home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

21 декабря 2014 года, 08.45

ЗАТО «Научный городок»

Тверская область

Утро следующего дня выдалось по-настоящему морозным. Зима наконец вспомнила о том, что настал ее черед, но Войтех все равно отправился на пробежку. Накануне часть снега снова подтаяла, превратившись в грязь, но за ночь ее подморозило, поэтому бегать было достаточно комфортно. Городок ранним, еще темным утром выглядел даже более сонным и пустынным, чем днем. Пробежку Войтех сочетал с обходом установленных камер, в которых менял карты памяти и аккумуляторы. Сделанные ночью записи можно будет просмотреть после завтрака.

Заменив карты в камерах, установленных на заброшенной стройке, Войтех вернулся к бело-синим домам, мимо которых уже пробегал. Однако сейчас его тут поджидала Карина.

— Привет, — поздоровалась она, тщательно скрывая смущение.

— Привет, — он улыбнулся ей, останавливаясь.

— А я вас тут жду, — честно призналась Карина. — Увидела в окно и решила… вот…

— Это хорошо, что ты меня увидела и решила, — подбодрил ее Войтех. — Мне показалось, что вчера мы не все успели обсудить. Ты хотела что-то спросить?

Она кивнула.

— Хотела. Про эти видения. У вас же они уже дольше, чем у меня, да?

— Не на много, но ты права.

— Скажите, оно станет потом не так… больно? Сейчас башка просто раскалывается каждый раз. Я таскаю из аптечки аспирин, но он не особо-то помогает.

Войтех вздохнул. Ему не хотелось ни пугать ее, ни врать ей. Давать ложную надежду на то, что однажды станет легче, когда у него самого с каждым разом становилось только хуже, было, на его взгляд, совершенно неправильно. Не то чтобы он никогда не врал. Напротив, в последнее время он делал это все чаще. Однако именно ободряющую ложь он считал самой жестокой и бессмысленной.

— Я не знаю, — в конце концов ответил он. — Может быть, однажды и станет, но я еще не дошел до этого славного момента.

В ее взгляде промелькнуло разочарование, смешанное с благодарностью. Вероятно, Карина тоже не любила пустые надежды.

— Кто-нибудь знает? — поинтересовался Войтех, обхватывая себя руками. Его одежда подходила для пробежки при такой температуре, а не для стояния посреди двора, поэтому он уже начал замерзать.

Карина отрицательно помотала головой.

— Я маме говорила, еще в самом начале. Она сказала не выдумывать. Больше я никому не говорила.

Войтех понимающе кивнул. Ему это было знакомо: его слова в свое время тоже многие считали выдумкой, потому про свои видения он молчал до тех пор, пока не познакомился с Сашей и остальными.

— Ты не против, если мы пройдемся? — предложил он. Ему становилось все холоднее.

— Конечно, — Карина интенсивно закивала, а потом с какой-то отчаянной храбростью взяла его под руку.

Войтех удивился, но вырываться не стал. Они двинулись по дорожке, окружавшей дома. Он все равно замерзал, но стоять все же было хуже, чем идти.

— Какие еще видения у тебя бывают? — поинтересовался Войтех. — Часто они происходят?

— Не, не особо. Может несколько месяцев не быть, а потом как прорывает. Обычно тогда что-нибудь происходит. Год назад одну нашу учительницу сбила машина. Не до смерти, а так, покалечило слегка. А я заранее видела это. Она коснулась меня… Я не поняла толком, что произошло. И даже не поняла, что именно увидела. Сначала. Потом уже, когда все случилось, вспомнила. Иногда я вижу просто что-то непонятное. Обычно если что-то трогаю сама. Вещь какую-то или типа того. А у вас так же?

Войтех кивнул, снова испытывая иррациональный страх от того, что их «способности» настолько совпадают.

— Интересно как… — с трудом сдерживая возбуждение, выдохнула Карина. — Всегда думала, что я одна такая. Уродка. А оказывается, нас двое. Это ж что-то значит, да?

Она заглянула ему в глаза с восторгом и надеждой, от которых Войтеху стало неловко. В полумраке позднего декабрьского утра и окружающей их пустоте даже он чувствовал странную близость с почти незнакомой ему девочкой Кариной. Юная впечатлительная барышня с богатой фантазией, кажется, воспринимала их случайную встречу еще острее, чем он.

— Возможно, — осторожно согласился он. — По крайней мере, раньше я тоже не встречал других людей с таким же… даром.

— А что вы с ним делаете? Как-то используете? Может, я смогу этим управлять и пойду в колдуньи? — она хитро улыбнулась. — Они кучу бабла зарабатывают, ничего не делая.

— Сомневаюсь, что это хорошая идея, — рассмеялся Войтех. — Про мигрень забыла?

— О, блин, точно, — она поскучнела. — Иногда башку хочется оторвать и выбросить. Не, такая тема не пойдет.

— Скажи, а это видение с монетами, — решился спросить Войтех, — оно тебя пугает?

— Да блин, они меня все вообще-то пугают, — Карина нервно рассмеялась. — Вас разве не пугают?

