home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

21 декабря 2014 года, 11.30

ЗАТО «Научный городок»

Тверская область

— Надо же, как здесь сегодня пусто, — заметила Лиля, когда они вышли из гостиницы и добрели до гаражей.

Накануне, когда Ваня с Сашей притащили их сюда, здесь было не протолкнуться. За все время пребывания в городке они ни разу не видели такого большого скопления народа. Сегодня же только ветер гулял между гаражами.

— Сегодня здесь уже ничего не происходит, — предположил Войтех. — Потому и пусто.

Краем глаза он заметил, что Женя направил на него смартфон, стараясь держать его ровнее.

— Что ты делаешь?

— Веду видеосъемку, — ничуть не смутился Женя. — Ты же рассчитываешь на видение, так? Мне кажется, будет полезным это зафиксировать.

Войтех остановился и в упор посмотрел на молодого спутника, стараясь не смотреть в любопытный глазок камеры. И все же непроизвольно косился на него.

— Я не хочу, чтобы кто-то в этот момент снимал меня.

— Я понимаю, ты теряешь контроль над собой и стесняешься этого, но ты же исследователь, — не сдавался Женя. — Ты должен понимать, что документирование происходящего очень важно. Ты часто не можешь восстановить в памяти видения, но если попробуешь хоть что-то озвучивать во время них, запись поможет потом проанализировать это и, возможно, вспомнить.

Войтех несколько секунд молча смотрел на него, как будто обдумывая это предположение, а потом уверенно покачал головой.

— Нет, убери камеру. Ты только зря расходуешь заряд телефона. Мы уже остались без ноутбуков, надо беречь хотя бы телефоны.

— Потому что теперь, мне кажется, всей гостинице электричество не сделают, пока мы не уедем, — хмыкнула Лиля, терпеливо дожидавшаяся, пока они разберутся между собой.

Несколько минут назад, спустившись в холл гостиницы, они застали там электрика, который разговаривал с администратором. В молодом парне они без труда узнали того забияку из компании местных парней, который первый полез к их столику. Кажется, его тогда называли Артемом. Тот их определенно тоже узнал и даже скривился, после чего довольно громко объявил своей собеседнице, что поломка серьезная и требует замены оборудования, а менять пока не на что.

— Вот именно, — согласился Войтех. — Так что убирай ее.

Женя вздохнул и остановил запись, признавая свое поражение. Однако стоило Войтеху отвернуться, как он снова нажал на кнопку и засунул телефон в нагрудный карман так, чтобы глазок камеры мог продолжать съемку. Пусть теперь это будет не так красиво, но что-то полезное он снять может.

Они без труда нашли место обнаружения тела. Это было в дальнем конце, там, где заканчивалась линия гаражей. От заброшенного пустыря их отгораживал полуразрушенный забор. Сильного снегопада последние сутки не было, поэтому на снегу еще были видны пятна крови. Никаких следов сатанинского жертвоприношения, как к утру уже успели окрестить это местные жители, не осталось. Видимо, полиция все забрала.

Войтех присел на корточки, стянул с руки перчатку и осторожно коснулся кончиками пальцев пропитанного кровью снега.

Ничего не произошло.

Он слышал, как Женя разочарованно выдохнул. Лиля оставалась спокойна и невозмутима, как будто ее мало заботило, получится у него что-то увидеть или нет.

— Я ничего не чувствую, — признался Войтех вслух. — Как и вчера. Ни видений, ни предчувствий. Оно словно спит крепким сном.

— Может, твой дар тебя покинул? — предположил Женя, но тут же возбужденно замотал головой, придумав более интересную версию: — Они тебя глушат! Уверен, все дело в каких-нибудь излучениях, которыми институт накрывает этот городок!

Войтех одарил его взглядом, в котором читалось: «Сколько можно?» Однако Женю он не смутил, тот продолжил строить свою теорию:

— Возможно, не специально. То есть, вероятно, они просто тестируют на жителях какое-то излучение или радиоволны, которые призваны создавать галлюцинации. Отсюда видения безликих теней. А проблемы с электричеством и сбой в твоем экстрасенсорном восприятии — это просто побочное явление. Возможно, даже убийство — его следствие. На ком-то воздействие могло сказаться сильнее, чем на остальных, и пробудило звериную натуру дремлющего в глубине души маньяка. Или человек просто оказался слишком восприимчив и сошел с ума.

