home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

19 декабря 2014 года, 20.10

Кафе «Лесная поляна», ЗАТО «Научный городок»

Тверская область

Даниил сильно приврал, когда сказал, что приедет за Сашей, едва она успеет дойти до перекрестка. Она успела не только дойти, но и простоять на нем минут десять, выкурив еще одну сигарету и прилично замерзнув, прежде чем увидела приближающийся Рено Логан. Это были не самые приятные десять минут в ее жизни, поскольку когда поток людей с электрички закончился, она осталась совершенно одна. Вокруг были только деревья, словно она стояла посреди леса, а не посреди города. Несколько слабых фонарей оказались не в силах разогнать темноту между ними, а потому ей то и дело мерещилось какое-то движение. Возможно, это просто ветер шевелил голые ветки, но Саша малодушно старалась не присматриваться, чтобы нечаянно не заметить какую-нибудь неправильную тень.

Поездка до гостиницы заняла от силы три минуты и то только потому, что абсолютно пустая дорога пестрела знаками ограничения скорости, которые Даниил неукоснительно соблюдал. Делал он это не из врожденной законопослушности, а из-за россыпи «лежачих полицейских», на которых его машина подпрыгивала через каждые несколько сот метров. Часы показывали только восемь вечера, но за время короткого пути они не встретили ни одной другой машины, кроме тех, что стояли припаркованными у подъездов. Людей на улице тоже почти не было: все сидели по домам, никуда больше не собираясь этим вечером. Город словно вымер. Не чувствовалось в нем и приближения Нового года. Только на одной высокой ели Саша заметила грустную одинокую гирлянду, горящую красными, желтыми и синими огнями.

Гостиница, в которую привез их Даниил, вероятно, знала лучшие времена. Во всяком случае, снаружи здание выглядело внушительно, а вот внутри больше походило на общагу. Сейчас, к счастью, довольно пустую общагу. Или пустовал только этаж, на котором их разместили. Стены были выкрашены в унылый зеленый цвет, кое-где прилично обшарпаны, а кое-где подкрашены не в тон подобранной краской. В длинный узкий коридор выходило несколько абсолютно одинаковых деревянных дверей. Однако выбирать не приходилось: других гостиниц в городке не было.

Побросав вещи в номерах, тоже больше похожих на комнаты в общежитии, они решили, что первым делом необходимо где-то поужинать. Время уже перевалило за восемь часов, а обедали они давно. На вопрос, где здесь можно это сделать, Даниил надолго задумался, пошкрябывая ногтем щеку, а затем назвал всего одно кафе. В крохотном городке все имелось только в одном экземпляре.

— Если оно не закрылось еще, — добавил он, — восемь уже, а у нас тут не Москва. Дома ужинать народ предпочитает. Там разве что жильцы гостиницы и ужинают, тут-то готовить негде.

Им повезло: кафе работало до десяти. Правда, заказ нужно было успеть сделать до девяти, а еще лучше, как предупредила женщина за стойкой, до половины девятого, чтобы повар не ушел. Впрочем, даже название «кафе» было явной лестью этому месту. И в Питере, и в Москве кафе выглядели совсем иначе. Все здесь передавало «привет» из восьмидесятых: и буфетная стойка, и голые столики, и унылые стулья. Заведение больше походило на столовую. Даже заказ здесь нужно было делать, подойдя к стойке.

— Очаровательное место, — саркастически заметила Лиля, недоверчиво пробуя пальцами поверхность столика, за который они сели, поскольку она показалась ей немного липкой. Лиля поискала взглядом салфетки, но их в салфетнице не оказалось, поэтому пришлось рыться в сумочке в поисках собственных запасов.

— Этот городок будит во мне какие-то смутные воспоминания из детства, — поддержал сестру Ваня. — Еще до распада Союза. Готов поспорить, у них тут мороженное еще в таких металлических креманках подают.

— Не подают, — ворчливо поправила его Лиля, протирая салфеткой стол, — в лучшем случае тебе его положат в эту креманку, а забирать извольте сами, чай не баре, подавать вам.

Ваня рассмеялся, посмотрев в сторону стойки, где на подносе уже стояли заказанные ими салаты, но пока забирать их никто не звал. То ли чего-то еще ждали, то ли женщина за стойкой просто-напросто забыла про них, заболтавшись с еще одной посетительницей — невысокой блондинкой со стрижкой-каре. Блондинка, видимо, была местной, потому что предпочла ждать заказ у стойки, коротая время за разговором.