— Я не это имел в виду. — Войтех остановился и внимательно посмотрел на ее лицо, даже не пытаясь улыбаться. — Когда я что-то вижу, кроме изображений появляются еще… ощущения. Как правило, не очень хорошие. И даже не успевая разглядеть образы, являющиеся мне во вспышках, я могу почувствовать страх, боль, гнев, опустошение или тоску. У тебя такого не бывает?

Карина неуверенно пожала плечами.

— Не знаю… Не обращала внимания. Обычно это так… выбивает из колеи, что я стараюсь поскорее обо всем забыть. Кому нравится быть чокнутой?

Войтех снова кивнул, выражая полное понимание ее чувств. В разговоре повисла пауза: у Карины, по всей видимости, закончились вопросы, а Войтех погрузился в свои мысли. Неожиданно Карина спросила:

— А можно я вам как-нибудь в Фейсбуке напишу? — ее голос слегка дрогнул от волнения. — Ну там… Вдруг я снова увижу эти монеты. Я теперь буду внимательнее. И вообще… Прикольно иногда поговорить об этом с тем, кто все понимает.

— Да, конечно, — пробормотал Войтех.

Карина тут же достала из кармана недорогой смартфон, чтобы отправить ему запрос в друзья, но тут за ее спиной хлопнула дверь подъезда и раздался женский крик:

— Карина! Домой, немедленно!

В голосе женщины слышались неподдельный страх и отчаянная готовность ввязаться в любую неравнозначную драку. От этого окрика и Карина, и Войтех непроизвольно вздрогнули. Женщина в мгновение ока подлетела к ним, схватила Карину за руку и резко оттащила от Войтеха.

— А ну отойди от нее, слышишь?

Эти слова адресовались самому Войтеху, который даже приоткрыл рот от удивления.

— Успокойтесь, мы просто разговаривали, — попытался вразумить он женщину, но та только инстинктивно закрыла собой девочку, словно он был кровожадным зомби, готовым накинуться на нее.

— Знаю я таких разговорчивых, — зло процедила она. — Аня меня уже предупреждала о тебе. Что ты ходишь вокруг нее? В курсе, что ей всего четырнадцать? Педофил проклятый. Как вас земля вообще носит?

— Мне кажется, вы не так поняли…

— Мама, мы просто разговаривали! — одновременно раздраженно и смущенно перебила его Карина. — Какой нафиг педофил? Он меня пальцем не трогал!

— Иди домой, сказала, — все так же нервно и возбужденно процедила женщина. — Маленькая еще, ни черта не понимаешь. Иди домой, быстро!

— Сама ты ничего не понимаешь, — огрызнулась Карина. — Я побольше твоего знаю.

— Домой! Сейчас же!

Карина бросила на Войтеха взгляд, полный гнева и бессилия, как будто ожидала от него каких-то действий. Он промолчал. Ее глаза наполнились слезами, она резко повернулась и пошла к подъезду, а ее мать снова нацелилась на него.

— Еще раз увижу тебя хотя бы рядом с нашим домом, я тебя в полицию сдам, понял?

— За что? — невозмутимо поинтересовался Войтех.

— За развращение несовершеннолетней!

— Путем прохождения мимо вашего дома?

— Посмотрим, как ты будешь умничать там, — женщина презрительно усмехнулась. — Держись подальше от моей дочери!

Сказав это, она тоже скрылась в подъезде, бросив на него еще один угрожающе-презрительный взгляд.

Войтех остался в одиночестве и полном смятении посреди заснеженного двора. Вокруг снова повисла тишина, только где-то далеко истерично залаяла собака. Какое-то время он растерянно смотрел на закрывшуюся за женщиной дверь подъезда, а потом покачал головой.

— Bl'azinec[1]



21 декабря 2014 года, 10.05

Кафе «Лесная поляна», ЗАТО «Научный городок»

Тверская область

— Она налетела на меня, как фурия, — час спустя, завтракая все в том же кафе, Войтех делился этой историей с остальными. — Хотя я не сделал ничего предосудительного. Хорошо, что мы не успели подружиться на Фейсбуке. Что-то мне подсказывает, что тогда я бы точно завтракал в полиции.

— Все мамы переживают за своих дочерей, — довольно равнодушно заметила Лиля. Казалось, рассказ Войтеха ее совершенно не тронул или она была увлечена какими-то своими мыслями. — В этом нет ничего удивительного. Историй о совращениях тоже хватает, особенно в дневном телеэфире. Да и вообще, на людей отовсюду столько ужастиков из реальной или якобы реальной жизни сыпется… Не удивительно, что они потом боятся собственной тени. Не мы такие, жизнь такая.

— И можно подумать, подобными методами матери могут защитить своих дочерей, — фыркнула Саша, которую история впечатлила гораздо больше. Она, как и мама Карины, предпочла бы, чтобы Войтех держался от девочки подальше, хотя, конечно, по совершенно другим причинам. Вечером, когда Войтех рассказал ей о видениях Карины, у нее не было времени подумать над этим, но с утра такое совпадение почему-то начало здорово пугать ее. — Вот сейчас девчонка из этого урок извлечет, и в следующий раз Войту подловит в менее людном месте, которое мамаша из окна не увидит. А если это будет не Войта, а тот, кто реально воспользуется положением? Да даже если ему будет не тридцать четыре, а четырнадцать, как и самой девчонке, это что-то изменит? Чем больше такие матери пытаются контролировать дочерей, тем больше те стремятся к самостоятельности, а ума еще кот наплакал. Вот и получаем потом плохие компании, подростковые беременности и все такое прочее.

