home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

20 декабря 2014 года, 10.26

ЗАТО «Научный городок»

Тверская область

К дому девушки Тани, которая, по словам неизвестной художницы, первая увидела в этом городе теней, Ване и Саше пришлось идти целых десять минут, что по меркам этого захудалого городишки было не так уж мало. На улицах уже появились немногочисленные жители, и на них поглядывали с подозрением. Саша все время молчала, иногда оглядываясь по сторонам, как будто надеялась где-то увидеть Дворжака. Ваня упорно не понимал, что такого страшного в этих монетах, чтобы из-за них впадать в истерику и пугать девчонку.

По закону подлости Таня жила на пятом этаже пятиэтажного дома без лифта. Ваня даже не заметил этого подъема, зато Саша прилично запыхалась.

— Айболит, ты б курить бросала, — насмешливо посоветовал он, стоя уже на площадке пятого этажа и глядя на то, как она с трудом преодолевает последние ступеньки.

— Ага, и начинала бегать по утрам, — ворчливо отозвалась Саша, рассматривая двери без каких-либо опознавательных знаков. — Где тут наша девочка Таня?

— Если я правильно посчитал квартиры, то здесь, — Ваня кивнул на ближайшую дверь, из-за которой доносилась громкая музыка вперемешку с гудением пылесоса, как будто между ними проходило негласное соревнование, кто кого переорет.

Ваня нажал на кнопку звонка для убедительности два раза. Несколько секунд ничего не происходило, затем выключился сначала пылесос, а потом и музыка. Еще пару секунд спустя щелкнул замок, и на пороге показалась девушка лет двадцати, одетая в короткие шортики и растянутую футболку с изображением Микки Мауса. Темные волосы были небрежно заколоты, а лицо раскраснелось. Видимо, она сочетала уборку с ритуальными танцами вокруг пылесоса, Ваня уже не раз замечал подобную привычку за представительницами прекрасного пола.

— Привет, — поздоровался он, широко улыбаясь.

— Здрасьте, — настороженно ответила девушка, разглядывая нежданных гостей.

— Ты Таня?

— Ага. А вы кто?

— Меня Иван зовут, это моя коллега Александра, — Ваня кивнул в сторону стоящей рядом Саши. — Мы бы хотели задать тебе пару вопросов.

— Вы из полиции? — настороженность во взгляде Тани сменилась разочарованием, словно она уже успела придумать красавчику-блондину более интересную профессию.

— Я разве похож на полицейского? — очень натурально удивился Ваня.

Девушка покачала головой и заметно расслабилась.

— Нет, мы хотим спросить про тени, о которых гудит весь ваш город. Говорят, ты первая их увидела?

— Значит, вы журналисты?

— Опять не угадала. — Ваня облокотился о косяк двери, улыбнулся ей одной из своих самых соблазнительных улыбок, наклонился чуть ниже и доверительным тоном добавил: — Мы писатели. Соавторы. Сейчас собираем материалы для книги, и история с тенями кажется нам вполне достойной.

— Как интересно! — восхищенно выдохнула Таня. — Проходите, я расскажу все, что знаю.

Она посторонилась, пропуская гостей в небольшую квартиру, где посреди коридора стояло ведро с водой, рядом лежала швабра, из розетки в комнату протянулся длинный шнур пылесоса, а в ванной гудела стиральная машинка.

— Проходите на кухню, там я уже убралась, а то в комнате страшный разгром. Мать в соседний городок на рынок уехала, а мне велела убраться. Будете чай? Я вчера пирог испекла. Очень вкусный.

Поскольку рядом не было Войтеха, который обычно на корню обрубал все Ванины попытки пожрать в гостях, спустя несколько минут они уже сидели на кухне за круглым столом, накрытым белой скатертью, а перед ними стояли чашки с горячим чаем и половина пирога с какой-то темной начинкой, не то черникой, не то черной смородиной.

— А кто вам сказал, что я первая видела теней? — поинтересовалась Таня, садясь напротив Вани и глядя исключительно на него.

— Девочка с полным рюкзаком банок с краской, — усмехнулся тот.

— А, Каринка.

— Ты хорошо ее знаешь? — спросила молчавшая до этого Саша.

На лице Тани проступило такое неподдельное удивление, как будто она уже забыла о присутствии третьего человека на кухне.

