home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Свидание на пленэре

Смерть на охоте

Той ночью я спала мало. Мы понадежнее пристроили стул под дверной ручкой и подперли его тумбочкой, тем не менее не только мне, но, думаю, и Мэри не удалось погрузиться в крепкий сон после того, что случилось. Я ненадолго задремала и вскочила с первым лучом зари.

Солнце еще поднималось, когда я потихоньку выскользнула из дома через служебный вход. Вокруг не было ни души, я в полном одиночестве ступила на размокшую, покрытую палой листвой тропинку, и лишь притаившиеся в зарослях птицы подбадривали меня утренним щебетом и составляли компанию.

крыт, да и топать пешком я не решилась бы по этой трясине, даже если бы у меня нашлась пара болотных сапог. Поэтому план мой был таков: добраться тропами до второй деревеньки, где живет семья Сьюзан, там свернуть к лесу и одолеть холм – оттуда уже рукой подать по полям до того места, где охотились джентльмены. Путь меня ждал трудный, да еще по колено в грязи, но в родном Свитфилде я привыкла к долгим прогулкам и капризам погоды; оставалось надеяться, что за время пребывания в Стэплфорд-Холле я не растеряла ни сил, ни сноровки. Впрочем, если учесть, сколько тяжелой и грязной работы мне приходилось выполнять под командованием миссис Уилсон, были все основания полагать, что месяцы в услужении сделали меня сильнее.

Однако, несмотря на хорошую физическую подготовку, спустя час пути я уже начала опасаться, что шотландская грязь, косогоры и буераки одержат верх над моими благими намерениями; к тому же опять заморосило, и энтузиазм стал убывать еще стремительнее. Теперь я сомневалась в своей выносливости, умственных способностях, чутье и ощущала себя бесполезной замызганной букашкой, когда тропинка наконец вывела меня из-под деревьев на распутье. Я села на верстовой столбик и позволила себе заслуженный, очень необходимый отдых.

Дождь шуршал листвой в кронах, пахло мокрой землей, я постаралась сосредоточиться на окружающем пейзаже и напомнила себе, что природа умеет дарить душе мир и успокоение. В Стэплфорд-Холле мне этого отчаянно не хватало, а здесь магия лесов и гор быстро сделала свое дело: я воспряла духом и снова обрела уверенность в успехе. Правда была на моей стороне, а отец учил меня, что смекалка, отважное сердце и упорство на пути к цели всегда побеждают[21]. Конечно, будучи священником, сам он не мог в это не верить.

Я достала из кармана записную книжку, и оказалось, что вощеная бумага, в которую я ее предусмотрительно завернула, спасая от дождя, не подвела. Закрыв на несколько секунд глаза, чтобы сосредоточиться, я быстро набросала схему охотничьих угодий и расположение колышков с флажками. Я знала, где погиб мистер Смит, и примерно помнила, в каком порядке стояли джентльмены и Рори вокруг его тела. У меня теплилась надежда, что, еще раз взглянув на это место, я сумею исправить ошибки на схеме и, возможно, припомню какие-то детали, которые все изменят. Я собиралась пройти весь путь, проделанный ранее подсумками с патронами, и была уверена, что, расставив события в надлежащем порядке, найду нечто такое, что отведет подозрения от Сьюзан.

Из напряженных раздумий меня вывел цокот копыт. Оглянувшись, я увидела, что ко мне по дорожке приближается лошадь, запряженная в маленькую двуколку. Вожжи держал мужчина в широкополой шляпе и дождевом плаще; у него за спиной, на сиденье, предназначенном для пассажира, были свалены поленья, колышки, топоры и еще какие-то инструменты. О местных правилах приличия я была осведомлена не слишком хорошо, но на всякий случай встала с верстового столбика, чтобы поприветствовать незнакомца.

– Не шибко-то годный денек для прогулок, – сказал он с сильным шотландским акцентом.

Под широкими полями шляпы я разглядела дружелюбные ореховые глаза в сеточке глубоких морщин.

– Ты откуда будешь, лэсс? Может, подвезти?

Как я уже не раз упоминала, к своему великому сожалению, за время работы на Стэплфордов ложь стала даваться мне все легче и легче.

– Один джентльмен из гостей здешнего поместья потерял дорогую фляжку с гравировкой, когда охотился в этих краях, и послал меня ее поискать.