— А что, версия не хуже любой другой, — усмехнулась Лиля. — Стройная и все объясняет.

— Да уж, — фыркнул Войтех, — будем иметь ее в виду.

Он чувствовал себя странно. После предположения Жени о том, что он лишился своего экстрасенсорного дара, в его душу закралось что-то похожее на страх. Войтех не очень-то дорожил этим умением, порой оно причиняло большой дискомфорт, начиная от некстати накатывающих видений и заканчивая мигренями, которые могли длиться несколько дней подряд. Но почему-то мысль о том, что, возможно, этого больше никогда не произойдет, его пугала. Он вдруг понял, что в этом случае снова потеряет с таким трудом обретенный новый смысл жизни.

Ему не хотелось об этом думать, поэтому Войтех решительно отогнал от себя эти мысли. Надев перчатку обратно, он выпрямился и уже собирался предложить все же прогуляться между гаражами, когда в ушах вдруг возник звенящий шум. Он был похож на звуки ненастроенного радио, в которых громкое шипение переплеталось с высоким писком, резким треском и прерывистыми голосами, пробивающимися сквозь эту какофонию.

Войтех инстинктивно зажал уши, но шум стал только громче, потому что шел не извне, а рождался в его собственной голове. Это не походило на видения, случавшиеся раньше, но все равно причиняло боль. Она вкручивалась в виски маленькими острыми буравчиками и одновременно распирала его голову изнутри, грозя разорвать ее. Кажется, он даже закричал.

— Войтех!

Женя и Лиля окликнули его одновременно, но он едва услышал их сквозь заполнивший голову шум. Он почувствовал, как они вцепились в него с двух сторон, и сквозь пелену, начинающую застилать глаза, увидел перепуганные лица.

Ему нужно было уйти отсюда как можно быстрей, пока голова действительно не взорвалась, но тело перестало слушаться. Он даже не мог попросить друзей увести его прочь, подальше от этого места.

Реальность начала меркнуть перед глазами, даря надежду на спасительный обморок, но вместо блаженного беспамятства его наконец выкинуло в видение.

Гаражи перед его глазами сменились лесом, день сменился ночью. Он видел мелькающие деревья и девушку, которая бежала между ними. Каждую секунду картинка менялась: он то смотрел на девушку со стороны, то видел ее глазами. Потом он увидел прямо перед собой ее перепуганное лицо, а следом — плотную тень на фоне деревьев и мерцающего в свете луны снега. Тень двинулась на него и заслонила собой все прочие объекты, погрузив его мир в темноту и одновременно — в столь желаемую тишину.

— Войта! Войта, ты слышишь меня?

Это был первый звук, который нарушил тишину неизвестно сколько времени спустя. Войтех попытался пошевелиться и ответить, но тело все еще не слушалось. Боль прошла, оставив после себя только ставшее уже привычным «послевкусие». Оно почти не причиняло дискомфорта. Его причиняла только холодная твердая земля под правым боком, на котором он лежал.

Наконец ощутив собственное тело, Войтех сумел вернуть над ним контроль: открыть глаза и приподняться на локте. Во рту он ощутил знакомый мерзкий привкус железа. Ничего не болело, значит, он ничего себе не прикусил во время приступа. Видимо, кровь опять пошла носом.

Он машинально провел рукой по лицу, вытирая его, и дал знак обеспокоенным Лиле и Жене, что уже пришел в норму. Войтех малодушно порадовался, что отправил Сашу с Иваном в другое место, и она ничего этого не видела. Опять бы начала переживать, угрожать и колоть его какими-нибудь лекарствами.

Впрочем, судя по тому, что Женя держал в руках шприц, а рядом лежал его распотрошенный рюкзак, студент-медик и сам справился с последней задачей.

