home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

О короле и Отечестве, о ревности и любви

Смерть на охоте

Бежать было некуда. Макгилвари появился из леса и стоял на опушке. Рори пришел со стороны полей, слева от меня, где деревья редели. Так что поляна являла собой идеальную площадку для убийства. Я спиной упиралась в древесный ствол, а позади и вокруг деревья, выныривающие из непролазного кустарника, стояли таким тесным частоколом, что бегство было невозможно. Некуда было бежать, только прямиком на мушку дробовика в руках Макгилвари.

– Почему? Почему вы убили мистера Смита? – неистово выпалила я, стараясь выиграть для нас с Рори хоть немного времени.

На ответ я не надеялась, но вопреки ожиданиям Макгилвари заговорил, и на его тонких губах по-прежнему играла ленивая, самодовольная улыбка:

– Вы ведь меня так ни разу и не заподозрили, верно?

– Верно, – отозвалась я, лихорадочно соображая. – Как вы могли убить мистера Смита? Он же был вашим другом!

– В этом вся прелесть. Я сумел подобраться к нему совсем близко, так что никто и ухом не повел.

– Но почему? – У меня уже закончились вопросы.

– Потому что кое-кто меня об этом попросил, Эфимия. Тот, кто взамен может предоставить мне массу преимуществ.

– Палочки для еды, – внезапно подумала я вслух. – Лорд Ричард сказал, вы торгуете палочками для еды. Значит, у вас бизнес на Дальнем Востоке, так? И что же случилось? Не заладилось? Близки к разорению?

Макгилвари поморщился, и я поняла, что попала в цель.

– Это не ваше дело. Хватит болтовни. Пора с вами покончить.

– Вам это с рук не сойдет! – выкрикнула я. – Вы не сможете объяснить нашу смерть, а дороги всё еще залиты водой, так что и сбежать вам не удастся!

– Мне и не понадобится, – спокойно проговорил Макгилвари. – В отличие от вас, милая Эфимия, у меня всегда есть план.

– Она права. Вам это с рук не сойдет, Макгилвари! – сказал Рори.

– О, еще как сойдет, – усмехнулся фокусник. – Видите ли, я собираюсь заявить, что Эфимия поведала мне о своем намерении взглянуть еще разок на место охоты, и я, опасаясь за ее безопасность, пошел следом, но, к великому сожалению, опоздал. Потому что вы, Маклеод, подлый злодей, ее уже пристрелили. Затем вы нацелили двустволку на меня, но я первым спустил курок в целях самозащиты. Второе ружье стоит за тем деревом, я разряжу его в воздух для правдоподобия, после того как уложу вас обоих из этого.

– Дурацкий план, – фыркнула я. – Вам никто не поверит. Я уже успела поделиться своими подозрениями с мистером Бертрамом и мистером Эдвардом.

– Но вы сами сказали, что ни разу меня не заподозрили, так?

Я старалась сохранять непроницаемое выражение лица, однако Макгилвари догадался, что я лукавлю. Ни единой мысли, как из этого выпутываться, у меня не было, поэтому я просто повторила:

– Вам не поверят.

Макгилвари засмеялся:

– Посмотрим. Вы служанка, он коммунист, а я джентльмен. Так кто из нас, по-вашему, заслуживает доверия?

Я наконец осознала, что он действительно собирается нас убить. Со слов Донала Страхана я поняла, что бежать прямиком на дробовик означает верную смерть. За спиной у меня было дерево. Если мы с Рори бросимся одновременно в разные стороны, возможно, одному из нас удастся выскочить за пределы зоны, в которой заряд дроби смертоносен.

Эти мысли промелькнули у меня в голове за считаные секунды. Времени на обсуждение и споры не было. То есть у нас с Рори вообще не было времени.

Макгилвари взвел курок:

– Итак, кого бы мне пристрелить первым?

Бросать Рори я не хотела. И умирать, как распоследняя трусиха, тоже. Собственно, я вообще не хотела умирать, поэтому изготовилась к рывку.

