home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Для папы римского Гонория Третьего Пятый крестовый поход являлся идеей фикс. Он участвовал в его организации еще до того, как стал понтификом, а уж после того, как его избрали викарием Христа, развил бешеную деятельность и смог-таки собрать и отправить в поход самую крупную армию за всю историю крестовых походов.

Беда в том, что большая армия не гарантировала победы, ибо армия эта была собрана почти со всей Европы, и как следствие имелась серьезная проблема с управляемостью. Ни о каком единоначалии не шло даже речи. Особенно после того, как Святую землю по состоянию здоровья и бедственного экономического положения в своем государстве покинул венгерский король Андраш Второй, что и являлось точкой кристаллизации этого похода.

Никто не желал никому подчиняться, почитая себя выше всех остальных. Кое как от полного развала спасали только усилия личного представителя папы римского – легата Пелагия, епископа Албанского. Под угрозой отлучения от церкви он заставлял всех этих графов, герцогов и королей действовать хоть сколько-нибудь в едином русле.

Но не помогло. В конце тысяча двести двадцать первого года с потерей Дамиетты, случившейся по иронии судьбы во многом из-за самого легата Пелагия, что отверг предложение аюбидского султана аль-Камиля о восстановлении Иерусалимского королевства в обмен на возвращение Дамиетты, Пятый крестовый поход приказал долго жить…

Папа римский был в ярости, и главным виновником провала дела всей своей жизни он считал не кого-нибудь, а своего ученика – Фридриха Второго, императора Священной Римской империи, что всячески уклонялся от исполнения данного обета по участию в крестовом походе.

В общем, Пятый крестовый поход и дрязги с Фридрихом Вторым, что алчно посматривал на итальянские земли, отнимали все силы и внимание Гонория Третьего от событий, происходящих в окружающем мире, в частности от того, что творилось на Руси и северных землях, где все еще обитали племена нечестивых язычников, что было особенно оскорбительно для Святого престола. Ведь это все равно, что пятно ржавчины на до блеска отполированном мече…

Конечно, он регулярно получал доклады, но оставлял решение проблем до лучших времен, тем более ему казалось, что этих времен ждать не так уж долго, а значит, все может потерпеть еще месяцок-другой. Виной тому бодрые вести из Египта и Сирии. Из-за них у Гонория Третьего создавалось впечатление, что стоит только еще немного поднажать на сарацин, и те будут окончательно повержены, а Святая Земля наконец перейдет под полную власть не менее Святого престола…

Опять же, Русь воспринималась западными европейцами, как далекий и дикий край – Тартария, как следствие относились с известной долей пренебрежения, если не сказать презрения.

Уничтожение ими Ордена меченосцев мало что изменило в этом отношении. Этот Орден изначально не воспринимался как какая-то реально могущественная сила вроде тех же Тамплиеров или на худой конец Тевтонского ордена, а потому их уничтожение восприняли пусть и с негодованием, но не увидели в этом ничего тревожно-необычного. Дескать, дерьмо случается…

Тем более что ресурсов решить эти задачи на данный момент не было.

Единственным, кто радовался провалу Пятого крестового похода, был бывший епископ рижский Альбрехт, что все это время настойчивостью, достойной лучшего применения, пытался привлечь внимание папы римского к происходящему на восточных рубежах. В итоге он так достал понтифика своим нытьем, что тот назначил его легатом по делам Руси, пообещав, что как только будет завершен Пятый крестовый поход, то Святой престол сразу же обратит свой взор на восток.

Наконец его молитвы были услышаны.

Когда руки Гонория Третьего дошли до восточных дел, то он в полной мере ужаснулся тому, что там произошло за то время, пока его внимание было приковано к Египту и Сирии, а также разборкам со своим строптивым учеником. А там, ни много ни мало, образовалось мощное государство, по своему потенциалу сравнимое со Священной Римской империей, а то и больше!

