home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

20 декабря 2014 года, 13.10

Кафе «Лесная поляна», ЗАТО «Научный городок»

Тверская область

— Здрасьте-пожалуйста! Мы его по всему дому ищем, а он в чужой квартире сидит! — громко объявил Ваня, увидев за столиком в полупустом кафе одиноко сидящего Войтеха.

— Оставь меня, старушка, я в печали, — тихо добавила Лиля, разглядев перед ним полупустую чашку кофе и небольшую рюмку с чем-то прозрачным. Судя по тому, что она была наполнена до краев, к ней Войтех не прикасался.

Потолкавшись немного вчетвером среди гаражей в толпе непонятно откуда набежавших зевак, они выяснили, что полиция приехала по вызову одного из местных автолюбителей. Тот поленился идти домой в туалет, зашел подальше за гаражи и внезапно обнаружил чье-то тело. Ничего толкового им узнать не удалось, поскольку в толпе разнились версии даже о том, чье тело обнаружено. Кто-то говорил о молодой девушке, кто-то о женщине лет сорока. Одни утверждали, что тело было повешено на дереве, другие — растерзано на земле. Мужик, обнаруживший труп, без конца твердил, что лично видел склонившуюся над телом тень, которая мгновенно исчезла, как только заметила его. Правда, бедолага с трудом держался на ногах, поскольку заливал стресс спрятанной под полой куртки бутылкой водки, дожидаясь допроса полиции.

Порядочно замерзнув, они решили погреться в кафе, заодно и пообедав. По дороге Саша продолжала беспрестанно набирать номер Войтеха, но тот так и не отозвался. И никто не ожидал найти его здесь.

— Войта, что случилось? — осторожно поинтересовалась Саша, садясь рядом с ним и тоже замечая полную рюмку. Войтех не переносил крепкий алкоголь, должно было произойти что-то экстраординарное, чтобы он его заказал. — Я несколько часов тебе звоню.

— Прости, возможно, телефон разрядился и выключился, — не слишком убедительно соврал тот. Казалось, он даже не удивился, увидев их. — Есть новости?

— «Есть новости»? — переспросила Лиля. — И это все? У тебя-то что? — она выразительно посмотрела на рюмку перед ним. — Если ты решил напиться, дело, видимо, серьезное.

— Что? — Войтех проследил за ее взглядом и едва заметно улыбнулся. — Не обращай внимания, я это не заказывал. То есть… возникло недопонимание. Я ходил по городу, замерз, пришел сюда и попросил что-то согревающее. Меня не так поняли, я имел в виду кофе.

— Который, похоже, тоже не пошел вам впрок, — заметил Нев, намекая на то, что чашка осталась наполовину полной.

— Я задумался.

— Сократ, блин, — фыркнул Ваня.

Саша бросила на него уже привычный предупреждающий взгляд.

— Ты нашел девочку? — спросила она у Войтеха.

— Да, мы поговорили. Но по поводу теней она ничего не знает, так что это нам ничем не поможет. Вам удалось что-то узнать?

Саша посмотрела на него, пытаясь понять, действительно ли он не понял ее вопроса. Тени ее не интересовали, но, возможно, он не захотел говорить о монетах при всех. Она решила не развивать тему сейчас, а поговорить позже, когда они останутся вдвоем.

— Про тени нам тоже не удалось выяснить ничего нового, — вздохнула Лиля. — Зато мой братец, воспользовавшись случаем, решил покомандовать, и мы переключились на сбор сведений о диспансеризации, которую здесь якобы проводит некая московская клиника.

— И выяснили много интересного, — самодовольно добавил Ваня, выискивая глазами женщину за стойкой, которая могла бы принять у них заказ, однако той нигде не было.

— Что за диспансеризация? — нахмурился Войтех.

— Якобы федеральная государственная программа, — пояснил Нев. — Разностороннее обследование с использованием оборудования, о котором в подобных городках никто и не слышал. Все абсолютно бесплатно, по обычному полису.

— И что здесь такого?

— А по-твоему это нормально? — удивилась Лиля.

— Дворжак, ты когда в последний раз в бесплатной поликлинике был? — насмешливо поинтересовался Ваня.

— После полета, — признался Войтех. — Не знаю, считается ли это бесплатной поликлиникой. Это было стандартное обследование экипажа, вернувшегося на Землю.

— То есть психиатр у тебя после уже платный был?

