home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Чтобы у монголов не возникло глупых соблазнов внезапно уйти в рывок на север, кумыса там перепив или анаши из курилен надышавшись, после долгих и упорных переговоров монгольские военачальники согласились разделить свою армию на шесть частей и вот такими отдельными туменами передвигаться по степи на запад, да еще по сути под конвоем и под прицелом РСЗО.

А чтобы монголы не испытывали досадных задержек и не входили в пределы Руси в поиске брода, для них на таких больших реках, как Днепр, Южный Буг, Днестр и Прут, построили переправы из понтонных мостов. То есть брались обычные купеческие грузовые ладьи, выстраивали их поперек течения, крепко заякоряли и клали на них дощатые мостки.

Пока монголы двигались на запад, им из «встречных» городов подвозили фанерные доспехи, что вообще-то готовились для городского ополчения на тот случай, если монголы все же ворвутся на Русь и у горожан будет чем прикрыть свои бренные тушки отражая штурмы на городских стенах. Но не понадобились, а раз так, то от доспехов имеет смысл избавиться. А то как бы их хорошо ни залакировали, однако же все равно срок годности у таких доспехов оставлял желать лучшего, так как не везде и всегда можно было создать идеальные условия хранения особенно кожаных элементов, коих хватало. Их банально жрали крысы.

Монголы, кстати, испытав фанерный доспех, оказались от него в восторге. В конце концов, действительно лучше иметь хоть такой доспех, чем вообще никакого.

Но вот Владимир такой щедрости старшего брата не понял.

– Зачем ты отдал им доспехи? – спросил он у Юрия.

– Что, считаешь, что чем больше убьют этих вонючек, тем лучше?

– Да. Сам ведь сказал, что они, пройдя по западным королевствам, нагрузившись трофеями, вернутся в свои монгольские степи, а потом, создав свое пороховое оружие, вернутся в нам, чтобы отомстить за свое поражение…

– Ну, вернутся не они, а те, кто сейчас подрастает в степях. Те же, кто сейчас участвует в походе на Запад, к тому времени станут старенькими и немощными, так что не они будут нам противостоять, а потому опасаться их не стоит.

– Все равно, пусть их там побьют…

– В целом я с тобой согласен, брат, – улыбнулся Юрий, – но проблема в том, что если их быстро побьют на западе, то скоро западные войска придут по наши души. Я ведь тебе давал смотреть докладные записки разведчиков о том, что паписты пытаются собрать против нас коалицию, чтобы пойти против схизматиков крестовым походом.

Владимир кивнул головой.

Разведчики, не имея возможности за короткий срок создать полноценную агентурную сеть, работали предельно жестко. То есть хватали слуг, что обслуживали высокопоставленных лиц, во время их встречи с папскими посланниками и потрошили, после чего прикапывали или притапливали… Информации было мало, все-таки при слугах что-то реально серьезное не обсуждали, но и тех крупиц, что удавалось добыть, хватало, чтобы понять общую картину происходящего. И картина эта царю активно не нравилась.

– Так вот, я хочу, чтобы кочевники как можно сильнее ослабили наших не в меру активных западных соседей, для чего эти пастухи должны как можно дольше оставаться в живых, а для этого их нужно оснастить защитой.

– Я понял…

В июле тысяча двести двадцать третьего года восемьдесят тысяч кочевников вторглись в Венгерское королевство.

Остановить такую лавину новых гуннов, сметавшую все на своем пути, потомкам «старых» гуннов исключительно собственными силами нечего было и думать, особенно учитывая, что лучшие рыцари королевства полегли в жарких песках Палестины, да и сейчас было немало тех, кто отправлялся на юга, потому как в Венгрии им мало что светило, особенно с учетом того, что за время, пока король воевал за Гроб Господень, собственная страна скатилась в нищету. Все было так плохо, что Андраш Второй не гнушался брать взаймы у евреев, мусульман, ввел новые налоги и поднял старые и даже занимался порчей монеты…

Пользуясь слабостью королевской власти, дворяне вынудили Андраша Второго подписать Золотую буллу – аналог Великой хартии вольностей, принятой в Англии в тысяча двести пятнадцатом году.

Королевство, по сути, было на грани распада, ибо такие королевские домены, как Хорватия, Далмация, Славония, Босния стали по сути автономными, как и часть Трансильвании, где жили саксонцы.

Как результат королевство по сути некому было защищать. Автономные регионы выслали лишь самый минимум войск, причем не самых лучших, по принципу: на и отвяжись.

