home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

20 декабря 2014 года, 9.10

ЗАТО «Научный городок»

Тверская область

Утром из гостиницы они вышли довольно поздно, когда неторопливый и очень короткий декабрьский день уже почти начался, а небо посветлело. Прошедший ночью снегопад укутал улицы свежим рыхлым снегом, и, к общему удивлению, снег этот оставался почти нетронутым. Кое-где виднелись следы птиц и собак, а вот человеку принадлежала только одна вереница шагов. Жители городка не торопились покидать теплые дома субботним утром.

— Гостиница почти у самого края, — вслух подумал Войтех. — За нами только те самые гаражи, из которых тогда шел Даниил. Наверное, потому здесь так пустынно.

— Или ночью тени забрали всех жителей, и мы остались тут одни, — мрачно пошутила Лиля.

— Кажется, что-то такое я читала у Стивена Кинга, — добавила Саша, зябко ежась. За ночь температура воздуха опустилась еще на несколько градусов, а по утрам она вообще всегда мерзла, поскольку не имела привычки плотно завтракать.

— Страшно представить, откуда он черпает вдохновение, — усмехнулась Лиля. — С чего начнем?

— Так с гаражей же, — напомнил Ваня. — Пан атаман еще вчера сказал. Насколько я помню, чувак этот живет в сорок восьмом доме, то есть… — Он на секунду задумался, оглядываясь по сторонам и пытаясь сориентироваться. — Слева отсюда.

— Судя по рассказу Даниила, теней он видел не в гаражах, а как раз где-то на пути к дому, — возразил Войтех. — Поэтому мы пойдем отсюда к сорок восьмому дому, а потом свернем к заброшенной стройке: там их тоже пару раз видели… Неужели тут наберется пять десятков домов? Мне кажется, их от силы двадцать.

— Пока я вчера разбирался с навигатором, чтобы найти гостиницу, я заметил, что здесь далеко не все номера домов имеются, — сказал молчавший до этого Нев. — Например, с первого по девятый нет вообще. Я не нашел ни двенадцатого, ни тринадцатого, ни четырнадцатого. Хотя возможно, я просто зря искал их рядом с десятым и одиннадцатым.

— Интересно, почему так? — заинтересовалась Лиля.

— Чтоб враги не догадались, — хмыкнул Ваня.

— Возможно, дома были построены в соответствии с каким-то генеральным планом, но часть их находится на суперзакрытой суперсекретной территории, — Женя мечтательно посмотрел вдаль и с придыханием добавил: — Где-то там, за забором…

Остальные приглушенно рассмеялись, словно боялись нарушить тишину сонного городка громкими звуками.

До нужного дома они добрались быстро, не встретив по пути ни одного человека. Вдоль единственной дороги стояли только два длинных двухэтажных здания, вывески на которых гласили, что здесь располагаются мелкие объекты вроде ремонта обуви, зоомагазина, аптеки и прочих торговых павильонов. Либо они вообще не работали по выходным, либо в субботу открывались позже, поскольку выглядели такими же безжизненными, как и сам заснеженный город.

— Интересно, какие здесь развлечения? — задалась вопросом Саша, когда, свернув еще раз, они увидели три одинаковых бело-синих дома, одним из которых и был нужный им сорок восьмой.

— А ты не видишь? — хмыкнул в ответ Ваня. — В гаражах бухать, а потом теней встречать. Странно, что не зеленых чертиков.

— Это было бы смешно, если бы не было так грустно, — вздохнул Нев.

— Если бы я тут жила, я бы свихнулась, — призналась Лиля. — Тут почти так же тихо, как в Комсомольской. У меня уже мурашки бегать устали.

Войтех, во время их короткого разговора оглядывавшийся по сторонам, внезапно резюмировал:

— Если тени — чья-то злая шутка, то ее реализация мне непонятна. Как заставить мигать фонари, я отчасти представляю, но создание оптической иллюзии в подобном пространстве…

— А ты что-нибудь чувствуешь здесь? — поинтересовалась Лиля.