— А я смотрю, Айболит, у тебя большой опыт в таких делах? — поддел Ваня.

— Слава богу, меня так жестко не контролировали, но да, я еще помню собственную юность, — пожала плечами Саша. — В любом случае, — она посмотрела на Войтеха, — тебе лучше не встречаться с девочкой наедине.

— Вообще-то я и не стремился, — напомнил Войтех, перед тем как пригубить кофе, который здесь был не так уж и плох, как опасались Лиля с Невом. — Проблема в том, что девчонке тяжело. Взросление — сложный период для всех, а когда на тебя сваливается еще и вся эта экстрасенсорика, можно с ума сойти. Видения и в тридцать тяжело принять. Мне до сих пор иногда кажется, что я просто спятил. И это после многолетней психологической подготовки к полету и возможным нестандартным ситуациям, которой у Карины нет. Я хочу только ей помочь.

— И даже если он будет встречаться с ней в компании кого-то из нас, что это даст? — добавила Лиля. — Думаю, ее мать это не успокоит.

— За организованную группировку срок больше, — согласно кивнул Ваня.

На некоторое время за столиком воцарилась тишина. Каждый занимался своим завтраком, пользуясь тем, что в кафе пока было мало людей. Чудом избежав вчера драки, они не хотели лишний раз мозолить глаза жителям городка. Даже обычно болтливый Женя молча жевал сэндвич, запивая его кофе. Где он пропадал вчера полдня, никто не знал. На все вопросы он еще накануне предпочел отмахнуться, пробормотав что-то о том, что ничего важного все равно не узнал.

— А эта Анна, она Карине кто? — внезапно спросила Саша.

— Честно говоря, я не понял, — признался Войтех. — То ли родственница, то ли просто близкий друг семьи. Но дневное телевидение она, очевидно, тоже смотрит. Когда я разговаривал с Кариной в прошлый раз, она тоже увела ее с таким видом, словно застала меня за чем-то неподобающим. Что стало с презумпцией невиновности? Почему мужчина априори воспринимается как агрессор?

— Уж, наверное, не женщины в этом виноваты, — заметила Лиля. — А те мужчины, которые ведут себя как агрессоры.

— Теперь девчонка по тебе точно сохнуть начнет, — авторитетно заявил Женя, дожевав сэндвич. Надолго его задумчивого состояния не хватило. — Во-первых, у вас столько общего. Во-вторых, весь мир против вас. Такая романтика девочке из закрытого провинциального городка и не снилась.

— Дворжак у нас плотно вошел в роль героя-любовника, — рассмеялся Ваня, хлопнув того по плечу. — Сводит с ума всех дам в округе независимо от их возраста.

— Очень смешно, — огрызнулся Войтех. — Она не дама. Она ребенок.

— В этом нет ничего такого, — обманчиво дружелюбно добавил Ваня. — Лет через пять Сашка состарится, а Карина будет в самом соку. И тогда уже никто тебя не осудит.

— Сидоров, — Саша улыбнулась ему так же дружелюбно, как он минутой раньше, — ты не боишься, что в какой-нибудь очередной наш поход по барам я подсыплю тебе крысиного яду в пиво?

— Мне не приходило это в голову, — признался тот. — Теперь ты всегда будешь пробовать из моего бокала.

— Мой брат говорит мерзкие вещи, — вставила Лиля, — но на самом деле во влюбленности во взрослого мужчину нет ничего страшного. Обычный этап взросления. Моей первой любовью тоже был друг родителей.

— Неужели? — удивился Нев. Это было его первое слово за весь совместный завтрак.

Однако Лиля сделала вид, что не услышала вопрос. Она даже не взглянула в его сторону, хотя сегодня, против обыкновения, сидела не рядом, а напротив.

— Это в дядю Борю, что ли? — заинтересовался Ваня. — Ну да, видный мужик был. Он и сейчас, наверное, видный. Мы с ним лет сто не встречались. Пожалуй, с самых похорон родителей. А вы с ним?

— Встречались, — сдержанно ответила Лиля. — Он в порядке, все такой же видный.

— Хорошо, что во времена нашего детства не было всех этих дневных ток-шоу, и мы могли спокойно влюбляться во взрослых друзей семьи и соседских мальчишек вдвое старше безо всякой задней мысли, — согласилась Саша.

— Мне кажется, довольно разговоров на тему подобающих и неподобающих юношеских влюбленностей, — холодно заметил Войтех, бросив на нее быстрый взгляд. — В конце концов, мы здесь не ради Карины.

— И в самом деле, — поддержал его Ваня, исчерпавший запас обидных шуток, — давайте к делу. Я мельком успел глянуть записи с камер, которые Дворжак притащил утром, но на первый взгляд там пусто. Так что либо тени на сегодняшнюю ночь взяли выходной, либо они вообще бред больного воображения местных любителей дневных ток-шоу.