Когда Войтех сумел сесть и уже словами заверить их, что он в порядке, Женя принялся собирать лекарства обратно в рюкзак. Конечно, перед этим он заставил его для верности сосчитать демонстрируемые им пальцы. С этой задачей Войтех справился без проблем.

— Это было видение? — деловым тоном уточнила Лиля.

— И видение тоже, — Войтех кивнул, с трудом поднимаясь на ноги. — Но было что-то еще.

— Что именно? — тут же заинтересовался Женя. Он уже водрузил объемный рюкзак обратно себе на спину.

— Пока не знаю. Но скажем так… Я уже не так сильно уверен, что твоя версия с радиоволнами — полная чушь.



21 декабря 2014 года, 14.10

Гостиница «Астра», ЗАТО «Научный городок»

Тверская область

Уже четвертый раз за последний час полоща полотенце в ледяной воде из-под крана, Саша посматривала на свое отражение в полутемном зеркале и мысленно ругала Женю. Она бы отругала его не только мысленно, если бы студент соизволил взять трубку, но тот, как назло, снова стал недоступен. Саше было плевать на то, где он шляется, но уж она бы поинтересовалась, какую хрень он вколол Войтеху. Впрочем, она успела ознакомиться с содержимым его рюкзака, догадывалась о лекарстве и потому злилась еще сильнее. В чувство его препарат Войтеха привел, конечно, гораздо лучше, чем все ее таблетки, уколы и шоколадки со сладким кофе вместе взятые. Лиля утверждала, что он вполне бодро сам дошел до гостиницы, но вот затем…

— Убью, студент, — пообещала Саша своему отражению, выключила воду, отжала полотенце и, прихватив свечу, вышла из туалета в комнату.

Там по-прежнему царил полумрак, поскольку плотные шторы были задернуты. Даже тусклый свет декабрьского дня причинял Войтеху боль. Она села на кровать рядом с ним и аккуратно положила свернутое полотенце ему на лоб. После того, что ему вколол Женя, она опасалась давать какие-то сильнодействующие препараты, приходилось пользоваться старыми бабушкиными методами. И тем не менее, даже легкие проверенные средства в сочетании с холодными компрессами делали свое дело: на лице Войтеха уже не отражалось такой смертельной муки, каким она застала его час назад, вернувшись в гостиницу.

— Ты как? — заботливо спросила она, разглядывая его лицо.

— Прекрасно, — солгал он и даже сумел изобразить убедительное подобие улыбки. — Честное слово, нет необходимости так переживать. Мне уже гораздо лучше. Ты знаешь, после видений мне бывало и хуже.

— Да, но это после видений. Тогда я ни на что не могла повлиять, а здесь лично отправила с тобой этого… будущего врача-убийцу. Клянусь, я выпотрошу его рюкзак на столе у ректора академии, пусть объясняет, где он все это взял. И больше не стану слушать тебя, когда тебе опять взбредет в голову отправить меня куда-то с Ваней, так и знай, — она улыбнулась, но по тону голоса было понятно, что она не шутит.

— Перестань, не злись на парня. — Войтех поймал ее руку и легонько сжал ее. — И на меня тоже. Зато мы все получили полезную информацию. Ну, более или менее. Теперь бы понять, что с ней делать, конечно. Но об этом я подумаю чуть позже. Через часок хотя бы, — он вздохнул и снова закрыл глаза, которые открывал ради этого недолгого разговора.

Саша несколько секунд молча смотрела на него, поглаживая пальцами руку, которой он сжимал ее ладонь, и решала, стоит ли заводить разговор сейчас. Он устал и вымотан головной болью, жестоко лезть с вопросами, но с другой стороны, он не сможет быстро придумать какое-нибудь правдоподобное объяснение, и у нее есть шанс вытянуть из него правду.

С того самого момента, как она вспомнила, откуда ей знакомо название ЗАО «Прогрессивные технологии», она не могла перестать об этом думать и пришла к выводу, что Ваня прав: Войтех не мог забыть его. Он узнал его, когда они сказали всем, но промолчал. И Саша, как ей казалось, даже знала почему.

Она наклонилась к нему и легонько поцеловала в кончик носа, словно заранее извиняясь за то, что сделает.