— Если нам сейчас не дадут поесть, я начну грызть стол, — пожаловался Женя, нетерпеливо поглядывая на поднос с салатами.

— Ладно, раз уж я вас сюда привез, я за вами этим вечером и поухаживаю, — предложил Войтех, направившись к стойке.

— Вот именно, а то вечно завезет в какую-нибудь дыру, — вслед ему заявил Ваня.

— Между прочим, никого не заставляли, тебя особенно, — напомнила ему сестра. — Уверен, Войтех только рад будет, если ты однажды откажешься.

— Вот уж не доставлю ему такого удовольствия, — усмехнулся Ваня, откинувшись на спинку стула и сложив руки на груди. — Его нужно держать в тонусе, а то совсем расслабится. Опыта набрался, видения как по заказу, денег куры не клюют, Айболита наконец от мужа увел…

— Ваня! — перебила его Лиля, покосившись на Сашу. — Это неприлично.

— …Если еще и я раздражать перестану, совсем жизнь сахарной покажется, а это вредно для здоровья, — все же закончил тот, а затем тоже посмотрел на Сашу. — Да ладно «неприлично», мы два года наблюдали за их хождением друг за другом, имеем право обсудить. Да, Айболит?

Саша не ответила. Она вообще не слышала, о чем они говорили, с удивлением наблюдая за тем, как блондинка возле стойки несколько секунд разглядывала подошедшего Войтеха, а затем что-то сказала ему и расплылась в широкой улыбке. Реакции самого Войтеха Саша не видела, поскольку он стоял к ним спиной, но почему-то была уверена, что он тоже улыбается.

— Кто это? — вместо ответа спросила она.

Все тут же повернули головы в сторону стойки, где Войтех, казалось, совсем забыл про их салаты, увлекшись разговором с блондинкой.

— Опа, не долго мучилась старушка… — удивленно протянул Ваня и снова покосился на Сашу. — Вершина покорена, пора покорять новую.

Саша повернулась к нему, и на ее лице читалось желание запустить в него чем-нибудь тяжелым. Правда, на столе, кроме скомканной Лилиной салфетки, ничего не было, даже банальной солонки или перечницы, а пустой пластмассовой салфетницей сильного удара не получится.

— Наверняка просто какая-то старая знакомая, — быстро сказала Лиля.

— В закрытом городке, куда его даже пускать не хотели? — удивился Женя.

— Но это же не резервация, — не слишком уверенно возразила Саша. — Самих-то жителей отсюда выпускают.

Блондинка тем временем что-то сказала Войтеху, но тот покачал головой и показал на столик, за которым остались его друзья. Девушка понимающе кивнула, а Войтех наконец забрал поднос и вернулся к остальным.

— Горячее, сказали, будет только минут через двадцать.

Женя тут же ухватил свой салат и кусок черного хлеба, мгновенно потеряв интерес ко всем блондинкам мира, зато остальные есть не торопились.

— Что за девушка, с которой ты разговаривал? — поинтересовалась Саша, преувеличенно внимательно разглядывая салат, как будто искала в нем осколки битого стекла.

— Знакомая, представляешь? — Войтех улыбнулся. — Анна. Ни за что не ожидал бы ее здесь встретить. Даже не сразу узнал.

— А чего к нам не позвал? — демонстрируя искреннее добродушие спросил Ваня. — Познакомились бы, поболтали.

— Она здесь тоже не одна, но если хочешь, можешь попытать счастья.

— А откуда ты ее знаешь? — поинтересовалась Лиля.

— Вы ее тоже могли видеть. Когда мы были на Сапшо, она организовывала там праздник купальской ночи.

— Ужель та самая Татьяна? — хмыкнул Ваня. — Странно, что вы друг друга вспомнили, больше двух лет прошло. Пообщались в прошлый раз хорошо, наверное?

Саша тоже посмотрела на Войтеха, пытаясь вспомнить, знает ли она вообще, кто организовывал тот праздник. Такие мелочи давно выпали из ее памяти, да и ей казалось, что она не видела тогда организаторов. Общаться с ними ходил как раз Войтех.