— Либо мельком просматривать сотню часов записи в поисках едва заметной тени было плохой идеей, — едко заметил Войтех. — Думаю, записи требуют более внимательного изучения, раз уж мы их сделали.

— Если электричество починят, то можно и более детально просмотреть, — фыркнул Ваня. — А так у меня ноутбук уже на последнем издыхании. Если еще и включится, то ненадолго.

— Да, — согласился Войтех. — У меня та же проблема.

— Нев, а вы же к нам ночью приходили с каким-то предложением? — вспомнила Саша, которой совершенно не улыбалось торчать несколько часов подряд перед монитором, чтобы найти в записи что-то, чего там может и не быть.

Нев не сразу отреагировал, слишком глубоко задумавшись о чем-то.

— Приходил, — подтвердил он после паузы. — Я подумал вчера, что проще призвать теней и посмотреть на них, чем охотиться за ними по всему городку.

— А это возможно? — удивился Войтех.

— Конечно. То есть… Теоретически. Практически я не пробовал.

— А что мы будем с ними делать, когда призовем? — настороженно уточнил Ваня.

— А что бы мы делали с ними, если бы просто встретили? — парировал Нев.

— Во-первых, сняли бы их на камеру, во-вторых, постарались бы записать их температуру, возможно, какие-то излучения…

— Нужно вступить с ними в контакт! — с энтузиазмом перебил его Женя. — Выяснить, разумные ли это существа. Если да, то кто они, кто их создал, с какой целью.

— По вступлениям в контакт с разумными существами у нас Дворжак впереди планеты всей в прямом смысле этого слова, — усмехнулся Ваня.

— Все перечисленное гораздо проще сделать в условиях контролируемого ритуала, нежели во время случайной встречи, — убежденно заявил Нев. — Я могу их призвать и ограничить их передвижение замкнутым контуром. Так будет быстрее, безопаснее и удобнее.

— О, конечно, — тихо фыркнула Лиля, прервав его объяснения.

— Тебе не нравится эта идея? — уточнил Войтех.

— Мне не нравится идея по поводу и без использовать темную магию.

— Это не темная магия, — уязвленно поправил Нев. — Это просто магия.

— Ну ты даешь, сестренка! — возмутился Ваня. — С каких пор это ты боишься магию использовать? Между прочим, по улице опять ходить, извините, холодно. У меня скоро уши почернеют и отвалятся. Я не согласен. Так что я за ритуал.

— Чем чаще мы это делаем, тем хуже, — не сдавалась Лиля. — Саша, скажи ты им. Тебе ли не знать, темная это магия или нет. Ты больше всех от нее пострадала.

Саша затравленно посмотрела на нее. Она действительно знала больше всех. По крайней мере, больше обоих Сидоровых и Жени. И знала не только какая это магия, но и во что она превращает Нева. Она перевела взгляд на Войтеха, надеясь, что тот прочитает в ее глазах напоминание о произошедшем три месяца назад, о чем Сидоровы благополучно забыли.

— Я согласна с Лилей, — тихо сказала она.

— Только из-за того, что Сашина «прапра» использовала эту магию без должной осторожности… — попытался возразить Нев, но Лиля резко перебила его, наконец взглянув в его сторону:

— Ты только послушай себя, — она сокрушенно покачала головой. — Ты сам-то веришь в то, что эта магия безопасна?

— Все зависит от намерений того, кто ее использует. У меня нет намерения кому-либо навредить. Мои помыслы чисты. А сама магия безобидна.

— Да-да, я помню твои пассажи про пистолет Войтеха и то, что он не использует его для преступлений, — фыркнула Лиля.

— Эй, причем тут мой пистолет? — возмутился Войтех.

— Но проблема в том, что над Войтехом с его пистолетом стоит закон, — продолжала Лиля, словно не услышав его. — И другие люди с пистолетами и куда худшим оружием. Войтех знает, что если он захочет совершить преступление, кто-то может его остановить. А если бы у него был не пистолет, а танк? Или целая армия? Или все армии мира ему подчинялись?

— Он бы стал диктатором, я уверен, — усмехнулся Ваня. — Но ты все это к чему, Лиль?

— К тому, что эта магия — не пистолет, — Лиля бросила на брата раздраженный взгляд. Иногда ее по-настоящему бесило его легкомыслие. Потом она снова перевела взгляд на Нева. — Это все армии мира. Такая сила со временем ослепляет. Поэтому я против ритуала.

— Спасибо хотя бы за то, что ты не за мое физическое устранение, — вырвалось у Нева. Он тут же заметно смутился, снял очки и принялся протирать стекла, пробормотав: — Как члены одного хорошо известного нам общества.

За столом повисла тишина. Ваня удивленно разглядывал Лилю, гадая, какая муха ее укусила. Войтех задумчиво поглядывал на Нева, а тот продолжал тереть стекла очков.

— Да ладно вам, ну что вы… — неуверенно начал Женя. — Мы же не дьявола вызывать собрались…

— Войта, — Саша в упор посмотрела на Войтеха, — ты же знаешь, что этой магией не всегда можно управлять, — она перевела взгляд на Нева, но тот по-прежнему маниакально тер несчастные стекла, ни на кого не глядя. — Нев, при всем уважении, что если вы не сможете себя контролировать?

