home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

– Вы спуститесь вниз или хотите побыть наверху до конца дня? – крикнул лорд Лорейн, выйдя в холл, который находился прямо под ними.

Калли растрогалась: оказывается, ее дед не выдержал долгого ожидания в парадной гостиной. Она обрадовалась, что лорд Лорейн вмешался в их неловкий разговор с Гидеоном.

– Моей жене в самом деле нужно отдохнуть, – сказал Гидеон своему достопочтенному родственнику, как будто ее благополучие было гораздо важнее светских приличий.

Калли дернула Гидеона за руку и повела к лестнице, молча показывая, что она живет своим умом. Ей не терпелось снова увидеть своего второго деда – после всех сомнений и угрызений совести по поводу ее происхождения. Смешанные чувства толкали ее от одной крайности к другой, и если она побледнела, то скорее из-за внутреннего смятения, чем в силу физической хрупкости, в которой убедил себя Гидеон. Сейчас ей впервые в жизни предстояла встреча с его светлостью под собственным именем, для чего понадобилось собрать все ее силы. Способен ли лорд Лорейн в самом деле признать ее своей родственницей и женой Гидеона? Калли пока сама не знала, как к нему относиться. Всего неделю назад она была убеждена в том, что тетка – единственная родственница, на которую она может положиться. Оказывается, она сильно заблуждалась! Теперь она разрывалась между желанием любить своего деда по отцовской линии и доверять ему – и опасениями. Почему лорд Лорейн так хочет, чтобы они с Гидеоном жили здесь? Калли вздернула подбородок, спускаясь по величественной лестнице обок с Гидеоном, стараясь выглядеть безмятежной, однако внешне она казалась гораздо спокойнее, чем была на самом деле.

– Если сегодня вы перенесли такое же большое потрясение, как я, ничуть не удивляюсь вашей усталости, – искренне произнес его светлость, когда они очутились лицом к лицу. – С возвращением, дорогая моя. Я так рад снова видеть вас в Королевской Рейне вместе с этим молодым повесой!

Калли протянула руку, поскольку не знала, как лучше ответить вновь обретенному деду. К ее удивлению, лорд Лорейн церемонно поклонился и поцеловал ей руку. Гидеона он обнял, как будто тот совершил чудо, привезя ее сюда. Все теткины домыслы о том, что незаконнорожденным внукам никогда не будут рады в Рейне, оказались ложью. Сколько еще вреда причинила проклятая тетка, играя на страхах и сомнениях Калли? Кстати, многие ее страхи были порождены той же Серафиной.

– Спасибо за то, что привез мою внучку домой, мой мальчик, – продолжал лорд Лорейн, отступая на шаг. Похоже, он вспомнил, что они стоят в просторном холле, где их может подслушать кто угодно. – Жаль, что вы не известили нас о своем приезде заранее; тогда мы лучше подготовились бы к достойному приему моего наследника и его красавицы супруги.

– Конечно, я согласен, что леди Лорейн красавица, но такие никудышные мужья, как я, встречаются не каждый день, верно, дорогая? – Гидеон язвительно улыбнулся, и она поняла, что ему еще больно вспоминать, как она упала в обморок, увидев его после девяти лет разлуки.

– А вот и миссис Крэддок со своим выводком цыплят. Сейчас уже поздновато выстраивать их в ряд и торжественно представлять всех леди Лорейн. – Лорд Лорейн указал на величественную экономку, выступавшую впереди группы слуг. – Ну, где же Крэддок со своим помощником? – рявкнул он, и Калли немного полегчало. Она вспомнила, что по традиции жене наследника представляют всех слуг. Ей предстоит пройти ритуал через десять лет после того, как они с Гидеоном сбежали в Гретна-Грин.

– Он, как всегда, опаздывает, милорд, – сокрушенно отозвалась миссис Крэддок, но в ее голубых глазах заплясали искорки, и Калли понадеялась, что все же уживется с этой устрашающей женщиной.

– Супруга моего внучатого племянника очень хочет пить. Знаю, что у вас скопился изрядный запас чая… К тому же нехорошо так долго держать ее на сквозняке.

– Ничего, Крэддок, я даже рада дуновению ветерка в такой жаркий день, – сказала Калли, обращаясь к уже не такому величественному дворецкому.

Тот, тяжело дыша, встал во главе ряда лакеев и прочих слуг-мужчин – для обслуживания такого огромного старинного дома их требовалось много.

– Очень любезно с вашей стороны, леди Лорейн, – ответил Крэддок, сурово глядя на младших лакеев, которые толкались, пытаясь встать ровно.

– Какая чудесная картина, – чуть громче продолжала Калли, вложив в руку Гидеона кончики пальцев. Очень трудно было не повиснуть на нем – до нее все больше доходило, как круто изменилась вся ее жизнь. – Может быть, нам начать сначала и пройти всех, сэр Гидеон? – предложила она вполне уверенно, когда слуги выстроились в две шеренги – мужчины с одной стороны, женщины с другой, от самых младших до мистера и миссис Крэддок.

