– А, это?..

Он беспечно кивнул, а затем, взявшись обеими руками за сиденье, не вставая, принялся совершать идиотские прыжки вместе со стулом, вертясь при этом вокруг своей оси.

Итак, звуки падения – это когда он стучал пятками по полу.

Итак, впечатление, будто что-то волокут – это когда стул, поворачиваясь, задевал ножками за пол.

– Это мое изобретение – гимнастика со стулом… она же – марсианская гимнастика… На Марсе, видите ли, сила тяжести значительно меньше, и я ежедневно проделываю такие упражнения…

Подпрыгивая на своем стуле, он с ужасным грохотом пересек комнату и доскакал до окна. Я поспешно завладел тем местом, которое он только что занимал. Во-первых, так было ближе к двери, а во-вторых, гораздо ближе к пресловутому ножу.

– Хватит с меня вашего Марса и вашей гимнастики! – заорал я. – Вы бы лучше… Давайте-ка начистоту… Вы ведь живете где-то над нами, этажом или двумя выше, не так ли? Не отпирайтесь, все уже известно. Ага, вот и ваша карточка… Теперь мне совершенно ясно, почему вы отрезали место с адресом!

Я не надеялся на ответ, я рассчитывал только нанести ему психологический удар, а заодно и дать себе разрядку.

Гость с изумленным видом уставился на свою визитную карточку, которую я бросил перед ним на стол. Затем плечи его бессильно обвисли и, свесившись со стула набок, он произнес:

– А вам, оказывается, уже все известно?

Теперь оторопел я – так неожиданно быстро он сознался. И он не преминул немедленно воспользоваться моим коротким замешательством и сразу нанес ответный удар:

– Это ваша супруга вам сообщила. Беда с этими женщинами…

– Вас это не касается.

Я попытался отразить нападение, но удар попал в цель. Своей манерой выражаться гость определенно намекал на то, что между ним и моей женой существуют какие-то неведомые мне отношения. От ног по всему телу у меня вдруг поползло ощущение зыбкости, похожее на страх высоты, и я изо всех сил вцепился в самого себя.

…Только не обращай внимания, мысленно твердил я, подставляя себе плечо, чтобы не потерять равновесия… Это же всего-навсего клевета, заурядный тактический приемчик, имеющий целью расколоть наши ряды… Стоит клюнуть на эту удочку – и мы немедленно будем пойманы… Ничего, пусть только вернется жена, я прямо тут же, на месте, разоблачу его, сорву с него гнусную маску…

– Боюсь, сэнсэй, что здесь недоразумение. Ваша супруга слишком поторопилась. Честное слово, никакого дурного умысла у нас нет.

– Бросьте вы мне голову морочить. Ничего вы про мою жену сказать не можете. А вот как насчет вашей собственной супруги? Живем мы рядом, соседи, даже встречались, наверное, и не раз, и вдруг она так бессовестно мне налгала! Право, надо совсем стыд потерять…

– Лгала? Это моя-то жена?.. – Брови у него полезли на лоб, и вся физиономия выразила неподдельное и глубокое изумление. – Это невозможно. Немыслимо… Впрочем, оставим это… О моей жене больше ни слова, сэнсэй, пожалуйста… Иначе вы безмерно огорчите меня…

– Ах, я вас огорчу? Вы там устраиваете заговор, морочите людям голову, а я о вас – ни слова? Поразительное бесстыдство, прямо пробу ставить негде!

– Ну что уж вы так… Разве я вам не говорил? Ведь она помешанная… Да нет, говорил я вам, сэнсэй, припомните хорошенько… Как это ни прискорбно, она у меня совсем спятила.

– А вот она утверждает, что это вы спятили!

– Да… – произнес он со вздохом. – К моему великому огорчению, она в этом совершенно уверена… Так посудите сами, сэнсэй, можем ли мы, несчастные супруги, взаимно подозревающие друг друга в сумасшествии, можем ли мы, как вам угодно было выразиться, устраивать заговоры и все такое прочее?.. – Он вдруг оживился. – Это было бы поразительно… Честное слово, это было бы как во сне…

Клоунада софизмов. Калейдоскоп крючкотворства. Едва ворочая языком, холодным и вялым, похожим на снулую рыбу, я проговорил:

– Для чего же ваша супруга лгала?

– Прекратите! Я вам сказал, что не желаю слушать. Преследовать такими подозрениями наивную, чистую, как Будда, женщину… Я этого не вынесу!

– Ладно, пусть не лгала, но…

– В чем она, по-вашему, солгала?

– Она обещала прийти за вами через тридцать минут и не пришла. Согласитесь, это наводит на подозрения.

– Обещала? Она действительно обещала?

– В том-то и дело. Вы ей преданы, вы повинуетесь любому ее приказу. И когда она предложила вам как-нибудь проволынить тридцать минут…

– Вот это верно. – Он поднял плечи и хихикнул, словно от щекотки. – Я никогда ей не отказываю, что бы она мне ни сказала. Очень уж мне ее жалко. Любой человек имеет право на сочувствие и понимание. И вдобавок она велит мне делать только то, что в моих силах.

– Я, собственно, о времени…

– На сколько она сейчас опоздала?

– Опоздала? Хорошо, пусть опоздала… Скоро будет пятнадцать минут.

– Всего-навсего пятнадцать минут…

– Всего-навсего! Сразу видно, что для вас они пролетели как одна минута. А я вот испытываю некоторые сомнения, когда опаздывают на пятнадцать минут после обещанных тридцати.

– А я вот верю.

– Вы хотите сказать, что обещание будет все-таки выполнено? Что она еще, может быть, придет за вами?

– Обязательно. А как же иначе? Для опоздания была, наверное, серьезная причина. И усомнившийся сгорит со стыда, как только узнает, в чем дело…

– Ну, каждый верит, во что ему нравится…

– Хорошо. Тогда давайте сходим к нам. В конце концов, вам все уже известно, скрывать мне от вас больше нечего. Как только вы увидите мою супругу, все ваши сомнения мигом рассеются. Пошли. Переодеваться не надо, это ведь прямо здесь, в этом же доме.

– Постойте. Я еще не сказал вам… Видите ли, я только что послал жену посмотреть, где вы живете, и она скоро вернется. Я бы хотел сначала послушать, что она мне скажет. Верим ли мы или сомневаемся, но уже после этого наши мнения должны совпасть окончательно.


предыдущая глава | Совсем как человек (сборник) | cледующая глава



Loading...