— Ага. Она живет тут неподалеку. Моя мама работала вместе с ее отцом. Забавная девчонка.

— Почему забавная?

— Ну… — Таня повернулась к Саше, закусив губу и глядя куда-то поверх ее головы, словно пытаясь сформулировать, в чем именно заключается забавность знакомой девочки. — Видели бы вы какие картинки она рисует! Непонятно, откуда у нее в голове такое и берется. А уж как рисует! Я однажды наблюдала: у нее как будто краска меняет цвет прямо в руках. Фильмы странные смотрит, книжки читает такие, что даже я в своем возрасте их не понимаю. Зато два и два сложить не может. Я с ней математикой занимаюсь, так это просто кошмар. Ее отец ученый, в нашем институте работал до сокращения, а у дочки склонности к наукам вообще нет, не представляю, как такое возможно. — Таня состроила такую непонимающую рожицу, что Ваня едва сдержал смешок.

— Ну ладно, расскажи нам лучше про тени, — предложил он. — Когда ты их видела?

— Да примерно неделю назад. Ну да, точно, в прошлую пятницу. Я была на вечеринке у подруги в коттеджах. Это за территорией городка. Ну, знаете, у нее родители уехали, дом большой, вот она и позвала народ.

— Пили? — как бы между прочим поинтересовалась Саша.

— Да, но только разные коктейли и пиво, ничего крепкого. Я была почти трезвая.

Ваня молча усмехнулся. Уж как можно накидаться коктейлями, он прекрасно знал, никакая водка и рядом не стояла.

— Ну вот, — продолжила Таня, — разошлись уже в третьем часу. У меня мамка в ночь ушла, поэтому я думала, вернусь, к утру протрезвею, она и знать ничего не будет. Вообще-то она мне разрешает ходить к друзьям, просто Нику недолюбливает. Говорит, та слишком заносчивая и избалованная, подставит и не задумается. Ее родители отмажут в случае чего, а другим отвечать.

— И что было дальше? — перебила девушку Саша, пока она не ушла в дебри отношения ее мамы к подругам. — Ты вышла от подруги и?..

— Пришла к проходной, а она закрыта. Пришлось тащиться к центральной, а это, между прочим, по лесу да в темноте. Хорошо Константин Андреевич подвез, а то натерпелась бы страху. Высадил он меня, значит, возле дома. А у нас в подъезде на первом этаже вечно света нет, бухарики из пятой квартиры лампочки выкручивают и на водку меняют. Я не боялась никогда, а тут, знаете, как предчувствие такое нехорошее. Быстро проскочила, а между третьим и четвертым этажом новая напасть — лампочка мигает. Как в ужастиках. Вы кстати так и напишите в своей книге, тот еще треш.

Ваня кивнул, изобразив сочувственный вид. Девчонка оказалась впечатлительной, да еще и после коктейлей. Тут не только тени увидишь.

— А дальше? — поторопила ее Саша.

— Ну, пошла я дальше, значит. Тут лампочка опять мигнула, я смотрю — а в углу тень одна не растворилась. То есть должна была исчезнуть, когда свет зажегся, а она стоит. И вокруг нет вообще ничего, что могло бы ее отбрасывать. Потом свет опять мигнул — исчезла, мигнул — появилась. А потом как кинется на меня. Ну, я заорала — и к двери быстрее. Пока ключи нашла в сумке, пока дверь открыла, думала все, каюк мне. Но успела. До утра тряслась, пока мать не пришла.

— И на что была похожа эта тень? — спросил Ваня. — Как человек?

— Да фиг знает. Я не рассматривала. Испугалась очень. Но двигалась же, значит, как человек.

— А чего ж Константина Андреевича этого не позвала? — поинтересовалась Саша. — Он наверняка не успел далеко уехать. Это какой-то знакомый твоей матери?

— Нет, — Таня отчего-то даже рассмеялась. — Я его тогда первый раз видела. Он не местный. Врач из Москвы, у них тут какая-то программа в нашей местной больнице, диспансеризацию всем проводят. Он и мне предлагал. И тогда, когда подвозил, и потом в магазине нечаянно встретились, да я пока не выбралась.

Ваня насторожился. Какое-то неясное ощущение внутри, как легкое щекотание предчувствия, заставило его спросить:

— А как с ним связаться, знаешь?

— А вам зачем? — удивилась Таня.

