home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Легат Альбрехт мог гордиться собой. Ведь именно его стараниями Восточный крестовый поход, несмотря на страшные потери, понесенные от диких степняков, а потом еще из-за внутренних дрязг и наконец от накрывших Европу многочисленных эпидемий оспы, чумы и холеры, получился самым масштабным. Даже более многочисленным, чем любой из Крестовых походов в Святую Землю.

Одних только рыцарей насчитывалось больше пятидесяти тысяч! А с ними шли слуги и простые воины, а также ополчение.

Конечно, опасно было собирать армию, в то время как еще не погасли последние очаги эпидемий и зараза могла поразить войско, но монахи ордена госпитальеров внимательно отслеживали ситуацию в отрядах, которые старались вести изолированно друг от друга, и стоило только появиться каким-то симптомам, как отряд останавливался и закрывался на карантин. Пока все обходилось, воины христовы страдали лишь от простуды и дизентерии…

Всех дезертиров, а дезертирами считались все, кто передвигался вне состава большого отряда, возглавляемого рыцарем, имеющим к тому же соответствующий документ на резкую смену маршрута, выданного папскими легатами, уничтожались без всякой пощады многочисленными разъездами, состоящими из рыцарей, относящихся к Тевтонскому ордену и Ордену тамплиеров.

Осенью большая часть европейской армии вошла в южную часть западной Польши в междуречье Одры и Варты. Южнее Одры начинаются горы и как следствие – проблемы со скоростью передвижения, плюс сложности с пропитанием, мало полей, они плохие, да и крестьян там недостаточно, большая часть ушла севернее на более плодородные земли, тем более что они опустели после нашествия степняков. А если идти севернее Варты, то упрешься в полноводную Вислу, кою замучаешься форсировать, разве что дождаться зимы…

Но зимы ждать никто не собирался, мало того, что прокормить такую ораву народу весьма непростая задача, так еще возрастал риск возникновения эпидемии, что скосит армию не хуже, а то и лучше врага.

В начале октября армия крестоносцев подошла к границе восточной Польши в район городка Пабьянице, на которой их давно ждали русские войска.

– Сколько русский царь привел войск против нас? – поинтересовался командующий Восточным крестовым походом император Фридрих Второй.

– Против нас сейчас стоят три пехотных рати и десять тысяч всадников, сир, – ответил польский князь Лешек Белый.

Кому как не ему было лучше знать, что происходит в Польше, через своих разведчиков, агентов и просто сторонников, что уверенно чувствовали себя в восточной Польше, несмотря на активную деятельность КГБ по выявлению таких людей. Родная земля как-никак.

– Не густо… Если не сказать откровенно мало. Невольно начнешь подозревать ловушку…

– Две рати и пять тысяч всадников отправились на север встречать англичан и шведов, сир. Еще одна рать ушла на юг в Болгарию встречать итальянцев и испанцев. Кавалерии там своей в достатке.

– А остальные его силы где? Это, если я не ошибаюсь, в лучшем случае половина его армии, – заметил Фридрих Второй.

– Остальные его силы далеко на востоке, ваше величество, – сказал легат Альбрехт. – Охраняют царство от возможного нашествия со стороны своих бывших союзников…

– Замечательно! У нас, учитывая трехкратное превосходство, есть все шансы смять схизматиков и ворваться на их изначальную территорию.

Польский князь с готовностью закивал. Этот крестовый поход был его единственным шансом вернуть под свою руку, отторгнутую русами, территории, причем стать не одним из князей, как то было до вторжения степняков, а стать королем! Тем более, что большая часть его соперников сгинула в битвах с кочевниками.

А там, глядишь, удастся вернуть под свою руку западные области, что примкнули к Священной Римской империи… тем более что мало кому нравится находиться под властью германского императора, ибо в последнее время он стал слишком требовательным к своим подданным, а его любимым словом стало «Орднунг!»

Но где порядок с дисциплиной и где польские паны?! Это же по сути несовместимые понятия!

По приказу командующего на передний край, практически к самому берегу выкатились многочисленные баллисты, и в русские рати полетели дротики с пороховой начинкой. Но результативность оказалась практически нулевой. Кого-то оглушило, и не более того.

Ударили тяжелые арбалеты. Но поскольку стреляли практически с максимальной дистанции, то и тут результат получился никаким. Фанерные щиты выдержали удары, разве что кто все же упал от толчка, но потом быстро вскочил.

Фридрих Второй недовольно покривился. Русские не спешили выводить свое главное оружие. А ведь ради этих ракетных установок стоят заряженными требюшеты.

«Они сами ждут, когда мы их разрядим, чтобы потом без помех ударить по нашим войскам», – подумал он.

Сейчас же РСЗО русских было готово отразить атаку противника в случае если он решится начать форсирование реки. Но если это сделать, то попавшие под ракетный удар отряды, понеся потери, окажутся дезорганизованы, чем тут же воспользуются русские арбалетчики.

– Что это?! – с недоумением и удивлением воскликнул кто-то из свиты императора Священной Римской империи.

Император оглянулся на звук и увидел, как один из герцогов с выпученными глазами показывает рукой в небо. Остальные тоже с тревогой и изумлением вглядывались вверх, при этом некоторые крестились, беззвучно шепча молитвы.

Фридрих Второй проследил по указанному направлению и обомлел, ибо увидел в небесах ангелов, о которых столько слышал. И было их там довольно много, не меньше сотни, при этом летели они не беспорядочной толпой, а в форме креста, так что ничего удивительного, что воины Христа заволновались.

– Проклятые схизматики! – истерично заверещал легат Альбрехт. – Отдайте приказ стрелять в них! Это никакие не ангелы! Вы слышите?! Не ангелы! Стреляйте же!!!

Но прежде чем приказ был отдан, «ангелы» пошли на резкое снижение, по сути пикирование. Верхняя часть «креста» и перекладина ушли куда-то в тыл армии крестоносцев, а нижняя – большая – часть «креста» стала падать точно на холм, на котором расположился император со свитой. В какой-то момент от «ангелов» стало что-то отцепляться и падать на землю.

– Бежим! – крикнул кто-то, осознавая, что ничего хорошего к ним не прилетит.

И правда, в следующий момент холм потонул во вспышках взрывов и огненной феерии.

Кто-то из высшей европейской знати упал со взбесившегося коня, кого-то подбросило взрывом, а кто-то обратился в живой факел, когда обдало зажигательной смесью.

Тем временем начали сброс те из «ангелов», что атаковали тыл армии крестоносцев, их целью был обоз, а точнее, его взрывоопасная часть, что хорошо выделялась на фоне остальной массы обозного имущества.

Упали зажигательные бомбы, и «ангелы» спешно брызнули во все стороны с набором высоты.

Раздались оглушительные взрывы, и в небо взлетели огненные фонтаны.

– Проклятье… – скривившись, схватился за сердце легат Альбрехт, и в следующий момент бывший рижский епископ рухнул как подкошенный.


предыдущая глава | Защитник Руси | cледующая глава



Loading...