home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Смерть на охоте"

Глава 2

Домик в горной стране

Смерть на охоте

Два дня спустя я выглянула из окна, и у меня дух захватило от волшебного вида. Тот вечер, когда Рори объявил об утреннем отъезде, и вся ночь, последовавшая затем, прошли в лихорадочных сборах. Мы потратили на это уйму времени, поскольку, помимо прочего, я понятия не имела, что нужно брать с собой в таких случаях, и, несомненно, надавала указаний взять слишком много вещей. Да еще мне пришлось утешать миссис Дейтон.

– Как же вы там без меня? – причитала она. – Почему меня не берут? Потому что я слишком старая, да? А дальше знаешь, что будет? Меня вышвырнут вон без рекомендаций!

– Ни в коем случае, – заверила я, прекрасно понимая, что говорю с женщиной, которая превосходит меня и годами, и опытом, и жизненной мудростью. – Вы очень нужны мисс Риченде здесь, поэтому не едете в Шотландию. Теперь, когда миссис Уилсон выбыла из строя, благополучие всего господского семейства зависит исключительно от вас.

Конечно, было ясно, что ничего особенного от миссис Дейтон в Стэплфорд-Холле не потребуется – разве что проследить за новенькими горничными, чтобы вытерли пыль, и напечь лишнюю гору пирожков, – но мои слова ее успокоили.

А вот сама я места себе не находила от волнения. Казалось, что мистер Маклеод взвалил мне на плечи неподъемную ношу, но, когда я прибежала в комнатку дворецкого просить о помощи, выяснилось, что и у него хлопот полон рот – он как раз чистил и упаковывал охотничий арсенал. Поспешно извинившись за беспокойство, я вернулась на кухню и перевела дух, почувствовав себя в относительной безопасности – здесь из опасных предметов были только ножи. Наверное, глупо было с моей стороны так всполошиться при виде оружия, учитывая, что в этом поместье я пережила уже двух покойников.

Я еще немного постояла у окна, любуясь высокогорным пейзажем. Вчерашнее путешествие на поезде было долгим, утомительным и антисанитарным. На станцию мы прибыли поздней ночью и потом еще несколько часов тряслись по раздолбанной колее на таких древних подводах, что к тому моменту, как добрались до охотничьего домика, у всех разламывались кости, а синяков было не сосчитать. Но сегодня утром, едва лишь свежий шотландский ветерок наполнил мою спальню запахом сосен и вереска, я подумала, что все не так уж плохо.

Когда Рори говорил про «охотничий домик», я представила себе этакое маленькое и аккуратное бунгало. Однако нельзя было недооценивать лорда Ричарда – «домик» оказалиотеку, годившуюся также для неформальных застолий и послеобеденного распития спиртных напитков. Здесь повсюду на стенах висели черепа оленей – охотничьи трофеи прежних хозяев, – да и вообще было от чего прийти в восхищение. В доме насчитывалось три этажа, имелись помещения для слуг, а вокруг небольшого дворика выстроились конюшни. И все это великолепие громоздилось посреди безлюдного высокогорья.

От открывавшихся на четыре стороны видов захватывало дух. Мы были в самом сердце дикой, малообитаемой местности. Над нами нависали хребты, в окнах маячило озеро, глубокое, как море, а стэплфордские ухоженные поля и рощицы меркли в сравнении с буйными зарослями Шотландии. Я воображала себе, что господа будут охотиться на вересковой пустоши, и теперь, глядя на гористый ландшафт и густую зелень, недоумевала, где тут можно настрелять куропаток.

Было 10 августа. Гости начнут съезжаться сегодня к ужину, а на достославное 12-е у них запланированы ранний завтрак и безжалостное истребление местной пернатой жизни. Нам с Мэри предстояло все здесь чистить и мыть без устали, но, как выяснилось, страшные обязанности заместительницы экономки для меня должны были ограничиться распределением задач между нами двумя, присмотром за местными слугами, нанятыми выполнять самую тяжелую работу по дому, да еще поддерживать связь между старостой деревни и лордом Ричардом. Мистер Маклеод будет руководить лакеями, чистильщиками обуви, конюхами и всякими насущными делами по хозяйству.