Он отрицательно покачал головой. В этот момент хлопнула дверь одного из подъездов, и из него вышла женщина. Заметив группу из шести чужаков, она тут же замерла и с удивлением уставилась на них, как будто они походили в ее глазах на инопланетян. Или на тех же теней.

— Добрый день, — поприветствовал ее Войтех, когда молчаливое разглядывание друг друга затянулось и стало неприятным.

— Добрый, — эхом отозвалась женщина, словно очнувшись, и, наконец, пошла по своим делам, все еще с подозрением оглядываясь на них.

— Не стоит списывать со счетов массовую истерию, — заметил Нев, когда женщина отошла достаточно далеко и не могла расслышать его слов. — Так бывает. Кто-то один начинает говорить о чем-то необычном, а поскольку в таких местах тем для разговоров мало, остальные пересказывают историю друг другу. Кто-то оказывается достаточно красноречив, кому-то просто хочется урвать свои пять минут славы, и он сочиняет собственную историю. Впечатлительные люди начинают действительно «видеть» что-то. В былые времена это вполне могло привести к охоте на ведьм.

— Секретные разработки института тоже не стоит списывать со счетов, — упрямо напомнил Женя. — Я уверен, эти тени родились где-то в недрах местных лабораторий. Не просто так этот городок до сих пор остается закрытым.

— Вернемся в гостиницу, я тебе найду информацию, чем занимается этот институт. Может, ты тогда наконец успокоишься, — пообещал ему Ваня.

— Мы пока не будем списывать со счетов никакие версии, — с улыбкой заверил их Войтех. — Пойдемте на стройку. Посмотрим, не возникнут ли у меня какие-то предчувствия там.

Они вернулись на несколько метров назад и свернули на тропинку, ведущую через небольшую лесополосу к центру городка. Здесь, со всех сторон окруженный деревьями, притаился недостроенный двухэтажный дом. Чем он собирался стать, сейчас уже никто не догадался бы. Стены первого этажа были когда-то закончены, но уже частично обвалились, а вот второй зиял большими дырами, которые никто никогда и не закрывал. И если рядом с жилыми домами они встретили хотя бы одного человека, то здесь стояла такая тишина, что было слышно, как перелетает с ветки на ветку стайка замерзших воробьев.

— Интересно, что люди вообще тут делают? — задалась вопросом Лиля, разглядывая недостроенное здание и не решаясь войти внутрь. — Почему ничего не огорожено? Тут же шею свернуть можно.

— А ты в детстве никогда не лазила по стройкам? — удивилась Саша, которой, наоборот, не терпелось поскорее исследовать полуразрушенные помещения. — Я помню, лет в десять-четырнадцать у нас это было любимым занятием. Недалеко от моего дома стоял какой-то долгострой: не то детский сад, не то школа. Так мы там летом все дни проводили. То игры всякие, то просто покурить и выпить пива. Руки-ноги, конечно, ломали, не без этого, но все равно ходили.

— Да везде она лазила, — усмехнулся Ваня. — Это теперь такая умная.

— А я не лазил, — заметил Нев. — Мои родители строго за таким следили. И с высоты своего текущего возраста считаю, что правильно делали. Я бы своим детям тоже такое не позволил.

— Если бы они у вас были, — с присущей ему бестактностью напомнил Ваня.

— Да, если бы они у меня были.

— Дворжак, а ты? — Ваня со смешком посмотрел на вторую жертву своих издевок. — Лазил или с пеленок строем с колом в спине ходил?

— С пеленок с колом в спине лазил, — как всегда невозмутимо отозвался Войтех. — Давайте уже посмотрим, что там внутри. Может быть, тени притаились где-то здесь.

— Звучит больше как причина не лезть туда, — проворчала Лиля, радуясь, что сегодня на ней обувь хоть и с высоким, но при этом широким и устойчивым каблуком.

Внутри недостроенного здания оказалось грязно: повсюду валялись банки и бутылки из-под пива и энергетиков, обертки от шоколадок и пачки из-под чипсов. Окурки, как ковер, покрывали почти весь пол. Стены преимущественно украшали глубокомысленные изречения вроде «Тут был Вася» и «Петя любит Вику» либо нецензурные слова, но встречались и граффити с претензией на художественность.