Пожилой мужчина презрительно скривился, в горле у него заклокотало, и он сплюнул на дорогу. Я невольно попятилась, хотя он, конечно, целился не в меня и плевок приземлился далеко.

– Прозывают себя джентльменами, а паршивая безделушка для них дороже человечьей жизни! – проворчал шотландец.

мне о том рассуждать – я всего лишь служанка.

– А по твоим речам вроде не похоже. – Ореховые глаза взглянули на меня с подозрением.

– Мой отец был викарием. То есть приходским священником – у вас ведь их так называют? Когда он умер, мне пришлось пойти в услужение, потому что матушка не могла содержать семью.

– Я разумею, он сейчас на Небесах, Господь о нем позаботился, – сказал шотландец с неожиданной теплотой, так что у меня слезы навернулись на глаза. – Запрыгивай сюда, лэсси. Я еду в дальний лес и повысажу тебя там, где господа куропаток стреляли. Правда, обратно тебе самой возвращаться придется – мне до ночи в лесу дела поделывать.

Я открыла дверцу двуколки и села позади него, отодвинув инструменты.

– Очень любезно с вашей стороны, сэр. Наверняка обратная дорогу под горку будет легче. Я тоже выросла в сельской местности, но у нас природа не такая дикая, да и не так красиво, как здесь.

Возница поцокал языком, и лошадь тронулась в путь.

– Хороша наша земля-матушка, да очень уж жестока к чадам своим, – сказал он мне. – Я Донал Страхан, здешний егерь.

– Так вы, должно быть, работали вместе с мужем Сьюзан? – обрадовалась я.

– Ай, лэсс. Добрый был парень. Дел у нас тогда на двоих хватало, да и сейчас невпроворот. А ты, стало быть, знаешь Сузан?

– Не слишком хорошо. То есть достаточно хорошо, чтобы не верить, что она сделала то, в чем ее обвиняют.

– Сузан – девица с норовом, завсегда такой была. Кабы это новый хозяин помер, я бы поверил, но зачем ей лишать жизни какого-то там мистера Смита, никому не ведомого? Ерунда же.

– Но она наверняка знала, что произойдет, если зарядить ружье неправильным патроном, да?

– Ай, и получше тех джентльменов. Мы с Лахланом, ее мужем, сами патроны мастерили, свои заряды поделывали. Работа непростая, но выходило дешевле, чем покупать у оружейников. Ружья у прежнего хозяина были старые, так что сама разумеешь – опасным делом мы занимались. Дробовик – мощное оружие. Ежели патрон в стволе взрывается… – Донал покосился на меня. – Ведомо тебе, из чего патрон состоит?

– Нет, – развела я руками.

– Да уж надо думать. Твой отец ведь священником был, навряд ли ему нравилось убивать божьих тварей.

– Не нравилось, – просто сказала я, ожидая продолжения.

– Что ж, внутри патрона есть порох – такой, как в пушки засыпают, – а еще пыж, который не дает дроби рассыпаться, и сама дробь, то бишь много-много свинцовых шариков, и каждый из них, почитай, сам по себе пушечное ядро, только крохотное. Когда спускаешь курок, порох вспыхивает и толкает пыж вместе с зарядом дроби по стволу. Пыж нужен, чтобы увеличить кучность выстрела, то бишь держать заряд воедино, – так дробины какое-нито время пролетят скопом в одном направлении. Иначе прицельного выстрела не получится, а будет как у тех старинных мушкетонов с раструбом. В общем, дробь из ружья летит скопом и мало-помалу рассеивается этаким облачком. Ежели пыж правильно забит и цель не слишком далеко, дробь проделает в ней, в цели, дыры. А ежели цель совсем близко и заряд летит кучно, так он и дырищу насквозь пробьет. Притом на изрядном расстоянии заряд пораспадётся и отдельные дробины застрянут где ни попадя. Потому нужен хороший охотничий пес, чтобы подраненную добычу преследовать и прекращать ее мучения.

Меня слегка затошнило, но я сумела выговорить вопрос:

– А что происходит с пыжом?

– Смекалистая ты, лэсси, – одобрительно кивнул Донал. – Пыж, вылетая из патронника, отваливается от заряда дроби.

– А не могло быть так, что пыж застрял в патроннике и от этого ружье взорвалось?

– Навряд ли.

– Тогда я не понимаю, что произошло.