Я подозревала, что Рори взял на себя больше, чем полагается дворецкому, и не знала, как к этому относиться – то ли поблагодарить его за то, что облегчил мою участь, то ли обидеться, усмотрев в этом произвол и самомнение, основанные на уверенности, что мне не справиться со своей новой ролью. Честно признаться, я и сама сомневалась, что должность экономки будет мне по плечу, однако хотелось все же попробовать и достойно ответить на этот вызов судьбы.

Внизу, у служебного входа, громко зазвенел колокольчик. Я прикрыла окно и поспешила вниз по лестнице, попутно крикнув:

– Мэри! Идем, это, должно быть, повар!

Среди нас Мэри хуже всех перенесла путешествие – от тряски на подводе ее несколько раз стошнило, и, когда мы добрались до охотничьего домика, она умирала от голода, а сандвичи, заботливо приготовленные для нас и завернутые в вощеную бумагу миссис Дейтон, к тому времени, конечно, уже закончились. Изнуренные долгой поездкой, мы прибыли в пустой дом и сразу занялись подготовкой спален для джентльменов, так что времени состряпать что-нибудь на скорую руку и поесть у Мэри не оказалось. Поэтому я с оптимизмом подумала, что она бодро выскочит из постели в предвкушении хорошего завтрака, несмотря на усталость и, как я подозревала, неосознанный страх перед сельской местностью, – ночью всю дорогу она вздрагивала и охала каждый раз, когда на подводу падал листочек или где-то поблизости трещали ветки.

По пути к двери я поправила на голове чепец – все еще чувствовала себя странно от того, что работаю в обычной одежде, а не в униформе горничной. Я прекрасно понимала, что нужно держаться уверенно и контролировать эмоции, – отец часто рассказывал о буйном нраве и трудном характере огненно-рыжих шотландцев.

Служебная дверь была наполовину из стекла, я увидела за ней на крыльце стройную девичью фигурку и подумала, что вряд ли это Джок Камерон, который, как вчера ночью сообщил нам Рори, будет поваром в охотничьем домике. Впрочем, тогда я так вымоталась, что могла неверно расслышать имя. При этом на первом этаже меня сразу обдало отчетливым запахом жареного бекона и омлета – на кухне, похоже, работа уже кипела вовсю, так что дверь я открыла в полнейшем недоумении.

Передо мной стояла молодая женщина – лет двадцати пяти на вид – с черной кудрявой гривой волос и в накинутой на плечи шали из шотландки. Смотрела она на меня крайне недружелюбно.

– Здравствуйте… – смущенно пробормотала я.

– Сузан, – буркнула женщина.

– Сьюзан? Вас так зовут? – переспросила я озадаченно.

– Ай[11], Сузан, тутошняя помогальщица. Вам говар-ривали, я захожу р-разное поделывать?

Я попыталась продраться к смыслу высказывания сквозь акцент, странное словообразование и причудливый синтаксис, но не слишком в этом преуспела, а потому просто улыбнулась и распахнула перед ней дверь пошире.

– Я Эфи… то есть мисс Сент-Джон. В данный момент выполняю обязанности экономки.

– В момент – значится, понарошку? Такоже помогальщица? Навроде как я, что ли? – Бесцеремонно толкнув меня, женщина вошла в дом. – Чую, Джок уже завтрак поделывает. Прихватить кой-чегой с собой пойду. – Она проворно устремилась в лабиринт коридоров для прислуги.

Я не сомневалась, что лабиринт этот не такой страшный и запутанный, как кажется, – наверняка разобраться в поворотах будет легко, – но накануне у меня хватило сил отыскать дорогу только до постели, так что теперь, шагая за Сьюзан, я не могла чувствовать себя хозяйкой положения.

По мере того как мы продвигались в глубь дома, ароматы готовящейся еды усиливались. Еще парочка шагов – и мы очутились на кухне. Она была чем-то похожа на владения миссис Дейтон, но при этом и сильно отличалась – такая же просторная, только здесь царил полумрак и было слишком жарко. С одной стороны выстроились в ряд огромные старинные печи, с другой стоял большой стол. Джордж, один из двух наших лакеев, ставил на поднос готовые яства. У печей спиной к нам возвышался человек необъятных размеров, от макушки до пят облаченный в белые поварские одежды.

– Бекон, Джок, даваешь мне кусочки? – сразу обратилась к нему Сьюзан. – Жуть как есть хоца. Мне исчо на весь дом уборку поделывать, а ежели живот не набит, так оно куда ж? Плохо работается.

