home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

Появление актеров привело Гамлета в веселое настроение. В самом деле, все при дворе повеселели от перспективы провести несколько вечеров, слушая песни, глядя на жонглирование и театральные представления, ведь кому бы не хотелось хоть на время забыть о подозрительной смерти короля Гамлета и о странном бракосочетании Клавдия и Гертруды? Я тоже радовалась возможности увидеть пьесы этой прославленной труппы, которая уже несколько лет не приезжала в Эльсинор.

Гамлет проводил все время в обществе актеров, и мне очень хотелось пойти к ним. Я представляла себе оживленную сцену, как актеры и Гамлет придумывают комедию, чтобы поднять настроение в Эльсиноре. Может быть, я смогу предложить нечто остроумное, что им понравится и войдет в их пьесу. Три раза в день я проверяла, нет ли письма от Гамлета, или приглашения присоединиться к ним, но меня ждало разочарование. Я провела эту ночь в своей комнате, одинокая и несчастная. Казалось, Гамлет забыл обо мне.

На следующий день я решила ходить возле того места, где собирались актеры, надеясь привлечь внимание Гамлета. Поиски привели меня в зал у входа в замок, где они репетировали. Гамлет руководил их действиями. Мой отец сидел на табурете и следил за поведением Гамлета, хотя делал вид, будто наблюдает за актерами. Увидев отца, я мысленно застонала. Задуманные нами роли не позволяли другим понять, что я ищу Гамлета. Я отступила в тень и стала наблюдать так, чтобы меня не заметили.

– Подкрепляйте действие словом, а слово действием, – внушал Гамлет своим актерам, будто был наставником в классе с учениками. – Не нарушайте границ естественности.

Актеры, стоя на своих местах, внимательно слушали. Они понимали, что их вознаграждение зависит от того, останется ли он довольным ими.

– Давай, произнеси страстную речь, – распорядился Гамлет, вскакивая на стол на козлах, служащий реквизитом. Там он присел и скорчил свирепое лицо. – Произнеси речь Пирра, который черными, как его намерения, руками, готовится отомстить старому Приаму!

Первый актер, тот, у которого был большой живот, энергично закивал и потер руки, готовый действовать. Он откашлялся, заговорил низким, рокочущим басом и стал красться вперед, подняв правую руку и потрясая воображаемым мечом.

– Хорошо сказано, – произнес мой отец, хлопая в ладоши. Гамлет сердито посмотрел на него, и он умолк.

– Нет, не надо так сильно рубить воздух рукой! – приказал Гамлет актеру. Он был раздражителен и вспыхивал, как фейерверк, рассыпая искры.

– Это мой меч, который ищет свою жертву, – запротестовал актер. Тогда Гамлет схватил невидимый меч актера, сломал его пополам и швырнул на землю. Актеры нервно рассмеялись.

– Ты должен соразмерять свою страсть с действием на сцене! – воскликнул Гамлет с такой страстью, что у него набухли вены на висках. Сам охваченный странным порывом, он отчаянно пытался руководить актерами, каждым их движением и словом. – Начни сначала, – приказал он, и на этот раз, от угрожающего тона актера у всех мурашки побежали по коже.

– Отлично, отлично, – бормотал Гамлет.

– Это слишком растянуто, – посетовал мой отец, вытирая лоб платком.

Внезапным взмахом руки Гамлет закончил репетицию. Актеры начали собирать свой реквизит, но Гамлету казалось, что они делают это недостаточно проворно. С растущим раздражением он осыпал их проклятиями, пока они не разбежались, как испуганные овцы, бросив костюмы на сцене. Мой отец последовал за актерами, качая головой.

Чтобы не встретиться с приближающимся Гамлетом, я спряталась под ближайшим столом, накрытым длинным ковром. Меня озадачило безумие, которое, казалось, охватило его. В отличие от нашего игривого заговора, задуманного, чтобы обмануть короля и моего отца, спектакль, который репетировал Гамлет, явно преследовал мрачную, серьезную цель, которой я не понимала.

Теперь Гамлет был один, по крайней мере, он так считал. Принц взял из кучи костюмов, оставленных актерами, нагрудную пластину и шлем и стал их рассматривать. Наступил подходящий для меня момент выйти из укрытия. Я бы сделала вид, что случайно наткнулась на него. Увидев знакомую улыбку принца, я бы убедилась, что он меня любит. И тогда я бы предупредила его, что Клавдий с моим отцом планируют подглядывать за нами во время нашего следующего свидания.

Но я колебалась, и упустила свой шанс, так как Гамлет с проклятием бросил шлем на землю. Звон металла о камень эхом прокатился по пустому залу.

– О, что я за жулик и покорный раб! – воскликнул он, сжимая ладонями лоб. Его лицо исказило страдание. Может, он репетирует роль, которую собирается сыграть на вечернем представлении?

Нет, ведь Гамлет говорил сам с собой, а не с воображаемыми зрителями. Я затаила дыхание и напрягала слух, пытаясь разобрать его слова. Речь Пирра тронула принца, и он жаловался, что страсть актера превосходит его собственную страсть. Но я никогда не видела, чтобы Гамлет говорил и двигался под влиянием более сильных эмоций. Он дергал себя за подбородок и сжимал руками горло. Он называл себя трусом и подлым негодяем. Он стучал кулаком по ладони и проклинал кровавого, сластолюбивого мерзавца – несомненно, Клавдия.

Я обливалась потом, и сама тяжело и прерывисто дышала. Я со стыдом осознала, что шпионю за мужем, подобно ревнивой, подозрительной жене. Но как еще я могла надеяться понять этого человека, который был так близко от меня и все-таки оставался таким чужим? Более того, я попала в западню под столом и не могла ни подойти к Гамлету, ни удалиться незамеченной. Мне ничего другого не оставалось, как наблюдать тайком его глубокое, личное горе.

Потом настроение Гамлета изменилось, как стихает сильный шторм, израсходовавший свою ярость. Теперь принц выглядел спокойным и сосредоточенным, будто обдумывал какой-то план. Я уловила только слова «пьеса – именно то, что нужно», а потом он выбежал из комнаты.

Я выползла из-под стола, в спешке опрокинув стол вместе с ковром себе на голову. К тому времени, когда я освободилась и подняла стол, Гамлет уже исчез, и даже его шаги уже не отдавались эхом в пустом зале.


Глава 18 | Мое имя Офелия | Глава 20



Loading...