Особенно всех поразило одно помещение на втором этаже. В нем почти отсутствовал потолок, благодаря чему оно хорошо освещалось в это время суток. Все стены здесь покрывали настоящие картины с фэнтезийными, порой совершенно психоделическими сюжетами: на крылатых лошадях сидели двухголовые всадники, по берегам разноцветных рек росли диковинные цветы, люди имели черты животных, а в небе сияли несколько лун одновременно. Под многими картинами были выведены латиницей непонятные фразы.

— Что это? — напряженно уточнил Ваня, пытаясь прочесть одну из них, особенно длинную, написанную столбиком, как стихи, но без единого знака препинания. — Опять латынь? Не люблю я, когда так много на латыни пишут.

— Это не латынь, — возразила Саша, подходя ближе, поскольку до этого разглядывала какое-то неведомое миру и ученым животное на противоположной стене, нарисованное темно-фиолетовой краской. Она даже по привычке коснулась кончиками пальцев аккуратно выведенных букв, словно прикосновение к ним могло ей что-то подсказать. — Но что-то похожее. Нев? — Она вопросительно посмотрела на их старшего товарища, поскольку он владел сразу несколькими языками и еще больше мог как минимум опознать.

— Только вслух не читайте! — с убийственно серьезным лицом предупредил Ваня. — Вдруг еще дьявола нечаянно вызовем.

— Похоже на итальянский, — резюмировал Нев, несколько секунд разглядывая непонятные слова, — только не современный.

— А ты прочитать можешь? — поинтересовалась Лиля и добавила, поймав на себе выразительный взгляд Вани: — Я имею в виду, понять, о чем там?

— Да ни о чем, — Нев безразлично пожал плечами. — Огонь горит, ветер дует, хор поет… Стихи или что-то вроде того.

— Это песня, — укоризненно сообщил им звонкий девичий голос.

Все шестеро разом обернулись, едва не вздрогнув от неожиданности. Перед ними стояла вовсе не тень, а обычная девочка-подросток лет тринадцати. Светлые волосы, едва достающие до плеч, прятались под темной вязаной шапкой, такие же темные джинсы и яркая футболка, видневшаяся из-под расстегнутой куртки, в паре мест были перепачканы краской. Кроссовки, не подходящие для хождения по снегу, зато идеальные для лазания по недостроенным зданиям, и рюкзак за спиной, в котором брякали банки с краской, давали понять, что девочка оказалась здесь неслучайно.

— А вот и художник, — догадался Ваня, разглядывая ее.

— Все это действительно нарисовала ты? — с доброжелательной улыбкой поинтересовалась Лиля.

— Ну да, а что?

— Ничего. Очень красиво.

— А откуда ты знаешь песню на средневековом итальянском? — заинтересовался Нев.

— Да это из кино, а слова я в Интернете нашла. Просто звучало красиво, и я под нее многое из этого нарисовала.

— У тебя здесь настоящая галерея, да? — продолжила Лиля. — Долго, наверное, пришлось трудиться?

Девочка пожала плечами.

— У нас в городке больше развлекаться все равно нечем, а у меня много свободного времени. И мне это нравится.

— То есть ты часто здесь бываешь? — уточнил Нев.

— Да почти всегда после школы, пока не стемнеет, — кивнула девочка. — Когда стемнеет, рисовать уже невозможно.

— А как же ваша местная страшилка про тени? — почти натурально удивилась Саша. — Тебе не страшно? Нам сказали, что здесь их видели. Может быть, ты тоже видела?

— Тени только после захода солнца появляются, — невозмутимо заявила девочка. — А после захода солнца тут можно и кого менее приятного встретить. Да и рисовать неудобно, я же уже сказала.

— То есть ты сама теней не видела? — уточнила Лиля.

Девочка пожала плечами, не подтверждая, но и не опровергая ее слова.

— Зато я знаю того, кто их видел. Танька самая первая видела.

— Танька? — заинтересованно переспросил Ваня.

— Ну да, она со мной математикой занимается. Она мне первая про них рассказала. Это уже потом все стали про них говорить.