В начале тысяча двести двадцать третьего года папа римский, после того как произошло его замирение с Фридрихом Вторым при посредничестве Германа фон Зальца с обещанием императора начать подготовку к Шестому крестовому походу, призвал к себе легата Альбрехта.

– Я внимательнейшим образом изучил ваши докладные записки и нахожу сделанные вами выводы о происходящих событиях в землях Руси и Ливонии обоснованными и тревожными… Столь мощное государство в очень скором времени, после окончательного укрепления, может стать для нас большой угрозой в распространении истинной веры христовой…

– Истинно так, ваше святейшество! Более того, возможен вариант, когда схизматическая ересь начнет движение на запад. Собственно, этот процесс уже пошел! – с трагическим надрывом воскликнул епископ Альбрехт. – Племена Ливонии, коих я крестил в истинную католическую веру, переходят в православие, как и перекрещивают в православие принявших ранее католичество жителей Галичского княжества!

– Это неприемлемо! – вспылил Гонорий Третий. – И этому нужно положить конец! Мы должны раздавить восточных варваров!

– Полностью разделяю вашу точку зрения, ваше святейшество! Нужно уничтожить это государство, пока оно еще не окрепло. Если мне будет позволено заметить, то против Руси надо объявить Крестовый поход!

Папа римский нахмурился и стал нервно постукивать пальцами по столу. Не так-то просто съехать с выбранной дороги. Следующий Крестовый поход планировался, как и предыдущие, в Святую Землю.

«Святая Земля может подождать», – после некоторой внутренней борьбы – необходимость боролась с идеей фикс – подумал викарий Христа.

Образовавшееся государство с сильной властью реально пугало. Это не Священная Римская империя, что непонятно каким чудом еще удерживается вместе, где все эти герцоги короли и князья жаждут получить как можно больше власти и прав, по сути, получить полную независимость.

Опять же, можно было надеяться, что рыцари и все эти третьи-четвертые сыновья баронов, коим ничего не светило в плане наследства, с большей охотой отправятся на восток, туда, где они смогут обрести не просто наследный лен, как в Святой земле, и в который надо было завозить крестьян из Европы, но и местных сервов в достаточном количестве, коих останется лишь перекрестить в истинную веру, с чем проблем естественно не возникнет.

– Меня смущают ваши сведения о некоем оружии схизматиков, что с чудовищным грохотом и дымом может разрушить даже самые крепкие ворота, а также ракеты, коих боятся лошади и люди. Как можно победить врага, если он может испугать все наше святое воинство?

– Это оружие обоюдоострое, как и меч, ваше святейшество, – ответил на это легат Альбрехт. – Мы должны сами его сделать и использовать, во славу нашей матери-церкви.

– А вы смогли разузнать секрет этого взрывчатого вещества? Я не помню, чтобы в ваших записях что-то было по этому поводу…

– Увы, ваше святейшество, секрета взрывного вещества я вызнать не смог, всех моих шпионов, пробравшихся с этой миссией в стан врага, схватили ищейки КГБ и казнили…

Понтифик разочарованно скривился.

– Но не все так печально, ваше святейшество! – ободрил его легат. – Как мне известно, среди наших братьев много тех, кто тайно занимается изучением сути вещей…

– По молодости я сам был не чужд этому увлечению, – улыбнулся каким-то своим воспоминаниям папа римский.

– И потому, ваше святейшество, я взял на себя смелость… как ваш представитель, разослать по всем учебным заведениям и Орденам письмо с просьбой предоставить Святому престолу все результаты по данному направлению с обещанием щедрого вознаграждения…

Гонорий Третий понятливо кивнул, показывая, что одобряет инициативу своего легата, и вознаграждение последует.

– И как результаты?

– Откликнулось больше десятка священников разных рангов, ваше святейшество. Некоторые даже прислали образцы своих исследований. Самый впечатляющий результат, на мой взгляд, предъявил некто Альберт фон Больштедт, сейчас обучается в Падуанском университете.