— Если она живет здесь, что она там делала? — спросила Саша, стараясь, чтобы голос звучал ровно и не выдавал внезапно вспыхнувшей ревности. Ревновать было глупо, она это понимала, но что поделать, если Войтех был единственным человеком, которого она умудрялась ревновать даже тогда, когда между ними еще ничего не было.

Войтех, который уже успел начать есть, замер и удивленно посмотрел сначала на нарочито безразличную Сашу, а потом на Сидоровых. Даже Женя, уничтоживший салат за секунды, уже снова заинтересовался разговором.

— Я не понимаю, а что здесь такого? Да, мы дважды разговаривали тогда, и она меня запомнила. Возможно, потому что я явно выдавал себя за того, кем не являюсь. А иногда люди запоминают меня потому, что я говорю не совсем так, как это делают родившиеся в России. Она здесь не живет. Здесь живут ее родители, она приехала их навестить.

— Как много ты успел выяснить, — не унимался Ваня. — Телефон спросил?

— Сидоров, ешь уже, а? — перебила его Саша. — Давайте лучше к делу вернемся.

— И в самом деле, — поддержала ее Лиля. — Так что ты думаешь по поводу этих теней? — Она посмотрела на Войтеха, который так и не продолжил есть.

— По поводу теней я буду думать, когда у нас появится какая-то конкретика, — сдержанно заметил Войтех. — Для этого завтра предлагаю пройтись по известным нам и доступным для свободного посещения местам, где их видели. Их не так много. Завтра начнем с этой дороги от гаражей к дому Даниила. Где-то рядом еще заброшенная стройка, там теней тоже видели. Надеюсь, к утру Нев уже будет с нами.

— Он приедет сегодня, — вмешалась Лиля. — Уже взял билет на Сапсан. Возможно, — она посмотрела на часы, — даже выехал.

— Вот и замечательно.

Ваня тут же потерял интерес к Войтеху и Саше и повернулся к сестре.

— А почему это ты, а не Дворжак, в курсе, когда приедет Нев? — с подозрением спросил он.

— Потому что мы с ним переписывались в Скайпе, — Лиля пожала плечами. — Я обещала, что сама скажу Войтеху. Какой смысл дублировать?

Саша почему-то сразу вспомнила Лилины слова о том, что Нев был ее единственным настоящим другом, которые она сказала почти три месяца назад в затерянном в другой реальности замке. Тут же начали вспоминаться и другие эпизоды: то они где-то пропадают вместе, то просят поставить их работать в паре, то первым делом пишут друг другу, если что-то случается… Если бы Саша с Войтехом сами так долго не изображали дружбу, будучи влюблены друг в друга, возможно, она теперь и не обратила бы на это внимания, но собственный опыт заставил ее по-другому взглянуть на их отношения.

Саша даже думать забыла об эпизоде с Анной, решив, что ей нужно срочно обсудить свою догадку с Войтехом. Только наедине, позже.

— Тогда нужно будет кому-то встретить его, — заявил тем временем Ваня. — В этой странной нумерации домов он в жизни гостиницу не найдет.

— Все он прекрасно найдет, — возразил Войтех. — В крайнем случае запустит этот свой… светящийся шарик. Заявку на пропуск на его имя Даниил оставил. Поскольку у Нева с гражданством проблем нет, я уверен, все будет хорошо.

— Войтех прав, — вздохнула Лиля. — Едва ли у Нева сейчас могут возникнуть проблемы, которые он не сможет решить.



19 декабря 2014 года, 22.35

Гостиница «Астра», ЗАТО «Научный городок»

Тверская область

День казался Неву бесконечным. Утро началось слишком рано. В такой час из постели помогла выбраться только проговариваемая про себя мантра, что к шести вечера он будет дома, а значит, сможет сразу лечь спать. Конечно, он ни за что так не сделал бы, но сама мысль об этом грела достаточно сильно, чтобы помочь проснуться. Однако еще до одиннадцати в общий чат в Скайпе пришло сообщение от Дворжака, в котором он приглашал на очередное расследование. Нев не смог отказаться. Во-первых, потому что расследования помогали ему почувствовать себя живым, а во-вторых…

Вторая причина, по которой он никогда не отказывался и всегда стремился на очередное расследование, где бы оно ни проходило и как бы сильно ни нарушало его планы, как раз стояла рядом с ним у стойки администратора и мило улыбалась.