– Пожалуй, девицу, – продолжал размышлять вслух Макгилвари. – Ты такая болтушка, милочка, в мире без тебя станет спокойнее.

Глядя в черные дыры двустволки, я чувствовала, как у меня слабеют колени. Макгилвари поудобнее пристроил приклад у плеча и наклонил голову к ружью, прицеливаясь. Бежать надо было немедленно, но куда? В каком направлении будет больше шансов спастись? Хоть один малюсенький шансик?

Надо бежать прямо сейчас!

И в этот момент Рори сильно толкнул меня в сторону и встал на мое место. Упав на траву, я успела лишь вскинуть взгляд к его решительному лицу – и грянул выстрел. Так близко, что у меня заложило уши, а в ноздри ударил запах пороха.

Но Рори продолжал стоять надо мной, целый и невредимый, к его собственному и к моему удивлению. Потом на его лице отразилось понимание. Он протянул мне руку, помог подняться, и только тут до меня дошло, что случилось. Макгилвари лежал на поляне, истекая кровью, а рядом поблескивала его двустволка.

Из-за деревьев показался мистер Фицрой с дымящимся ружьем в руке, приблизился к распростертому на земле фокуснику и с полной невозмутимостью удостоверился, что тот не дышит, затем переломил ружье и бросил его на траву. То же самое он проделал с валявшейся подле трупа двустволкой.

– Вам крупно повезло, что все закончилось так, – сказал Фицрой, взглянув на Рори. – Вы поступили храбро и по-джентльменски, но очень глупо.

– Откуда… – хрипло начала я и не сумела договорить вопрос.

Мистер Фицрой указал на ружье, из которого он выстрелил:

– Это?

– Угу, – промычала я. Язык отказывался повиноваться.

– Макгилвари любезно оставил его за деревом. Вы что, невнимательно слушали этого господина, Эфимия?

– Была слишком занята мыслями о том, как бы мне уцелеть, – ответила я, снова обретя способность говорить нормальным голосом. – И мне совсем не кажется, что Рори поступил глупо. Он ужасно смелый! – Я взяла Рори за руку и улыбнулась ему, искренне добавив: – Спасибо тебе.

Рори зарделся, а мистер Фицрой вздохнул:

– Как романтично и притом недальновидно. Для женщины есть угрозы пострашнее, чем смерть, а избавившись от мистера Маклеода, убийца остался бы с вами один на один, Эфимия, и его ничто бы уже не сдерживало. Я хочу сказать, что пристрелить вас первой со стороны Макгилвари было почти благородным намерением. Хотя, может, он просто хотел побыстрее от вас избавиться, учитывая вашу настырность и способность выводить людей из себя.

– Сэр, мы оба чрезвычайно благодарны, но это не дает вам права оскорблять леди!

Фицрой усмехнулся:

– Вы, должно быть, мало о ней знаете, Маклеод?

– Почему вы здесь? – быстро спросила я. – До этого места не так легко добраться.

– По-моему, вам лучше последовать примеру мистера Маклеода и просто выразить мне свою благодарность. – Улыбка еще не исчезла с лица Фицроя, но взгляд сделался жестким и колючим.

– Вы следили за Макгилвари! – догадалась я. – И давно вы его подозревали?

– По роду службы я считаю полезным подозревать всех без исключения.

– Вы правда шпион! – выпалила я, и в тот же миг что-то в его глазах напугало меня больше, чем дуло двустволки. – Простите, – поспешила я добавить. – Я никому не скажу.

– Да уж сделайте одолжение. Ради своего блага, – спокойно произнес мистер Фицрой, и мне сделалось совсем неуютно под его взглядом. – В общем-то для всех вовлеченных в эту историю лиц будет лучше, если вы и вовсе забудете сегодняшние события. Желательно, чтобы вы оба дали мне обещание о них не вспоминать.