— Войта, можно вопрос? — И прежде, чем он успел бы возразить, добавила: — Ты ведь знаешь, что это за ЗАО «Прогрессивные технологии», ведь так?

Войтех машинально сжал ее руку сильнее, просто не смог остановить себя. Это было похоже на нервный спазм. Он открыл глаза и вопросительно посмотрел на нее.

— С чего ты взяла?

— Я вспомнила, что видела их визитку у тебя, — честно призналась она. — Еще два с половиной года назад, когда ты разрешил мне взять в твоей сумке зарядку для телефона.

Войтех снова закрыл глаза и тяжело вздохнул. Наверное, рано или поздно это должно было случиться. Вот только он совершенно не предполагал, что все произойдет именно так. Как Директору вообще пришло в голову присылать его с группой туда, где уже чем-то непонятным занималось какое-то дочернее подразделение ЗАО?

— Я тогда уже искал другую работу, — все же попытался увильнуть он, но даже сам себе не поверил бы. — У меня было много визиток. Возможно, и такая тоже была. Я не помню.

— Но в сумке была только она, — не поверила ему и Саша. — Пожалуйста, Тешка, не лги сейчас. Я понимаю, почему ты не говорил нам правду, когда мы искали целителя, мы были едва знакомы, но сейчас-то ты мне можешь сказать? Эти твои мигрени… не просто так, да?

Он снова удивленно посмотрел на нее. Ему казалось, что разговор идет куда-то не туда. Причем здесь его мигрени?

— Что ты имеешь в виду?

Саша почувствовала, как в ней медленно поднимается раздражение. Она не понимала, в чем состояла сложность рассказать правду, тем более сейчас, когда она и так уже все поняла.

В тот самый первый раз, когда они все познакомились и поехали в отдаленные места Хакасии на поиски таинственного целителя, они несколько раз интересовались у Войтеха, в чем состоит его интерес, и каждый раз он утверждал, что это всего лишь хобби, желание узнать, что есть таинственного в этом мире. Теперь Саша была твердо уверена: он лгал. Поиски человека, способного исцелять даже злокачественные опухоли на четвертой стадии, и визитка фирмы, спонсирующей медицинские обследования, не могли быть совпадением.

— Я, может, и доверчивая сверх меры, но все же не дура, Войтех, — улыбнулась она, чтобы скрыть свои чувства. — И могу сопоставить поездку к целителю с визиткой какой-то медицинской фирмы. Ты проходил обследование у них? Они что-то нашли, и поэтому тебе был нужен целитель? Или не нашли, но ты им не поверил и хотел на стороне убедиться, что они все же правы? В общем, — она развела руками, — вариантов у меня много, но я хочу знать правду.

Войтех несколько секунд смотрел на нее, а потом внезапно рассмеялся. От облегчения, а потому довольно искренне.

— Paneboze, zlato… Чем ты себя накрутила? Я тебе клянусь, я не проходил никаких медицинский обследований, которые бы выявили необходимость целителя. Ни в ЗАО «Прогрессивные технологии», ни где-либо еще. Я здоров. Я абсолютно здоров, к такому выводу пришла медкомиссия после полета и больше никто никогда не оспаривал это заключение. Ну, не считая психиатрических проблем, конечно.

Саша рассмеялась вслед за ним, понимая, что даже если бы он сказал это не так убедительно, она бы все равно ему поверила. Просто потому, что отчаянно этого хотела.

— Кажется, моя профессия начинает плохо на меня влиять, — покачала головой она. — Когда видишь, как умирают молодые и еще вчера здоровые люди, начинаешь этого бояться. Я уже почти похоронила тебя за этот час.

— Не дождешься, — мягко заметил он, дотянувшись рукой до ее лица и погладив по щеке. — У меня больше шансов свернуть себе шею в какой-нибудь нашей экспедиции, чем заболеть. Ты знаешь, я ведь за всю жизнь не болел ничем серьезнее простуды. Даже вирусные инфекции редко меня брали. Так что на мое тело мне грех жаловаться, оно досталось мне довольно крепким. Тебе, наверное, сложно в это поверить, потому что до недавних пор ты видела меня только во время расследований, а во время них я стабильно страдаю от видений и их последствий. Возможно, будь мой организм слабее, и последствия были бы тяжелее.