— Ваня переживал, найдешь ли ты гостиницу в этом нелогичном месте, — сообщила Лиля, появившись в холле словно из ниоткуда. Она все еще была в дорожной одежде, с макияжем на лице и аккуратно уложенными светлыми локонами, из чего Нев сделал вывод, что она еще не собиралась ложиться спать, специально дожидаясь его. По крайней мере, ему хотелось так думать. — Я заверила его, что ты справишься, но сама решила дождаться тебя и убедиться лично.

Он улыбнулся ей в ответ. Усталость как рукой сняло, как это часто бывало с ним в ее присутствии. Лиле удавалось озарить его мир светом даже в одиннадцатом часу вечера после получасового блуждания в мокрую метель по незнакомым улицам в обшарпанном холле гостиницы, больше похожей на пустующее студенческое общежитие.

— Я провожу, — заявила она, первой схватив со стойки ключ, поданный администратором.

— Хочу напомнить, что у вас номер одноместный, — вредным тоном заявила та. — И после полуночи все жильцы должны быть в своих номерах. Не в чужих.

Лиля смерила ее недовольным взглядом, который ясно давал понять, что после полуночи она будет там, где захочет быть, а потом снова улыбнулась Неву и кивнула в сторону лифта.

— Идем.

— Необязательно было меня дожидаться, — мягко заметил Нев, когда скрипящая створка скрыла их от прожигающего взгляда тетки, оставшейся за стойкой.

— Необязательно, — согласилась Лиля. — Но мне хотелось.

Лифт остановился на четвертом этаже, и они вышли в унылый, выкрашенный грязно-зеленой краской коридор.

— Мой номер чуть дальше, четыреста седьмой. Ваня рядом со мной, следующая от тебя дверь. Женя напротив него. А Войтех с Сашей в дальнем конце коридора. У них двойной, и они, как ты догадываешься, теперь ночуют вместе.

Справившись с замком, она открыла дверь его номера и вошла в него первой. Нев последовал за ней в тесную прихожую. Чтобы освободить ему больше места, Лиля сразу прошла в крошечную комнату, большую часть которой занимала односпальная кровать. Ни холодильника, ни телевизора, ни письменного стола здесь не было, зато в углу поместился небольшой шкаф, а на прикроватной тумбочке стояла лампа.

— Хотя на его месте, — со вздохом продолжила Лиля свою мысль, садясь на застеленную кровать, поскольку больше сесть все равно оказалось некуда, — я бы отвезла только что завоеванную девушку в место поромантичнее. Например, на Майорку. Ты был когда-нибудь на Майорке?

Нев к тому моменту успел повесить на вешалку пальто, разуться и пройти в комнату. Сумку с вещами он бросил на пол и огляделся по сторонам. Ему внезапно пришло в голову, что в таком месте у него вполне может развиться клаустрофобия, хотя раньше он ею не страдал. Сесть можно было только рядом с Лилей, поэтому он остался стоять, не желая нарушать ее личное пространство.

— Нет, на Майорке я не был, — признался он, осознав, что она ждет от него ответа.

— Большое упущение с твоей стороны.

— Я приму это к сведению.

— Хорошая новость: в номере есть туалет, — продолжила Лиля, кивнув на дверь, которую Нев сначала даже не заметил. — А еще есть раковина, но вот душ — общий, в конце коридора.

Все это она сообщала таким забавным тоном, что он не выдержал и рассмеялся.

— Не расстраивайся, — он решил поддержать ее манеру. — Может быть, нам повезет, и в следующий раз мистические тени появятся где-то на Майорке.

— И лучше летом, — усмехнулась она. — Говорят, в феврале на Майорке потрясающе красиво цветет миндаль, но купаться и загорать немного не сезон. А мне так идет бикини и загар, ты бы знал.

— Кхм… Я в-в этом н-ни на секунду не сомневаюсь, — от неожиданного виража разговора к нему на несколько секунд вернулось нервное заикание.

— Уже представил? — Лиля хитро улыбнулась и склонила голову набок, сверля его игривым взглядом.

— У меня очень живое воображение.