– Надеюсь, я сам знаю всех, кто сейчас у меня служит, – сказал лорд Лорейн и стал представлять им всех слуг по очереди с такой точностью, что Калли поняла: ей предстоит еще учиться и учиться. Идя между рядами слуг, она опиралась на Гидеона и жалела о том, что накануне их разговор прервали. Он рассказывал ей о страданиях молодого человека, а она взамен вяло предложила остаться друзьями… Калли покраснела, сетуя на свою неловкость. Дойдя до конца шеренги, она торжественно пожала руки дворецкому и экономке.

– Может быть, теперь нам нальют вашего знаменитого чая? – осведомился Гидеон, покосившись на нее и заметив, как она раскраснелась.

– Конечно, сэр Гидеон, – ответила миссис Крэддок. Она поглядывала на Калли с некоторым опасением, как будто подозревала, что наследница Рейны растает на жаре. – Миледи, куда подавать чай – в малую гостиную или в библиотеку?

Калли постаралась скрыть замешательство.

– Так как библиотека в западном крыле дома, – поспешила на помощь экономка, – возможно, сейчас там прохладнее.

Калли молча кивнула. Ей пришлось положиться на Гидеона, который повел ее в нужном направлении. Он здесь вырос, в отличие от нее, но если ему предстоит здесь жить, значит, и ей пора привыкать, решила она про себя. Нужно взять себя в руки. Она очень жалела, что видела, как другая женщина выходит из его спальни в тот ужасный день в Уиллоуби-Мэнор. Она невольно задышала чаще, вспоминая свой ужас, когда увидела, как Сесили Уиллоуби, сонная, взъерошенная, расплываясь в довольной кошачьей улыбке, закрывает за собой дверь его спальни! Калли прекрасно понимала, что падчерица ее матери не желала видеть Калли в своем доме, но соблазнять ее мужа, чтобы достичь цели, – это уж чересчур!

– Я не хочу тебя мучить. Тебе, наверное, трудно сидеть со всеми за столом после утомительной поездки… и прочего, что тебе пришлось вынести в последнее время, – сказал Гидеон. – Если хочешь, тебе подадут чай наверху, отдельно.

– Не нужно, Гидеон. Ты ведь помнишь, что со мной никогда не носились, как с инвалидом, – проговорила Калли более раздраженно, чем собиралась. Ее приводили в замешательство новая жизнь… и собственные чувства по отношению к нему. – Я почти десять лет день за днем давала уроки целому выводку девочек и могу тебя заверить, что вполне способна проехать двадцать миль, а затем познакомиться со слугами его светлости и не упасть в обморок! Надеюсь, что я сумею провести на ногах остаток дня, никому не создавая трудностей.

– В таком случае простите меня, но я ненадолго вас оставлю. Поищу своих собак, – сказал лорд Лорейн. – Дорогая моя, вы ведь не против моей своры? – спросил он, как будто Калли имела право одобрять или не одобрять присутствие собак в доме.

– У тетки в доме животных не было, но я всегда хотела собаку, милорд.

– Рад слышать, – ответил старик и вышел, собираясь возобновить прерванные утренние дела.

– Гидеон, я вовсе не собиралась грубить, – поспешила объясниться она, не дожидаясь, чтобы он воспользовался уходом его светлости как предлогом, чтобы тоже удалиться, – и в обморок я больше не упаду.

Гидеон напустил на себя невозмутимый вид, поскольку присланные Крэддоком два лакея и горничная принесли поднос с чайником и чашками. А таким количеством закусок, которые приготовила кухарка, можно было накормить небольшую армию.

– Мне бы не хотелось, чтобы ты так волновался.

– Это так редко случается. – Он широко улыбнулся, и она невольно дернулась и пролила чай.

– Ну вот. Видишь, что из-за тебя случилось?

– А что такого?

– Ах, Гидеон, сейчас мы ведем себя как старые супруги! – И почему язык подводит ее в самые неподходящие моменты?

– Мы и есть старые супруги – точнее, должны ими быть. – Он тряхнул густой темной шевелюрой, и его улыбка увяла, сменившись задумчивым выражением. Гидеон перевел взгляд на старые шкатулки, которые он приказал внести в библиотеку раньше.

По правде говоря, Калли понятия не имела, как ведут себя старые супруги. К тому времени, как она вошла в сознательный возраст, обе ее бабушки уже умерли, а семейную жизнь ее тетки никто не назвал бы ни счастливой, ни гармоничной.

– Надо будет когда-нибудь взглянуть на наши письма… – проговорила она, проследив за его взглядом и увидев, как он хмурится, думая об упущенных возможностях и одиночестве, причиной которого стали украденные послания.

– Не сейчас, – не сразу ответил Гидеон. – По-моему, мы оба еще не готовы.

– Нельзя откладывать это надолго, иначе получится, что она победила, – предупредила Калли.

– Подождем день-другой, немного привыкнем к нашему теперешнему положению. Калли, все равно разница небольшая, и я еще не готов хладнокровно отнестись к ее подлости…


* * * | Обещание лорда Лорейна | * * *



Loading...