home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Мысль о том, что можно занять место старшего брата на престоле всея Руси, а если тот умрет, отнять его у племянника, лишь мелькнула в голове Владимира и бесследно пропала, словно смытая водным потоком гнилостная грязь.

Ведь просто так, за красивые глаза, эту власть ему никто не даст. Придется делиться, а это значит, что в конечном итоге произойдет дробление Руси на части. Более того, от нее отрежут значительные куски европейцы, причем отнимут не только недавно присоединенные регионы Польши, Венгрии и всю Ливонию, но и с Галичем придется расстаться. На востоке отрежут недавно присоединенные мордовские земли, а также северные новгородские. Ну и на юге кочевники порезвятся, сравняв с землей недавно возникшие там поселки и городки.

Что же в этом случае останется под его рукой? Да как бы не меньше того, что он имеет на данный момент! Это при том, что даже такой урезанный кусок вновь придется защищать от жадных соседей в междоусобной бойне, в огонь которой станут усиленно подкидывать дрова как европейцы, так и монголы, пока от Руси вообще ничего не останется.

Оно ему надо?

Даже с доплатой на фиг не нужно!

А узнав, как поступил брат Ярослав (он, конечно, предупредил Владимира о своем шаге), выйдя на кораблях в поход и наведя знатного шороху в Швеции, только лишний раз уверился в правильности своего решения. Да, собственно, Ярослав его и удавил бы, задумай он предательство.

Религиозно-пропагандистская машина сделала свое дело, и Второй восточный крестовый поход собрал больше ста пятидесяти тысяч человек. В подавляющем большинстве своем это были религиозно-идеологически зазомбированные крестьяне и горожане, что из всего вооружения имели лишь копье да нож. О доспехах, даже кожаных, они даже не могли мечтать. Из всей защиты обладали лишь щитом, коим зачастую выступала обычная крышка от деревянной кадки.

Но вся эта толпа – натуральное пушечное мясо – требовалась лишь для того, чтобы своими телами, приняв на себя картечь и арбалетные болты, проложить дорогу для более-менее профессиональных бойцов до солдат врага.

Евроорда двинулась на восток в междуречье Варты и Натець и встретилась с противником в пятнадцати километрах восточнее города Гнезно в районе небольшого озерца, из которого вытекал приток в Варту, и еще одной реки, начинавшейся чуть севернее и впадавшей в Натець.

Маршрут был оптимальным с точки зрения логистики поставок продовольствия, коего требовалась просто прорва. Армия как саранча сжирала не только все запасы, что встречала по ходу маршрута, но и то, что свозилось из северных и южных областей. Причем этого едва хватало. Все же населения в западной Польше после нашествия монголов, Первого крестового похода, исхода беженцев на восток, чумы и разгула банд было не густо.

Владимир имел под своим началом всего десять ратей, то есть пятьдесят тысяч пехоты и двадцать тысяч кавалерии, против ста пятидесяти тысяч пехоты и пятидесяти тысяч кавалерии.

Впрочем, воевать предстояло от обороны, и в этом плане он хорошо подготовился, в частности, возведя редуты по всей линии фронта, где противник мог атаковать.

Ломиться на подготовленные позиции противник не хотел, но и деваться ему было некуда. Если идти севернее, то придется форсировать полноводную Вислу, а на восточном берегу сплошная засечная линия и злые пруссы.

Южнее надо форсировать пусть и не такую крупную реку – Варту, причем делать это дважды, чтобы потом снова упереться в засечную линию. К тому же противник успеет сменить позицию, а то и атаковать не успевшие переправиться войска, нанеся существенный урон.

В общем, евроорда пошла в лобовое наступление.

Правда, сначала перед воинами-крестоносцами прошли многочисленные священники, давая своей пастве «заряженную» «плоть Господню» в виде небольших сухариков.

Но прежде начался артиллерийский обстрел редутов. Европейские тяжелые пушки с жерлом, в которое могла влезть голова, долго корректировали огонь и стреляли при этом не слишком часто, делая один выстрел раз в пять минут.

Естественно, что по ним тут же началась минометная контрбатарейная работа.

Видимо, осознав, что от артиллерии сейчас ничего не останется, в дело пошла авиация.

Минометы переключились на дельтапланеристов, хорошо проредив их количество зенитным огнем, а на тех, кто уцелел, обрушились взлетевшие «ангелы смерти». Ну и пулеметы постарались.

Правда, в свою очередь атаковать артиллерийские позиции крестоносцев не стали. Все-таки английские лучники со своими длинными тисовыми луками, выполнявшие роль зенитного прикрытия, отлично справлялись со своей задачей.

В конце концов европейская артиллерия замолчала, так и не выполнив поставленной перед ней задачи, и в бой послали пехоту.

