home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Привлекать дополнительные силы, снимая их с южных и тем более западных районов, Юрий Всеволодович не собирался. Царь, оценив численность противника, считал, что ему с лихвой хватит имеющихся на восточной границе пяти ратей, десяти тысяч конницы плюс двадцати тысяч половцев (это без привлечения черных клобуков, что в случае необходимости можно достаточно быстро подтянуть), чтобы отбить четыре тумена татаро-монголов и два тумена булгар. Может, монголы из местных еще что-то соберут, но не больше тумена.

Надо сказать, что монголы вынесли урок из поражения от русов, а также опыта боев в Европе, где под конец сами европейцы активно использовали пороховое оружие и так же обзавелись собственными разработками в этой области. Об этом говорили похожие на русские телеги «залпового огня», разная машинерия плюс бочки.

Разве что пока не было видно летунов, но и за этим дело не встанет. В ближайшем будущем ожидались если не армады дельтапланеристов, то значительное число. Вывод делался из того факта, что прекратилась торговля шелком.

«А может, просто монголы хотят лишить нас стратегического материала, – думал по этому поводу русский царь. – А точнее, все вместе. Благо, что этот шаг противника легко просчитывался, и материалом запаслись по максимуму…»

Европейцы, кстати, после Восточного крестового похода тоже перестали торговать шелком. Впрочем, с ними торговля вообще остановилась.

На что тогда рассчитывал Юрий Всеволодович при равенстве сил?

Был у него неприятный сюрприз.

Войска русов встали на границе, всем своим видом демонстрируя, что дальше они идти не собираются, дескать, станут вести лишь оборонительные бои, если монголы вообще к ним полезут. А ведь могут и не полезть…

И этот момент прекрасно поняли мордовские князья и сильно заволновались.

Почему?

Ну, они были не без греха и активно щипали ослабевших булгар, разоряя их юго-западные области на пару с так же без меры осмелевшими буртасами, и теперь их ожидало справедливое наказание. А как наказывают монголы своих врагов, никому объяснять не требовалось, север Булгарии тому яркая и страшная иллюстрация.

В ставку царя русов спешно прибыли мокшанские и эрзянские князья.

Как докладывали завербованные цэрэушниками агенты, у них уже побывали монгольские послы с требованием полной покорности, дани – десятой части всего имущества и людей, а также сбором войска, численностью в одни тумен, что для не слишком многочисленной мордвы было довольно обременительно.

Понятно, что требования монголов для мордовских князей были как серпом по одному месту, и если согласятся, то быстро потеряют свой статус, их просто свергнут. Не говоря уже о том, что понесут громадные потери. И если с десятой частью в людях еще можно было как-то вывернуться, отдав рабов, то вот с армией… Потеряв ее, и не важно, от чьих рук, русов или еще кого, они станут слабыми и могут пасть жертвой тех же воспрявших булгар.

Так что западный сосед, с которым в последние годы сложились хорошие отношения, виделся им хорошей защитой.

Прибывшие на встречу с царем мордовские князья после ритуально-протокольных приветственных фраз с насупленным видом переглядывались между собой. Повисла тягостная пауза. И хоть обе стороны понимали, зачем они тут собрались, но одно дело догадываться и совсем другое – озвучить просьбу о защите, тем самым признавая свою слабость и подчиненное положение. Потому требовалось как-то выкрутиться, как говорится, и рыбку съесть, и на кол не сесть…

Юрий Всеволодович же, с трудом сохраняя невозмутимый вид, хотя очень хотелось смеяться, сидел во главе стола.

Наконец условный лидер мокшанских князей Инсар заговорил:

– Царь Юрий, думаю, я выскажу общую мысль, что мы с готовностью пропустим твои войска, как нашего друга, через свои земли.

Мокшанские князья с просветлевшими лицами согласно зашумели. От них не отставали эрзянские вожди.

– А также готовы присоединиться к твоей армии против общего врага.

– Зачем мне проходить через ваши земли? – сыграл удивление Юрий Всеволодович. – И о каком враге вы говорите? Мне, насколько я в курсе, никто войну не объявлял.

– Но как же, царь? К твоему государству движутся монголы. Не лучше ли встретить врага вдали от своих границ, чтобы в случае, если битва пройдет не совсем удачно, иметь возможность отступить уже на свою границу и, дополнительно подготовившись, вновь дать врагу отпор. А если этого не сделать в отдалении от родных земель, то враг вторгнется в пределы твоего государства…

– Мудрые слова, уважаемый князь, и если бы у меня была война с монголами, то я бы так и сделал. Но сейчас у меня нет с ними вражды, и я не вижу смысла ее начинать.

– Но зачем же ты тогда собрал войска? – спросил другой мокшанский князь Тамал.

– Исключительно на всякий случай. Наказывая диких половцев, буртасов и башкир, монголы, а точнее, их неразумные данники, могут слегка ошибиться и заскочить на чужую территорию, вот чтобы этого не произошло, я и привел амию. Но и вам меня опасаться нечего. Я уважаю вашу независимость, – с улыбкой ответил царь русов.

От этой улыбки мордовские князья скривились, как от кислого.

– Монголы будут наказывать и нас… – глухо произнес на этот князь Вача, лидер эрзянской части мордвы.

