home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Чтобы перехватить Кулькана, потребовалось совершить длительный и выматывающий марш-бросок в четыреста километров, для чего пришлось отказаться от обоза и все тащить на грузовых конях. Благо это были уже далеко не те мелкие почти степные коняшки-доходяги, а смески от рыцарских коней, более грузоподъемных и выносливых.

Впрочем, половцы все еще использовали привычных им лошадей, но они все же смогли выдержать скачку, но теперь им требовалось несколько дней на восстановление своих сил. К счастью, монголы тоже не особо торопились, им как раз сильно мешал обоз, и времени для передышки имелось в достатке.

Встреча противоборствующих сторон произошла в районе истока реки Кума, по названию которой, скорее всего, и поучили свое второе название половцы от ромеев-византийцев – куманы.

Ярослав надеялся, что грузины все же выставят хотя бы пять тысяч человек, на крайняк своих союзников из числа аланов и половцев, что поступили к ним на службу по типу черных клобуков. Увы, страх перед монголами оказался столь велик, что они и не подумали казать нос из своих гор, запершись в многочисленных крепостях.

Послы отговаривались тем, что с юга на Грузию оказывает давление Конийский султанат, распоясавшийся из-за ослабления Персии, и ослаблять свою армию на южном направлении они не могут. Ну и на договор намекнули, дескать, защищайте нас.

– Черт с вами…

Теперь Ярослав полностью разделял пренебрежительно-презрительное отношение старшего брата к этому народу, да и всем прочим, что сидели в горах и что-то пытались из себя строить значительное.

– Гордые горцы… – фыркнул Юрий. – Они считают себя великими и непобедимыми воинами и всячески кичатся этим. Но вся их непобедимость обеспечивается лишь сложными природными условиями. Сами горы защищают их, а уж не суметь воспользоваться рельефом местности – это надо быть совсем пропащими… и ведь не сумели. Сначала Субэдэй с Джэбэ их поимели, потом Джалал-ад-Дин. А в поле они вовсе никто и звать их никак. Ведь если подумать, почему они оказались в горах? Что, там такие прекрасные условия для жизни? Нет. Там весьма трудно. Просто их предков туда выбили из долин более сильные племена, и они просто не посчитали нужным далее следовать за беглецами в эти ненужные им горы. А спустя поколения грузины, идельгезиды и прочие думают, что лишь их удаль не позволяет захватчикам их одолеть, и теперь просто лопаются от самомнения. Точнее, лопались до недавнего времени, пока их сначала не отметили монголы, а потом персы. Так что их трусоватая суть, переданная им от предков-беглецов, никуда не делась…

Ярослав этого не знал, но в тот момент Юрий вспоминал картинку из будущего, как один «великий» грузинский правитель за малым не обделался от страха самым позорным образом, увидев далеко на горизонте боевой самолет (вполне вероятно, что свой), а потом еще галстук нервно жевал…

На северо-западном побережье Каспийского моря, отличающемся просто изумительной ровностью пейзажа, напротив сорока с лишним тысяч татаро-монголов выстроилась тридцатитысячная армия под командованием великого князя Новгородского.

Впереди встали двадцать тысяч половцев, а позади – десять тысяч русских дружинников. Половцы по этому поводу не бурчали, дескать, русы за их спинами спрятались, как было бы в любом другом случае, но тут это являлась лишь воинской хитростью, о чем довели до всех воинов.

Еще дальше в тылу разместилась минометная батарея.

Впрочем, у монголо-татар тоже имелась артиллерия в числе пяти десятков тяжелых орудий, калибром под сто пятьдесят миллиметров, кою те разместили на флангах и прикрыли ежами, дабы их, несмотря на губительный огонь, не стоптала прорвавшаяся вражеская кавалерия.

От ракетного оружия монголы практически отказались, как, впрочем, и русская армия. Слишком уж неэффективно, да и ненадежно.

– Пали, – отдал приказ Ярослав.