– Насколько я слышал, кто-то зарядил дробовик патроном двадцатого калибра. Он меньше двенадцатого, который для таких охотничьих ружей годен, хотя число-то вроде как больше. Двадцатый только в дамских ружьишках используют, невеликих таких.

– Но ведь маленький патрон мог просто выпасть из дробовика?

– Да что ты, лэсси, нет, конечно. То есть напрочь выкатиться из дула он не может, но в патроннике чуток вниз уходит, и, когда ружье стреляет, порох не вспыхивает. Патрон двадцатого калибра так и остается в патроннике, а поскольку много места он не занимает, можно его проглядеть и поверх еще один патрон позасунуть. И вот когда во втором патроне вспыхивает порох, оказывается, что выход в ствол перекрыт, потому заряд бьет в обратную сторону – прямо в голову тому, кто ружье держит.

– То есть патронник взрывается, и стрелок получает в лицо всю дробь?

– Ай, такие вот дела, – кивнул Донал. – Бывает, пыж из самодельного заряда застрянет в стволе или кто-нито перепутает патроны. Вот почему охотники, ежели они в этом мало-мальски смыслят, всякий раз чистят ствол и проверяют патронник после выстрела. Но у твоего хозяина отменное снаряжение, с ним такого не должно было случиться.

– Значит, на охоте двенадцатого числа кто-то не проверил одно ружье?

– Похоже на то, лэсс. Ну так ведь джентльмены же соревнование учудили – кто больше куропаток понастреляет. А жажда крови, она всяко лишает мужчин разума.

– Видимо, они недооценивали риск.

– Может, и так, – снова кивнул Донал. – И это одна из причин, по которой у каждого джентльмена есть слуга, обязанный заряжать ружья. Пока господин стреляет, слуга заряжает второе ружье, отдает его господину после выстрела, забирает первое, отработавшее, и проверяет ствол. Люди думают, это чтобы джентльмены могли стрелять быстрее, но тут дело поперёд всего в безопасности.

– А мог мистеру Смиту попасться бракованный патрон – не самодельный, а из закупленного лордом Ричардом арсенала?

– Хотелось бы так думать, лэсс, но я слыхал, при нем нашли патроны разных калибров. – Егерь вздохнул. – При нем ведь не было слуги, которому надлежало дробовик заряжать?

– Нет, слуга отлучился.

– Вот беда. Хороший слуга заметил бы, что патрон негодный. – Он грустно усмехнулся. – А плохому тоже голову отстрелило бы.

– Как? Слуга тоже мог погибнуть? – сдавленно уточнила я, потому что у меня вдруг перехватило горло.

– Всякий, кто окажется рядом с взорвавшимся ружьем, – считай, покойник.

– Но никто из других охотников не пострадал.

– Ты, видать, никогда не бывала на охоте, – сказал Донал. – Вот как все устроено. Грандиозное Двенадцатое – день состязаний. Джентльмены ведут счет трофеям. Колышки с флажками, обозначающие место для каждого, порасставлены покруг холма, один на изрядном расстоянии от другого, чтобы проще было распознать, кто какую птицу подстрелил.

– Но у кого-то место может быть выгоднее, да? Кто же определяет, кому где стоять? – спросила я.

– Это решается жеребьевкой перед началом охоты.

– Как все сложно…

– Устроить охоту – дело нелегкое, твоя правда. И должен с горечью признать, что Сузан в этом недурно разбирается.

– Вы думаете, она подменила патроны?

– Ежели она и решилась на такое, то по ошибке выбрала не тот подсумок, – сказал Донал. – Но, поверь моему слову, тут стоит поприсмотреться к кое-кому другому. К тому, кто заряжал ружье для мистера Смита. Слуги, обязанные заряжать джентльменам ружья, обычно никуда не отлучаются с места охоты, особенно Двенадцатого августа.

Мне сделалось нехорошо. Неужели все это время я заблуждалась и помогла оправдать настоящего убийцу?..

Дальше я молчала, погрузившись в размышления. Донал понукал лошадь, которая тащила двуколку то вверх, то вниз по высокогорью. Мелкий дождик окончательно превратился в морось, которая повисла в воздухе белесым жиденьким туманом, хотя видимость оставалась достаточной. Брести дальше по полям пешком мне совсем не хотелось, поэтому пришлось сделать над собой усилие, чтобы спрыгнуть с двуколки, когда Донал остановил ее рядом с местом охоты. Так или иначе, выбора у меня не было. Я искренне поблагодарила егеря и стояла на дороге, глядя ему вслед, пока он не исчез из виду.