Повар обернулся, явив добродушное лицо с густой, но аккуратно подстриженной каштановой бородой. Карие глаза смотрели дружелюбно, а от их уголков веером разбегались морщинки.

– Сузан! – радостно взревел он с ожидаемым шотландским выговором. – Вот уж не думал, что ты повор-ротишься в наши кр-рая!

– Еды-то даваешь, Джок?

– А где ты поостанавливалась? Нашла местечко поблизушки?

Сьюзан помрачнела:

– Неваженно.

– Ну ладушки, ладушки. Сейчас мы с этим добрым человеком позаканчиваем нагружать поднос – туточки еда для джентльменов, которых, по счастью, пока всего двое, – и поразберемся. Я как раз поделываю завтрак для челяди. Говорят, в домоправительницы прислали совсем малипусенькую лэсси. Жду вот, когда она сюда позаявится и начнет раздавать мне указушки. Хотя девчушка небось дрыхнет еще. Эти инглиши – знатные лежебоки!

Я деликатно покашляла.

– Вообще-то, мистер Камерон, я уже здесь. Простите, что заставила себя ждать. Я думаю, все указания насчет приема гостей, которые вот-вот начнут съезжаться, вам уже раздал мистер Маклеод.

– Ай. Ай, лэсси, раздал и еще сверху добавил, верно. Только вот ежели придется кормить господ, мне надобно уразуметь, сколько из них и когда повыйдут к завтраку, какие сандвичи им позавернуть с собой на охоту и насколько торжественным должен быть обед. Такие мелочишки всегда надобно планировать загодя, лэсси. Новые господа попривезли с собой целую ораву слуг, но, ежели хотите, чтобы от меня был толк, мне потребно разуметь, что да как.

– Уверен, ты получишь все, что нужно. – Порог кухни переступил Рори Маклеод. В твидовом костюме и походных ботинках он легко мог сойти за участника великосветской охоты. – Я только что осмотрел угодья. По-моему, егери кое-где вбили колышки слишком близко один к другому. Надо бы переставить.

Джок пожал плечами:

– Ничем не могу помочь.

Рори, отодвинув стул, уселся за стол.

– Джок, мне известно, что местное население не слишком-то расположено к новому хозяину, – мягко заговорил он, – но имей в виду и заодно втолкуй остальным, что я не потерплю халатности и намеренного вредительства под своим началом.

Здоровяк снова равнодушно пожал плечами и ответил с преувеличенным шотландским акцентом:

– Чтой-то я не р-разумею, об чем ты сам толкуешь, чтобы исчо и остальным повтолковывать чегой-нито.

Рори резко хлопнул ладонью по столу, да так, что я вздрогнула и даже чуть слышно охнула. Он покосился на меня, но снова заговорил, обращаясь к Джоку в его же духе:

– Исчо как р-разумеешь. Я и сам р-разумею, что у тебя не понайдется повода любить Стэплфор-рдов, но, коли не хочешь без жалованья пооставаться, поделывай свое дело честно, без дур-раков. Ур-разумел, нет? – Рори замолчал, перевел дыхание и продолжил уже со своим обычным английским произношением: – А теперь неплохо бы тебе подать завтрак для слуг – я вижу, что мисс Сент-Джон это не помешало бы.

Джок хрюкнул от смеха:

– Эту тощенькую лэсси мне и за год не откормить.

– Прояви уважение. Юная леди будет выполнять обязанности экономки до конца охоты. – Рори поднялся и отодвинул для меня стул.

– Как же давно джентльмены не оказывали мне таких знаков внимания! – не сдержалась я и тотчас прикусила язык.

– Не намек ли это на благородное происхождение? – прищурился Рори. – Возможно, мне удастся убедить лорда Ричарда дать отставку миссис Уилсон. Не думаю, что он будет сильно сопротивляться.

– О нет! – воскликнула я. – Она же не найдет другую работу!

– Все находят то, что ищут, только в мире сказок, – хмуро отозвался Рори. – Эй, лэсс, тебя зовут Сьюзан, верно? Садись завтракать. Мисс Сент-Джон, конечно же, не забудет тебе сообщить, что завтра нам всем очень рано вставать.