Нев вернул очки на нос и посмотрел сначала на Сашу, а потом на Войтеха.

— Я предложил. Решать вам. Насколько я понимаю, у нас в перспективе трое на трое. Войтех, ваше слово будет решающим.

— Оставим этот вариант на крайний случай, — после небольшой паузы резюмировал Войтех. — Для начала соберем побольше информации. Например, что с этим убийством? Как считаете, может ли оно быть связано с тенями?

— Это больше в тему ритуалов, — мгновенно оживился Ваня. Ему не нравилось обсуждать магию Нева, поскольку он никак не мог отделаться от навязчивой мысли, что чего-то не понимает. — Я вчера вечерком полазал по базе данных местной ментовки, пока батарейка в ноутбуке еще работала, но эти гаврики то ли вообще туда ничего не вносят, то ли пока не успели. Выяснил только, что убитую звали Екатерина Смолина, двадцать два года, живет тут неподалеку с родителями. Не замужем, без детей, работает в местном детском саду. На теле обнаружено несколько колото-резаных ран, орудие убийства не нашли. Больше инфы нет, даже результатов вскрытия. Зато есть фотки с места преступления.

Ваня вытащил из кармана смартфон и вывел на экран фотографию.

— Вот, — он протянул смартфон Неву, — похоже на какой-то ритуал, да?

Тот долго рассматривал снимок, поворачивая смартфон из стороны в сторону.

— Похоже на неудачное подражание ритуалу из голливудских фильмов ужасов, — холодно-безразлично сообщил он, возвращая смартфон Ване. — Смысла в нем точно нет.

— Тем не менее, совпадение странное. Для маленького городка, где все друг друга знают, а на нас второй день косо смотрят, — Войтех бросил взгляд в сторону еще одного столика, где сегодня сидели менее агрессивные мужчины. Оттуда за ними постоянно неодобрительно наблюдали. — Думаю, стоит хотя бы поинтересоваться этим убийством.

— В базе данных рыться бесполезно, — уверенно заявил Ваня. — Там в ближайшее время едва ли что-то появится. А если появится, то сухо и по делу, тени точно упоминать не станут. Да и опять же, батарея ноута почти разряжена, а с телефона вскрывать базы данных проблематично.

— Я могу поговорить с родителями убитой девушки, — предложила Саша, вопросительно глядя на Войтеха. — Вполне возможно, им уже что-то известно. Да и вообще, они наверняка хорошо знают свою дочь, могут предполагать убийцу, например.

— Да, пожалуй, займись этим. Только пусть Иван идет с тобой. Я сам не могу составить тебе компанию, — быстро добавил он. — Я хочу сходить на место обнаружения тела. Может быть, увижу что-то.

Саша замерла на мгновение, но ко всеобщему удивлению возражать не стала.

— Тогда ответная просьба: Женя пойдет с тобой, ладно?

— Хорошо, — он улыбнулся. — Лиля, попытаешься очаровать кого-то в местном отделении полиции?

— Ну вот опять, — Ваня недовольно нахмурился. — Я по-прежнему считаю неправильным, что со всякими потными мужиками в плохой одежде заигрывает моя сестра.

— Участь красивых женщин, — грустно усмехнулась та.

— Давайте лучше я, — предложил Нев, не глядя на Лилю. — Думаю, у меня получится не хуже.

— Очаровать потного мужика в плохой одежде? — удивленно приподнял брови Ваня. — Нев, вы не перестаете меня удивлять.

— Если в полиции и ходят какие-то слухи о причастности теней, то ни один мужчина их повторять не станет, — пояснил Нев. — А вот женщина — возможно. Может быть, участковый или секретарь. Я смогу найти с ними общий язык. Раз уж мы не совершаем ритуал, мне же нужно чем-то заниматься.

— Вот и отлично, — холодно процедила Лиля. — Войта, я пойду с вами? Полагаю, ходить к убитым горем родителям толпой не стоит, Ваня и Саша справятся вдвоем, а сидеть без дела в гостинице смысла нет.

— Отлично, — Войтех кивнул, неуверенно переводя взгляд с Нева на Лилю, а потом бросил вопросительный взгляд на Сашу, словно спрашивая у нее, понимает ли она в чем дело. Судя по выражению лица, она не понимала. — А у вас все в порядке? — прямолинейно поинтересовался он, снова посмотрев на Нева и Лилю.

— Все прекрасно, — Лиля пожала плечами, но на Нева даже не взглянула.

— А что может быть не так? — почти натурально удивился Нев, не глядя ни на кого.

— Что ж, прекрасно.



21 декабря 2014 года, 11.17

ЗАТО «Научный городок»

Тверская область

Екатерина Смолина жила в доме № 43, что по меркам городка находилось довольно далеко от гаражей, за которыми нашли ее тело.

— Интересно, что она там делала ночью? — задался вопросом Ваня, когда они уже стояли возле подъезда.

Саша не успела докурить сигарету, пока они шли, поэтому он терпеливо ждал, высматривая окна квартиры девушки на третьем этаже. Несмотря на двенадцатый час, в одном из них горел свет, выдавая, что дома кто-то есть, а значит, они пришли не зря. Постепенно до них даже начал доходить смысл странной нумерации домов: в городке ни одна улица не имела названия, а потому каждому новому дому просто присваивали следующую цифру. Так двадцать шестой дом и оказался между десятым и сорок третьим.

