home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

– Купились, – улыбнулся Юрий Всеволодович, когда увидел представительную делегацию, что выехала из стана противника явно для проведения переговоров.

Никаких ракетных установок у ратников, перегородивших пространство между Орелем и Ворсклой, не было. Все, что увидели монгольские разведчики, являлось лишь наспех сделанной из подручных средств: жердей, ткани и даже грязи – бутафорией. Впрочем, издалека все выглядело вполне натурально, а близко вражеских разведчиков к своим позициям ратники, естественно, не подпустили.

Царь только покачал головой, столь великолепная в своей эффективности ловушка получилась сама собой, хотя по-хорошему ее следовало спланировать заранее. Но, увы, он все же не гений стратегии тактики.

«Но все остальные должны думать, что это именно моя задумка», – хмыкнул Юрий.

Монгольские военачальники, оказавшись в окружении, не могли не обмануться, как говорится, глаза у страха велики, ибо они еще никогда не оказывались в столь стесненных условиях, и как бы они ни были хороши, но сам факт окружения заставлял мыслить в определенной парадигме – спасения любой ценой.

А их действительно окружили. Помимо войск на востоке, киевская рать встала на южном берегу Ореля, блокируя переправу, и вот у них ракетные установки имелись настоящие. Так что ничего удивительного, что, оказавшись практически в безнадежном положении, монгольские военачальники пошли на переговоры.

Конечно, они могли уйти в прорыв, для чего на Ореле специально было мало бойцов, чтобы именно это направление выглядело предпочтительным в условиях наличия у них ракетного вооружения, и даже прорвались бы, но вопрос в том, как много воинов смогло бы уйти с учетом того, что на хвост выжившим тут же сядут русы и союзные им половцы?

Юрий Всеволодович, посмотрев в подзорную трубу (качество было так себе, но все же неплохо приближало) и убедившись, что в составе монгольской делегации находится Субэдэй (описание совпадало) со своей свитой, выдвинулся навстречу. Джэбэ, как видно, остался в лагере, наверное, на случай, если вдруг произойдет замес, то хоть кто-то остался из командующих.

С минуту царь русов и монгольский военачальник рассматривали друг друга.

– Ты великий воин… – начал говорить Субэдэй, в конце концов именно он стал инициатором начала переговоров.

– Твоя слава так же велика, и она летит впереди тебя, – выказал ответную любезность Юрий Всеволодович.

– Я пришел, чтобы договориться о перемирии между нами…

– Зачем мне договариваться с вами даже не о мире, а лишь о перемирии? Я даже не вижу причин договариваться о мире. Лучше я уничтожу вас здесь и сейчас, по крайней мере, большую часть, чем отпустить и потом снова ждать от вас удара. И ты прекрасно знаешь, что я могу это сделать.

– Да… огненные змеи, что ты приручил, сразят много из моих воинов, – кивнул монгольский военачальник. – Но все же мы можем нанести тебе такие потери, что станут для тебя очень болезненными, особенно учитывая твоих врагов на западе, что воспользуются твоей слабостью и обязательно нападут.

– Это возможно, – кивнул Юрий. – Если крысу загнать в угол, то она, чтобы вырваться, может сильно поранить ловца…

На такое сравнение Субэдэй скривился, но он был не в том положении, чтобы возникать.

Царь тем временем продолжил:

– А потом этим ранением воспользуются другие… Но все же мне выгоднее уничтожить вас, понеся потери, и встретиться с новым врагом, чем иметь сразу двоих врагов. Ведь, будучи раненым, с одним противником справиться реальнее, чем победить, будучи здоровым, но сражаясь сразу против двоих. Вот только готов ли ты вернуться к своему повелителю побитой собакой?

Субэдэй заскрипел зубами, в мыслях насылая на царя русов всевозможные проклятия и произнося клятвы о мести, представляя, как подвергает собеседника самым жестоким казням, но внешне все же сдержался.

А Юрий Всеволодович продолжал «вбивать гвозди в крышку гроба».

– Что ждет тебя и твоего друга Джэбэ в таком случае? Вряд ли Чингисхан вас казнит, но вот ваши соперники сделают все, чтобы вы оказались в опале. И никакие оправдания о том, что я применил против вас ракеты, вас не спасут. Так?

Субэдэй, стиснув зубы, вынужден был кивнуть. Соперничество среди военачальников Потрясателя Вселенной было жестким, все хотят подняться как можно выше. Стоит только один раз оступиться, как тебе тут же сделают дополпока все обходилосьнительную подножку, а потом еще придадут ускорение пинком под зад.

– Но вот если вы вернетесь с победой, привезя богатые трофеи…

Монгольский военачальник прикрыл глаза. Собственно, выехав на переговоры он как раз хотел добиться именно этой цели – пойти на запад и добиться громкой победы, что затмит понесенное поражение от русов.

– Ты говорил моим послам, что дашь нам для войны против своих врагов пороховое оружие, – сказал он.

– Говорил. Но ситуация немного изменилась, как ты понимаешь. И если раньше я готов был дать вам ракеты и мины в дар, как… союзникам, то сейчас, когда между нами пролилась кровь и мы стали врагами, я все же готов вам все необходимое продать, за вполне умеренную цену.

– И сколько же ты хочешь?

– О! Сущий пустяк! – широко улыбнулся Юрий Всеволодович.

От этой улыбки, больше похожей на оскал, Субэдэя внутренне передернуло.

– Как я слышал, вам очень нравится цифра десять, ибо берете с покоренных народов десятую часть всего, в том числе в людях, так что я готов последовать вашим милым обычаям и взять за свою помощь вооружением десятую часть трофеев, что вы добудете в походе на запад.