— Психиатр был в Чехии, — невозмутимо пояснил Войтех. — Он работал на Министерство обороны, поэтому для меня он был бесплатным, конечно. Но я не думаю, что вы об этом спрашивали. Значит, подобные обследования вам кажутся подозрительными, так?

— Бесплатная диспансеризация у нас действительно проводится по полису обязательного медицинского страхования, — пояснила Саша, решив про себя, что когда-нибудь она все же Ваню грохнет.

— Но, во-первых, она не для всех, а для людей, рожденных в определенные года. Во-вторых, никто ради нее не тащит в захолустье аппарат для МРТ, — фыркнула Лиля. — Анализы и осмотры врачей — дело обычное. Наверное, и УЗИ сделают, но тут я даже не все названия процедур опознала. А главное: зачем для этого присылать врача из частной московской клиники, чтобы он тут штаны просиживал в кабинете? Слишком все это дорого и сложно. И непонятно.

— Поэтому мы с Айболитом поскребли по сусекам. То есть я по Интернету, а она — по бывшему муженьку. И кое-что выяснили, — подхватил Ваня, еще на шаг приблизившись к неминуемой гибели в Сашиных глазах. — Клиника этой федеральной программой только прикрывается, а сама проводит какое-то свое обследование населения. И денежки на это ей дало некое таинственное ЗАО «Прогрессивные технологии», тщательно при этом шифруясь. Держу пари, заказало исследование тоже оно.

Возможно, не будь Войтех в таком раздрае с самого утра из-за разговора с Кариной, он бы сумел сохранить невозмутимость. Это удавалось ему почти всегда, но сейчас он так резко переменился в лице, что не заметить это было трудно. Особенно Ване, который не сводил с него глаз. Войтех попытался это скрыть, отпив глоток давно остывшего кофе, но сделал только хуже, задев рукой рюмку и опрокинув ее на стол.

— Sakra… Сегодня явно не мой день, — нервно пробормотал он, поднимая рюмку, хотя все ее содержимое уже вытекло. Он машинально потянулся за салфеткой, но ее снова не оказалось.

— Ничего, я сейчас, — Лиля тут же достала из сумки упаковку салфеток, чтобы промокнуть лужу.

— Как хорошо, когда у тебя такая запасливая сестра, — ухмыльнулся Ваня, хотя продолжал смотреть при этом исключительно на Войтеха. — Ребята говорят, что у этого ЗАО дюже сложная система безопасности, но за пару дней они ее сломают.

— Вообще-то за пару дней нам бы уже расследование закончить, — возразила Саша. — Мы двадцать третьего в Прагу улетаем. Не знаю, имеет ли смысл начинать ломать?

— Особенно если учесть, что пока совершенно непонятно, как это может быть связано с тенями, — рассеянно согласился Войтех, не зная, как себя вести.

— Да и стоит ли ломать такие системы безопасности, — осторожно уточнила Лиля. — Не нажить бы неприятностей.

— Ой, я тебя умоляю, сестренка, — Ваня даже рассмеялся. — Не такое ломали, и ничего. Чай, не Пентагон.

— А что по поводу института? — все же сменила тему Лиля. — Ты обещал Жене выяснить, чем они занимаются.

— Да ничем таким. То есть разработки наверняка важные, раз территория городка все еще закрытая, но для нас неинтересные. Если какие-то опыты тут и проводятся, то максимум на растениях и белых мышах, а насколько нам известно, тени на триффидов не походят. Это из того, что я нашел в их официальных документах, но глубже рыть не вижу смысла. Если бы это их подопечные сбежали, тут бы уже шухер навели.

Продолжить ему не дали, так как в этот момент распахнулась входная дверь, вместе с декабрьским легким морозом впуская в помещение группу молодых мужчин, не так давно вышедших из возраста подростков.

— Да я вам говорю, Катька это Смолина, — горячо убеждал товарищей самый высокий.

— Из сорок восьмого дома? — сомневался второй, с рыжим вихром на голове.

— Ну да.

— И что она делала в гаражах?

— А мне почем знать?

Они заняли свободный столик рядом с Войтехом и остальными и махнули женщине за стойкой. Когда она там появилась, никто из их компании не заметил. По всей видимости, парни были постоянными клиентами, поскольку та кивнула им в ответ, не спрашивая, что они будут заказывать.

— И что эти твари с ней сделали? — поинтересовался третий парень в больших круглых очках. Судя по выражению его лица, он испытывал острый информационный голод.

— Да говорят, там совсем кабздец, — ответил ему рыжий. — Полный мрак. Точно не человеческих рук дело.