Цокот копыт и скрип двуколки мало-помалу стихли вдалеке. Я всегда любила прогулки на природе, но сейчас мне было крайне неуютно – то ли из-за унылой, тусклой погоды, то ли от того, что я вымокла и холод все ближе подбирался к костям, несмотря на теплую шаль у меня на плечах; то ли по причине зловещих событий, которые здесь произошли. Так или иначе я не могла отделаться от странного чувства, что за мной наблюдают.

В отличие от моего брата, малыша Джо, мне никогда и нигде не мерещились привидения, но теперь, шагая по полям к месту охоты, я думала о том, что лучше уж повстречать призрак доброго мистера Смита, чем живого разбойника, который может внезапно выскочить из-за любого куста.

Впрочем, до цели я добралась без происшествий и укрылась от дождя под деревьями. У одного, с густой кроной, ствол оказался сухим; я села под ним, прислонившись спиной к коре, достала записную книжку, открыла ее на недавно набросанной схеме и попыталась вспомнить все известные мне подробности того ужасного дня. Оказалось, я правильно отметила, где упал мистер Смит, и, подумав немного, точнее обозначила расположение остальных джентльменов на поляне. Догадаться, у какого колышка каждый из них занимал охотничью позицию, по этой схеме было невозможно, зато она давала представление о том, насколько далеко они находились от места взрыва, если допустить, что все, в том числе и убийца, одновременно кинулись бежать на звук. Убийца рисковал – в результате жеребьевки он мог очутиться слишком близко к ружью, которому предстояло взорваться. В то, что ему удалось каким-то образом подтасовать результаты, я не верила.

Поразмыслив еще, я решила, что на месте убийцы постаралась бы изобразить самую естественную и невинную реакцию, то есть бросилась бы на помощь мистеру Смиту, прекрасно понимая, что он уже мертв.

Типтон и Рори подоспели сразу после взрыва, но это ничего не значило. Патроны меньшего калибра убийца мог подложить в подсумок в любое время. Разумеется, если бы убийцей был Рори, он должен был позаботиться о том, чтобы Смит воспользовался этими патронами в его отсутствие. Я прокрутила последовательность событий назад. Может, манипуляции с подсумком были произведены во время ленча?

Я медленно зашагала к той поляне, где мы устраивали пикник, осмотрелась там и быстро сделала вывод, что у массы людей была возможность подбросить патроны в подсумок Смита. Где охотники сложили свои принадлежности, я точно не помнила, зато знала, что ни у кого на поясе не было подсумков, когда они сидели за столиками.

Вдруг я замерла, пораженная внезапной мыслью: а почему, собственно, я решила, что джентльмены сами таскали подсумки во время охоты? Мне в тот день не пришло в голову приглядываться к их охотничьему облачению. Может, патроны были у тех, кто заряжал для них ружья? У меня даже голова закружилась – в этом деле столько вопросов и слишком мало ответов. И вот еще что – у мистера Смита патроны были и в подсумке, и в карманах; я чувствовала, тут есть что-то странное, но пока не могла сообразить, что именно. Интересно, мистер Эдвард допросил джентльменов на эту тему? Вероятно, да.

Меня опять одолели сомнения. Во время прошлого расследования, в Стэплфорд-Холле, я не задумывалась, откуда взялось оружие, которым воспользовался убийца; тогда меня больше занимали психологические портреты вовлеченных в те события людей, то есть я сосредоточилась на личностях и, собирая улики, зашла так далеко, что привлекла к себе внимание преступников, а в одном случае даже добилась признания. Однако человек, который его сделал, не желал мне зла, а преступление он совершил потому, что его к этому вынудил чудовищный поступок жертвы, который превратил бы в орудие мести и самого святого из святых. Я не питала иллюзий – среди обитателей охотничьего домика святых не было.

Мистер Бертрам и мистер Фицрой оказались правы: это дело выше моего понимания. Мне не хватало способности сосредоточиваться на мелочах и видеть целое; единственное, что я умела, – это читать в душах людей, а о гостях Стэплфордов мне почти ничего не было известно, кроме их имен.

Но тут мой внутренний голос возмущенно напомнил, что в Стэплфорд-Холле я не успела пробыть и дня, как наткнулась на труп, и мало-помалу, собирая улики, раскрыла убийство.