– Но мы видели убийство! – запротестовал Рори. – Я действительно вам благодарен, вы спасли нам обоим жизнь, однако вы даже не дали этому человеку возможности одуматься и бросить оружие!

– Как благородно, – покачал головой мистер Фицрой. – Только вот если бы я вступил с ним в переговоры, вы были бы уже мертвы. Первый заряд дроби достался бы мне, а второй – вам, Маклеод, поскольку Макгилвари рассудил бы, что Эфимию будет проще задушить голыми руками, чем кого-то из нас.

– Ай, и тем не менее убийство остается убийством.

– Это была казнь, – сухо сказал Фицрой. – Мистер Эдвард вам поручится, что я всего лишь выполнил свою работу.

– Вы здесь для того, чтобы присматривать за лордом Ричардом? – неожиданно спросила я.

– Девочка моя, самое умное, что вам не помешает сделать, – это обуздать свое неуемное любопытство, пока оно не превратилось в порок, опасный для здоровья.

– Но мы же не можем просто оставить здесь труп! – воскликнул Рори.

– Именно так мы и поступим, – отрезал Фицрой. – Дело будет улажено, а мне пора идти. Советую вам поскорее вернуться в охотничий домик. Мистер Эдвард поможет вам справиться с угрызениями совести. – Он приподнял кепи, прощаясь со мной, развернулся и зашагал в лес, оставив на поляне Макгилвари, два ружья и нас с Рори.

одолевать даже самые незначительные препятствия, но за все это время мы не обмолвились ни словом. Казалось бы, после ухода Фицроя мы первым делом должны были с энтузиазмом обсудить подробности нашего счастливого спасения, но у меня в голове крутилось слишком много вопросов, не получивших ответов. И некоторые из них я просто-напросто побоялась бы произнести вслух.

На лице Рори отчетливо читалось, что он пребывает в полнейшем замешательстве. Для него это было первое дело об убийстве, для меня – третье, и, видимо, поэтому я была потрясена в меньшей степени, чем он. Странные, я бы даже сказала – малоправдоподобные речи мистера Фицроя породили больше вопросов, чем дали ответов. И я не сомневалась, что нам с Рори события сегодняшнего утра запомнятся надолго, при этом никто из нас никогда не разберется до конца, что же мы на самом деле видели.

Отец часто говаривал, что ангелы являют себя в разных обличьях, однако сердце подсказывало мне, что мистер Фицрой отнюдь не ангел.

Как ни удивительно, мистер Эдвард уже поджидал нас на кухне. Похоже, он чувствовал себя здесь как дома – вальяжно развалившись за столом, жевал сандвич с яичницей и спорил с Джоком о каком-то футбольном матче.

– А вот и наши бродяги! – поднялся он со стула, едва увидев нас с Рори. – Извольте проследовать за мной в библиотеку.

Рори открыл было рот, но мистер Эдвард его осадил:

– Не здесь, – и вышел из кухни.

Нам ничего не оставалось, как поплестись за ним. Пропустив нас обоих в библиотеку, мистер Эдвард вошел сам, закрыл за собой дверь и указал на кресла, а затем налил и протянул мне и Рори по бокалу виски. Я к этому отнеслась гораздо проще, чем дворецкий, который явно не привык к такому разрушению социальных барьеров.

– За лорда Ричарда, – смущенно пробормотал он, подняв бокал.

– Дело будет улажено, – невозмутимо заговорил мистер Эдвард. – Однако сначала мне придется попросить вас рассказать, что произошло сегодня на высокогорье. Надеюсь, тот факт, что с вами не вернулся мистер Фицрой, не означает, что он каким-то образом пострадал?

– Фицрой – нет, – сказал Рори и сделал огромный глоток виски. – Зато мистер Макгилвари мертв.

– К его безвременной кончине причастен мистер Фицрой?

– Фицрой, да, – кивнул Рори и снова отхлебнул из бокала.

