home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 43

Терис откинулся на кровати, как видно, обдумывая услышанное. Полчаса Седэн объяснял ему, что произошло этим вечером, и вкратце – что этому предшествовало. Рассказал про связавшегося с ним через док’ен Алариса, предостерегавшего против откровенности с одаренными. Советовавшего ни в коем случае им не доверять.

– Почему ты мне сразу не сказал?

Терис был скорее задумчив, нежели сердит.

Юноша потупился.

– Аларис уверял, что, узнав, кто я, вы меня сразу убьете.

Человек со шрамами медленно кивнул.

– Ты испугался.

У Седэна горели щеки.

– Я должен был вам верить, – перехваченным голосом проговорил он. – Не знаю, почему не доверился. С самой встречи я не видел от вас ничего, кроме доброты и доверия.

– Верить – это одно дело, парень. Доверить свою жизнь – совсем другое. Не могу сказать, что это упрощает наши здешние дела, но… Я тебя понимаю.

Терис говорил мягко, хотя намек на неизбежную досаду все же прорывался в его тоне.

– Спасибо, – тихо ответил Седэн. И, помедлив, бросил на Териса осторожный взгляд.

– Ты давно меня ждал?

– С тех пор как ощутил выброс сути. Мало кто из здешних одаренных на такое способен, – сухо отметил Терис и потер лоб. – Люди, с которыми ты дрался… Уверен, что это были слепцы?

– Думаю, да. Они были без шлемов, но в черных доспехах. И заметно быстрее обычных людей.

– Однако ты убил всех пятерых? – поднял бровь Терис.

Седэн задумался.

– Я мог то же, что и они, только… лучше. И без брони.

– Считаешь, это доспехи придают им силу?

– Уверен. – Над этим Седэн успел подумать. – Так замедлять движение времени умели авгуры; те пятеро не могли все быть авгурами. Вместе со способностью их доспехов поглощать суть…

Терис задумчиво кивнул.

– А выброс, как я уже сказал, чувствовался даже здесь. Плохо, Седэн. Очень плохо. Это значит, что, даже если одаренным позволят вступить в бой, такого успеха, как мы надеялись, ждать не придется.

– Понимаю.

Пауза длилась несколько секунд, потом Терис встал и принялся расхаживать по комнате.

– Как они попали в город, вот вопрос. Считается, что ворота на замке; на входе всех обыскивают. Людей с черными доспехами во вьюках должны были остановить. – Он задержался, нахмурился. – Разве что они уже давно здесь. Выжидали. – Старший бросил взгляд на Седэна. – Когда ты связывался с Аларисом?

Седэн подсчитал.

– Сразу после Дейланниса. Примерно месяц назад.

Терис кивнул каким-то своим мыслям.

– Через неделю после начала вторжения. Этих людей, возможно, прислали, чтобы помочь Дасу тебя убить. Тогда они могли попасть в город недели две назад. – Или… – Он уставился в пространство, обдумывая другую возможность. – Или их прислали совершенно с другой целью, а Аларис просто воспользовался тем, что они уже на месте.

Седэн сглотнул.

– С другой целью… С какой, например?

– Разведка. Подрыв обороны изнутри. Судьбы знают. – Терис еще несколько секунд задумчиво молчал, потом тряхнул головой.

– Так или иначе… Слепцы тебя явно боятся, Седэн. Не знаю, что заперто в кладовых твоей памяти, но они не желают, чтобы это открылось. – Терис потер подбородок.

– Ты когда говорил с Аларисом, не сказал ему, куда направляешься?

– Нет. – Седэн помолчал. Скривился, вспоминая разговор. – Но что я путешествую с одаренными, он знал. Мог и догадаться о цели путешествия… Хотя наверняка знать не мог, так что Дас, возможно, был приманкой. Он рассчитывал, что я приду сюда за ответами. И скорее рано, чем поздно, коль скоро услышу о вторжении.

– Похоже на правду. – Терис закусил губу. – Разве что…

– Что «разве что»?

Терис вздохнул.

– Я много размышлял об этих слепцах, Седэн, и все что-то не складывается. Они действуют не как армия завоевателей, намеренных удержать земли. А если их послал Ааркайн Девэд, то почему всего тысячу человек? Нам известно, что там есть по меньшей мере один дар’гайтин – почему не послал и его… Почему не послал все, чем располагал?

Он склонился к юноше.

– А если сопоставить сроки… Если ты представляешь для них такую угрозу… Быть может, после того как Аларис с тобой связался и понял, что у тебя есть шанс вернуть память, это вынудило их поспешить. Рубеж ослабел, но мы знаем, что он еще держится. Почему было не дождаться, пока он рухнет, и не послать разом все наличные силы? – Терис кивнул сам себе. – Сдается мне… Это вторжение ради тебя, Седэн. Сдается мне, они заманили тебя сюда и надеются захватить, пока ты не вспомнил. Пока беззащитен.