Сейчас я находилась на поляне для пикника. Оглядевшись, нашла сухое местечко под деревом с толстями узловатыми корнями, торчавшими из земли, и кое-как устроилась под ним.

Мужская психология до сих пор оставалась для меня загадкой, но я не могла себе представить, что кто-то способен невозмутимо обедать, сидя за одним столом с человеком, которого он собирается убить сразу после трапезы. Значит, в поведении гостей на этой поляне нужно искать нечто такое, что выдаст преступника.

Я постаралась припомнить, кому больше всех не терпелось вернуться на охоту и кто против этого возражал. Первое, что мне пришло в голову: Рори постоянно торопил лорда Ричарда и даже пытался убедить его, что гости уже достаточно выпили и не нужно открывать новую бутылку. Я всей душой желала, чтобы Рори оказался невиновным, и видела вполне достоверное объяснение его настырности – он не хотел допустить, чтобы по лесу разгуливали вдребезги пьяные джентльмены с оружием в руках. Но ведь при этом Рори даже вступил в спор с хозяином, а для дворецкого, который, как он сам дал понять, дорожит своей должностью, это опасно и непозволительно.

Еще я помнила, что Мюллер рвался пойти пострелять. Мистер Бертрам чувствовал себя неуютно на протяжении всего застолья, и это было отлично заметно; но он демонстрировал недовольство всем происходящим с того самого дня, как в охотничьем домике появился первый гость. Мне было неприятно думать, что он повсюду следует за братом исключительно ради материальной выгоды. Быть может, я его недооценивала? Подозревать в мистере Бертраме убийцу я не находила оснований, но по своему горькому опыту знала, что на него не слишком-то можно рассчитывать, и все, что он пообещал рыдающей Сьюзан, скорее всего, так и останется обещанием.

В числе остальных я вспомнила Типтона, который хотел остаться и еще выпить. Возможно, сделав вид, что упился до чертиков, он собирался обеспечить себе предлог не возвращаться на место охоты, чтобы не стать случайной жертвой им самим же подготовленного взрыва? Или же он таким образом хотел улучить минутку, чтобы напасть на меня? Интересно, у него изначально было такое намерение, или алкоголь размыл моральные устои?

Макгилвари пытался действовать дипломатично, положить конец ссоре, и посоветовал обеспечить Типтона выпивкой. Судя по всему, ему было безралично, как проводить время – вернуться на охоту или продолжить пикник.

Мне вспомнилась еще одна важная деталь: когда мистер Смит раньше других встал из-за стола – как мне показалось, чтобы сбежать от нараставшей неловкости, – Фицрой немедленно вызвался его сопровождать. Что, если он рассчитывал подбросить мистеру Смиту неправильные патроны? Может, он намеренно все это время вводил меня в заблуждение?

Поведение Рори и Типтона представлялось мне наиболее странным. Мюллер выразил желание вернуться на охоту раньше других – это свидетельствовало, что он либо не ожидал опасности и был ни при чем, либо не хотел отсрочивать убийство.

Я бы с большим удовольствием назначила главным подозреваемым лорда Ричарда, но он вел себя как обычно, то есть буйно, громогласно и задиристо.

Во время пикника многие имели возможность подбросить патроны в подсумок мистера Смита, однако проще всего сделать это было Рори и Фицрою. И пожалуй, Рори даже легче легкого.

Мне также пришло в голову, что преступник должен был обладать поразительным хладнокровием. У мистера Смита в карманах и подсумке нашлось несколько маленьких патронов, а значит, убийца не стремился выдать его смерть за несчастный случай.

Я откинула со лба мокрые волосы.

Теперь версия мистера Бертрама о политическом убийстве казалась мне более правдоподобной. Все выглядело так, будто преступник не только не старался скрыть свое злодеяние, но и действовал напоказ – смерть мистера Смита была предупреждением для кого-то еще. Такой подход исключал из подозреваемых Сьюзан: даже под влиянием эмоций, ослепленная местью, она ни на секунду не забыла бы о своих детях и постаралась сделать все возможное, чтобы избежать расследования.

Нет, человек, задумавший и осуществивший это преступление, наделен не одним лишь самообладанием, но и острым умом. Он ничуть не сомневался, что хорошо запутал следы, знал, что его никогда не вычислят, и теперь с удовлетворением наблюдал, как все суетятся вокруг и мечутся вслепую, точно обезглавленные курицы. Мой желудок тотчас отозвался на неуместность этой метафоры болезненным спазмом.