Мистер Эдвард перевел взор на меня:

– Мисс Сент-Джон, у вас никогда не было проблем с изложением собственных мыслей. Может, вы мне расскажете, что все-таки приключилось?

Я все это время таращилась на огонь и дрожала.

– Выпейте немного виски, – нетерпеливо посоветовал мистер Эдвард. – Вам сразу станет лучше.

Я сделала маленький осторожный глоток. Напиток обжег горло, но действительно слегка взбодрил меня.

– Прошлой ночью я решила, что нужно еще раз взглянуть на место преступления, и, когда делилась планами с Мэри, мне показалось, нас подслушивают. А потом кто-то пытался открыть дверь нашей комнаты.

– Эфимия, и ты ничего об этом не сказала?! – воскликнул Рори. – Ты же подвергла себя смертельной опасности!

– Согласен, – кивнул мистер Эдвард.

– Возможно, это несколько безрассудно, – пожала я плечами, – но мне не было доподлинно известно, подслушивал нас кто-нибудь или нет, а в дверь мог ломиться подвыпивший любитель дамского общества.

– Думаю, вы и сами понимали, что это не так, – заметил мистер Эдвард.

– Допустим, – признала я. – Однако было ясно, что положение безвыходное: предстояло еще многое объяснить, а вам не терпелось все свалить на Сьюзан. И тогда я подумала, что, если вернусь на место охоты и как следует там осмотрюсь, это поможет мне найти какую-нибудь зацепку, которая выведет следствие на верный путь.

– И как? Помогло? – осведомился мистер Эдвард.

Я вздохнула:

– Нет. Я поняла, что убийцей, который, помимо прочего, пытался проникнуть к нам в комнату, был мистер Макгилвари, только когда он нацелил на меня ружья.

– Я так полагаю, вы отправились искать Эфимию, когда узнали, что она ушла одна? – повернулся мистер Эдвард к Рори.

Тот кивнул:

– Узнал по чистой случайности. Мэри сказала. Она встала сразу после Эфимии и прибиралась на кухне. Я услышал, как там что-то грохнуло и зазвенело…

Я чуть не схватилась за сердце:

– Только не говори, что это было фарфоровое блюдо с зелеными листьями на крышке!

– Боюсь, оно самое, – развел руками Рори. – Мэри ужасно за тебя переживала, и я немедленно побежал следом. Ума не приложу, как ты меня так сильно опередила…

– Меня подвезли.

– Кто? – спросил мистер Эдвард.

– Донал Страхан, местный егерь.

Следователь открыл блокнот и записал имя.

– Мне нужно будет с ним поговорить, намекнуть на подходящую версию событий. Думаю, романтическое свидание на пленэре между вами и мистером Маклеодом будет наилучшим объяснением.

– Но ведь совершено убийство! – не унимался Рори. – Фицрой нас спас, но он застрелил Макгилвари.

– Этот Макгилвари не вызывал у меня подозрений, – с сожалением сказал мистер Эдвард. – Но Фицрой последние пару дней ходил за ним по пятам – чуял, что с ним что-то не так, а чутье Фицроя, как правило, не подводит. Он оставил труп в лесу?

– Да, – сказал Рори.

– С этим тоже нужно будет разобраться. Дорога вроде бы уже восстановлена, так что я подряжу местную полицию. – Он улыбнулся. – На этих парней можно положиться – все сделают спустя рукава. Думаю, сразу придут к выводу, что это был несчастный случай. Джентльмены из охотничьего домика совершенно не умеют обращаться с огнестрельным оружием.

Рори возмущенно вскочил:

– Да что вы за следователь такой?!

– Я следователь, который настоятельно предложит вам подписать вот эти бумаги. – Мистер Эдвард указал на два документа, лежавшие на журнальном столике.

Я встала, взяла один и бегло просмотрела текст. Рори сердито сопел у меня за спиной. В глаза сразу бросились слова «убийца», «истина» и «правосудие», но меня сильно озадачило совсем другое.