— Фиг знает, — отозвалась Саша, зябко поеживаясь. — Пила с кем-то?

— В декабре? Там ночью даже местная алкашня не пьет, а то приличная девушка.

— Насчет приличия мы еще не знаем.

— Не, — Ваня уверенно покачал головой, — судя по фоткам, на ней была нормальная одежда: светлый пуховик, сапоги ничего такие. Да и сама симпатичная. На пьяницу не похожа.

— Тогда не знаю. — Саша развела руками и наконец выбросила в урну сигарету. — Пошли спросим, может, родители что-то знают.

— Погоди. А что мы им говорить будем? Не писателями же опять прикидываться.

— Предоставь это мне, — криво усмехнулась Саша. — Они даже спрашивать не будут, кто мы.

Ваня удивленно приподнял бровь, недоверчиво улыбаясь.

— А что стало с нашими принципами?

Саша даже замерла на мгновение, испытав острое чувство дежавю. Именно эту фразу Ваня сказал ей чуть больше двух месяцев назад, когда они дежурили ночью в замке. Она тогда предложила отправить молодого словака, составлявшего им компанию на ночном дежурстве, за спиртом в медотсек мобильной лаборатории, не спрашивая его мнения. Вернувшись из замка, Ваня, как и его сестра, брат Войтеха и команда из Национального исторического общества, все забыл, в том числе и тот разговор, но, видимо, есть в мире нечто неизменное. Саша решила доиграть ту сценку до конца и ответила той же фразой, что и в замке:

— Я их пересмотрела.

Это все еще было правдой. Только на этот раз даже не потому, что она поняла всю опасность, которую представляют их расследования, и решила, что ее способности к гипнозу однажды могут спасти им жизнь. Было еще кое-что, в чем она призналась себе совсем недавно и чего стыдилась даже перед самой собой. Ей нравилось это ощущение маленького превосходства над другими. Нравилось, что она может заставить другого человека что-то сделать, в чем-то признаться, внушить ему свои мысли и желания, а тот даже не заметит. Именно от этого когда-то предостерегал человек, обучавший ее гипнозу. Стоит однажды поддаться соблазну, и остановиться будет сложно. Поэтому она поклялась себе, что не будет использовать гипноз в личных целях, и точно никогда — на Войтехе. Только для работы или при угрозе для жизни.

Возможно, еще поэтому она лучше других понимала всю опасность, которую представляет для Нева его магия. А ведь ее гипноз не был ни армией, ни даже пистолетом.

Дверь им открыл высокий седой мужчина лет пятидесяти с мрачно-серьезным лицом. Такое часто бывает у людей, потерявших близких, но считающих, что расклеиваться они не имеют права, поскольку отвечают за других членов семьи. Саше не составило труда задержать его внимание, почти мгновенно погрузить в неглубокий транс и заставить не задавать лишних вопросов. Даже напрягаться не пришлось. Может быть, в обычной ситуации он и смог бы интуитивно защититься от подобного проникновения в сознание, но не после свалившегося на него горя.

— Добрый день, — вежливо сказала Саша, едва мужчина поймал ее взгляд, — меня зовут Саша, это мой друг Ваня. Можно поговорить с вами о вашей дочери?

Как она и надеялась, мужчина лишь кивнул, не став спрашивать, кто они и какое отношение имеют к его дочери. Саша тут же отвела взгляд, не собираясь больше пользоваться внушением. Дальше все должно идти своим чередом.

— Проходите, — он посторонился, пропуская гостей в квартиру, — только тихо, пожалуйста. Я дал жене успокоительное, она спит. Меня зовут Вячеславом Сергеевичем.

Он провел их на маленькую кухню, где в раковине возвышалась гора грязной посуды, а в воздухе витал острый запах корвалола. Саше на мгновение стало неловко за вторжение в квартиру к людям, у которых только что умерла дочь, но она попыталась оправдать себя тем, что это не праздное любопытство, и они на самом деле хотят помочь. Судя по лицу Вани, он испытывал примерно те же эмоции.

— Вячеслав Сергеевич, где ваша дочь была той ночью? — спросила Саша, когда они втроем уселись за стол.

— Хотел бы я сам знать, — покачал головой тот. — Она пришла с работы, приготовила ужин, а потом побежала в гости к подружке, Лизе. Она живет тут неподалеку, возле Администрации. Они часто друг к другу в гости ходят, дружат еще со школы. А когда она не вернулась к полуночи, я забеспокоился. Катюша всегда дома ночевала. Позвонил Лизе, там никто не ответил. Это утром уже, когда Катю нашли, Лиза сказала, что она к ней не приходила даже. Соврала мне.

По промелькнувшему негодованию на его лице Саша вдруг поняла, что Катерина не просто так соврала родителям, будто идет к подружке. Видимо, несмотря на возраст, ее держали в ежовых рукавицах не хуже знакомой девочки Войтеха, раз отец даже после трагической гибели не может простить ей ложь.

— Так может, она была не у подруги, а у друга? — то ли специально, то ли не заметив того, что заметила Саша, подлил масла в огонь Ваня.