— Тоже расспросим. Вдруг он что-то видел тогда возле твоего дома? Или потом. Кроме тебя ведь их другие тоже видели. Нам нужна любая информация для книги.

— А, ну да, — Таня понимающе кивнула, а затем не сдержала любопытства: — А это прям мистический триллер будет, да?

— Ага, — хмыкнул Ваня, — с элементами детектива и эротики.

Таня расплылась в предвкушающей улыбке.

— А вы сделаете героиню, похожую на меня?

— Обязательно, — пообещала Саша. Ваня видел, что она давно ерзает на стуле, периодически вытаскивая из кармана телефон.

— Круто! Я вообще-то фэнтези люблю. Ну, знаете, когда обычная девушка попадает в другой мир. Или академки вот всякие, про магию, любовь ректоров и учениц. Но вашу книгу обязательно прочитаю. Пришлите мне потом экземпляр с автографом! Пожалуйста!

— Обязательно, — снова нетерпеливо повторила Саша. — Так что там с Константином Андреевичем? Ты знаешь, как его найти?

— Сейчас я вам его визитку принесу, — девушка поднялась из-за стола. — Только сегодня суббота, он мог и уехать из города, он же здесь не живет.

— Ничего страшного, — заверил ее Ваня, — мы позвоним и договоримся о встрече.

Минуту спустя Таня принесла небольшой картонный прямоугольник, на котором обычными черными буквами было написано:

Клиника «Здоровое будущее»

Долгов Константин Андреевич

Диагностическое отделение

Снизу номер мобильного телефона и адрес электронной почты. Ваня сфотографировал визитку и вернул ее Тане.

Допив чай с вкуснейшим пирогом, который оказался с ежевикой, и поболтав о нелегкой судьбе писательского дела, Ваня и Саша распрощались с разговорчивой девушкой и вышли из квартиры.

— Зачем тебе этот Долгов? — поинтересовалась Саша, когда они уже спускались вниз. Объяснение Вани выглядело настолько неправдоподобным, что поверить в него могла только двадцатилетняя девушка, мечтающая стать героиней книги.

— Не нравятся мне такие совпадения, — пробормотал Ваня, на ходу вытаскивая телефон. — Сама подумай. В маленьком закрытом городишке, где всего-то развлечений, что стены на стройке разрисовывать, одновременно происходят два события: какая-то странная диспансеризация и появление таинственных теней, которые не то реальны, не то массовая галлюцинация. Часто ли у нас диспансеризацию проводят всем и заезжие врачи? Тебе не кажется это странным? Там же как-то по годам рождения обычно это делают и силами местных поликлиник.

— Ты параноик, — рассмеялась Саша, хотя Ваня видел, что она задумалась над его словами. — Скоро как Женька станешь.

— Лучше быть параноиком, чем доверчивым дурачком, — хмыкнул он, покосившись на нее. — Сейчас Лильке звякну, пусть с нашим колдуном наведаются к этому Долгову, расспросят, что за диспансеризация такая. А я по своим каналам пока порою.

— Пожалуй, я тоже могу поискать знакомых, которые могли что-то слышать, — согласилась с ним Саша.



20 декабря 2014 года, 11.15

ЗАТО «Научный городок»

Тверская область

— Не нравится мне эта история с монетами, — заметила Лиля после сорока минут прогулки с Невом по известным местам появления теней. Они успели пройти весь небольшой городок вдоль и поперек, но все это время гуляли молча. Теперь Неву стало понятно, о чем она думала: о Войтехе.

— Почему?

— А ты видел Дворжака? На нем лица не было. Ты его вообще когда-нибудь таким видел?

Нев покачал головой, поймав на себе очередной взгляд проходящих мимо женщин. Те так откровенно пялились на них с Лилей, что ему стало неловко.

— Да и как его видение могло оказаться на граффити незнакомой девчонки, живущей в городе, в котором он и не был никогда? — не успокаивалась Лиля.

— Так может быть, его видение об этом месте и было? — предположил Нев, как бы невзначай оглядываясь через плечо. Встреченные ими женщины остановились и теперь о чем-то переговаривались, пристально глядя им вслед.

— От этого, поверь мне, легче не становится. Потому что если это видение так сильно его пугает, значит, случится что-то страшное. А мне бы этого очень не хотелось.