– Рори, – тихо и серьезно сказала я, – тебе нужно это прочесть. От нас требуется расписка в том, что, во благо короля и Отечества, мы обязуемся никогда не разглашать то, чему стали свидетелями сегодня утром.

– Что?.. – Он подошел и заглянул мне через плечо.

– Значит, это правда, что мы на грани войны? – все так же тихо спросила я мистера Эдварда.

– Нет, не на грани. Пока что, – ответил он. – Но нынче мы живем в чрезвычайное время, и оно требует чрезвычайных действий.

– В том числе убийств? – уточнил Рори.

– Можете расценивать то, что произошло с мистером Макгилвари, как заслуженную казнь. Если бы всю эту историю можно было предать огласке и устроить слушание в суде, его бы повесили.

– Фицрой тоже говорил о казни, – сказала я. – Но одно дело, когда приговор выносят двенадцать достойных присяжных, а другое…

– Согласен, – кивнул мистер Эдвард. – Будь у меня полный набор доказательств, я бы добился, чтобы Макгилвари предстал перед судом. Но Фицрой поступает иначе – у него есть высочайшее разрешение на полную свободу действий в интересах безопасности королевства. – Он взглянул на Рори. – Возможно, вам будет проще смириться, если вы станете думать о нем как о солдате.

– Он выстрелил Макгилвари в спину, – с отвращением произнес Рори.

– Полагаю, Фицрой счел это целесообразным. Ему нужен был результат, и он его достиг без потерь.

– Мистер Эдвард прав, Рори. Если бы Фицрой окликнул Макгилвари, тот сначала застрелил бы его, потом тебя, а о своей участи мне и вовсе не хочется думать.

– Да, конечно, прости, Эфимия, но я не это хотел сказать. Просто мне все кажется чудовищно неправильным.

– Вы демонстрируете подозрительные для дворецкого вспышки благородства. Я бы подумал, вы переняли рыцарские идеалы у своих хозяев, но мне уже доводилось с ними общаться.

У меня в уме внезапно встал на место последний фрагмент головоломки. Я вспомнила слова Типтона, упоминавшего некоего Ролли.

– Ролли – это Роланд Макгилвари, – произнесла я вслух. – Он внушил Типтону, что я девица легкого поведения, и таким образом добился, чтобы ты оставил Смита в одиночестве. Макгилвари знал, что те самые рыцарские идеалы не позволят тебе бросить меня на растерзание пьяному ловеласу. У тебя нет причин о нем скорбеть, Рори.

– Я и не думал. Но мне по-прежнему не нравится то, что сделал Фицрой.

– В любом случае для вас все сложилось хорошо, – заметил мистер Эдвард, протягивая ему перо.

– Не стану спорить, – вздохнул Рори. – Сначала Макгилвари хотел, чтобы меня повесили, а потом пытался застрелить. – Он взял перо и подписал документ о неразглашении.

– Эфимия, ваша очередь.

– Я тоже подпишу, но лишь потому, что опасаюсь последствий своего отказа.

– Ты думаешь, эти джентльмены могут сделать нам что-то плохое? – уставился на меня Рори.

– Я думаю, мистер Фицрой непременно сделает то, что сочтет целесообразным, – осторожно пояснила я.

– Совершенно верно, – сказал мистер Эдвард. – А теперь советую вам пойти и переодеться, пока вы никого не перепугали своим видом. Я всем объявлю, что во время романтической прогулки вы случайно наткнулись на труп Макгилвари и сразу прибежали ко мне.

– Мне это не нравится, – в очередной раз поморщился Рори. – Мы можем погубить репутацию Эфимии.

– Думаю, неординарная репутация мисс Сент-Джон уж как-нибудь это стерпит, – отрезал мистер Эдвард и почти вытолкал нас из библиотеки.

Вдруг оказалось, что мне неловко смотреть Рори в глаза. В течение часа вся прислуга будет уверена, что у нас было свидание. На что только не приходится идти ради короля и Отечества!