Пелена дождевой мороси между тем потихоньку рассеивалась. Было видно, что на поляне передо мной не осталось никаких следов того, что происходило здесь 12 августа. Я прислонилась спиной к шершавой коре дерева и закрыла глаза. Все выводы, которые можно было сделать о личности убийцы, мне либо очень не нравились, либо не имели надежных доказательств.

– Эфимия!

Я быстро открыла глаза – и увидела бегущего ко мне через поле Рори. Я дважды моргнула, решив, что мне это снится.

– Слава богу, я тебя нашел! Мэри рассказала о твоем плане, и я за тебя ужасно перепугался!

Золотистые локоны намокли под дождем и потемнели, но зеленые лучистые глаза сияли по-прежнему ярко и смотрели на меня так ласково… Я почувствовала, как по позвоночнику побежали мурашки. Вероятность того, что Мэри могла кому бы то ни было выболтать мой план, стремилась к нулю.

– Мэри рассказала? – повторила я.

– Ай! – закивал Рори. – Лорд Ричард тебя искал.

– В такой ранний час?

– Ай. Что-то не так, Эфимия?

И в этот момент на дальний край поляны с ружьем в руках шагнул мистер Макгилвари.

– Мисс Сент-Джон! – крикнул он. – Не подпускайте к себе этого человека! Идите ко мне!

Я вскочила.

Рори схватил меня за руку:

– Эфимия, ты же не думаешь, что я убийца?!

Я заглянула в его глаза и не увидела там ничего, кроме искренности и душевного тепла.

– Ты проверял патроны в подсумке Смита перед охотой? – спросила я.

– Да, – ответил Рори. – По его карманам, конечно, не шарил, но всю амуницию проверил перед тем, как отправить ее к месту охоты.

– Вот вам и признание вины, – прокомментировал Макгилвари. – Мисс Сент-Джон, отойдите от него.

– Почему ты оставил мистера Смита одного, когда должен был заряжать для него ружье? – спросила я, глядя на Рори.

– Я видел, как на тебя смотрел Типтон за ленчем. Когда он не пришел вместе с остальными на место охоты, я встревожился.

– А мистер Смит не возражал, что ты уходишь?

– Я думаю, он тоже обратил внимание на поведение Типтона, поэтому отпустил меня. Сказал, что часто охотится без слуги. Потом достал из подсумка несколько патронов и положил в карман, а подсумок велел оставить на земле. Еще пошутил, что ему понадобится меньше боеприпасов, чем остальным джентльменам.

У меня в голове наконец-то начала выстраиваться отчетливая картина событий.

– А что, если, – медленно проговорила я, – патронов двадцатого калибра никогда не было в подсумке? Что, если они лежали у него в кармане?

– Ты хочешь сказать, он сам их принес? – озадаченно спросил Рори. – Но мистер Смит был опытным охотником, он ни за что бы не перепутал калибр.

Макгилвари молча встретил мой пристальный взгляд. На его губах лениво расползалась улыбка.

– Нет, Рори, – печально сказала я. – Мистер Смит не брал с собой патроны двадцатого калибра. Их принес другой человек. Единственный, кому понадобились теплые перчатки, чтобы пальцы не застыли. Тот, кто развлекает трюками своих племянников. Тот, кто в первый же день достал цветок из-за уха Сьюзан. Искусный мастер, продемонстрировавший ловкость рук. Для него незаметно подложить парочку патронов в карман друга – совсем простой фокус.

– Браво, Эфимия! – воскликнул Макгилвари. – Я знал, что вы умнее Эдварда. Уж если кто и мог обо всем догадаться, только вы.

– Это вы за мной следили, – продолжила я. – Вы пытались проникнуть этой ночью в нашу с Мэри комнату. Вы подслушали наш разговор в коридоре. И вы хотели убить Рори, а потом и Сьюзан, пока никто не доказал их невиновность.

– Чертовски трудно было застать вас в одиночестве, – сказал мистер Макгилвари. – Но, похоже, теперь у меня есть возможность двумя выстрелами убить двух зайцев и тем самым решить все свои проблемы.

Он поднял двустволку и взял нас с Рори на прицел.


Глава 8 Слишком много подозрений и еще больше вторжений | Смерть на охоте | Глава 10 О короле и Отечестве, о ревности и любви



Loading...