Огромная толпа, вооруженная лишь копьями, цепами, вилами и топорами, истерично визжа, толпой, точно стадо баранов, рванула в сторону русских позиций.

Подпустив эту ревущую ораву на дистанцию эффективного огня, заговорили редуты. Артиллерия развила бешеную скорострельность, а это, на минуточку, сто пушек. Первые ряды буквально скосило и косило дальше, но чем-то обдолбанные священниками люди, не чувствуя боли, не испытывая страха, продолжали нестись вперед.

Поначалу стоявшие между редутами ратники, сделав шаг назад, буквально провалились под землю. По крайней мере, так показалось наблюдавшим за развитием атаки всем этим баронам, графам, герцогам и королям во главе с императором.

Но нет, это оказались обычные окопы полного профиля в три ряда, и перед первой линией натыкали кольев и накопали ямок с колышком на дне.

Таким образом высвобождались копейщики-щитоносцы, что должны были прикрывать арбалетчиков. Но поскольку сейчас они были не нужны, то их переквалифицировали в гренадеров.

Раздались первые команды, и арбалетчики сделали первый залп по прорвавшимся сквозь артиллерийский огонь врагам.

Несмотря на скорострельность и точность арбалетчиков, даже их возможностей не хватало, чтобы остановить эту ораву, и лишь «подлые» препятствия смогли-таки затормозить противника, и в дело вступили метатели гранат. В ход шли как разрывные, так и зажигательные.

Но даже получив ранения от осколков и превратившись в живые факелы, эти люди с воем продолжали рваться вперед. Зрелище для неподготовленных людей было еще то…

Тем не менее, толпа смогла выполнить предназначенную ей роль, принять на себя основную часть картечи и позволить добраться до русов нормальным солдатам. Вот они, прикрывшись телами «пушечного мяса», сказали свое слово, начав закидывать окопы ратников такими же разрывными и зажигательными гранатами.

Пошли первые потери.

Раздался пронзительный сигнал рожка.

– Покинуть первую линию! – продублировали приказ сотники и десятники.

Ратники по специальным проходам, подхватив раненых товарищей и даже убитых, стали спешно отходить назад. Последние отступавшие подрубали подпорки, обрушивая специально подготовленные валы земли и закрывая проходы. Это вынуждало нападающих сначала прыгать в широкий окоп, а потом карабкаться из него, тем самым представляя из себя отличную мишень для арбалетчиков, что с удовольствием всаживали болты в эти появляющиеся над бруствером «тыквы».

Хотя оставленная первая линия окопов все же частично обернулась против самих ратников. Все дело в том, что профессиональные воины были вооружены не только гранатами, но и ручными бомбардами, не то у монголов подсмотрели, не то сами дошли до прообраза мушкета, как бы там ни было, они активно стреляли по арбалетчикам во второй линии.

В ответ летели гранаты, что превращало первую линию в огненную реку, но потери продолжали расти, а натиск не ослабевал.

Прозвучал новый сигнал.

– Покинуть вторую линию!

Некоторые ратники заметили, что пушки в редутах практически замолчали.

И вот новый сигнал.

– Общий отход! Отступаем!

Но рано радовались командиры евроорды. По занятым окопам ратников, после того как они отошли, нанесли удар «ангелы смерти» бомбами объемного взрыва.

Отступивших попытались атаковать рыцари, но ратники отходили в полном порядке, держа строй, и отработали по кавалеристам из арбалетов. Так что, потеряв несколько сотен, рыцари отошли ни с чем.

Владимир отходил к селу Ленчица, что на реке Бзура. В этом районе образовывался настоящий коридор, ограниченный двумя речками, где силами местного населения была подготовлена новая эшелонированная линия обороны.

Хотя, конечно, сложно представить, что европейцы второй раз наступят на те же грабли и попрутся на подготовленные оборонительные рубежи, они вполне могут попробовать пройти южнее, но и на такой случай имелись планы, пусть и не столь эффективные.

– Пиррова победа… – проворчал герцог Австрии Фридрих Второй по прозвищу Воитель, с хмурым видом глядя на поле, густо усеянное телами убитых и еще копошащихся раненых.

Навскидку потери составляли тысяч двадцать, а то и тридцать.

– Впрочем, это даже не победа. Если мы каждый раз с такими потерями будем отгонять варваров на три-четыре дневных перехода, то нам никаких солдат не хватит…

– Хватит, быдла еще полно… – отмахнулся от тезки император Священной Римской империи. – Открою вам маленький секрет. Мы просто должны оттянуть на себя как можно больше войск русов, и когда это произойдет, то будет нанесен удар в самое сердце Руси.

– Но все же считаю, что атаковать подготовленные позиции больше нельзя.

– Не будем…


предыдущая глава | Защитник Руси | cледующая глава



Loading...