— За гаражами недавно нашли убитую женщину, — шепнул Ваня, наклонившись к Войтеху. — Мы сами там потолкались немного, но ментов куча, все оцеплено, ничего не видно.

— Я-то не подходил, — снова сказал рыжий, — но слышал, как Петрович мужикам рассказывал, что кровищи куча, камни кругом лежат и знаки какие-то на деревьях.

— А Петрович-то рассмотрел, что ли? Говорят, визжал как баба, еле штаны на себя натянуть успел. Что он там видел? — захохотал высокий.

— Эй вы, пятеро, — вдруг раздался зычный голос буфетчицы, — заказывать что-нибудь будете или посидеть пришли?

Она в упор смотрела на Лилю, показывая, что слова относятся к их столику.

— Да, видимо, придется, а то нас сейчас на месте расстреляют, — вполголоса прокомментировала та, стараясь не рассмеяться.

Остальные тоже обменялись сдержанными улыбками, и все вместе направились к стойке, чтобы сделать заказ. Когда они вернулись за столик, до них донесся приглушенный, но хорошо различимый комментарий одного из парней:

— Вот прав ты, Тема, устроили проходной двор из городка, потому всякая хрень и случается. Сначала эти со своим обследованием явились… И сразу люди пропадать стали, потом какие-то тени шастать. Теперь вот эти понаехали — так уже и до убийства дошло.

За их столиком повисла секундная тишина, словно каждый старался понять, о них ли идет речь. То, какие настороженные взгляды на них бросали местные жители при встрече, ясно говорило, что чужаков заметили и им здесь не рады.

— Кажется, это про нас, — шепотом произнесла Лиля.

Саша бросила быстрый взгляд на соседний столик, который так же не остался незамеченным.

— А че ты лыбишься? — мгновенно отозвался тот, которого друзья называли Артемом. — На хрен вы сюда приперлись?

— Ты за базаром-то следи, — лениво отозвался Ваня, не поворачиваясь.

— Иван, хотя бы ты не обостряй, — тихо попросил Войтех. — Нам сейчас только драки не хватало.

— И что, думаешь, мы их не уложим? Я, ты, Нев — втроем как не фиг делать.

— Чтобы нас выперли отсюда? — раздраженно прошептала Лиля.

Саша промолчала, стараясь больше не смотреть в сторону соседнего столика, но кожей чувствовала напряжение, повисшее в воздухе, и сверлившие их недружелюбные взгляды.

— Проваливайте отсюда, — снова повторил Артем, не получив ожидаемой реакции на свои слова. — Не то хуже будет.

Ваня демонстративно развел руками, глядя на Войтеха.

— Типа вы крутые, да? — рыжий не на шутку разозлился, вскочил со своего места и шагнул к их столику. Лиля и Нев сидели к соседям спиной и старались не оборачиваться, это и вывело его из себя. — Чо, типа такие гордые до игнора, да? Я с тобой разговариваю, — он грубо схватил Лилю за плечо и резко развернул к себе. От неожиданности та вскрикнула.

Тут уже Ваня усидеть не смог, инстинктивно встал и Войтех: его невозмутимость тоже знала границы. Но быстрее всех среагировал Нев, поскольку находился ближе. Он тоже вскочил на ноги и толкнул агрессивного нахала.

— Только тронь ее еще раз, — едва сдерживая ярость, процедил он.

— Нев! Не надо, — Лиля тоже в мгновение ока оказалась на ногах и положила ему руку на плечо. — Не надо…

— А ты, хрыч старый, куда лезешь? — расхохотался высокий, глядя на Нева с неприкрытым презрением.

Однако тот парень, что схватил Лилю и теперь стоял к Неву ближе всех, внезапно отступил назад, неловко переминаясь с ноги на ногу. У него неожиданно поубавилось задора и желания приставать к соседям, словно он что-то такое разглядел в глазах Нева, что остудило его пыл.

— Давайте мы сейчас все успокоимся, — предложил Войтех и соседнему столику, и их компании. — Я уверен, никому из нас не нужны проблемы.

Нев посмотрел на Лилю, едва заметно кивнул ей и сел на место. Она сразу последовала его примеру. Ваня и Войтех остались стоять, пока рыжий и Артем тоже оставались на ногах и сверлили их убийственными взглядами.

Нев медленно сцепил перед собой руки в замок и на мгновение прикрыл глаза. Секунду спустя под высоким парнем внезапно сломался стул. Все четыре ножки подломились одновременно. При этом парень так неудачно завалился, что, падая, ударился лицом об стол и разбил себе нос. Кровь хлынула мощным потоком, заливая и куртку, и клеенчатую скатерть. Его друзья мгновенно отвлеклись на него.