Субэдэй аж задохнулся от такой наглости царя русов. Он ожидал вполне конкретной цены, пусть и непомерно высокой, скажем, получать порох по весу серебра или даже золота, но не так! И снова старый военачальник сдержался. Сейчас царь русов мог диктовать свои условия, и от этого никуда не деться, можно лишь принять или отвергнуть предложение, но в этом случае придется идти воевать без пороха, а это лишние потери, и победа если достанется, то не столь великая.

Но, как оказалось, это были еще не все условия Песца.

– Также вы проложите маршрут своего похода согласно моим пожеланиям и не станете трогать тех, на кого я укажу.

Субэдэю потребовалась вся его выдержка, чтобы не взорваться. Несколько раз глубоко вздохнув, он все же спросил:

– И кого же нам нельзя трогать, а кого, наоборот, должны взять на меч?

– Нельзя трогать болгар и сербов…

На самом деле Юрию было по большому счету наплевать и на болгар, и на сербов, особенно зная из памяти о будущем, как те не раз и не два предавали «братушек», а потом снова просили помощи, но, увы, народ его не поймет, если узнает, что он мог защитить единоверцев, но не сделал этого. Политические противники могут начать по этому поводу мутить воду. А оно ему надо?

Оставалось только поиметь какую-то выгоду из своей защиты, для начала дав знать, кому они обязаны своим спокойствием. А там и династический брак организовать…

– А взять на меч в первую очередь должны венгров и поляков. После того как пройдетесь по их землям из конца в конец, дальше можете бить, кого пожелаете. За это вы получите не только пороховое оружие, но и доспехи для своих воинов. А то, как я заметил, очень многие из ваших бойцов облачены лишь в обычные халаты.

Вот сейчас Субэдэй удивился и даже не стал скрывать своего чувства.

– Ты хочешь дать моей армии доспехи?

– Да. Правда, они сделаны из несколько непривычного вам материала, но прежде чем презрительно хмыкать, советую как следует этот доспех испытать на прочность, как стрелами, так и своими саблями. В конце концов, лучше такая защита, чем совсем никакой. Опять же, будут спасены тысячи жизней воинов, что могли бы пасть, но не падут, не говоря уже о тех, кто избежит ненужных ранений, которые нужно долго лечить и при этом не всегда можно исцелить.

С этими словами Юрий чуть шевельнул рукой, и один из сопровождающих, выехав вперед, бросил перед монголами мешок.

– Там один комплект, включая круглый щит. И еще, поскольку я своими действиями несколько сократил численность вашей армии, то готов эти потери компенсировать. Вместе с вами в поход на запад пойдут союзные мне половцы. Два тумена.

Своих половцев требовалось спровадить добывать зипуны, чтобы у них не возникло дурных мыслей. А то союзники-то они может и союзники, но шакалью сущность никуда не деть. Потому лучше дать им возможность пограбить своих врагов.

Одно плохо, о том, что эти половцы в союзе с Русью, станет быстро известно всем, а значит, можно будет обвинить царя в совместном нападении с нехристями, но…

«Да пошли они все к черту, – подумал Юрий Всеволодович. – Каждый крутится как может».

– Не боишься, что я предпочту объединиться с западными королями против тебя? – все же не удержался от попытки уколоть царя русов Субэдэй.

– Нет. Сейчас вы ничего не сможете мне сделать. Опять же, западные короли сделают все, чтобы подставить вас под мой самый сокрушительный удар, как, собственно, вы сами поступаете со своими союзниками. Вам это надо? Тот-то и оно, – усмехнулся Юрий Всеволодович, увидев, как скуксилось лицо монгола.

– Ты умный человек, царь Юрий, и должен понимать, что, вернувшись в Монголию, мы научимся сами делать такое оружие и наверняка вернемся, чтобы отомстить.

– Я это прекрасно осознаю.

– И должен понимать, что наша армия будет поистине велика и могущественна.

– Уверен в этом, – спокойно, даже с ленцой кивнул Юрий. – Думаю пригоните не меньше двухсот тысяч. А то и все триста.

– Против такой армии, да еще вооруженной пороховым оружием, вам не совладать. Вы не сможете выставить столько же воинов. А значит, вы обречены на поражение…

– Хочешь, чтобы я заранее испугался и признал вашу власть над Русью?

– Да. В таком случае вы избежите разорения, ваши города останутся целы, подданные не познают горечи утрат. Просто станете данниками и участвовать в наших походах. Сразу же двинемся на твоих врагов, что живут на западе…

– Ты тоже умный человек, Субэдэй, и должен понимать, что это невозможно, – словно с сожалением покачал головой царь всея Руси. – Это как минимум будет странно выглядеть, когда победитель признает над собой власть побежденного. А сейчас именно так все и обстоит. Князья и бояре, а также духовенство и простые люди не увидели в вас сильного врага. Просто еще одни кочевники вроде половцев, которых побили… Меня не поймут и свергнут, а договор признают недействительным. И потом, когда это еще будет? Лет через десять? Могли бы, конечно, и раньше, но, по слухам, ваш повелитель уже не так бодр, и сколько ему осталось, ведает только Бог, а после его смерти наверняка начнется борьба за власть, что затянется на годы… И все это время платить вам десятину, в том числе в людях?

Помолчали.

– Итак, какое твое решение? – спросил Юрий Всеволодович, с трудом удержавшись от подколки в виде слова «положительное». – Продолжаем сражаться или же заключаем соглашение, и вы идете с войной на запад?

– Мы идем на запад… – сквозь зубы ответил Субэдэй.

Один из его сопровождающих подхватил мешок, и монголы ускакали в свой лагерь.


предыдущая глава | Защитник Руси | cледующая глава



Loading...