— Мы ведь уже решили — и я не дам тебе передумать — что скоро у меня будет много шансов убедиться в том, что ты гораздо здоровее, чем я думаю, — озорно улыбнулась она, поправляя на его голове мокрое полотенце, которое стало уже почти теплым. Следовало снова намочить его, но пока ей не хотелось вставать с кровати. Слишком сильно она себя накрутила за какой-то несчастный час. Вместо этого она легла с ним рядом и обняла его. Велик был соблазн и тему сменить, однако это ЗАО все равно не давало ей покоя. — Тогда я тем более не понимаю, откуда у тебя их визитка.

Войтех обнял ее, крепче прижимая к себе. В голове мелькнула мысль во всем признаться. Ведь все равно однажды это всплывет, так зачем же оттягивать момент?

Ответ был прост: он боялся этого момента и готов был оттягивать его ровно столько, сколько получится. Интуиция подсказывала ему, что момент откровения вполне может стать и моментом расставания. Саша не выносила лжи, и он знал это с самого начала. И все же лгал ей несколько лет подряд. Или не договаривал правду, как считал он сам, но иллюзий при этом не питал: она расценит это как ложь. Возможно, ему и удастся уговорить ее простить его, но для этого ему определенно нужно быть в лучшей форме, чем сейчас.

— Саша, я не помню. Правда. В то время у меня было много визиток, я рассовывал их по разным карманам, потому что, честно говоря, не привык носить визитницу. Это название действительно кажется мне смутно знакомым. Но, очевидно, у нас с ними не срослось. Как и с многими другими. Потому что, знаешь, иностранцу не так уж легко найти у вас достойную работу, когда самая яркая строчка в резюме — завораживающий, но абсолютно бесполезный с точки зрения бизнеса, полет в космос.

Саша промолчала, ничего на это не отвечая. Наверное, она бы тоже никому не сказала на его месте о том, что ей знакомо это название, если бы не могла внятно сказать откуда. Ване только дай повод для издевок в адрес его памяти и всего, что касается психического здоровья.

— И что мы будем теперь делать? — спросила она. — Ритуал, как предлагал Нев? У меня от одной мысли об этом мурашки по коже.

— В ночь своей гибели эта девушка встретилась с тенью. Я видел это ее глазами и, как ни странно, видел глазами тени. Значит, эти таинственные существа — не плод больного воображения. Мы исчерпали другие варианты, я просто не знаю, что мы еще можем сделать. Думаю, надо попробовать ритуал.

— И тебе не страшно? — Саша приподнялась на локте и заглянула ему в глаза. — Ты ведь помнишь Нева в замке? Помнишь, что с ним бывает, когда он перестает себя контролировать. И Лиля этого не хочет, а уж она, как мне кажется, знает его лучше всех нас.

— Саша, в том замке и мои способности работали иначе. Словно видениям не приходилось пробиваться ко мне, я ловил их легче. Возможно, что-то подобное происходило и с Невом. Но, заметь, даже тогда он защищал нас ценой своей, как мы тогда думали, жизни. Нет, я не боюсь Нева и его силы. Уверен, что он справится. Он защитил тебя от Ангела, он много раз спасал нас, применяя свои способности. Мне кажется, он заслужил этим небольшой кредит доверия. И еще мне кажется, утром мы очень обидели его, не выказав этого доверия. Я хотел бы это исправить.

Она вздохнула.

— Ты прав. Как всегда. Как у тебя это получается, а?

— Не знаю, — усмехнулся Войтех. — Наверное, это еще одна моя суперспособность.

— Тогда ты спи, — Саша села на кровати, поправляя немного съехавшее полотенце с его лба, — а я пойду скажу Неву, что мы согласны на ритуал. Возможно, ему нужно что-то подготовить. Главное, — она улыбнулась, — не прийти не вовремя, как он вчера к нам.