— Не переживай заранее. Видения Войтеха — это неточный источник информации. Оно может пугать его, но это не обязательно означает что-то действительно плохое. Возможно, проблема в том, что он его не понимает.

— Надеюсь, ты прав.

Лиля вдруг остановилась, нервно притопнула ногой и тихонько взвыла.

— Да что ж они все пялятся на нас? — почти не разжимая губ, процедила она. Мимо них как раз прошла пожилая семейная пара.

— Мне казалось, ты не обращаешь внимания, — Нев улыбнулся.

— Знаешь, на меня полжизни мужики пялятся, я умею делать вид, что не замечаю. Но что-то мне подсказывает, что в этот раз дело не в моем шикарном теле. Но я не понимаю, в чем именно.

— Мы чужие тут. А потому привлекаем внимание. С тем же успехом мы могли бы быть темнокожими. Или рогатыми.

Лиля коротко рассмеялась, на мгновение забывая и о своих опасениях, и о раздражении. Но ее веселье быстро угасло.

— Бесполезно это все. Ходить туда-сюда, я имею в виду. Девчонка ясно сказала, что тени появляются только после захода солнца. А следов они, скорее всего, не оставляют.

— Даже после захода солнца прогулки по местам появления теней могут не иметь смысла, — согласился Нев. — Городок пусть и маленький, но не понимая закономерности появления теней, мы можем подловить их только случайно.

— Тогда какой смысл тут мерзнуть?

— Длительные прогулки полезны для здоровья. — Он снова улыбнулся. — Особенно в приятной компании. Да и какая у нас альтернатива? Сидеть в гостинице?

— Можно пойти в это очаровательное место, где мы ужинали вчера, и выпить кофе.

— Боюсь, даже растворимый кофе Войтеха окажется приятнее на вкус.

— Согласна.

Сигнал входящего вызова прервал их разговор. С минуту Лиля общалась с кем-то по телефону. Судя по манере разговора, с Ваней, но понять, о чем именно идет речь, Нев не мог: его спутница преимущественно слушала и задавала короткие вопросы. Попрощавшись и сбросив звонок, она вздохнула.

— Каким бы ни был тут кофе, нам временно опять не до него. Ванька дал задание узнать про какую-то подозрительную диспансеризацию, которую тут проводят. Вот кто точно рад, что Войтех временно выпал из обоймы. Хоть покомандует, — она состроила забавную гримасу.

— Так нам в местную поликлинику?

— Да, сделаем вид, что очень хотим воспользоваться халявой, и поспрашиваем, что там и как.

— И кем ты будешь на этот раз?

— В каком смысле?

— В смысле, моей дочерью или моей племянницей? Мы уже использовали обе легенды. Какая тебе нравится больше?

Лиля выразительно изогнула бровь и как бы между делом смахнула снежинки с его плеч.

— Может быть, — тихо предположила она, — настало время нам попробовать какие-то другие роли?

— Не уверен, что другие будут выглядеть убедительно.

Она пожала плечами и взяла его под руку.

— Тогда будем импровизировать.

Чтобы найти поликлинику, им пришлось снова обратиться к навигатору. Она обнаружилась почти у самой центральной проходной и располагалась на первом этаже трехэтажного здания. Остальные два этажа занимала местная больница. И, конечно, относительно их текущего местоположения это оказалось на другой стороне городка, поэтому им пришлось еще немного прогуляться.

В субботу утром поликлиника была такой же сонной, как и весь остальной городок. Зато женщина в регистратуре выглядела очень радушной и энергичной. Услышав их вопрос, она тут же закивала и сообщила, что Константин Андреевич на месте и принимает, и, невзирая на тучность, даже резво поднялась, чтобы найти их медкарты.

— Нет-нет, у нас тут нет карт, — поспешила остановить ее Лиля. — Мы здесь не живем, просто в гости приехали к родственникам, а они нам рассказали, что у вас есть такая шикарная программа.

— Ой, а я не знаю… Если вы не местные, то можно ли, — тут же огорчилась женщина.

— А вот мы сейчас найдем Константина Андреевича и все спросим, — легко отозвалась Лиля. — За спрос же денег не берут.

Женщина тут же обрадовалась и снова закивала.

— Конечно-конечно, спросите. Может быть, и можно. У нас как-то желающих не так много. Народ инертный у нас, что ты будешь делать… Бесплатно же, а не расшевелишь никого. За такие обследования люди много тысяч платят, а тут бесплатно предлагают — не допросишься прийти.