Естественно, Андраш Второй запросил помощи у всех соседей, но… даже если кто-то и хотел помочь, как, например, чешский король, чья жена была сестрой венгерского короля, то просто не успел собрать достаточно сил. А кое-кому, как тем же болгарам, прямо сказали, что стоит им отправить кого-то в Венгрию, и тогда пеняйте на себя, вы лишитесь защиты, что для вас выбил царь русов как кровным братьям и единоверцам.

Кто-то и вовсе был не прочь половить рыбку в мутной воде и оторвать кусочек другой территории, тот же император Священной Римской империи германской нации Фридрих Второй.

Да и сами болгары, убедившись, что опасности от кочевников нет, вспомнили, что вообще-то венгры отторгли у них чуть меньше десяти лет назад Белград с Браничевом, и решили вернуть все назад. Против этого ни Юрий, ни монголы не возражали.

Юрий Всеволодович в плане захвата территории не был белой вороной и нацелился на приграничные с Галицким княжеством области по реке Тиса, где проживало славянское население – словаки.

А если брать по максимуму, то Юрий хотел, чтобы Венгрия окончательно развалилась на несколько государств, и у такого направления развития событий имелись все шансы. Ведь Венгерское королевство представляло собой лоскутное одеяло из многих народов разных этнических групп.

Как говорится, больше государств, хороших и разных…

Король все же смог собрать двадцатитысячную армию и встретить врагов районе слияния рек Тиса и Муреш. Но сражения как такового даже не случилось. Несколько ракетных залпов – и венгерская армия превратилась в обезумевшее стадо, на которое обрушились кочевники и начали рубить всех без всякой пощады.

Вообще непонятным даже оказался выбор места для боя. У венгров имелись еще какие-то шансы на победу, встреть они противника в горах, где смогли бы запереть кочевников в узостях и перемалывать их по примеру трехсот спартанцев, но они встали в долине, видимо, рассчитывая на мощный рыцарский таранный удар, что редко когда подводил их на Святой земле при встречах с сарацинами…

Монголы отрывались во всех смыслах после унизительного поражения от русов.

Мало кто из венгерской армии уцелел.

А потом случился эффект казни египетской – саранчи. Кочевники растеклись по всей Венгрии, занимаясь грабежами, насилием и убийствами.

Падал один город за другим. Мины выносили ворота на раз. А после того, как города разграблялись подчистую, – сжигались. Монголам не нужны были точки кристаллизации очагов сопротивления у себя в тылу.

Народ стал разбегаться во все стороны.

Собственно венгры как возможные подданные Юрия Всеволодовича особо не интересовали, не славянский это народ, темноглазый да черноволосый, а главное – вороватый, так что беглецов из этой земли, за исключением мастеров, он не принимал. Да и те должны были сменить веру на истинную.

Что он делал с десятой частью своей доли от трофеев, получаемой в людях? Отправлял копать руду и уголь. Металла требовалась прорва. Если военные нужды достаточно успешно покрывались, то гражданский сектор, особенно сельскохозяйственная его часть, испытывал жесточайший голод. Требовались тысячи и тысячи железных плугов, хотя бы по одному на деревню.

Расширял кирпичное производство, для строительства домен с прицелом на «переодевание» деревянных городов в кирпич, а то висящая как дамоклов меч угроза пожаров реально напрягала. Также подневольные работники направлялись на все прочие работы, необходимые для развития Руси, в том числе строительство полноценных дорог, мощеных камнем, мостов, дамб…

Рабство?

Да. И Юрий в этом не видел ничего плохого. Ибо приди будущие общечеловеки на Русь со своим крестовым походом, местное население ждала бы еще более печальная судьба. Вырезались бы целые области, как это случилось в Прибалтике.

Венгерский король, когда у него полыхала уже половина страны, через своего посла даже предъяву Юрию кинул, дескать, как может он, христианин, помогать слугам врага рода человеческого, этим грязным язычникам, что сейчас измываются над его братьями по вере.

На что Юрий только напомнил своему царственному брату о папских посланниках и о том, о чем они договаривались в отношении Руси.

– То, что вы, христиане, готовились идти войной на других христиан, вас что-то не возмутило…

Посланник на такую ответку только прижух. Крыть было нечем.

Монголы куролесили в Венгрии до конца сентября, погрузив страну в хаос, после чего, оставив один тумен добивать многочисленные замки, на которые было жалко тратить пороховые мины, все-таки они поставлялись в ограниченном количестве, вторглись в Польшу.


предыдущая глава | Защитник Руси | cледующая глава



Loading...