home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Аша с силой толкнула дверь в кабинет Илсета – грохот отдался по всему коридору. Илсет подскочил с круглыми глазами, но, разобрав, кто это, снова опустился в кресло, старательно изображая равнодушие.

– Чем могу помочь, Ашалия? – с холодной любезностью осведомился он. – И, право, ты могла бы быть понежнее с дверью.

Аша выдержала долгую паузу. Затем повернулась и аккуратно закрыла дверь, достала из кармана ключ и быстрым движением заперла.

Илсет нахмурился.

– Где ты его взяла?

– Неважно. – Аша убрала ключ в карман.

– Вероятно, неважно, – согласился Илсет, глядя на нее скорее с усмешкой, нежели с опасением. – Что ты хотела мне сказать?

Аша ответила пристальным взглядом.

– Хочу, чтобы ты знал: я вспомнила.

– Что вспомнила?

– Все. – Аша проглотила ком в горле. – Я знаю, что Давьян исчез, а не погиб. Знаю, что ты сделал меня тенью против моей воли. Знаю, что ты как-то связан со случившимся в Каладеле. – Она стиснула кулаки, сдерживая ярость. – А теперь ты объяснишь мне, как именно.

Илсет улыбался приятной, беззаботной улыбкой, но взгляд его все же выдал потрясение.

– Понятия не имею, о чем речь. – Он вздохнул. – Возможно, ты запуталась. Известно, что тени порой видят очень яркие сны о прошлом…

– Не говори со мной как с ребенком. Я жду признания.

– И как ты его добьешься? Силой? – Илсет усмехнулся. – Ашалия, может быть, догмы и защитят тебя от сути, но ты и в голову не бери, что совладаешь со мной.

Аша запустила руку в карман и, зажав между пальцами маленький черный диск, показала Илсету.

– Знакомо?

Улыбка соскользнула с лица старшего, но и тревоги в нем не чувствовалось.

– Если ты забыла, Ашалия, ты тень, – произнес он не без издевки. – Ты не сумеешь им воспользоваться.

– А мне и не надо им пользоваться. – Илсет ошибался, считая, что сосуд в ее руках бесполезен, но пока ему не следовало об этом знать. – Мне довольно приложить его тебе к шее. Забыл, как он парализует? Я-то хорошо помню. – Аша твердо взглянула на старшего. – Одно прикосновение, и ты пальцем не шевельнешь. А я смогу сделать с тобой, что захочу. Чувствовать ты все будешь, знаешь ли. Все увидишь, все услышишь. Но ни звука не издашь. – Она холодно улыбнулась. – Мы сможем много часов провести здесь – никто и знать не будет.

Последовало долгое молчание.

– Ты на это не способна, – наконец вымолвил Ил-сет.

– Раньше была не способна, – признала Аша. И указала на свое лицо. – Пока ты меня не изменил.

Она шагнула вперед.

Илсет, оскалившись, вскочил из-за стола.

– Да зачем тебе это? Эта часть Тола не снабжена памятью, детка. Даже если я расскажу то, что ты хочешь услышать, никто тебе не поверит. Тебя бросят за решетку. Но если ты сейчас уйдешь… Я не стану тебя преследовать. Клянусь.

Аша расхохоталась ему в лицо.

– Клянешься? Ты меня успокоил!

Она подступила еще на шаг. Илсет, в свою очередь, попятился. Он больше не выглядел беззаботным, хотя их с Ашей и разделял стол.

Несколько секунд он поглядывал на запертую дверь, прикидывая, сумеет ли проскочить мимо девушки с черным диском в руках. Понял, что не сумеет, и отказался от маски хладнокровия.

– Глупая девчонка! – свирепо бросил он. – Тебе полагалось сдохнуть со всеми вместе. Сейчас и сдохнешь, предупреждаю. Только умрешь не так быстро, как те. Я намерен отдать тебя Поклонникам. Знаешь, что они с тобой сделают? Ты будешь молить о смерти!

Аша подступила еще на шаг, к самому столу.

– Где Давьян и Вирр?

В ее голосе звенела сталь.

– Не сказал бы, если бы и знал, – огрызнулся Ил-сет, изготовившись к прыжку.

И вдруг словно невидимая рука отшвырнула его назад, впечатав в стену. Испуганно вскрикнув, он забился в невидимых узах и устремил на Ашу дикий, неверящий взгляд.

– Не может быть, – выдохнул он. – Ты не могла…

– Довольно.

Илсет рывком повернул голову на голос, прозвучавший с другого конца комнаты, Аша же не отрывала взгляда от его искаженного страхом лица. Краем глаза она видела снявшего вуаль старшего Эйлинара.

– Он не все сказал, что знает, – холодно заметила девушка, по-прежнему глядя на пленника.

– Бесспорно, – устало признал Нашрель. – Но он сказал достаточно, чтобы себя приговорить, а положение становилось опасным. Остальное мы из него вытянем, не беспокойся. – Он смотрел на Илсета с брезгливой жалостью. – Я защищал тебя, когда Аша-лия выступила с обвинениями.

Илсет как будто собирался отрицать вину, но, взглянув в лицо Нашреля, только сплюнул в его сторону.

– Ты глуп, Нашрель, – заговорил он, еще раз бешено рванув стянутые руки. – Ничего ты от меня не узнаешь. Надо было позволить девчонке меня пытать. – Он злобно улыбнулся Аше.

Та подошла и прижала к его шее черный диск.

Лицо и тело Илсета мгновенно застыли.

– Что ты делаешь, Ашалия? – спросил Нашрель скорее с любопытством, нежели с возмущением.

Живыми на лице Илсета остались только глаза – они вращались от нее к Нашрелю и обратно. Нашрель не знал: ей довольно было коснуться этого диска пальцем, позволить ему подключиться к ее тайнику, чтобы Илсет разделил судьбу, которую навлек на Ашу.

Девушка подняла руку… и уронила.

– В таком виде его общество мне приятнее, – она впервые за это время отвела взгляд от лица Илсета, взглянула на Нашреля. – Ты сообщишь во дворец обо всем, что узнаешь, как мы уговаривались?

– Конечно. – Нашрель задумчиво рассматривал Илсета. – Это останется между тобой, мной и несколькими избранными старшими, которым я могу доверять. Но если выясним, что с твоими друзьями, уведомим тебя немедленно.

– Благодарю, старший Эйлинар.

Аша еще раз взглянула на пришпиленного к стене Илсета. Ей вдруг стало так тошно, что девушка развернулась и вышла за дверь.

Не оглянувшись.


* * * | Тень ушедшего | Глава 38



Loading...