– Сочувствую.

– Но мы твои союзники! – начал распаляться тот. – А разве союзнический долг не предусматривает… совместную защиту от общего врага?

– С чего бы это вы считаете меня своим союзником? – удивился Юрий Всеволодович, с трудом сдерживаясь от глумливой улыбки.

Сказать по чести, эти мелочные люди с шакальими повадками его выбешивали, и на такое отношение к ним не влияло даже то, что половина из них вождями стали именно с его помощью. А может быть, это и было причиной, ведь в угоду политической необходимости приводить к власти приходилось далеко не самых лучших людей с точки зрения личных качеств. Кто успел осознать, куда «ветер дует», и успел продаться, с теми и работали. Потому создавалось ощущение собственной замаранности, а это неприятно.

– Но как же?!

Все мордовские князья выглядели изрядно ошарашенными.

– Не твоими ли усилиями многие из нас стали вождями?!

– Разве я с вами заключал какие-то договора о союзе, в котором обязывался прийти к вам на подмогу в случае внешней угрозы, или требовал того же с вашей стороны?

– Но ты…

– Я давал вам оружие и деньги, чтобы вы направили свою молодецкую удаль и жажду поживы на булгар, оставив в покое границы моего государства. Если вам так хочется, можете считать, что я платил вам отступную дань.

То, что Русь платила им дань, мордовских князей совсем не обрадовало.

– Не желая помогать нам, ты толкаешь нас к союзу с монголами! – запальчиво выкрикнул один из самых несдержанных и молодых эрзянских князей по имени Пучеж.

Вот его бы Юрий Всеволодович удавил собственноручно, ибо гнида редкостная.

– Все зависит от вас, – пожав плечами и сохраняя бесстрастное выражение лица, сказал царь всея Руси. – Если вы хотите стать данниками монголов и поставлять в их армию воинов, которые пойдут в первых рядах и умрут за них, и так будет продолжаться до тех пор, пока у вас не останется способных держать оружие мужчин, то это лишь ваш выбор. Я уважаю его.

– Чего ты хочешь от нас, царь? – после короткой тягостной паузы, тяжело опустив голову, глухо спросил Инсар.

– Чтобы вы наконец осознали сложившуюся ситуацию и сделали свой окончательный выбор в своем дальнейшем пути. А ситуация простая, хоть и печальная для вас. Так уж вышло, а может, определено вашими богами, что вы, как народы эрзя и мокша, не смогли образовать собственные государства и, по сути, теперь оказались в роли зерен между мельничьими жерновами, что так или иначе перетрут вас в муку. Я не обязан, не хочу и не буду поддерживать вас в данном статусе, мне это не только не нужно, но и опасно. Мне не нужны какие-то карликовые племенные образования, что станут и дальше шантажировать меня тем, что могут переметнуться на сторону моего врага и за возможность остаться лояльными мне требовать какой-то платы или иных привилегий, не говоря уже о постоянной защите. Рано или поздно дойдет до того, что вы станете продаваться тому, кто больше заплатит, это если, конечно, найдется вторая сторона, что согласится платить. Монголы это делать точно не станут, не буду делать этого и я. Мне, скорее, выгоднее оставить вас, чтобы монголы сточили вас об меня, а потом, когда я их прогоню, возьму то, что останется от ваших народов, под свою руку без каких бы то ни было проблем. И вы знаете, что я могу это сделать.

– Монголы тоже имеют пороховое оружие! – снова вспылил Пучеж. – Откуда мы можем знать, что ты сильнее?

– Я не собираюсь вам доказывать свою силу и что-то обещать в награду. Вы сами должны сделать свой выбор, с кем вы и против кого. Одно лишь хочу сказать, выбрав монголов, вы станете их бесправными данниками, обязанными беспрекословно выполнять все их приказы, результат такого выбора вы знаете, став частью Руси, вы становитесь равноправными моими подданными. Я не делаю различий между кривичами, древлянами, полянами, поляками, вами мокшанами и эрзя и ливонскими племенами. У всех равные права и обязанности.

– Мы поняли тебя, царь, – сказал эрзянский князь Вача, переглянувшись с Инсаром. – Дай нам немного времени посоветоваться…

– Да сколько угодно!

Впрочем, советовались мордовские князья недолго, даже споров особо не было, ситуация была предельно ясна, как и выбор в пользу присоединения к Руси. Кроме того, понимали, что если откажутся от такого шага, то после выплаты дани монголам всегда найдется новый князь, что придет к власти в их племени, и он уже точно выступит за вступление в состав Руси, чтобы больше не платить десятую часть всего.

Да, по сути, царь Руси выкручивал им руки, но время такое, к тому же все происходило мирно, а не как в прошлой исторической последовательности с кровавыми битвами и кучей жертв.

На следующий день вожди племен мокша и эрзя обратились к Юрию Всеволодовичу с официальной просьбой о принятии их под свою руку, а еще через три дня русская армия выступила в поход, чтобы встать на новую границу Руси со степью, проходившую теперь по реке Сура и Хопер до впадения ее в Дон.

Монголам такой поворот событий явно не понравился, и их армия двинулась на северо-запад.


предыдущая глава | Защитник Руси | cледующая глава



Loading...