— А вот я тебя на пляже не могу представить, — сокрушенно заметила она и нахмурилась. — В этом дурацком костюме и рубашке, — она кивнула на него, давая понять, что имеет в виду его обычный рабочий костюм, в котором он и приехал, — видела. В джинсах и футболке тоже. Даже в пижаме и халате, а вот без этого всего…

Нев почувствовал, что краснеет. Чтобы как-то оправдать необходимость отвернуться, он открыл дверцу шкафа и принялся перекладывать в него вещи из сумки.

— Мы не могли бы закончить этот разговор? Я немного устал с дороги.

Лиля рассмеялась. Нев считал, что у нее очень красивый смех, даже когда смеялась она над ним. Он не возражал.

— А тебя становится все труднее смутить.

Немногочисленные вещи очень быстро перекочевали в шкаф, поэтому оправданий не смотреть на нее больше не осталось.

— Не понимаю, — признался он, снова поворачиваясь к ней, — почему тебе так нравится меня смущать?

Она пожала плечами, ее улыбка перестала быть такой широкой, лицо стало скорее задумчивым.

— Не знаю… Просто в такие моменты ты кажешься… уязвимым. — Она встала и из-за тесноты комнаты вдруг оказалась очень близко. — Когда знаешь, какая в тебе кроется сила, от этого диссонанса сносит крышу.

Нев несколько секунд зачарованно смотрел ей в глаза, пока она не решила, что с него на сегодня хватит ее шуточек.

— Ладно, отдыхай, не буду тебе мешать. Тараканы тут деликатные: на глаза не показываются, топают тихо. Но ты ведь всегда можешь сотворить какое-нибудь заклинание и разогнать их?

Что-то в ее тоне — наверное, напряжение, которое не вязалось с легким шутливым флиртом, — дало ему понять: она здесь именно ради этих слов. Не для того, чтобы встретить его, и не для того, чтобы заставить смутиться и покраснеть.

— Лиля, я не использую магию в бытовых мелочах, — честно сообщил он, чтобы успокоить ее.

— Правда? — На этот раз немного смущенной выглядела она, когда поняла, что ее раскусили.

— Чем больше берешь — тем больше потом придется отдавать. Я достаточно разумен, чтобы это осознавать, поэтому не размениваюсь по мелочам. Поверь мне.

— И даже дорогу сам нашел? Без магии? — Лиля снова попыталась изобразить игривый тон.

Нев молча достал из кармана смартфон и помахал им в воздухе.

— Этой магии вполне достаточно, чтобы найти дорогу, имея адрес и карту.

Лиля облегченно выдохнула и сразу стала выглядеть одновременно спокойнее и серьезнее. Еще пару секунд она просто смотрела на него, а потом вдруг порывисто обняла и быстро чмокнула в щеку.

— Как всегда, рада снова тебя видеть. Отдыхай. Спокойной ночи, — тихой скороговоркой выпалила она и быстро вышла из номера, аккуратно прикрыв за собой дверь.

— Если бы ты знала, как я рад, — пробормотал он ей вслед.



19 декабря 2014 года, 23.10

ЗАТО «Научный городок»

Тверская область

— Ты не видел мой второй носок?

Катя стояла на полу на коленях, одетая пока в одно только белье, и держала в руке синий носок. Джинсы и футболка валялись рядом на полу, теплый свитер висел на стуле.

— Посмотри под диваном, — лениво отозвался ее приятель, не пожелав вылезать из-под одеяла, чтобы помочь подруге отыскать пропажу.

— Я смотрела, нет его там. Виталь, ну помоги, не могу же я идти домой в одном носке, зима на дворе.

— Так оставайся до утра, а утром найдем твой носок, — тут же сориентировался Виталий. — Светка в ночную ушла, раньше девяти утра не вернется.

— Нет, я должна ночевать дома, — мотнула головой Катя, — вдруг родители обо всем догадаются? Они с меня шкуру сдерут. Сам знаешь, какие у моего отца взгляды.

— Ну конечно, твои родители обязательно сопоставят твое отсутствие дома с ночной сменой моей жены и обо всем догадаются, — фыркнул Виталий и попытался ухватить девушку за руку и вернуть на диван, но та ловко увернулась, поднялась на ноги и раздраженно посмотрела на него.

— Не поможешь найти носок, уйду так. А потом объясняй жене, чей он, когда она найдет его во время уборки.

Виталий вздохнул и поднялся с дивана. Иногда Катя становилась удивительно вредной, и проще было сделать так, как она говорит, чем переспорить.