Наши взгляды пересеклись, и я прочитала в глазах Рори упрек за сегодняшний поздний подъем. Позавтракали мы торопливо и в полной тишине, а когда закончили, Сьюзан принялась собирать посуду. Я ринулась было ей помогать, но Рори едва заметно покачал головой.

– Посуду ведь нужно помыть, – сказала я.

– Как я заметил, прежние хозяева охотничьего домика оставили главный холл не в лучшем состоянии.

– Тогда в первую очередь займемся холлом, – быстро решила я. – Если только у Джока нет каких-либо пожеланий.

Повар насмешливо хрюкнул.

– Отлично. – Я старалась говорить деловито и выглядеть уверенно. – Думаю, где-то здесь должны быть швабра и…

– Я знавать где, – перебила Сьюзан.

– В таком случае, – лучезарно улыбнулась я, – ты начнешь с уборки в главном холле. Потом Мэри придет к тебе вытереть пыль и помочь начистить воском лестницу. А потом мы займемся комнатами для гостей.

– Мне нужно меню, – спохватился Джок.

– Э-э… да, конечно, – кивнула я.

– Нам с мисс Сент-Джон надо посовещаться, – сказал Рори. – Если у вас прямо сейчас есть минутка, мисс Сент-Джон, мы можем уединиться в моей комнате.

Я кивнула и очень постаралась не зардеться от смущения.

Комната Рори оказалась небольшой, но уютной и даже роскошной по сравнению с владениями дворецкого в Стэплфорд-Холле. Под роскошью я имею в виду вовсе не излишества, к которым, как дочь викария, не привыкла и не имела склонности, – мое внимание привлекли старинные дубовые перекрытия и панели, аскетичное убранство, выполненное со вкусом, хотя в целом стиль помещения был скорее мужской и несколько старомодный.

– Хорошо здесь, да? – улыбнулся Рори, у которого, похоже, проявилась способность читать мои мысли. – В доме есть и отдельная комната для домоправительницы, но там всё в цветочках и столько мебели, что не развернуться. Едва ли такой интерьер придется тебе по душе, однако, учитывая, что миссис Уилсон in absentia[12] формально по-прежнему занимает должность экономки, не советую пока что-либо менять.

– Мне это и в голову не приходило.

– Угу. В том-то и проблема. – Рори жестом предложил мне сесть, и я опустилась в зеленое кресло, пружины которого угрожающе заскрипели и глубоко прогнулись подо мной. Вид у меня, наверное, был испуганный, потому что Рори насмешливо хмыкнул. – Дело в том, Эфимия, что ты очень молода для должности домоправительницы, и местные наверняка этим воспользуются – не дадут тебе так просто завоевать авторитет. К тому же лорда Ричарда здесь не жалуют.

– Почему?

– Скажем, потому что наш хозяин взялся наводить в новом имении порядок на свой лад и действовал при этом бессовестно и безжалостно.

Я сглотнула, вспомнив, как епископ Пэджет выставил нас с матушкой и Джо из дома викария сразу после смерти отца.

– А ты ему помогал?

– Я? – оторопело моргнул Рори. – За кого ты меня принимаешь? Тут всем заправлял его агент.

– Но ты с радостью согласился работать на лорда Ричарда, зная, что он сделал. – Я ляпнула не подумав и, как только до меня дошел смысл собственных слов, густо покраснела.

– Осмелюсь предположить, ты не хуже меня знаешь, что наш хозяин не божий одуванчик. Я работаю на него по той же причине, что и ты, – из крайней необходимости. Мой отец был бакалейщиком. Это достойное ремесло, требующее особых навыков, но сейчас, когда в моду вошли марочные фасованные товары, его можно назвать отмирающим искусством. В итоге я выучился на лакея в большом поместье неподалеку отсюда, но там не было никаких перспектив продвинуться по службе, так что, когда на моем горизонте появился лорд Ричард…

– Ты решил воспользоваться шансом. Как тебе удалось убедить лорда Ричарда, что ты годишься на должность дворецкого?

– А я действительно гожусь. К тому же хорошо знаю здешние края и стою дешевле, чем лондонские кандидаты. А почему ты работаешь на этого бессовестного, надменного и презренного типа?

– Ты сказал, мне сложно будет завоевать авторитет среди местных слуг. Считаешь, нужно быть с ними построже?