Лиля покивала, соглашаясь, и потянула Нева к названному регистратором кабинету.

В коридоре возле кабинетов сидело всего несколько человек: две пожилые женщины, один еще более пожилой мужчина, чуть дальше, ближе к окну — мама с девочкой лет трех.

— Да, небось, на электричках катались. Постоянно вижу таких, — говорила одна пожилая дама второй. — Вот шею и свернули себе.

— Так нашли бы, — возразила ее соседка.

— Кого?

— Ну, тела. Там же люди ходят между станциями. Дачи там и всякое. А их же не нашли.

— А, ну да… — первая женщина как будто даже огорчилась.

— Сбежали, наверное, — вмешался мужчина. — Может, нашкодили, а потом испугались. В двенадцать лет мозгов-то еще нет…

Беседа прервалась, когда Лиля и Нев подошли к ним ближе. Естественно, все взрослые тут же с любопытством уставились на них, забыв обо всем.

— Кто последний в двенадцатый? — поинтересовался Нев.

Две пожилые дамы переглянулись, словно безмолвно уточняя друг у друга, в какой кабинет собираются они сами, а мужчина сразу убежденно сообщил:

— Туда нет никого, можете заходить. Там тоже никого.

Лиля благодарно кивнула, постучала в нужную дверь и сразу потянулась к ее ручке.

— А вы что же, сразу вдвоем туда? — удивилась одна из женщин.

— Представьте себе, да, — Лиля не смогла удержаться от саркастического тона.

И прежде чем кто-то успел снова что-то спросить, они скрылись в кабинете.

Дверь еще не успела захлопнуться за ними, когда Лиля внезапно замерла на месте, пригвожденная взглядом прозрачно-серых глаз, которые довольно причудливым образом сочетались с копной абсолютно черных волос. На вид она дала бы Константину Андреевичу Долгову не больше тридцати, но что-то подсказывало ей, что он должен быть старше. Она сразу почувствовала спокойную уверенность, которую излучал этот мужчина одной своей осанкой. К тому же он обладал довольно привлекательной внешностью, выглядел очень ухоженным. Она сразу обратила внимание на все эти детали, поскольку они никак не вязались с общей убогостью кабинета, в котором он сидел. Такие врачи принимают в дорогих частных клиниках, где вся обстановка говорит о том, что если человек может позволить себе обращаться в такое учреждение, то у него в жизни все хорошо.

— Чем могу вам помочь?

Его голос тоже звучал спокойно, уверенно и лишь немного — устало.

— Мы хотели узнать про обследование, — сказал Нев, когда Лиля не прореагировала на вопрос.

— О, конечно. Мы предлагаем несколько программ обследования в зависимости от пола и возраста. Каждое исследование включает анализы крови: как стандартный общий, так и расширенную биохимию, гормоны и онкомаркеры. Мы также проводим несколько обследований: УЗИ внутренних органов, щитовидной железы, ЭКГ в покое и с нагрузкой, КТ легких, МРТ головного и спинного мозга. По желанию — денситометрию. В программу обследования также входит консультация с врачом общей практики, офтальмологом и отоларингологом. По вашему желанию возможно расширить обследование гинекологическими и урологическими исследованиями. Вы оба хотите обследоваться?

— А сколько это стоит? — Лиля опомнилась и включилась в разговор.

— Нисколько, — Долгов улыбнулся. — Обследования проводятся в рамках федеральной государственной программы. Нужен только ваш паспорт с пропиской и полис обязательного медицинского страхования.

— А если мы здесь не прописаны? — Лиля обворожительно улыбнулась. — Видите ли, мы здесь гостим у… друзей. Они рассказали нам про вас. Вот мы и решили узнать, можно ли поучаствовать в вашей программе… Кстати, а что это за программа?

— Федеральная государственная программа «Здоровая Россия», — не моргнув глазом, сообщил Долгов. — Но если вы не живете здесь, то, к сожалению, вы не сможете принять участие. Это только для местных жителей.

— Даже за деньги договориться нельзя? — уточнил Нев.

— Извините, мы некоммерческая программа. Деньги выделяет бюджет. Все строго регламентировано, так что… — Долгов развел руками.

— А в каких еще городах вы будете? — поинтересовалась Лиля.

— Что?