21 декабря 2014 года, 18.16

Магазин «Пятерочка», ЗАТО «Научный городок»

Тверская область

Анна Замятина искренне любила свою младшую сестренку Карину, хоть между ними и было почти семнадцать лет разницы, да и сестрами они были только наполовину. Ее отец ушел от них с матерью, когда ей уже исполнилось пятнадцать, но она только недавно узнала, что причиной его ухода стала другая женщина. Он умело скрывал свою любовницу, не позволяя слухам ползти по маленькому городку, где все про всех знали. Женился он на ней лишь год спустя, когда она забеременела Кариной, поэтому Анна никогда не сопоставляла его уход с наличием другой женщины. Ее мама обладала тяжелым характером, и то, что они прожили вместе больше пятнадцати лет, уже казалось Анне достижением. И тем не менее, несмотря на характер, у матери хватило ума не рассориться с ее отцом в пух и прах. Как она сама призналась Анне много позже, она понимала, что почти окончившей школу девочке с отцом-ученым, работающим в местном институте и получающим неплохие по меркам их городка деньги, лучше дружить. И в плане финансов, и в плане будущего образования. Поэтому многого и не рассказывала дочери. Анна подозревала, что немалую роль здесь сыграла и нелюбовь ее матери к выносу сора из избы. Она не терпела даже мысли о том, что местные сплетницы будут ковыряться в ее грязном белье и обсуждать за спиной.

С новой женой отца, которая была всего лишь на шесть лет старше самой Анны, у нее всегда были ровные отношения. Подругами не стали, но и не ругались. Зато Карину Анна любила по-настоящему, хоть и встречались они не так часто, поскольку уже через год после ее рождения Анна уехала в Москву. Карина отвечала ей тем же, и как-то так внезапно оказалось, что Анна стала главным авторитетом для вступившей недавно в сложный подростковый период младшей сестры. Возможно, девочка из провинциального городка восхищалась старшей сестрой, живущей в столице, а возможно, дело было в том, что Анна, в отличие от ее матери, никогда не повышала на нее голос и не ругала по поводу и без, стараясь объяснить какие-то моменты доступно и не на повышенных тонах. Именно поэтому вторая жена отца сегодня утром позвонила ей в истерике, требуя провести с Кариной разъяснительную беседу по поводу взрослых мужчин, оказывающих знаки внимания юным девушкам, едва вступившим в возраст полового созревания. Анна не горела желанием вести подобные разговоры, но отвертеться не смогла, поэтому позвала младшую сестренку с собой в магазин, придумав пристойный повод: купить ингредиенты для торта по случаю завтрашнего дня рождения своей матушки.

Карина, конечно, мгновенно насупилась, когда поняла, к чему ведет Анна, опустила голову и сунула руки в карманы, всем своим видом выражая молчаливый протест. Но, по крайней мере, не орала, что сестра ничего не понимает, и не хлопала дверями, как вела себя с матерью.

— Пойми, дорогая, ни при каких обстоятельствах четырнадцатилетняя девушка не может быть интересна тридцатилетнему мужчине, если только у него все в порядке с головой, — говорила Анна, с особой тщательностью выбирая ванильный сахар среди трех представленных вариантов. — Не потому что ты маленькая и глупенькая, мы ведь обе знаем, что это не так, а потому, что у него как минимум в два раза больше жизненного опыта.

— Я бы поспорила с тобой на деньги, — проворчала Карина, ковыряя носком кроссовка пол и не глядя на сестру. — Но это будет нечестно. Зря вы все так ополчились против Войтеха. Он ничего такого не имеет в виду. Цветов не дарил, конфетами не угощал. Мы всего-то два раза поговорили. Все. Нет, уже устроили переполох. И ты туда же.

Анна замерла с сахаром в руке, посмотрев на Карину.

— А можно спросить, о чем именно вы говорили? — поинтересовалась она, стараясь, чтобы голос выражал обычный сестринский интерес, хотя не удержалась и все же добавила: — Он тебя куда-то звал? Твоя мама утверждает, что вы куда-то шли, чуть ли не взявшись за руки.