— Может быть, нам уйти? — тихо предложила Саша, не сделав попытки помочь пострадавшему. От разбитого носа еще никто не умирал, а приятели уже вовсю совали ему в лицо салфетки, с которыми подоспела официантка.

— А пожрать? — тут же возмутился Ваня. — Я с утра не ел. Мы уже заказали.

— Это единственное место здесь, где можно нормально поесть, — согласился Войтех. — Мне кажется, ребятам уже не до нас.

Саша с опаской покосилась на соседний столик, где приятели подсовывали пострадавшему другу стопку водки в качестве обезболивания. Разговор их сместился с теней, убитой девушки и чужаков на драки с ребятами из соседнего города. Можно было надеяться, что про них на самом деле забыли.

— Ладно, давайте есть, — согласилась она.

— Главное, чтобы нам теперь в еду не плюнули, — недовольно пробормотала Лиля. Она покосилась на Нева и тихо добавила: — Я же говорила: не нужно…

— Извини, не сдержался, — отозвался тот, но по тону не было похоже, что он сожалеет о содеянном.

Тем временем женщина, работавшая за стойкой, вопреки то ли собственным принципам, то ли правилам «ресторана», принесла им еду на подносе лично вместо того, чтобы позвать к себе. Возможно, опасалась привлекать к ним лишнее внимание местных.

— Уезжали бы вы, на самом деле, отсюда, — сказала она. — Ребята у нас нервные, особенно в такой неспокойной обстановке.

— Спасибо, мы подумаем, — Ваня одарил ее улыбкой голодной гиены и тут же набросился на еду.

— И какие у нас планы дальше? — поинтересовалась Саша, когда женщина, недовольно фыркнув, снова удалилась.

— Пока не стемнело, установим камеры, — после секундной паузы отозвался Войтех. — Я надеялся на подсказку, но поскольку ни видений, ни предчувствий у меня не возникло, будем ориентироваться исключительно на наши возможности и известные по сообщениям в Интернете места появления теней. А после наступления темноты надо будет еще послоняться по городку, может быть, повезет. Разделимся на пары, как до этого, — быстро добавил он, не глядя на Сашу. — Лиля с Невом, ты с Иваном, а я с Женей.

Саша удивленно посмотрела на него, решая, начать спорить или гордо обидеться, но сделать ничего не успела. Ваня поднял голову, забыв о своем борще, посмотрел на каждого так, словно видел в первый раз, и вдруг спросил:

— Кстати, а где студент?



20 декабря 2014 года, 13.35

ЗАТО «Научный городок»

Тверская область

Студент в это время стоял возле бетонного забора, задрав голову вверх, и решал, каким образом лучше через него перелезть.

Расставшись с Войтехом возле бело-синих домов, Женя решил не возвращаться в гостиницу. Что ему там делать? Глупо сидеть за ноутбуком он в любое время может, а раз уж выбрался на расследование впервые за долгое время, стоит веселиться по полной.

Сам того не зная, Женя, как двумя годами ранее Нев, иногда чувствовал себя немного лишним в этой компании по причине разницы в возрасте. Им всем, даже самой младшей Саше, было уже за тридцать, Неву и вовсе давно за полтинник перевалило, а ему только недавно исполнилось двадцать два. Не то чтобы он считал всех тридцатилетних стариками, но все же такого задора, как у себя, он не наблюдал. Плюс они были знакомы давно, знали даже семьи друг друга, а он всегда был чуть в стороне. Вот даже в Прагу на премьеру какой-то там не то оперы, не то балета брата Войтеха его не позвали.

Женю редко обижало то, как к многочисленным теориям, которые он не уставал выдвигать, относятся его приятели. Он вообще не считал себя конфликтным и обидчивым человеком, поэтому собирался сделать то, что пришло в голову, исключительно ради интереса, а не для того, чтобы кому-то что-то доказать. Найдет что-нибудь важное, скажет остальным, но вовсе без обиды в голосе, мол, вот вы мне не верили…

Убедившись, что Войтех ушел достаточно далеко и уже не увидит его, даже если обернется, Женя поправил на плече рюкзак, с которым редко расставался, вытащил из кармана смартфон с картой городка, немного покрутился вокруг своей оси, определяясь с направлением, а затем уверенно двинулся в нужную сторону. Чтобы выйти к территории института, ему нужно было либо сделать приличный крюк через весь город, либо сократить путь через лесополосу. Само собой, он выбрал второй вариант.