— Ну, если это федеральная программа, она же не может распространяться на один несчастный Научный городок, правильно? Вы же и в других городах бываете? Или поедете после этого?

Долгов изучающе посмотрел на нее, потом на Нева, после чего встал из-за стола и подошел ближе.

— Простите, где мои манеры? — его голос обволакивал и гипнотизировал, так что, когда он протянул Лиле руку, она не сразу это заметила. — Константин Долгов, я руковожу программой в этом городе.

— Лилия, — через пару секунд представилась она, наконец пожимая его руку.

— Очень приятно, — кивнул он, то ли не замечая, что Нев не назвал себя, то ли просто делая вид. — Так вот, как я уже сказал, я руковожу программой в этом городе, но мне неизвестно про другие города. Рекомендую поискать программу на сайте Минздрава. Там наверняка есть интересующие вас подробности.

— А как давно вы здесь? — в голосе Нева прорезалось недовольство, вызванное тем, что Долгов его в некотором смысле игнорировал. Или тем, что Лиля смотрела на него, не отрываясь. — И как долго еще пробудете?

— А это важно? — прохладно уточнил Долгов, наконец переведя взгляд на него.

Нев невозмутимо улыбнулся.

— Хочу узнать, может быть, все-таки есть шанс повлиять на вашу… принципиальность.

— Вам это так необходимо? — удивился Долгов.

— Моей невесте необходимо, — внезапно изрек Нев и даже сам немного испугался своих слов.

— Вашей невесте? О, простите, я не сразу понял. — Долгов отступил на шаг назад, виновато улыбаясь. — Да, я понимаю вашу озабоченность. Подобное обследование действительно очень уместно перед заключением брачного союза, особенно… Ну, вы понимаете, учитывая разницу в возрасте. Особенно, если вы планируете детей. Вот, возьмите, — он достал из кармана визитку и протянул Лиле. — Это клиника, в которой я обычно принимаю в Москве. Оборудование там ничуть не хуже, а прописка уже значения не имеет, обследование платное. Обратитесь туда, там у нас отличные специалисты. Здесь, к сожалению, я ничем не могу вам помочь. Сами понимаете, бюрократия.

— Спасибо, мы будем иметь в виду, — отозвалась Лиля, наконец обретя дар речи. — Всего доброго. Извините за потраченное время.

— Ничего страшного. Как видите, очередь ко мне не стоит, — он развел руками. — У кого есть возможность, те почему-то не торопятся.

Они попрощались и вышли из кабинета. Не обращая внимания на любопытные взгляды, молча дошли до выхода. Только на улице Лиля вдруг спросила:

— Невеста?

— Ты сама сказала: надо пробовать новые роли, — немного смущенно отозвался Нев. — Я импровизировал.



20 декабря 2014 года, 12.05

Гостиница «Астра», ЗАТО «Научный городок»

Тверская область

В маленькой Ваниной комнате все свободное место между кроватью и шкафом занимал колченогий стул, на котором стоял ноутбук. Поскольку нервно походить было негде, Саша сидела на узком подоконнике, прижав колени к груди и периодически поглядывая на экран телефона. О том, чтобы пойти в свой номер, она даже не думала: одиночество она не любила, а в состоянии неизвестности могла накрутить себя до паники. Она не могла назвать ни одной внятной причины для беспокойства, но какое-то неясное чувство не позволяло просто спокойно ждать возвращения Войтеха и Жени.

Войтех никогда не был особенно откровенным, кроме разве что того случая после «гибели» его брата в параллельной Вселенной. Он очень редко делился с ней своими мыслями и переживаниями. Да и когда делился, делал это довольно скупо, словно стеснялся своих эмоций. И тем больше она ценила любые проявления его чувств, хотя чаще всего их приходилось улавливать по малейшим изменениям выражения лица или тона голоса. Саша точно знала, что видение с монетами его пугает до чертиков, хоть и не до конца понимала причину. Войтех хорошо умел контролировать свои эмоции, но полностью подавлять их у него не получалось.

Телефон Жени механическим голосом отвечал, что абонент временно недоступен, а Войтех свой просто не брал. В последнее время он иногда ставил его на беззвучный режим, поскольку не хотел, чтобы им кто-то мешал в те редкие минуты, когда они были вместе, но оставлял за собой возможность перезвонить, если будет что-то важное по работе. Возможно, его мобильный и сейчас стоит в таком режиме, поэтому он его не слышит.