Рори медлил с ответом. Его долгий пристальный взгляд, устремленный на меня, говорил о том, что с моей стороны было глупо так резко менять тему и что нежелание отвечать на вопрос было замечено. Я, конечно, чужие мысли читать не умею, и вполне возможно, что Рори думал в тот момент о завтраке или о каких-то своих делах, но выдержать этот взгляд и не съежиться в кресле мне удалось лишь благодаря суровому матушкиному воспитанию.

– Ай, – кивнул он наконец. – Нужно. Люди уважают тех, кто знает свое место, будь оно высокое или низкое. И если тебе понадобится совет, обращайся ко мне, а не к Мэри. Я, кстати, обратил внимание, что она так и не вышла к завтраку – вероятно, все еще спит.

– Она плохо перенесла поездку.

– Мне поездка тоже не доставила удовольствия, но я поднялся с рассветом. Надо бы нам установить режим для всей прислуги.

Следующие полчаса мы провели за обстоятельным обсуждением времени подъема для горничных и лакеев, ожидаемого числа гостей и обязанностей по их обслуживанию, когда все будут в сборе, а также распоряжений, которые предстоит раздать, наших с Рори собственных задач и, наконец, меню. На последнем этапе от меня было больше всего толку. Рори привез из Лондона целую гору провизии, но плохо представлял себе, что со всем этим делать. У меня же был богатый опыт составления меню для трапез в доме викария, благодаря тому что матушка, ни на секунду не забывавшая о своем происхождении, стремилась научить меня, как управлять хозяйством в благородных домах, а отец любил поесть и с удовольствием пробовал диковинные блюда. В итоге я даже омлет не могла приготовить самостоятельно, зато отлично разбиралась в сервировке и в том, что с чем следует подавать. Кроме того, за время, проведенное на кухне у миссис Дейтон за поглощением ее восхитительных, хоть и слегка старомодных произведений кулинарного искусства, я хорошо усвоила, что такое истинное хлебосольство и радушие. Вдобавок ко всему я знала правила этикета и прочие особенности застолий – в доме викария часто устраивались благотворительные обеды, и у нас там даже было специальное помещение для пожертвований. Малыш Джо обожал такие мероприятия.

– Превосходно, Эфимия. У тебя особый талант. – Рори внимательно смотрел на меня, склонив голову набок.

В ответ я постаралась изобразить искреннюю, открытую улыбку.

– Понимаю, у тебя свои секреты, лэсс, – продолжал он. – Я не собираюсь их из тебя вытягивать, но должен предупредить: как только твое таинственное прошлое начнет мешать работе, я сделаю все, чтобы выяснить подробности. Я неплохо разбираюсь в людях, и, если хочешь знать, читать в умах и сердцах – мое хобби.

Это было сказано с легкой улыбкой, но в лучистых глазах мелькнуло нечто такое, отчего у меня по спине пробежал холодок. Я всецело доверяла Рори Маклеоду, тем не менее догадывалась, что он может оказаться очень опасным противником. В общем, самое время было положить конец нашей беседе.

– Пойду проверю, как там справляется Сьюзан, – сказала я. – Она, должно быть, уже заканчивает уборку в холле и…

Рори пристально смотрел мне в лицо. В этот момент за окном солнце выглянуло из-за облаков, наполнив комнату светом, и странные светло-зеленые глаза шотландца приобрели удивительно яркий оттенок.

– Ты не обязана мне отчитываться, Эфимия. Мы на равных как сотрудники и союзники.

– Конечно, – пробормотала я и поспешила к выходу.

Пол в холле был вымощен темно-красным кафелем – вероятно, прежние хозяева выбрали этот цвет из практических соображений, поскольку климат в Шотландии суровый и каппри этом куда-то сбежала. Осмотревшись и не увидев ее, я поймала себя на том, что неодобрительно цокаю языком, в точности как миссис Уилсон, когда служанка Дейзи забывает вытереть пыль на шкафах. Мне тут же стало не по себе – во-первых, это цоканье противоречило хорошим манерам, подобающим юной леди, а во-вторых, я и не подозревала, что способна на такое дурацкое подражательство. Вероятно, из-за этих переживаний я и проглядела одно упущение Сьюзан, которое обязана была заметить.

– Эфимия! – раздался голос мистера Бертрама.