Вячеслав Сергеевич стиснул челюсти и даже чуть прищурил глаза, посмотрев на Ваню с нескрываемым гневом.

— Вы на что намекаете?

— На то, что ваша дочь могла ночевать у какого-то мужчины, — ничуть не смутился Ваня. — Она была взрослой красивой девушкой, в жизни не поверю, что у нее не было поклонников.

— Поклонников хватало, но Катя приличная девушка! — отрезал Вячеслав Сергеевич.

— Никто не подозревает вашу дочь в чем-то предосудительном, — поспешно вмешалась Саша, пока Ваня не разозлил хозяина квартиры еще сильнее. — Но, может быть, у нее был жених? — ей почему-то казалось, что такая формулировка должна понравиться ему больше. Все же жених — это уже серьезно, не какое-то там легкомысленное знакомство.

— Жениха не было, — и в самом деле смягчился Вячеслав Сергеевич. — Не то она непременно познакомила бы нас.

— А вы можете назвать ее поклонников? — снова вмешался Ваня, и Саша мысленно поклялась себе в следующий раз оставлять его за дверью, если разговор предстоит строить не с юной прелестной девушкой. В этом он оказался мастером, тут она ничего не могла возразить.

— Да много их было, липли к ней как пчелы к меду, — презрительно бросил Вячеслав Сергеевич. — И Мишка из дома напротив, и Ярик, и Артем. Этот вообще со школы. Его родители пару лет назад уехали в Тверь, там Степану место лучше предложили, зарплата выше, а Артем тут остался, электриком в наших электросетях работает. Толковый парень, я был бы даже рад, если бы Катюша на него внимание обратила. Не то что Мишка. Того я как-то чуть с лестницы не спустил, а то повадился ходить каждый день к нам чай пить. С тех пор больше не суется.

— Вячеслав Сергеевич, а что известно о причине смерти Катерины? — осторожно перебила его Саша.

— Да разве от ментов добьешься чего-то? — презрительно фыркнул тот. — Острая кровопотеря. Это все, что мне сказали.

— Народ на улице говорит, что это могли быть те самые таинственные тени, — как бы между прочим заметил Ваня.

— Развелось нечисти, — сердито буркнул Вячеслав Сергеевич, из чего ни Ваня, ни Саша не поняли, верит ли он в существование теней или нет.

— А вы их видели? — поинтересовалась Саша.

— Танька из дома напротив, говорят, видела. Та еще шалава, мать на работу — она на гульки. Там весь дом такой.

— Место проклятое, — глубокомысленно изрек Ваня, бросив на Сашу насмешливый взгляд.

— Мужики недавно говорили, что видели возле гаражей. Да и я, кажется, видел, — вдруг признался Вячеслав Сергеевич, разглядывая рисунок на линолеуме.

— Когда? — мгновенно насторожилась Саша.

— Дак вчера ночью. Катька как не пришла домой, я пошел ее искать. Думал, возле подъезда, может, заболталась с кем. Туда прошелся, сюда, нету нигде. Даже в рощу эту нашу за домом зашел немного, мало ли, срезать решила, когда от Лизы шла. Я же тогда думал, что она у Лизы. Строго-настрого запрещал ей через лес ходить, там и без теней хватает мерзости всякой. И показалось мне, что что-то мелькнуло между деревьями. Я фонарем посветил, свет-то с дороги не достает уже, но не увидел никого. То ли показалось, то ли вправду что-то было. Да только если и было что, то Катю же не там нашли.

— А кстати, как по-вашему, что она могла делать на территории гаражей? — спросил Ваня.

— Самому интересно.

— Слава, с кем ты разговариваешь? — раздался из комнаты женский голос. Видимо, проснулась его жена.

— Это насчет Катюши, — крикнул Вячеслав Сергеевич.

— Кто? Из полиции?

Саша испуганно посмотрела на Ваню, давая понять, что Штирлиц на грани провала. Им нужно срочно уходить, пока хозяин квартиры не задался вопросом, кто они такие. Не стоило зарабатывать лишние проблемы с местными жителями. Ваня мгновенно сориентировался.

— Ну ладно, мы пойдем, наверное, спасибо вам за ответы, — он поднялся из-за стола и протянул руку Вячеславу Сергеевичу.

Тот растерянно пожал ее, и Саша с Ваней поторопились к выходу, в мгновение ока спустившись на один лестничный пролет, но там настороженно замерли. За то время, что они провели в квартире, кто-то выключил свет в подъезде, видимо, посчитав, что днем он ни к чему. Только узкие окна между этажами пропускали не так много света, а в пасмурный зимний день на лестнице и вовсе царил полумрак.

— Ты чего остановилась? — насмешливо поинтересовался Ваня.

— А ты?

— Ты остановилась, и я остановился. Испугалась что ли?

Саша уязвленно дернула плечом, разглядывая маленькую площадку перед квартирами второго этажа. В какой-то момент ей действительно показалось, что там кто-то есть, однако приглядевшись, она так никого и не увидела.

— Иди первый, — попросила она.

— То есть пусть лучше меня сожрут, да? — хмыкнул Ваня, обгоняя ее. — Ну спасибо тебе, дорогая.