— Айболит, прекрати ерзать, ты мне дыру в подоконнике протрешь, — насмешливо предупредил Ваня, не отрываясь от ноутбука, на котором маниакально щелкал клавишами последний час. После звонка Лили с рассказом о посещении местной поликлиники и встрече с Константином Долговым, его пальцы забегали по клавиатуре еще быстрее, а выражение лица стало еще озабоченнее.

— Почему они не отзываются? — тихо спросила Саша, глядя на темный экран телефона.

— Заняты, видать. Привязали девчонку к столбу и пытают раскаленным паяльником, откуда она знает видение нашего экстрасенса, — хмыкнул Ваня.

— Очень смешно.

— А что ты хочешь, чтобы я тебе сказал? Что с ними случится в маленьком закрытом городке? Ну разве что девчонка управляет этими тенями и теперь натравила их на своих преследователей.

Саша тяжело вздохнула и отвернулась к окну. Окно Ваниного номера выходило на гаражи, где сейчас лениво копошилось в своих машинах несколько местных мужичков, и смотреть там было решительно не на что. Звонок телефона заставил ее вздрогнуть, и она чуть не свалилась с подоконника. К сожалению, это был не Войтех и даже не Женя.

— В общем, Сань, смотри сюда, — без предисловий начал невидимый абонент после короткого обмена приветствиями. — Программа такая действительно есть, о ней даже написано на сайте Министерства здравоохранения. Рассчитана она именно на маленькие города. Только никаких денег из федерального бюджета никто на нее не выделял. Бюджет не резиновый, сама понимаешь. Человек, с которым я разговаривал, сказал, что из Министерства пришел приказ изыскать на это деньги из областного бюджета, который, между прочим, тоже не резиновый. Поскольку сроков на реализацию программы никто не ставил, деньги до сих пор не нашлись. Вот и выходит, что программа как бы есть, но ее как бы нет. Но это у нас в Ленобласти так, что там может быть в других регионах, я не знаю.

— Да едва ли в Питере денег не нашлось, а в Твери они есть, — усмехнулась Саша. — Спасибо за помощь.

— Обращайся.

Попрощавшись с абонентом, она выключила телефон и тут же поймала на себе насмешливо-удивленный взгляд Вани.

— Ты что, мужа просила найти тебе информацию?

Саша недовольно поморщилась, пытаясь вспомнить, называла ли Максима по имени, пока разговаривала, или же Ваня проявил чудеса догадливости.

— А кого еще мне было просить? Обзванивать всех знакомых в поисках человека, который может что-то знать, когда я точно знаю, что у моего бывшего мужа такие знакомые есть?

— Ну ты даешь, Айболит, — Ваня посмотрел на нее почти восхищенно. — Бросила мужика ради другого, а просить помощи не стесняешься. У тебя совесть есть?

— Никого я не бросала ради другого.

— Ой, только не заливай мне про то, что хотела как лучше. Слышал сто раз, ни разу не поверил.

На самом деле Саша никогда не обсуждала с Ваней свою личную жизнь, но того не останавливали такие мелочи. Будь это кто-то другой, она давно бы обиделась и разговор прекратила, но она достаточно хорошо знала Ваню, чтобы обижаться на подобные заявления.

— Люди после развода не всегда остаются врагами.

— Еще одно любимое женское заблуждение, — рассмеялся Ваня. Он наконец оставил в покое ноутбук и повернулся к ней всем корпусом, в условиях крохотной комнаты оказавшись очень близко. В таком положении было сложно провести даже мысленные личные границы. Ваня словно чувствовал это и нагло пользовался. — Это ты втюрилась в другого, а он наверняка все еще любит тебя, и уступать жену другому вовсе не собирался. Поэтому все эти «останемся друзьями» — просто бред, призванный успокоить совесть. Это тебе удобно, чтобы он был твоим другом, потому что в этом случае ты остаешься белая и пушистая, а он может быть и не хочет вовсе с тобой дружить. Ты ему была нужна как жена, а не как друг.

— Если бы он этого не хотел, так и сказал бы.

— Да твой Макс чересчур хорошо воспитан, я это сразу понял.

— Вот тебе бы немного воспитания тоже не помешало, — язвительно отозвалась Саша. — Какое тебе дело до наших отношений?