Я поспешила в свою комнату. Кто-то позаботился принести туда горячей воды, так что я приняла импровизированный душ, стоя в лохани у камина, где весело горел огонь, разожженный стараниями того же таинственного доброжелателя. У меня ушло довольно много времени на то, чтобы смыть с себя черную, жирную и не слишком ароматную шотландскую грязь. Особенно долго я промывала волосы, а когда закончила, быстро оделась и побежала вниз. Однако в коридоре меня заставило притормозить разъяренное рычание лорда Ричарда, доносившееся из холла. Я остановилась на галерее – очень не хотелось добавлять ко всем сегодняшним треволнениям еще и встречу с озверелым хозяином. Он орал на Рори:

– Жалкие идиоты! Тут что, никто, кроме меня, не умеет заряжать чертовы ружья? Ну все, с меня хватит! Одну дурацкую смерть я еще как-нибудь пережил бы. Но две! Два чертовых несчастных случая – с ума сойти! Я продаю это распроклятое поместье! Иди скажи слугам, пусть пакуют вещи – мы уезжаем домой, вечеринка окончена!

– Думаешь, это были два несчастных случая?

Я подпрыгнула от неожиданности – прямо за мной стоял мистер Бертрам.

– А… а что еще это могло быть? – промямлила я.

– Я так понимаю, вам с мистером Маклеодом можно пожелать долгих лет счастья? – вместо ответа осведомился мистер Бертрам.

– Что?.. Нет! – выпалила я. – Конечно, нет!

– Однако я слышал, вы сегодня вдвоем отправились на прогулку, – состроил озадаченную мину мистер Бертрам, – и Маклеод вовсю любезничал с тобой, когда вы наткнулись на неприятный сюрприз. Ты не производишь впечатления девушки, которая любит попусту дразнить мужчин, Эфимия. И на ту, кто, как говорится, согласна прогуляться с первым встречным, ты тоже не похожа.

Настал мой черед прийти в замешательство. Я даже покраснела от смущения и не могла поднять на мистера Бертрама взгляд.

– Ситуация неверно истолкована, сэр.

– Надеюсь на это.

Я слегка воспряла духом:

– Правда?

– Да, – сурово подтвердил мистер Бертрам. – Мы готовы сделать все возможное, чтобы оказать мистеру Маклеоду помощь в поисках другой работы, если вы с ним решите пожениться, ибо допустить нарушение порядка в доме и недолжное выполнение хозяйственных обязанностей из-за особых отношений между слугами будет непозволительно.

Я разинула рот и не сказала ни слова.

– Миссис Уилсон это не понравится, – добавил мистер Бертрам.

Я постаралась собраться с мыслями и чувствами.

– Понимаю, сэр, и не хочу огорчать миссис Уилсон.

– В таком случае есть смысл позаботиться, чтобы ваша история с Маклеодом не имела продолжения, – нахмурился мистер Бертрам.

– Как скажете, сэр.

– Я же не идиот, Эфимия, и вижу, что в этом деле есть нечто большее, но ты отказываешься делиться подробностями. Мистер Эдвард долго беседовал с вами обоими. Если ты не желаешь мне довериться, давай просто забудем обо всем, что здесь случилось за последние несколько дней, и больше не станем к этому возвращаться.

– Что было в Шотландии, останется в Шотландии, – кивнула я.

– Отлично, – сказал мистер Бертрам. – Ты сама поговоришь с Маклеодом, или этим займусь я?

– О, полагаю, предупреждение, которое вы хотите до него донести, должно исходить от кого-то из господ, а не от простой служанки, сэр.

– Ох, давай не будем опять это начинать, – поморщился мистер Бертрам.

– Что начинать, сэр? Все и так ясно. Я горничная, нанятая вашим братом, и, смею надеяться, самоотверженно служу всей семье Стэплфорд.

– Черт возьми! Ты прекрасно понимаешь, о чем я. У нас с тобой особые… э-э… отношения.