— А где живет это твоя Танька? — снова спросил Ваня.

— В двадцать шестом доме.

— А квартира?

— Двадцать восьмая, — в тоне девочки появились нотки удивления, а потом и подозрения. — А вам она зачем?

Однако никто не успел ей ответить, поскольку Войтех внезапно спросил:

— Что это?

Пока остальные разговаривали с девочкой, он продолжал рассматривать нарисованные ею картины. Каждая будила в нем странные чувства, которые он пока не мог ни описать, ни понять, но одна заставила замереть на месте и похолодеть. Он повернулся к девочке и, указывая слегка подрагивающей рукой на граффити, нервно повторил:

— Почему ты это нарисовала? Где ты это видела?

Видимо, его голос прозвучал слишком угрожающе, потому что девочка, до этого абсолютно спокойная, испуганно отступила назад.

Его друзья посмотрели сначала на него, а затем на рисунок, который вывел из равновесия всегда невозмутимого Войтеха. И если для Сидоровых, Нева и Жени он ничего не значил, то Саша почувствовала, как сердце оборвалось вниз. На рисунке золотисто-желтой краской юная художница нарисовала несколько монет, походивших на пиратское золото, которые падали на пол и раскатывались в разные стороны. Если бы Войтех однажды нарисовал ей видение, которое его так пугало, оно бы выглядело именно так.

— Что в нем странного? — непонимающе спросила Лиля. На ее взгляд, на стенах этого здания были картины и художественнее, и страшнее.

— Послушай, не бойся меня, — Войтех попытался улыбнуться и выглядеть спокойнее, но стоило ему сделать шаг к девочке, как та снова шагнула назад и уже оказалась на лестнице без перил. — Просто расскажи мне, где ты это видела…

Девочка повернулась и бросилась бежать. Войтех тихо выругался, снова посмотрел на граффити, а потом на остальных.

— Извините, я должен поговорить с ней. Продолжайте дальше пока без меня.

И он побежал следом за исчезнувшей на лестнице девочкой, оставив друзей в полной растерянности.

— И что это было? — озвучил Ваня вопрос, который крутился на языке у всех. Он посмотрел на Сашу как на единственного человека, который мог объяснить странное поведение Войтеха. — Ты чего-нибудь поняла?

— Это видение, — нервно кивнула та, всем своим видом выражая готовность броситься следом за неизвестной девочкой и Войтехом. — Видение Войты. Очень… неприятное.

Ваня снова посмотрел на рисунок, пытаясь понять, что может быть неприятного в обычных золотых монетках из фильмов про пиратов, а затем перевел взгляд на Женю.

— Беги за ним, — велел он. — Дворжак у нас немного неадекватен, когда дело касается его или Айболита, сам знаешь. Так что проследи, чтобы он девчонку сильно не напугал. Не хватало нам еще проблем с ее родителями или местной полицией. Он и так тут незаконно.

Женя молча кивнул и полсекунды спустя скрылся из виду.

— А мы продолжим работать, — заявил Ваня на самопровозглашенных правах старшего. — Лиля, Нев, вы походите еще по тем местам, где видели этих теней, может, с местными полялякайте, а мы с Сашкой наведаемся к этой Татьяне.

Все молча согласились, даже Саша не стала возражать, понимая, что с ее способностями к бегу ей в жизни не угнаться за Войтехом. Скорее всего, она его уже даже не найдет.



20 декабря 2014 года, 10.05

ЗАТО «Научный городок»

Тверская область

Когда Войтех выбежал за девочкой из недостроенного здания, та уже почти скрылась из вида в конце тропинки. Он понимал, что ведет себя неразумно, в какой-то степени даже агрессивно, но ничего не мог с собой поделать. Что-то внутри него знало: эта девочка — ответ на вопрос о его видении. О самом первом и самом страшном видении.

— Постой, подожди! — снова крикнул он ей, но она, конечно, не послушалась, поэтому ему пришлось побежать за ней.