Информация о том, что на востоке в боевых действиях используется взрывчатое вещество, разрушающее городские ворота, все же широко разошлась в… узких кругах и подстегнула тайные исследования в среде энтузиастов, которые и так шли, но не столь активно, а значит, и результаты оказались более внушительными.

А тайно, так как римско-католическая церковь до сих пор не определилась со своим отношением к пороху (с одной стороны, нужно бы предать порицанию, а с другой – не хотелось связывать себе руки, ведь противник уже использует его), и никто не хотел проходить процедуру аутодафе за занятие чернокнижием…

– Это просто замечательно!

– В том плане, что мы знаем секрет взрывного вещества, – да, ваше святейшество…

– В чем же заключается темная сторона? – нахмурившись, спросил понтифик, правильно поняв скорбный тон легата.

– Один из ингредиентов, что требуется в больших количествах, крайне редко встречается… Да и о том, где оно встречается, говорить малоприятно, ваше святейшество.

– И где же?

– На конюшнях в залежах навоза и выгребных ямах. Чтобы набрать пригоршню этих кристалликов, похожих на соль, приходится перелопатить целую кучу лошадиного навоза…

– Да уж…

– И даже если мы перероем все конюшни в Европе и мусорные ямы, то в лучшем случае получим этого вещества столько, сколько хватит максимум на один ракетный залп, ваше святейшество. Как вы понимаете, этого остро недостаточно.

– Это действительно печально… Но из всего вами сказанного я делаю вывод, что это вещество образуется самостоятельно при определенных условиях, которые можно создать…

– Истинно так, ваше святейшество, я тоже пришел к этому выводу…

– И что, никто из наших ученых братьев не сподобился хотя бы попытаться воспроизвести необходимые условия, для образования этой… соли в больших количествах?

– Увы, ваше святейшество, для опытов им хватало того, что образовывалось естественным путем. По крайней мере никто не написал о подобных опытах получения сей соли целенаправленно.

– Это печально. Спишись с этими учеными братьями и разузнай подробнее, не пытались ли они получить эту соль, и если да, то как и каковы результаты. А если нет, то пусть проведут исследования и выскажут свое мнение, что для этого необходимо. Хотя и так уже понятно, что нужны конский навоз и моча…

– Слушаюсь, ваше святейшество… – склонил голову Альбрехт.

– И еще, раз нам известны как минимум два ингредиента для получения сей соли, то не будем терять время… и ингредиенты впустую. Я приказываю вам подготовить необходимую буллу для организации при каждой церкви, храме и монастыре… а также замке владетеля и городе, укрытых от дождя и солнца, мест для сбора навоза с обливанием его мочой, для чего собирать оную… думаю, человеческая тоже сгодится.

– Как прикажете, ваше святейшество…

Папа римский и легат немного помолчали.

Все-таки тема их разговора была далека от святости… Оба подумали о том, что сей документ вызовет в церковной среде по меньшей мере недоумение, так что придется изрядно постараться, объясняя, зачем это нужно, дабы церковная братия отнеслась к поручению со всей ответственностью, а не спустя рукава, а то и вовсе саботируя.

– Кстати, вы тут еще писали о неких слухах, якобы над территорией Руси порхают ангелы. Вам удалось прояснить этот момент, что это в действительности может быть? – спросил Гонорий Третий.

– Увы, ваше святейшество, мне не удалось точно прояснить этот момент, но слухи на удивление устойчивые и регулярно появляются в разных местах царства.

– Значит, что-то в небе над Русью действительно летает…

– Я уверен, что это какая-то уловка этого варварского царя Юрия, ваше святейшество, ибо человек он действительно незаурядный. Рано или поздно, но я выясню, в чем там дело.

– Да, ибо сказано, что все тайное со временем становится явным…


Вторая часть. Вторжение | Защитник Руси | cледующая глава



Loading...