Он стоял наверху лестничного марша, облокотившись на перила, и выглядел самым нелепым образом – на нем был костюм из зеленого твида, казавшийся ужасно несуразным и явно неудобным. Мистер Бертрам был похож на щеголя, который решил сойти за шотландца и вписаться в местную окружающую среду, но оплошал. В общем, костюм был здесь так же уместен, как пара белых гетр в угольной шахте. Я не сумела сдержать улыбку и быстро опустила голову, чтобы он этого не увидел.

– Ну, как у нас дела? Дом оказался просторнее, чем я ожидал. Наверное, тебе понадобится дополнительная помощь. Я как раз собирался…

Мистер Бертрам внезапно осекся, и я подняла глаза – он энергично отряхивал рукав.

– Боже мой, перила измазаны чем-то липким. Это никуда не годится, Эфимия! Если не можешь сладить с местными слугами, пожалуйся Рори – пусть поговорит с ними, а лучше…

Он продолжал рассуждать о нерадивости наших шотландских помощников, но я уже не слушала, поскольку вдруг поняла, что случилось.

– Бертрам! – выпалила я. – Стойте где стоите, спускаться по лестнице опасно!

Тот факт, что я окликнула его по имени, без подобающего обращения «мистер», от него не ускользнул.

– Что, черт возьми, происходит?..

Я уже пулей взлетела к верхним ступенькам. Из большого окна за спиной мистера Бертрама падал солнечный свет, и его было достаточно, чтобы заметить: нижние ступеньки блестят, как и полагается, а верхние кажутся тусклыми, матовыми. Добежав до них, я провела пальцем по мрамору и констатировала:

– Пчелиный воск. Ступенька плохо отполирована.

– Вот те на! – воскликнул мистер Бертрам. – Я мог поскользнуться и сломать шею! Где служанка, которая это натворила?

У подножия лестницы словно по волшебству возникла Сьюзан и неуклюже сделала перед ним книксен.

– Я беговала в кладовку, сэр. Кто-то покрал мои штучки для уборства, нужно было где-нито поискать правильную вытиралку.

– Глупая женщина, из-за тебя кто-нибудь мог пострадать!

– Просьба меня прощати, лорд Стэплфорд…

– Эфимия, ради бога, принеси тряпку, я должен спуститься! Не орать же мне на весь дом!

– Сию секунду, мистер Бертрам, – сказала я, сбежав вниз по лестнице. – Где тряпка, Сьюзан? Ты ее нашла?

Она механически вытянула руку, показав тряпку, которую держала за спиной, ошарашенно пробормотала:

– Мистер Бертрам?.. – и сделалась белой как мел. – Мистер Бертрам?! Я подумывала, он лорд Стэплфорд…

– Нет. – Я взяла тряпку из ее ослабевших пальцев. – У лорда Ричарда такие же огненно-рыжие волосы, как у большинства шотландцев.

Сьюзан вдруг так резко выдернула у меня тряпку, что ожгла кожу.

– Я сама, – отрезала она и кинулась вверх по лестнице к ступенькам, намазанным воском.

Я последовала за ней:

– Скажи мне, где тут хранятся тряпки. Вдвоем мы быстрее справимся.

– Я же говаривала: сама все поделываю.

– Что вы там спорите? – нетерпеливо бросил мистер Бертрам. – Может, уже приведете лестницу в порядок?

– Я не знавала, что у него брат, – шепнула мне Сьюзан и подняла голову к мистеру Бертраму: – Ничуточки я не виноватая! Откель мне ведать, что ваше джентльменство повставать с такого ранья?

– Я тебя умоляю, женщина, это же загородный дом! Кто здесь валяется в постели до полудня? Ты первый день, что ли, работаешь?

– Я никому не умысливала зла! – воскликнула Сьюзан.

– Ты скажешь мне, где тряпки, или нет? – прошипела я ей на ухо. – В одиночку ты долго провозишься!

Впрочем, должна признать, действовала она довольно шустро. При этом я видела, что мистер Бертрам уже теряет терпение, а сама Сьюзан раскисает все больше и больше. Добром это кончиться не могло.

– Если здесь все настроены работать спустя рукава… – начал мистер Бертрам, но в этот момент зазвенел колокольчик у главного входа.