— Да мы вокруг дома ходили! — разозлилась Карина. — Никуда мы не шли. И это я его под руку взяла. И говорили мы… — она осеклась. — О важном. И личном. Но не о том, о чем вы постоянно думаете. А о том, о чем никто из вас со мной в свое время говорить не захотел. А ведь я пыталась. Какие ко мне теперь претензии?

— Ну, не злись, — Анна успокаивающе коснулась ее плеча и улыбнулась, отчаянно пытаясь вспомнить, о чем когда-либо отказывалась говорить с ней. Даже на самые запретные темы с ней всегда говорила именно она, а не истеричка-мать. — Значит, я когда-то о чем-то не захотела с тобой говорить, а Войтех захотел?

Карина опять насупилась и замолчала. Ей хотелось рассказать все Анне, ведь на самом деле тогда ее не было в городке, когда она пыталась поделиться с родителями своей проблемой. В то же время Карина боялась, что Анна тоже все спишет на фантазии, а заинтересованность Войтеха в этих фантазиях превратится в еще какой-то преступный замысел.

— Просто он мне поверил, — осторожно сказала он, поглядывая на Анну исподлобья. — То есть не то чтобы поверил… Ему проще, он знает, что я говорю правду, а не выдумываю, как решила мама.

В этот момент Анна пожалела, что в их убогом городишке нет приличного кафе с соответствующей обстановкой, куда можно было бы отвести сестру и за чашкой капучино поговорить по душам. Не в это же подобие кафе ее вести, где ошивается вся местная молодежь, а буфетчица за стойкой только и делает, что обсуждает всех и вся. В воскресенье днем у нее дома мама, у Карины тоже, при них опять же не посекретничаешь, а Анна интуитивно чувствовала, что разговор может быть важным. Как минимум, для девочки-подростка. Но выбирать не приходилось.

— Давай так, — предложила она, внимательно глядя на сестру и больше не отвлекаясь на прилавки. — Ты мне сейчас расскажешь все, а я тебе обещаю вообще никак не комментировать, если ты не захочешь знать мое мнение. Но твою маму по поводу Войтеха успокою.

Анна знала, что в любом случае ее успокоит, даже если ей придется разбираться с этой заезжей группой самостоятельно.

Карина долго мялась, бестолково перебирая пакетики с приправами, а потом все же призналась:

— Года два назад я начала видеть странные вещи. Типа галлюцинаций, только потом они начали сбываться. Мама сказала, я маюсь дурью и все выдумываю. А Войтех… Войтех тоже это видит. Вот так-то. Оказалось, у нас с ним одни видения на двоих.

Карина с вызовом и затаенным страхом посмотрела на Анну, ожидая ее реакции. Та только удивленно вздернула брови, ничего не говоря, как и обещала. Возможно, она бы, как и мама Карины, посчитала все это подростковыми фантазиями, если бы сама не познакомилась с Войтехом при весьма загадочных обстоятельствах.

Чуть больше двух лет назад она организовывала праздник в Смоленской области, который закончился трагедией. И уже тогда ей показалось, что симпатичный «коллега» с милым акцентом, который он так тщательно пытался скрыть, не подумав изменить заодно имя, не тот, за кого себя выдает. Более того, он знал о происходящих странных вещах гораздо больше, чем она.

Вернувшись в Москву, Анна постаралась не вспоминать о произошедшем, поклявшись больше не ввязываться в подобные авантюры. И вот в огромной стране с многомиллионным населением они встретились снова. Едва ли это совпадение.

— И он сюда приехал из-за этих ваших видений? — уточнила она. — Вы познакомились где-то раньше? В Интернете?

— Да нет же, он приехал сюда из-за этой фигни с тенями, — Карину подбодрило то, что Анна хотя бы не рассмеялась, превратив серьезный разговор в шутку. — И встретились мы случайно… Ну, по крайней мере, это было сюрпризом полным, а вот случайно ли — не знаю. Если мы видим одно и то же, значит, мы с ним как-то связаны.

— Значит, связаны, — задумчиво пробормотала Анна, забыв на мгновение, что лучше бы не поддерживать эту убежденность в младшей сестре. — А что именно вы видите? — Она снова посмотрела на Карину.