— Ты мне давно надоел, я же говорила, — проворчала Саша, торопливо следуя за ним и стараясь не смотреть по сторонам.

Только на улице она, наконец, спокойно выдохнула и тут же машинально потянулась за сигаретами, но остановила себя, вспомнив вчерашний разговор с Войтехом. Пожалуй, ей действительно стоит завязывать с этой привычкой. Какому некурящему мужчине нравится целоваться с курящей женщиной? И если смотреть правде в глаза, никакие лимонные леденцы, которые она начала таскать в сумке, этот запах не перебивают. А уж табачный дым, въедающийся в волосы и одежду, и вовсе ничем не вывести. Странно, но за пять лет брака с Максимом этот вопрос никогда ее не волновал, и курить она бросала ровно один раз, когда они собирались заводить ребенка. Тогда у нее получилось без особых проблем, возможно, получится снова.

Накинув на голову капюшон, поскольку с неба снова крупными хлопьями сыпался снег, она огляделась по сторонам, выискивая ближайший магазин.

— Давай зайдем, хоть воды купим, — предложила она, рассмотрев вдалеке красную вывеску, — а лучше еще и еды. Мне кажется, если мы будем слишком часто появляться в этой кафешке, нас точно побьют.

Ваня ухмыльнулся, послушно шагая за ней в сторону «Пятерочки».

— Так позвали бы теней и все у них спросили, но вы же с Лилькой опять за свои принципы взялись. И Дворжак туда же. Чем вам магия Нева-то не нравится?

Саша поежилась, снова вспоминая произошедшее в замке: вышедшего из себя Нева, залитые черным глаза, голос, вторивший его словам, чужеродный, словно идущий откуда-то изнутри. Повторения подобного она не хотела.

— Я вообще не понял, чего Лилька на него гавкала сегодня, — продолжил Ваня, не дождавшись ответа. — Странные они. То типа друзья, то уже поссорились, я следить не успеваю, когда у них что происходит.

Саша снова промолчала, пытаясь побороть в себе растущее желание исполнить мечту и все же увидеть Ванино лицо, когда он поймет, что может связывать его сестру и Нева.

— Возможно, ей не понравилось, как он вчера сломал стул под тем парнем в кафе, — наконец предположила она.

— Ну сломал и сломал. Я бы ему вообще нос сломал. Хотя, возможно, он и сломал. Кстати, ты так и не вспомнила, откуда знаешь это ЗАО? Оно мне покоя не дает…

Саша резко остановилась. Как наяву она увидела маленький прямоугольный кусочек картона, на котором крупными буквами было написано «ЗАО «Прогрессивные технологии»». Ниже чуть меньшим шрифтом шли еще какие-то слова, но какие, она не помнила. Этот кусочек картона — скорее всего, визитку — она держала в руке, а затем положила в черную мужскую сумку. Чья это была сумка? Максима? В чьей еще она могла позволить себе рыться? Нет, такой у Максима никогда не было. Саша закусила губу, глядя в одну точку на припорошенном снегом асфальте и пытаясь восстановить события в памяти.

«В моей сумке есть зарядки, можешь взять себе одну, только оставь мне остальные».

Голос она узнала сразу. Черная сумка, несомненно, принадлежала его обладателю.

— Саша?..

Обеспокоенный голос Вани вывел ее из задумчивости.

— Я, кажется, вспомнила, откуда знаю ЗАО, — медленно произнесла она, все еще не решаясь поверить в то, что воспоминания правдивы.

— Откуда? — Ваня смотрел на нее внимательно и настороженно, даже не дыша.

— Во время нашей самой первой поездки в Хакасию у нас с Лилей сели телефоны, помнишь? Ты еще смеялся над нами.

Ваня кивнул.

— Помню. Вы додумались взять в тайгу смартфоны, которым заряда на день не хватает.

— Да. И когда Войта уходил за целителем, он разрешил мне взять у него в сумке беспроводную зарядку. — Саша все еще смотрела в только ей видимую точку у себя под ногами, восстанавливая в памяти события. — И я нечаянно вытащила из сумки визитку. Это как раз была визитка ЗАО «Прогрессивные технологии». То есть, я потом нашла ее на полу в доме, но ей неоткуда было там взяться, только из сумки Войты.

— Значит, Дворжак как минимум должен был узнать это название, — пробормотал Ваня, вспоминая лицо Войтеха в тот момент, когда они рассказали про заказчика местной диспансеризации, его нервное движение, разлитую по столу водку из рюмки. — Но вчера промолчал.

— Может, забыл? — неуверенно предположила Саша. — Это же было почти три года назад, я сама еле вспомнила.

— Сомневаюсь. Нет, тут что-то другое, — Ваня задумчиво потер подбородок.

— Не хочешь же ты сказать, что он намеренно солгал. Для такой лжи должны быть веские причины.

— А откуда ты знаешь, что у него их нет?

— Потому что это Войтех! И я ему верю.

— Ты веришь, я не верю, — пробормотал Ваня, а затем потянул ее за плечо к магазину. — Пойдем, купим тебе воды — и в гостиницу. Надеюсь, там уже есть электричество.


Глава 6 | Дом безликих теней | Глава 8