home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 27

В пыльном шкафу, где я планировала побег, полоска света, падающая в узкое окно, сияла, подобно яркому лучу разума в мире хаоса. Я велела Горацио запомнить каждую деталь моего плана, подавляя его сомнения и требуя вместо них веры. Вскоре он знал свою роль, мои реплики и место нашей встречи в конце. Требовать у Горацио клятву хранить тайну не было нужды, так как между нами уже установилось прочное доверие. Когда мы расстались, он дал мне кинжал и взял с меня обещание всегда носить его с собой.

Несмотря на то, что я доверила Горацио свою жизнь, я не сказала ему о том, что, возможно, у меня будет ребенок. Мне хотелось дождаться месячных, хотелось, чтобы мое тело опровергло это подозрение. Оставшись одна в своей комнате, я вынула кинжал Горацио из ножен и потрогала острый кончик. Ярко-красная капелька крови внезапно набухла на кончике пальца и потекла по лезвию. Я в панике вытерла эту кровь. Один удар такого ножа – и жизнь вытечет из меня – и этот конец гораздо хуже, чем простая потеря девственности. И если я ношу ребенка, его я тоже потеряю.

Я представления не имела, что значит вынашивать ребенка. Знала только, что буду становиться все тяжелее от этого бремени, и наступит день, когда меня скрутит боль, и будет терзать до тех пор, пока из моего лона не выскочит некое создание и закричит, требуя заботиться о нем. Что мне делать тогда? У меня нет даже инстинктов кошки-матери. Мне хотелось бежать и из Эльсинора, и от неизвестной судьбы материнства, хотя такое бегство казалось невозможным, разве только в объятия смерти.

Страх смерти постоянно испытывал меня, заставляя свернуть с намеченного пути в тот день. Каждый час я отправлялась на поиски Горацио, чтобы сказать ему, что поеду к Гамлету. Потом у меня возникали вопросы, которые останавливали. Даже если бы я вернула любовь Гамлета, буду ли я с ним в безопасности, раз он стремится лишить жизни Клавдия, а Клавдий хочет убить его? Мне лучше стоять на вершине холма, пока молнии сражаются друг с другом в небе.

Потом я лежала на кровати и думала, что было бы более предусмотрительно отложить мой план, а тем временем защищаться от опасности при помощи кинжала. В конце концов, именно я предостерегала Гамлета от необдуманных действий. Но этот пассивный путь таил в себе другие опасности. Если я ношу ребенка, это вскоре станет очевидным, и Клавдий может заподозрить, что его отец – Гамлет. Как злобный царь Ирод, он будет стремиться уничтожить невинного младенца. Потому что этот ребенок, если родится мальчик, станет наследником Гамлета и угрозой для Клавдия, пока будет жив. Я не могла ждать и надеяться, молиться, чтобы мое измученное горем тело вернулось к естественному состоянию. Я решила больше не терять времени, обдумывая понапрасну возможные пути. Я должна действовать немедленно.

В ту ночь я только притворялась, будто сплю. Около полуночи я встала, свалила на кровать всю мою одежду и накрыла ее одеялом. Если Элнора заглянет ко мне, она подумает, что я сплю. Накинув плащ отца и взяв корзинку, я вышла из комнаты бесшумными, осторожными шагами. В прежние, безопасные времена, тишину темных залов и галерей Эльсинора нарушали шаги скрывающихся влюбленных, а стражники подмигивали им и разрешали пройти. Теперь никто не осмеливался выйти из своих покоев ночью, а люди короля Клавдия следили, как ястребы, когда не пьянствовали и не спали. Я спустилась по лестнице башни на кухню, где положила в корзинку две наполовину обглоданных оленьих ноги. Отодвинув засов двери возле кладовки, я выскользнула из замка.

Я вышла в сад, где умирающие стебли овощей уже упали друг на друга и шуршали, как тонкие, сухие кости. Рваные облака стремительно проносились по диску луны и отбрасывали причудливые тени. Я обогнула конюшни замка и пошла вдоль живых изгородей, мимо полей, за деревню. Время от времени я останавливалась и приседала в тени стены или дерева, чтобы удостовериться, что за мной никто не идет. Прошла сквозь темный лес по заросшей тропинке и пришла к дому знахарки Мектильды. Я молила бога, чтобы она спала, потому что не хотела встречаться с ней.

В доме было темно. Даже луна исчезла. Потом из темноты послышалось низкое ворчание какого-то животного. Белый, как призрак, мастиф бросился на меня, его громадные челюсти покрывала пена. Быстрым движением я швырнула на землю ногу оленя, и пес набросился на мясо. Как я и ожидала, Мектильда теперь держала злобного пса, чтобы он охранял ее от грабителей.

В саду, при свете луны, я быстро нашла то растение, которое искала. Его зловонные, темно-зеленые листья раскинулись над землей, как навес, а его плод, похожий на маленькое яблоко, недавно созревшее, прятался под ними. Не теряя ни минуты, я разрыла землю кинжалом Горацио и выкопала толстый, беловатый корень, раздвоенный наподобие ног человека. Это была мандрагора, глупые люди говорят, что она изгоняет демонов и делает женщин плодовитыми, но кричит, когда ее корень выдергивают из земли. Я знала, что это миф, бабьи сплетни. А правда то, что настойка из сока мандрагоры вызывает сон, похожий на смерть. И я знала, где Элнора держит ключи от аптеки замка, где хранятся другие ингредиенты и инструменты, которые понадобятся мне для приготовления этого почти смертоносного зелья.

И все же, копая землю, я вспомнила эти легенды. Я боялась услышать крик из земли, от которого я упаду замертво. Крик, который разбудит Мектильду. Но я не смела задерживаться, ведь мастиф, покончив с костью оленя, мог залаять. Поэтому я выдернула этот устрашающий корень из земли. Единственным звуком был крик совы, он раздался так близко, что испугал меня. Я поспешно забросала яму землей и положила все – корень, листья и плод растения – в корзинку. Потом поспешила обратно в замок, признательная черной завесе ночи, скрывающей меня.

Эта темнота также скрыла более темные намерения, чем мои. Когда я открыла дверь в свою комнату, то увидела, что мое одеяло изрезано и изорвано, а одежда, которую я сложила под ним, разбросана по комнате. Мой сундук был взломан, крышка откинута, а содержимое вывернуто на пол. Я была уверена, что меня навестил злодей Эдмунд, и содрогнулась при мысли о его ярости, когда он обнаружил, что меня нет. Той ночью я украла саму свою жизнь.


Глава 26 | Мое имя Офелия | Глава 28



Loading...