— Мужская солидарность.

— А еще тебя раздражает Войтех, да?

— И это тоже, — Ваня согласно кивнул. — Но ладно, давай к делу. Что он тебе сказал?

Саша коротко пересказала ему то, что говорил Максим.

— Я так и думал, — кивнул Ваня. — Похоже, кто-то решил прикрыться этой программой, чтобы ни у кого не возникало вопросов. Дескать, вот сайт Минздрава, вот программа, мы по ней работаем. Обычно людям этого хватает, и никто не лезет дальше. Кроме таких, как мы, — он довольно рассмеялся.

— И что ты узнал? — с любопытством спросила Саша, даже забыв поглядывать на телефон в ожидании звонка.

— Клиника «Здоровое будущее» в Москве действительно есть, и врач Долгов Константин Андреевич в ней тоже работает. Я переслал фотку Лиле, она его узнала. Так что здесь все правда. Только клиника эта частная, и никаких госконтрактов на диспансеризацию ни с кем не заключала. Причем клиника не самая богатая, это даже не сеть. Какую такую диспансеризацию она может проводить в Тверской области, тоже непонятно, поскольку к Твери не имеет никакого отношения. Но в их закрытой документации все же есть программа исследования здоровья населения. Я там мало что понял, но документ скачал, дам почитать. Возможно, ты поймешь больше. Я также отследил, кто оплачивает эти исследования, и тут стало еще интереснее. Фирма, перечислившая средства, явный посредник-однодневка. То есть они от кого-то получили деньги, перечислили на счет этой клиники и тут же ликвидировались. Не удивлюсь, если «директор» фирмы даже не знал, что она у него есть. Раньше у людей паспортные данные воровали, чтобы кредитов набрать, теперь вот всякие финансовые операции проворачивают.

— Зачем? — не поняла Саша.

— Чтобы никто не докопался до настоящих заказчиков. Причем этот же посредник перевел деньги на счет еще нескольких клиник в разных концах страны. Так что, видимо, подобная диспансеризация, — Ваня изобразил руками кавычки, — проводится не только здесь. Умелые ребята обещали мне разузнать, кто перечислил деньги посреднику. Так что скоро мы узнаем имя заказчиков.

Саша только покачала головой. Все это становилось слишком сложно. А вот нужно ли — большой вопрос. То, что появление теней связано со странной диспансеризацией, ничем не доказано. Это всего лишь Ванино предположение, не имеющее под собой никаких оснований, кроме параноидальной подозрительности.

Она успела сходить в свой номер, где был прихваченный Войтехом кипятильник, и сделать им две чашки кофе, когда умелые Ванины ребята прислали им имя заказчика исследований.

— И кто же это? — полюбопытствовала Саша, поставив одну чашку на стул рядом с ноутбуком и заглядывая в экран.

Ваня подвел курсор к нужному месту, чтобы ей не пришлось долго искать название фирмы.

— Какое-то ЗАО «Прогрессивные технологии». Первый раз слышу.

Саша медленно выпрямилась, с удивлением глядя на название. Она уже видела его. Точно видела. Саша обладала прекрасной зрительной памятью, и точно помнила, что это название уже видела. Причем именно написанным. Но где и когда — вспомнить не могла.

— Ты знаешь их? — настороженно спросил Ваня, правильно разгадав ее взгляд.

— Кажется, да, — кивнула Саша. — Но вот откуда, без понятия. Возможно, что-то по работе. Или на какой-нибудь конференции их упоминали. Раз они финансируют медицинские обследования, наверное, имеют какое-то отношение к медицине.

— Хорошо бы ты вспомнила, — вздохнул Ваня, снова посмотрев на экран ноутбука. — Потому что ребята говорят, у них такая система безопасности, что ее не один день ломать придется. А вот нужно ли это нам?

Ответить Саша не успела, поскольку за окном послышалась сирена какой-то из спецслужб, разорвавшая сонную тишину маленького городка. На территорию гаражей въехали две полицейские машины с мигалками и остановились возле группы мужичков.

— Кажется, там что-то случилось, — испуганно сказала Саша, глядя в окно.

— Пойдем посмотрим, — предложил Ваня. — Сейчас я Лильке позвоню, пусть тоже подтягиваются. И так что-то они долго идут от этой поликлиники.


Глава 3 | Дом безликих теней | Глава 5