Хотя нет, не то слово – звон был оглушительный, как будто забили в гонг. Я обернулась и обнаружила, что Рори уже отклинулся на зов и степенно дефилирует к двери, не обращая внимания на наш скандал, разгоравшийся у него за спиной. Он открыл дверь высокому джентльмену, и как раз этот момент Сьюзан выбрала для того, чтобы шумно разрыдаться, хотя ей следовало тихонько отступить на дальний план и раствориться в воздухе. Я поспешно шикнула на нее, но Сьюзан не отреагировала. Признак был тревожный, и я, перепугавшись, что с минуты на минуту у нее приключится настоящая истерика, покосилась на гостя в надежде, что он достаточно хорошо воспитан, чтобы не замечать промахи чужой прислуги. И он не обманул мои ожидания, по крайней мере с первого взгляда.

На джентльмене – а он выглядел именно как джентльмен от макушки до пят – был безупречно пошитый костюм, каких мне уже давно не доводилось видеть. Свободный крой не скрывал атлетического телосложения. Прямые светлые волосы были чуть длиннее общепринятых стандартов для мужчин, особенно со стороны лба. Мне показалось, гостю слегка за тридцать, может быть тридцать пять, но возраст не идет ему на пользу – джентльмен склонен к полноте, как и лорд Ричард: над воротничком рубашки уже обозначились жировые складки, а когда он улыбнулся, от глаз разбежались паутинки морщин. И еще в его манере держаться было что-то странное, не поддававшееся точному определению, но я бы сказала, что гость довольно успешно пытался скрыть легкую нервозность – она проявлялась лишь в подрагивании кончиков пальцев и в едва уловимой поспешности, с которой он устремился за Рори в холл.

– Что это тут у нас? Кто-то разводит сырость? – Джентльмен, задев меня плечом, направился прямиком к Сьюзан. – Вероятно, чтобы лучше… росли цветы? – Он взмахнул рукой возле ее уха, и в пальцах таинственным образом возник цветок.

– О! Браво! – не сдержалась я, а затем услышала, как мистер Бертрам, пробормотав: «Черт… Найду другую лестницу», – зашагал прочь.

– Такого бывать не может! Я помываю ухи кажный день! – всхлипнула шотландка.

– Нисколько не сомневаюсь в вашей чистоплотности. – Гость протянул цветок разинувшей рот Сьюзан и с улыбкой повернулся ко мне: – Роланд Макгилвари. – Он протянул руку. – Любимец собственных племянников и прочей молодежи, склонной к благородным увеселениям!

Я улыбнулась в ответ и пожала протянутую ладонь:

– Добро пожаловать в Стэплфорд-Лодж, сэр. Надеюсь, ваше пребывание здесь будет приятным. Я мисс Сент-Джон, исполняю обязанности экономки. Если вам что-то понадобится, обращайтесь ко мне без колебаний. А сейчас мне придется попросить нашего дворецкого, мистера Маклеода, проводить вас в вашу комнату, поскольку все лакеи заняты подготовкой охоты – расставляют флажки. Угодья здесь большие, так что завтра вам придется обойти внушительную территорию.

Краем глаза я заметила, что Сьюзан, засунув цветок за ухо, лихорадочно растирает воск на последней ступеньке.

– Да, черт побери! Дико извиняюсь, что приехал так рано, но охотник из меня неважный, так что я подумал, надо воспользоваться шансом и осмотреться на местности при дневном свете, пока все не начали палить из ружей. Отмечу себе на карте берлоги куропаток! – Мистер Макгилвари оглушительно расхохотался.

– Вам не за что извиняться, вы ничуть нас не… – начала было я, но в этот момент распахнулась дверь, открытая бдительным Рори, который все это время стоял в сторонке, слившись с декором, как умеют только самые лучшие дворецкие, и в холл ворвался лорд Ричард. Они с мистером Макгилвари тотчас принялись жать руки и похлопывать друг друга по спине.

– Ролли, однокашник, старина! Все еще коммерцией занимаешься? Торгуешь палочками для еды?

– Дикки! А ты по-прежнему торгуешь смертью?

Лицо лорда Ричарда обрело неприятный серо-буро-малиновый оттенок.

– Слушай, Ролли, ты… это…

– До меня дошли слухи, что ты наладил отношения с французской оружейной компанией. Нет бы друзьям вовремя шепнуть!

– Где твой лакей?

– Паркует драндулет.

– Выпьем чего-нибудь?