Буквально сразу же хлопнули первые минометные выстрелы, пока еще пристрелочные, при этом мины были самыми обычными разрывными и потому не слишком страшными для противника.

Монгольские, а точнее, китайские артиллеристы заволновались, когда начались накрытия, но бежать даже и не подумали, ведь по законам Ясы побег для них означал очень мучительную смерть со сдиранием кожи и варкой живьем.

– Пристрелка завершена!

– Отлично! Огонь на поражение! Кавалерия, вперед!

Минометчики, сменив тип боеприпаса с простого разрывного на шрапнельный, заработали на пределе скорострельности. Над монгольской артиллерий взбухли облачка черного дыма, а вниз конусами полетели картечные шарики, выбивая практически беззащитные расчеты орудий, ни щиты, ни кожаные доспехи практически не спасали…

В то же время с диким криком с места в галоп сорвалась половецкая конница, на скаку посылая стрелы.

Татаро-монголы после короткой паузы рванули навстречу, ведя аналогичный обстрел из луков. В тылу в качестве резерва и охраны остался чисто монгольский тумен Кулькана.

Гораздо тяжелее вслед за половцами начала разгоняться русская дружинная кавалерия. Впрочем, постепенно они стали нагонять оторвавшихся вперед половцев.

Но вот, когда должно было состояться столкновение татаро-монгольской и половецкой конницы, половцы, по сигналу рожка вдруг разделившись на две половины, стали стремительно расходиться в стороны.

Татаро-монголы несколько растерялись от такого маневра соперника, даже притормаживать стали, но растерянность их длилась не долго, так как вскоре они увидели нового противника в лице русских всадников. И тут их растерянность преобразовалась в панический страх.

Было отчего.

Пятнадцатилетнее разведение трофейных рыцарских коней дало результат, русская кавалерия получила в свое распоряжение мощных скакунов (даже своя порода стала формироваться), что дало возможность создать тяжелую конницу. Вот на нее-то со всего маху и напоролись татаро-монголы.

Удар был страшен. У татаро-монгольских всадников не было ни единого шанса на спасение и тем более возможности ссадить своих врагов, так как у русов пики были почти в три раза длиннее их копий.

А дальше началось ожесточенное рубилово, а по факту избиение младенцев.

На рослых конях восседали мощные полностью однотипно одоспешенные дружинники, и эта чуть ли не метровая разница по высоте оказалась решающей. Ведь гораздо легче и эффективнее бить сверху вниз, чем с усилием махать и куда-то тыкать снизу вверх. Противник пробовал бить по русским лошадям, в надежде свалить всадника и получить преимущество, но они оказались хорошо защищены от ударов саблями.

А пока русские богатыри избивали татаро-монгол (почти без потерь, ведь профессиональным бойцам противостояли в основном обычные пастухи), минометчики перенесли огонь с артиллерии противника в тыл вражеской кавалерии, увеличивая хаос и панику. Впрочем, били они недолго, так как боеприпасы скоро кончились, ибо взяли их по сути по минимуму, как раз в расчете на один бой, но и этого хватило с избытком.

Половцы же, частично спешившись, стали продираться к выжившим артиллеристам, что все-таки смогли сделать несколько выстрелов. Это они зря, потому как могли выжить, а так их всех изрубили в куски.

Большая часть половцев продолжила маневр, обошла артиллерийские позиции и атаковала непосредственно монголов. Тут им пришлось несладко, ведь монголы как раз были хорошо оснащены, и воины тоже были неплохими. И неизвестно, чем бы все закончилось, но избиваемые дружинниками монгольские вассалы дрогнули и побежали, сминая монгольские порядки.

Паника заразительна, и, находясь под прессом половцев, а также мощного удара русских богатырей, ей поддались и монголы. Началось бегство.

Кулькан с племянниками, увидев, что случилось, задали стрекача. Впрочем, уйти им все равно не удалось.

Сын хана Котяна Мангуш, что, собственно, и командовал половцами в этом походе, организовал преследование специальным загонным отрядом.


предыдущая глава | Защитник Руси | cледующая глава



Loading...