Носок нашелся почему-то в коридоре, и уже спустя десять минут Катя вышла на улицу. Мелкий снег, начавшийся еще вечером, к ночи усилился, превратившись в настоящую метель. Девушка накинула на голову капюшон, поскольку шапки не носила принципиально даже в сильные морозы, считая, что они ей не идут, и уверенно направилась в сторону лесополосы. От дома Виталия до ее дома можно было попасть двумя способами: либо сделав приличный крюк по освещенным улицам, либо сократить дорогу через лес, который находился как раз между их домами. Катя всегда выбирала второй вариант, не желая попадаться на глаза кому-нибудь из запоздалых прохожих или собачников. Городок маленький, закрытый, все друг друга знают, едва ли здесь ее могла поджидать хоть малейшая опасность, поэтому от предложения Виталия проводить ее она тоже всегда отказывалась. Не хватало только нечаянно встретить кого-то из местных сплетниц, Светка ей потом глаза выцарапает. На самом деле ухажеров у Кати хватало и без женатого приятеля, но он единственный из всех выглядел более или менее перспективно в финансовом плане. По крайней мере, мог дарить ей приличные подарки и подбрасывать немного денег на личные расходы. Конечно, с женой ради нее никогда не разведется, но она пока и не стремилась замуж.

В лесу было темно, но света от снега хватало, чтобы ориентироваться на знакомой тропинке. Лесной дорогой пользовались многие жители городка, и хорошо вытоптанную тропинку в некоторых местах разбили до воды, поскольку температура пока сильно ниже нуля не опускалась. Не пройдя и половины пути, Катя наступила в особенно глубокую лужу. Ледяная вода мгновенно залилась в ботинок, заставив ее остановиться и выругаться. Она вытащила телефон и включила в нем фонарик, решив, что с ним передвигаться будет безопаснее, однако через несколько метров снова замерла. Ей показалось, что через дорогу метнулась какая-то тень.

Про таинственных теней в городе шептались уже неделю. Их видели в разных местах разные люди, но никаких доказательств своих слов предоставить никто не мог, как и придумать внятное объяснение, что это может быть. Катя считала все это бредом: неуемной фантазией детей, испугом впечатлительных женщин, пьяными галлюцинациями местных алкоголиков. Однако сейчас сердце непроизвольно забилось быстрее, а в горле появился ком. Она обвела фонариком вокруг себя, но таинственной тени не увидела, только где-то далеко впереди хрустнула сухая ветка.

— Кто здесь? — спросила Катя, чувствуя, как дрожит голос.

Ответом ей была тишина, только это почему-то не успокоило. Сейчас она не отказалась бы встретить кого-то из знакомых, чтобы вместе дойти до дома. Она даже смогла бы придумать объяснение, что делает в такой час в лесу, однако вокруг не было ни души. Снова выругавшись, на этот раз вслух и на себя, Катя быстро зашагала вперед, светя фонариком прямо перед собой и стараясь не смотреть по сторонам, где молчаливыми великанами возвышались спящие деревья. В какой-то момент ей показалось, что слева от тропинки снова появилась тень и медленно поплыла рядом с ней, но она по-прежнему заставляла себя не смотреть в ее сторону.

С каждой секундой ускоряя шаг, Катя наконец перешла на бег, уже не глядя, куда ступает, и все еще боковым зрением замечая движение рядом с собой. Тень словно преследовала ее, не обгоняя и не отставая, но нападать пока не торопилась. Тропинка казалась бесконечной, все петляла и петляла между деревьев и никак не желала заканчиваться. Дыхание давно сбилось, по спине градом катился пот, но впереди Катя пока так и не увидела света уличных фонарей, означавших, что скоро она будет в спасительной безопасности своей квартиры. Не могла же она заблудиться, она тысячу раз тут ходила!

— Так, стой! — велела она себе. — Остановись и осмотрись. На тебя пока никто не нападает.

Она несколько раз глубоко вдохнула и наконец рискнула медленно повернуть голову влево, отчаянно надеясь, что ничего там не увидит, рассмеется из-за собственной глупости и спокойно выйдет к дому. Однако между деревьев стояла темная фигура примерно человеческого роста. Приглядевшись внимательнее, Катя едва не вскрикнула: за первой фигурой виднелась вторая, а чуть дальше — еще одна.


Глава 1 | Дом безликих теней | Глава 3