home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Зимой тысяча двести тридцать шестого года татаро-монгольская орда двинулась на северо-запад. Это объяснялось даже не какими-то планами тактического или стратегического характера, а сами обстоятельства вынуждали эту гигантскую прорву народа, словно неисчислимую стаю саранчи, сожравшую все кормовые запасы региона, двигаться на новые угодья, чтобы тупо не подохнуть с голоду. Ибо годы войны в Средней Азии привели к сильному сокращению населения (кто погиб, а кто сбежал, как говорится, белые приходят – грабят, красные приходят – тоже грабят), что привело к полному разрушению всех хозяйств сельскохозяйственного и животноводческого толка, и с продовольствием ситуация стала катастрофичной.

То, что монголы вот-вот сорвутся с места, было ожидаемо, а потому Юрий Всеволодович загодя выдвинул свою армию навстречу орде. То, по какому именно направлению они двинутся, не вызывало сомнений, уж точно не через Персию и Грузию, очень уж гористый и труднопроходимый в зимнее время регион, не говоря уже о тех же проблемах с продовольствием. Ведь там даже лошадям не прокормиться, тем более такому количеству…

– Сколько их приперлось? – спросил царь Юрий у хана Котяна Сутоевича.

Именно половцы хана Котяна отслеживали перемещение монголо-татар на юго-восточном направлении.

Что до воздушной разведки, то длительные полеты зимой на дельтапланах – дело крайне рискованное, не говоря уже о том, что трудное, ибо восходящих потоков нет, а летать, набирая высоту лишь за счет встречного ветра, а потом в пикировании лететь в нужную сторону очень и очень муторно.

– Около двадцати туменов, царь…

В штабном шатре поднялся гул. Армия была весьма большой.

Впрочем, могло быть и хуже. Хорошо то, что треть армии именно монголов все же вернулась в родные края. А то если на сколько-нибудь длительный срок оставить Китай и Корею без контроля, то вполне могли подняться мятежи.

К тому же прошел слух, что кто-то из сыновей Чингисхана, получив огнестрельное оружие, хотел повторить попытку захвата Японии, что в прошлый сорвалась из-за цунами.

– Самая крупная орда, насчитывающая сто пятьдесят-шестьдесят тысяч, под предводительством хана Батыя и его родных и двоюродных братьев идет прямо на нас…

А расположились русско-половецкие войска на Волге в том месте, где эта река максимально сближается с Доном.

Почему монголы из всех направлений выбрали именно это, и сие удалось легко просчитать? Тут все очень просто. Двигаться по заснеженным равнинам – удовольствие ниже среднего, глубокий снег, а его в иных местах наметает изрядно, сильно выматывает лошадей, так что за светлое время суток удавалось продвинуться километров на пятнадцать максимум.

Опять же, под снегом не видно неровностей, на которых лошадь может оступиться, а то и вовсе сломать себе ногу, попав в нору того же суслика. Посему требуется более чистый и предсказуемо ровный путь. В качестве такой дороги естественно выступает река, а точнее лед. И Дон, а также Северский Донец, текущий почти параллельно чуть южнее, в этом плане просто идеальный маршрут, так как ведут прямиком к непосредственной границе Руси.

– Ясно. А остальные супостаты где? И кто ими командует?

– Вторую орду, вблизи берега Каспийского моря, ведет самый младший сын Чингисхана – Кулькан. Под его началом два тумена. С ним идут сыновья Толуя – Мунке и Бюджик, у них по одному тумену. Думаю, Кулькан решил атаковать Грузию…

– Скорее всего, – согласно кивнул Юрий Всеволодович.

Гадать, почему монголы разделили свои силы, особо не приходилось. Все та же спесь, плюс сказывались внутрисемейные дрязги в споре за власть. Далеко не все были довольны тем, как Чингисхан разделил империю. Кому-то, как водится, досталось больше, кому-то меньше, и границы своих улусов сыновья почившего Потрясателя вселенной хотели бы скорректировать. Опять же, не мог сын Чингисхана, пусть и самый младший, подчиняться своему племяннику – Батыю. Невместно.

Но и самому стать во главе вторжения у него тоже не получилось, все-таки большая часть армии была собрана с улуса Джучи, а также признавших своим повелителем Батыя персов, чьи войска так же участвовали в этом походе. А раз так, то он решил действовать самостоятельно, прихватив с собой племяшей, принявших его сторону.

В общем, это был первый звоночек скорого развала Монгольской империи, куски которой через поколение-другое уже начнут биться друг против друга не на жизнь, а насмерть.

– Что будем делать, брат? – с хмурым видом спросил Ярослав, имея в виду угрожающую ситуацию с Грузией.

Разделять силы в преддверии генерального сражения с основной татаро-монгольской ордой не хотелось. Хотя бы потому, что численность русской армии составляла всего сто с небольшим тысяч человек, из них тридцать тысяч половецкой конницы, двадцать тысяч русской кавалерии и пятьдесят тысяч пехоты. Всего половина армии Руси.

Двадцать тысяч пехоты и десять тысяч кавалерии, в основном состоящей из мордвы, буртасов и черемисов, блокировали булгар на севере. Булгары собрали три тумена и собирались присоединиться к монголам, как только они вторгнутся в пределы Руси. Самостоятельно это сделать у них была кишка тонка из-за отсутствия артиллерии. Хотя порох они делали, как и ракеты. Но ракетные установки показали свою уязвимость против минометов.

Северным направлением заправлял Святослав. Полководец из него никакой, но и опасности тоже почти нет. Тем более что в реальности командовал армией совсем другой человек.

Еще тридцать тысяч пехоты и двадцать тысяч кавалерии стояли на западной границе, так как европейцы опять зашевелились.

«Знают, твари, о походе татаро-монголов и ждут исхода битвы, точнее, нашего проигрыша, чтобы воспользоваться ситуацией, – с злым раздражением подумал по этому поводу царь всея Руси. – Обломаетесь!»

Запад был на Владимире.

Но и бросить новообретенного вассала тоже не комильфо, ибо монголы успеют там навести знатного шороху. Опять же авторитет Руси как сюзерена если не обрушится, то сильно пошатнется, чего допускать тоже нельзя.

– То, что должны… – вздохнул Юрий Всеволодович. – Берешь двадцать тысяч половцев, всю русскую кавалерию, а также десять минометов и идешь на перехват Кулькана. Думаю, этих сил тебе с лихвой хватит если не победить, то потрепать монголов и заставить их отказаться от своих намерений. Ну а если нет, то отойдешь к Грузии и уже совместно с ними где-нибудь на Тереке разобьешь противника.

– Это сильно ослабит тебя, брат. Ты уверен, что сможешь побить Батыя? Может, я лучше возьму лишь половину от выделенных тобой сил и сразу отступлю к Грузии?

Юрий ненадолго задумался. Мысль была заманчивой и где-то даже более правильной.

– Нет. У меня возникла пара идей, как можно побить монголов, и для этого в их глазах надо показаться как можно слабее, чтобы даже подумать не смели разделиться на множество отрядов. Надо, чтобы они ударили по мне.

Ярослав понятливо кивнул.


предыдущая глава | Защитник Руси | cледующая глава



Loading...