– Стесняюсь вам возразить, сэр, ибо могу показаться непочтительной, но, как вы только что довели до моего сведения, сэр, служанкам в доме Стэплфордов запрещено состоять в особых отношениях.

– Я не это имел в виду, сама знаешь! В наших отношениях всегда присутствовало нечто большее, чем бывает между хозяином и служанкой. Если бы это не звучало так смешно, я бы сказал, мы были друзьями.

– Вы правы, сэр, это действительно смешно звучит. А теперь прошу прощения, мне нужно выполнять свои обязанности.

– Эфимия!

Я сделала вид, что оглохла, и продолжила путь к лестнице. Мистер Бертрам за мной не последовал.

В кухонный коридор я свернула, пребывая в состоянии изрядной душевной ажитации, и тут мне на пути попался мистер Эдвард.

– Я сообщил Сьюзан, что ей вернут пенсию по утере кормильца, – сказал он.

– Мистер Бертрам постарался? – с надеждой спросила я.

– Нет, лорд Ричард пересмотрел свои взгляды на управление хозяйством этого поместья.

– Вы за ним следите, правда же?

– Не могу вам ответить.

– Это из-за того, что случилось раньше? Из-за убийства его отца?

– Мисс Сент-Джон, не стоит совать нос в дела, которые вас не касаются. Это добрый совет. К тому же теперь вам лучше, чем кому бы то ни было, известно, что порой вопросы государственной безопасности должны стоять на первом месте.

– Вы ведь знаете, кто такой на самом деле лорд Ричард?

– Отсылаю вас к своему предыдущему ответу.

– Он вам зачем-то нужен… Для подготовки к войне?

– Мисс Сент-Джон, если у вас есть привычка молиться Господу, молитесь, чтобы лорд Ричард никогда не пригодился нам в том, в чем он действительно может понадобиться. Пока же мы предпринимаем необходимые меры.

– Но вы предпочли бы, чтобы этой необходимости не было?

Мистер Эдвард улыбнулся:

– Вы начинаете понимать. А теперь мне пора идти. Фицрой потребует от меня подробный отчет.

– Вы, служитель закона, работаете на него? – удивилась я.

– Скажем так: мистер Фицрой сам себе закон. Почти всегда.

– Раз уж вы позволили себе некоторую откровенность со мной, сэр, возможно, вы все-таки расскажете мне, почему погибли два человека?

Мистер Эдвард вздохнул:

– Я позволил себе некоторую откровенность лишь в надежде на то, что наши с вами пути больше никогда не пересекутся, ради нашего общего блага. Но чтобы объяснить вам истинные причины того, что случилось, милая моя, понадобится несколько часов. Могу лишь посоветовать вам повнимательнее читать в газетах новости с Дальнего Востока в ближайшее время.

Я понимала – он уже сказал все, что мог, и дальше задавать вопросы нет смысла, поэтому просто протянула руку на прощание:

– Давайте расстанемся друзьями, сэр. Ведь, в конце концов, мы оба верные слуги британской короны.

Мистер Эдвард задержал мои пальцы в своей широкой ладони:

– Знаете что, Эфимия? Все это могло закончиться гораздо быстрее и тише, если бы вы поговорили с человеком, владевшим теми фрагментами головоломки, которых не хватало вам.

– Но я говорила с мистером Фицроем! Он заявил, что всегда работает в одиночку.

– Я имел в виду мистера Бертрама, – сказал мистер Эдвард. Он крепко пожал мне руку и вышел, не проронив больше ни слова.

Я побрела на кухню, стараясь как-то справиться с круговертью мыслей.

Мне навстречу выбежала Мэри:

– Это правда, что мы срочно возвращаемся в Стэплфорд-Холл?

Я кивнула:

– Кажется, да.

– Ну слава богу! – выдохнула она.


Глава 9 Свидание на пленэре | Смерть на охоте | Эпилог



Loading...