Снега в лесу оказалось больше, чем на улицах, поскольку, укрытый тенью многочисленных деревьев, он не успевал таять, однако тропинка, которой пользовались местные жители, прослеживалась хорошо. Проблемы начались тогда, когда карта показала, что Жене стоит свернуть с тропинки в чащу леса, однако и это его не испугало. Стоило всего лишь заправить джинсы в ботинки на толстой подошве, и он снова был готов покорять снежные леса.

Обогнув большую лужу, которая на карте обозначалась как «озеро», Женя наконец вышел к бетонному забору, окружавшему многочисленные корпуса института. К главному входу, он, понятное дело, не совался. Едва ли кто-то радостно пустит его на территорию, особенно если там проводятся какие-то секретные эксперименты. Женя надеялся, что в субботу в институте работники если и будут, то в значительно меньшем количестве, чем по будням, поэтому его главной задачей было оказаться по ту сторону забора, а там уж он сумеет не попасться на глаза охране или работникам.

Выключив ставший ненужным смартфон, чтобы тот нечаянно не зазвонил в самый неподходящий момент, и спрятав его в карман, Женя медленно двинулся вдоль забора, выискивая место, где удобнее всего будет перелезть через него, но тот, как назло, был высоким и цельным на всем своем протяжении. Ни тебе дыры какой-нибудь, ни сломанного пролета.

Двоюродный дядя Жени работал в свое время в каком-то НИИ в Подмосковье. В девяностые, когда всю страну радостно разворовывали все, кому не лень, его НИИ пришел в такой упадок, что до сих пор не смог восстановиться. Корпуса стояли обшарпанные, бетонный забор сменился деревянным, даже оборудование, которое хоть что-то стоило, разворовали и продали. Женя этого в силу возраста не помнил, но дядя Юра до сих пор за кружкой пива с его отцом любил рассказывать, как лично грузил несколько пролетов бетонного забора в самосвал, чтобы отвезти к себе на дачу. Забора на даче уже нет, дядя Юра давно из нищего ученого стал преуспевающим бизнесменом, но рассказы у него все еще оставались красочными. А этот институт, судя по тому же забору, как из другого мира. Точно на оборонку работает, иначе откуда у него финансирование?

Наконец Жене повезло: в одном месте под самым забором возвышался не то какой-то холм, не то просто куча мусора, присыпанная снегом. Забравшись на него, Женя вполне мог перелезть и через сам забор. О том, что с ним сделают, если институт на самом деле связан с оборонкой и хорошо охраняется, он не думал. Не из таких передряг выпутывались. Не страшнее, чем билеты для зачета по торакальной хирургии у принципиального Семеновича из чемоданчика воровать. А он, между прочим, военным хирургом в горячих точках не раз бывал.

Женя огляделся по сторонам, убеждаясь, что его никто не видит, и ловко забрался на забор, перекинув одну ногу через него, но не торопясь слезать с обратной стороны. Сначала нужно убедиться, что он сможет вернуться обратно, а с этим было уже сложнее. С той стороны никакого холма он не обнаружил, а потому дотянуться до верха забора не сможет. Из-за плохого зрения его еще в школе освободили от уроков физкультуры, да и вообще он никогда не считал спорт своей сильной стороной. Поэтому пока он предпочел осмотреть окрестности, сидя верхом на заборе, благо вокруг него был сплошной лес.

Во дворе института царила сонная тишина. Ни охранников, ни сотрудников, зато он приметил несколько камер. Со своего места Женя видел только один корпус да какое-то круглое здание со стеклянным куполом, напоминающее обсерваторию. Забор был слишком узким, чтобы по его верху можно было спокойно пройтись, а ползти вперед, отталкиваясь от него ногами, даже ему казалось глупой и бесперспективной идеей. Спускаться вниз без внятной возможности забраться обратно было еще хуже. Только сейчас Женя задался вопросом, что, собственно, хотел увидеть во дворе. Криокапсулы с инопланетянами? Клетку с таинственными тенями? Или секретные чертежи на внешних стенах корпусов? Чтобы найти какие-то действительно важные сведения, нужно пробраться внутрь здания, а на это у него смелости не хватало.

Признав собственное поражение, он уже собрался слезать, но вдруг замер, привлеченный каким-то неясным звуком за спиной. В первый момент он не смог опознать звук, лишь несколько секунд спустя понял, что это хрустит снег, но не под человеческими ногами. Звук был легким и едва различимым, как будто тот, кто шел по снегу, почти ничего не весил. Будь тут чуть шумнее, Женя и не услышал бы его.