— Да ерунду какую-то, — отмахнулась та. — Падающие монеты. Вот только у него из-за этого видения башню срывает. Когда мы первый раз встретились, я сама подумала, что он маньячина какой-то. Налетел на меня с этим видением, самого всего трясет, глаза бешеные… — она прикусила язык и немного испуганно посмотрела на сестру. — Но он быстро в чувство пришел, ничего такого, честное слово.

Анна рассмеялась, разгадав ее маневр.

— Давай так. Я поговорю с ним, и если приду к выводу, что его на самом деле интересуют только видения, помогу тебе встречаться с ним при необходимости так, чтобы твоя мама не узнала. Но за это ты должна мне кое-что пообещать.

— Что? — бодро поинтересовалась Карина, одновременно чувствуя готовность пообещать что угодно и при этом скрестить пальцы в кармане.

— Что не станешь в него влюбляться и вообще будешь вести себя как взрослый рассудительный человек, — улыбнулась Анна. — Мне тоже было четырнадцать, и я знаю, как это бывает.

— Хорошо, — быстро и легко ответила Карина. Слишком быстро и очень уж легко. Она уже чувствовала себя немного влюбленной, поэтому считала, что даже не соврала. Если она уже влюбилась, она не сможет влюбиться еще раз в будущем. Нет, она понимала, что сейчас маловата для него, но она была уже достаточно взрослой и разумной, чтобы понимать: это скоро пройдет. У ее родителей была очень приличная разница в возрасте. Так почему у нее не может быть так же?

— Вот и отлично, — снова улыбнулась Анна, подумав в свою очередь, что нужно просто контролировать сестру то время, пока эти странные люди находятся в городке, а затем они едва ли смогут видеться. Юношеские влюбленности проходят очень быстро, особенно если нет возможности встречаться с объектом обожания. — А теперь пойдем дальше, у нас еще большой список, — она продемонстрировала Карине смартфон, в котором хранился список ингредиентов для торта.

— Я схожу за мукой и крахмалом.

Карина тут же метнулась в сторону небольшого закутка в торговом зале. Она не успела даже выбрать из трех разных торговых марок муки, когда услышала голоса из соседнего прохода, от которого ее отделял стеллаж с продуктами:

— Я вам говорю, этих чуваков надо проучить. Наверняка это они Катьку… — убежденно твердил мужской голос.

— Подожди, я что-то не понял, — возразил ему второй. — С чего ты взял, что они сатанисты?

— Сатанисты или еще кто — я без понятия, но я собственными ушами вчера слышал, как один говорил второму про ритуал. Они приехали сюда из-за этих теней. Может, они им поклоняются или еще что, мне без разницы. Я не позволю им грохнуть еще кого-то. Как Катьку… — первый голос прервался под наплывом эмоций.

За стеллажом повисла тишина. Карина тоже не шевелилась и даже не дышала, чтобы ее не услышали.

— Он прав, — заметил третий голос. — Нельзя спускать чужакам такое.

— Так может, в полицию заявим? — неуверенно предложил второй.

— Ага, и что мы им скажем? — фыркнул четвертый. — Пошлют они нас. Уж лучше самим разобраться. Возьмем ребят. Их там шестеро, но две девки и один старик. Соберем человек десять, и все будет в шоколаде.

Карина вздрогнула и отшатнулась. Ее подозрения подтвердились: местные что-то замышляли против Войтеха и его спутников. За стеллажом раздавалось одобрительное мычание, а потом кто-то предложил идти «искать ребят» прямо сейчас, но больше Карине ничего расслышать не удалось: группа молодых людей, тихо переговариваясь, направилась к выходу из магазина. Она сама еще несколько секунд провела в ступоре, а потом побежала к Анне, забыв и про муку, и про крахмал.

Сестра нашлась в отделе с молочной продукцией. Она, конечно, удивилась тому, что Карина вернулась с пустыми руками, но спросить ничего не успела. Карина вцепилась в ее руку и испуганно заявила:

— Аня, нам надо немедленно найти Войтеха!


Глава 7 | Дом безликих теней | Глава 9