К счастью, по пути они никого не встретили, иначе взрослый мужчина, чужак, гонящийся за девочкой-подростком, вполне мог вызвать у случайного наблюдателя подозрения. Все это могло кончиться плохо и для него, и для его расследования, но сейчас обычно исключительно трезвомыслящий Войтех об этом не думал.

Догнать девочку с тяжелым рюкзаком ему не составило труда. Он настиг ее меньше чем через минуту уже возле жилых домов и в первую секунду порывисто схватил за плечо. Она вскрикнула и шарахнулась в сторону. Войтех заставил себя отдернуть руку.

— Не бойся меня, пожалуйста, я ничего тебе не сделаю. Я только хочу поговорить.

— Да я ничего не знаю! Чего вы от меня хотите?

Она смотрела на него расширившимися от ужаса глазами и явно искала путь к бегству. Войтех понял, что ему просто необходимо успокоиться, иначе разговора не выйдет. Он глубоко вздохнул и поднял руки вверх, давая понять, что не собирается на нее нападать.

— Просто поговорить, — уже спокойнее повторил он. — Просто спросить. Про рисунок. С монетами. Это очень важно для меня, понимаешь? Я всего лишь хочу понять, где ты это видела.

— Да нигде я ничего не видела, — повторила девочка. — Это фантазии, ясно? Просто фантазии, как крылатые лошади, три луны на небе и реки с красной водой. Я ничего из этого не видела!

Несколько секунд они стояли на тропинке, тяжело дыша, и сверлили друг друга взглядами. Несмотря на то, что Войтех больше не делал резких движений и не повышал голос, девочка все равно выглядела испуганной. Внезапно ему показалось, что она испугалась не его неадекватной реакции. Что-то другое заставляло ее озираться по сторонам в поисках спасения.

— А я видел, — выдохнул Войтех, повинуясь внезапному порыву. — Понимаешь, в чем дело… Я видел эти монеты.

— В каком смысле? — в ее голосе впервые проскользнула заинтересованность.

— Ты можешь мне не верить, но я в некотором роде экстрасенс. Я вижу вещи… То, чего нет на самом деле. То есть… — Он сбился, не зная, как лучше объяснить. Не так часто он вслух признавал наличие своего дара. Однако сейчас это почему-то казалось ему правильным решением. — То есть то, что в данный конкретный момент не происходит рядом со мной. Это как вспышка. Из прошлого или будущего. Как секундное озарение. И в одном из таких озарений я видел эти монеты. Точнее… Не в одном, они являлись мне несколько раз. В разном контексте, в разное время. Мне кажется, они очень важны для меня, но я не знаю почему. И, возможно, если бы ты объяснила мне, где ты их видела, почему нарисовала… Возможно, это помогло бы мне понять, что они значат для меня.

Девочка продолжала молчать и тяжело дышать, но теперь в ее глазах плескался не страх, а интерес. Она даже сделала осторожный шаг в его сторону. Один, потом другой. Подойдя достаточно близко, она призналась, понизив голос почти до шепота:

— Я нарисовала их, потому что тоже видела. Понимаете?

Войтех нахмурился и медленно покачал головой. Он действительно не понимал. Девочка тяжело сглотнула, нервно оглянулась по сторонам, а потом еще тише пояснила:

— Я видела их во вспышке. Как и вы. У меня они тоже бывают.

Войтех растерянно моргнул. Он не знал, что именно ожидал услышать, но точно не это. Слова девочки не укладывались у него в голове. Он так привык связывать возникновение способности видеть с происшествием на МКС, с инопланетным кораблем, что аналогичного дара у девочки-подростка, возможно, никогда в жизни не покидавшей крохотного городка в Тверской области, никак не предполагал.

— И… давно это с тобой? — неуверенно поинтересовался он.

Она пожала плечами.

— Года два назад началось. Вместе с… кхм, — она запнулась, покраснела и отвела взгляд в сторону. — В общем, со взрослением, как говорит моя мама.

Войтех понимающе кивнул.

— А у вас когда?

— Много позже. Я хочу сказать, я был гораздо старше тебя. Года четыре назад. А с тобой два года назад ничего больше не произошло? Я имею в виду, кроме… взросления.