Он медленно обернулся, но, к своему облегчению, увидел всего лишь маленькую собачку, из тех, что хозяева обычно одевают в курточки и ботиночки, прежде чем вывести на прогулку. Вот и этот экземпляр был облачен в ярко-розовый комбинезон с капюшоном. Собака тоже заметила его, остановилась чуть поодаль и ощетинилась, зарычав и продемонстрировав потенциальному врагу два ряда мелких острых зубов. Наверное, воображала себя страшным бульдогом. Пусть она им и не была, однако встречаться с ее зубами Женя желания не имел. У его приятеля по университету жило нечто подобное, однажды вцепившееся Жене в руку, когда он пытался с ним поиграть. По ощущениям тогда казалось, что на предплечье повис крокодил, а не чихуахуа. К тому же, к таким собачкам обычно прилагаются их хозяева в радиусе нескольких метров, а потому сматываться нужно было поскорее.

Женя попытался перекинуть ногу обратно, чтобы быстро слезть, но ту словно что-то держало. Сердце уже успело сорваться в галоп, прежде чем он увидел, что просто зацепился джинсами за торчащий из бетонной стены кусок арматуры. Женя дернулся, послышался треск рвущейся ткани, но нога все еще оставалась в плену, а с внешней стороны забора уже слышался хруст снега под гораздо более тяжелым весом. Выругавшись сквозь стиснутые зубы, Женя наклонился вниз и изо всех сил дернул за штанину. Та легко порвалась, освобожденная от плена нога дернулась в сторону, поэтому он не удержал равновесия и свалился с забора, как мешок картошки, больно ударившись затылком. Звон в ушах не позволил ему услышать приближение тявкающего дьявольского отродья, он только почувствовал вцепившиеся в рукав куртки острые зубы. Тряхнув рукой и отшвырнув от себя взбесившееся животное, Женя попытался нащупать на земле слетевшие с носа очки, но те, видимо, упали слишком далеко. Собака продолжала захлебываться лаем, а очки все не находились.

— Гоша? Гоша, что случилось? — послышался рядом встревоженный бас. — Эй, пацан, ты че мою собаку обижаешь?!

Встречаться с разгневанным хозяином — судя по басу, здоровым мужиком — Жене не хотелось. Наплевав на очки и вспомнив, что в рюкзаке все равно есть запасные, он подскочил на ноги и бросился бежать, провожаемый криком мужика и лаем его псины. В голове билась только одна мысль: если собаку зовут Гоша, почему на ней был розовый комбинезон?

Едва уворачиваясь от выплывающих навстречу деревьев, которые без очков сливались в одно размытое темное пятно, Женя отбежал достаточно далеко и остановился, чтобы отдышаться и найти в рюкзаке очки. «Молния» в замке заскрипела так сильно, что он даже вздрогнул. И лишь когда он закончил открывать рюкзак, а скрип все еще не прекратился, Женя понял, что звук издавала не она. Он поднял голову, прищурившись, но все равно увидел лишь размытые силуэты. И вдруг среди этих невнятных фигур он явственно различил высокую темную тень. Она отделилась от какого-то объекта и медленно двинулась в его сторону. Свободная рука принялась еще быстрее перебирать вещи в рюкзаке в поисках футляра, а сам Женя не мог оторвать близорукого взгляда от тени. Скрип приближался вместе с ней, а очки все никак не находились. Наконец его пальцы сомкнулись вокруг цилиндрического футляра. Отпустив рюкзак, Женя быстро вытащил очки и дрожащими не то от волнения, не то от страха руками нацепил их на нос, в ту же секунду испытав причудливую смесь из облегчения и разочарования: никакой тени не было, только скрипучие старые деревья, одно из которых росло прямо перед ним. Либо он принял за тень его, либо что-то все же было рядом с ним, но успело скрыться. Женя принадлежал к той категории людей, которые не склонны отвергать желаемые версии так быстро. Он огляделся по сторонам, убеждаясь, что ни Гоши, ни его хозяина рядом нет, а забор института все еще виден между деревьями, затем поднял с земли рюкзак и закинул его на плечи. Стоило все же окончить увлекательное путешествие вдоль забора, раз уж пришел. Вдруг где-то есть возможность не только влезть внутрь, но и вернуться обратно?


Глава 4 | Дом безликих теней | Глава 6