Седэна от этой мысли пробрал озноб.

– Значит, я в ответе еще за множество смертей, – тяжело обронил он.

– Нет. Даже не думай! Это выглядит предварительной разведкой перед настоящей атакой Девэда; пойти на то, чтобы нас предупредить, дать время подготовиться, его могло заставить только одно: угроза, которую представляешь ты. Может быть, ты для него единственная угроза. – Терис покачал головой. – Это лишь предположение. Однако, если уж приходится гадать, я бы сказал: он не может допустить, чтобы ты вспомнил. Что бы ты ни забыл.

Седэн беспокойно поежился.

– Даже если ты прав, я ничего не вспомню, сидя взаперти, – напомнил он. – Принцессе известно, что я снял окову и выбрался из дворца. Дай ей время, и я окажусь за решеткой. – Он потер лоб и оглянулся на дверь: все еще ждал, что в нее вот-вот ворвутся стражники.

– Прежде чем строить планы, надо посмотреть, что решит Каралина, – признал Терис. – Если она вздумает заковать тебя в кандалы, придется подстраиваться. Впрочем, подозреваю, она тебя по крайней мере выслушает: после всего, что ты мне рассказал, у нее есть веские причины для благодарности.

– Для благодарности? – озадаченно взглянул на старшего Седэн.

Тот улыбнулся.

– Правда, ты обманул ее доверие, Седэн, но в то же время спас ей жизнь. Спас и принес домой, хотя мог бы сбежать, оставив ее на смерть. Тебе твой выбор может представляться единственно верным, но не все так добросердечны. – Терис пожал плечами. – Каралина выросла здесь и, вероятно, насмотрелась худшей стороны человеческой натуры больше, чем мы с тобой вместе взятые. Уверен, что она оценит твою жертву.

Седэн насупился. Хотелось верить Терису, но ведь Каралина по его вине оказалась в опасности. К тому же в памяти еще свежи были ее неодобрительные взгляды, так что слова Териса не слишком утешали.

– А если она не бросит меня в темницу? – спросил он.

– Тогда ничего не меняется. Я давлю на Тол Атьян, выжимаю из них устройство для восстановления памяти и надеюсь, что с тыла нас поддерживают люди Каралины.

Седэн вздохнул.

– Так мне пока… просто ждать?

– Да. Вздумай ты сбежать, Каралина заподозрит худшее, и представившаяся нам здесь возможность пропадет впустую. И в любом случае, – Терис покачал головой, – если с ней не сложится, у нас остается последнее средство.

Седэн поднял бровь.

– И какое же?

Помедлив, Терис достал из кармана маленький белый камешек.

– Я там, в Толе, отдал Нашрелю свой путевой камень. Надеюсь, он будет хранить его вместе с другими сосудами. – Терис мрачно разглядывал камешек. – Он еще не заряжен; здесь, во дворце, я могу использовать суть лишь капля по капле. Но через пару дней камень будет готов. Я не собираюсь им пользоваться, только если слепцы подступят к самому Илин-Иллану и надежды на помощь Совета у нас не останется. Но если тебя запрут, придется поспешить. Надо будет – вытащу тебя.

Седэн с опасением уставился на белый камешек.

– Но ведь если им воспользоваться, в Толе Атьян узнают.

– О да, – выразительно кивнул Терис. – Открывшийся внутри Тола портал старшие учуют сразу – у нас будет всего несколько минут на то, чтобы отыскать и применить восстанавливающий память сосуд. Если будет.

– А если второй путевой камень станут хранить в другом месте?

– Тогда путешествие выйдет коротким. – Терис со вздохом уронил камешек себе в карман. – Но пока не стоит об этом беспокоиться: может, этим средством воспользоваться и не доведется. Ты сейчас лучше попробуй уснуть. Что бы ни решила Каралина, вряд ли она начнет действовать до утра.

Седэн склонил голову.

– Спасибо тебе за понимание. И… я правда жалею, что сразу не рассказал тебе про Алариса. Натворил я сегодня дел…

– Я просто рад, что ты теперь знаешь, на какой ты стороне, – натянуто улыбнулся ему Терис и, кивнув, выскользнул за дверь.

Юноша еще несколько минут смотрел ему вслед, погрузившись в свои мысли. Наконец он устало тряхнул головой и, решив последовать совету Териса, лег на мягкую постель, закрыл глаза и постарался забыть о тугом узле тревоги, стянувшемся под ложечкой.

И все же он долго не мог уснуть.


* * * | Тень ушедшего | * * *



Loading...