Она снова пожала плечами и помотала головой.

— А с вами?

— А я чуть не умер, — он криво усмехнулся. — Кстати, меня зовут Войтех. Можно просто Войта.

— Смешное имя. Я Карина.

— Красивое имя.

Карина заулыбалась. Страх окончательно исчез, теперь осталось только любопытство.

— А что с вами случилось? В аварию попали?

— Почти. Я был в космосе, и у нас сломалась космическая станция. Мы все чуть не погибли. Весь экипаж.

— О… как в кино.

— Да, только не так зрелищно, — он снова усмехнулся. — Ничего не взрывалось и не разлеталось эффектно по сторонам. Мы просто чуть не задохнулись. И когда я уже терял сознание, у меня случилось первое видение. Я видел как раз эти падающие монеты. И потом это видение повторялось снова. Понимаешь теперь, почему это так важно для меня?

— Понимаю, но я не могу вам помочь, — Карина виновато развела руками. — Я не знаю, что они значат. Я просто несколько раз видела, как они падают.

— Несколько? Сколько?

— Не знаю. — Она задумалась. — Вот год назад точно видела, тоже декабрь был, но, наверное, начало: каникулы еще не скоро были. И потом весной… В мае. А самый первый раз я их видела летом, как раз когда все началось… Это тоже одно из моих первых видений. Скажите, а вы…

Однако вопрос свой Карина закончить не успела, внезапно осекшись, увидев кого-то за его спиной. Войтех обернулся и с удивлением обнаружил, что к ним направляется Анна — его случайная знакомая с озера Сапшо.

— Карина? И вы? — она тоже выглядела удивленной. — А что здесь происходит?

— Ничего, мы просто разговариваем, — выпалила Карина, бросив на Войтеха предостерегающий взгляд, который красноречиво просил не упоминать тему их разговора. — А ты к нам?

— К вам, к вам, — Анна все еще переводила недоверчивый взгляд с Войтеха на Карину и обратно. — А тебе папа разве не говорил, что не стоит разговаривать с незнакомыми мужчинами? Мне он в свое время все уши этим прожужжал.

— А мы знакомы, — невозмутимо парировала Карина. — Это Войтех.

— Я это знаю, а вот тебе это знать вроде неоткуда, — пробормотала Анна. — Что ж, не знаю, о чем вы тут болтаете, но я, пожалуй, украду у тебя Карину. Ей пора домой.

— Да ты иди, я тебя догоню, — попыталась отвертеться девочка, но попытка не удалась.

— Еще чего. Договорите в следующий раз. Может быть, — Анна выразительно посмотрела на Войтеха. — Желательно бы в присутствии кого-то из твоих родителей. Или хотя бы меня.

— Я просто спрашивал у нее про тени, — мягко заметил Войтех, солгав и глазом не моргнув при этом. — Мы всех тут спрашиваем о них.

— Так вы здесь из-за этого?

— Уж точно не ради организации праздника.

— Жаль, — в ее тоне действительно послышалось сожаление. — Организатором праздников ты мне больше нравился. Пойдем.

Последняя фраза была адресована Карине. Та бросила на Войтеха умоляющий взгляд, давая понять, что ей очень нужно закончить разговор. Он ободряюще улыбнулся ей. Городок маленький, они наверняка еще встретятся.

Когда они обе исчезли из виду, к Войтеху наконец подбежал Женя.

— Вот ты где! Я тебя обыскался. Ну что, удалось узнать что-то полезное? — жадно поинтересовался он.

— Насчет полезного не знаю, — задумчиво протянул Войтех. — Но кое-что очень важное для себя я узнал.

— Что именно?

— Долго объяснять. Да и незачем. Тебе и остальным это не пригодится.

— Тогда вернемся к нашим? — неуверенно предположил Женя. Войтех выглядел таким задумчивым и отрешенным, словно расследование перестало его интересовать.

— Ты возвращайся, а я… — он на секунду запнулся, как будто забыл, что хотел сказать. — Да, я немного пройдусь. Мне надо… надо подумать. Извини.


Глава 2 | Дом безликих теней | Глава 4