Было ясно, что джентльмены не нуждаются в моем присутствии. Окинув взглядом ступеньки лестницы и убедившись, что Сьюзан сделала работу на совесть, я дала ей знак исчезнуть из холла. Рори тоже куда-то испарился, так что я в одиночестве пошла проверять, хватает ли бутылок со спиртным в гостиных наверху. Путь мой лежал через кухню, и сидевший там всклокоченный лакей сообщил мне, что они с мистером Маклеодом уже расставили выпивку в надлежащем количестве еще до того, как занялись подготовкой к охоте на местности. Уходя, он со вздохом сказал напоследок, что перед обедом ему еще нужно хорошенько изваляться в грязи. Вид у него при этом был печальный до невозможности.

– По-моему, не нр-равится ему наша шотландская матушка-земля, – осклабился повар.

– Думаю, ему не нравится ходить перепачканным в нашей земле от макушки до пят, – уточнил внезапно появившийся у меня за спиной Рори.

Я вздрогнула от неожиданности:

– Ты ко всем так неслышно подкрадываешься?

– Это одна из составляющих искусства быть дворецким. А теперь, Эфимия, объясни-ка мне, что случилось в холле.

Я изложила историю с лестницей и воском. Рори слушал, нахмурив брови.

– Будь поосторожнее, хорошо? – туманно сказал он и удалился.

Следующие несколько часов промелькнули незаметно за тысячей мелких хлопот – не успевали мы разобраться с чем-то одним, тут же вспоминалось еще какое-нибудь забытое дело. Обед предстояло подавать пока всего лишь на трех джентльменов, но поскольку его уже нельзя будет назвать семейным, я знала, что лорд Ричард не простит прислуге ни единой оплошности.

Почувствовав под конец, что ситуация у меня более или менее под контролем, я закрылась в комнате экономки с намерением составить список оставшихся дел на сегодня и задач, которыми можно будет заняться только завтра. Положила перед собой чистый лист бумаги и пару минут тупо таращилась на него. Большой необходимости в таком списке не было, и теперь, когда у меня образовалось свободное время, я не могла избавиться от мыслей о происшествии в холле. Из головы не шло подозрение, что Сьюзан размазала воск нарочно. Можно было бы обсудить это с мистером Бертрамом, но у меня не хватало духу. Наше прошлое совместное расследование не доставило мне особого удовольствия, тем более что закончилось оно полным разочарованием во всех смыслах… Однако ничто не мешало мне начать новое расследование в одиночку.

Я знала, что как раз сейчас джентльмены садятся за обеденный стол и почти весь персонал занят их обслуживанием. Много времени на то, чтобы заглянуть в спальню лорда Ричарда и удостовериться, что там все в порядке, не понадобится, решила я. Он мне категорически не нравился, но совесть намекала, что бросать его на произвол судьбы негуманно.

Однако удача меня подвела. Я поднялась на господский этаж и уже собиралась открыть дверь комнаты лорда Ричарда, когда за спиной вдруг раздались шаги и зазвучал голос Рори – тот объяснял мальчишке-коридорному его обязанности. Я поспешно шмыгнула за угол – и оказалась в тупике. Передо мной была стена с единственной дверью. А шаги между тем приближались: похоже, Рори счел необходимым ткнуть мальчика носом в каждую комнату на этаже. И тогда я сделала единственное, что могла в данных обстоятельствах, – проскользнула в спальню, отчаянно надеясь, что она еще не занята. Мы с Мэри нарисовали план расположения комнат, но распределение спален между гостями и хозяевами взял на себя Рори, поэтому я не представляла, с кем могу столкнуться внутри.

И снова мне не повезло. Посреди помещения стоял чемодан, а на «комнатном лакее» – не на человеке, а на большой деревянной напольной вешалке, которую так принято называть, – висел отличный костюм. Я очутилась в спальне мистера Макгилвари. Здесь было пусто, из смежной ванной не доносилось никаких звуков, так что я скрестила пальцы на удачу и принялась ждать, когда наконец уйдет Рори. Вскоре шаги начали удаляться, и я услышала голос мальчика, нервно отвечавшего усвоенный урок, – он называл имена обитателей комнат этого этажа. Когда все стихло, я уже собиралась покинуть убежище, но по дороге мой взгляд упал на книгу, лежавшую на тумбочке у кровати. Это было практическое руководство для фокусников. Не отдавая себе отчета, я взяла ее и принялась листать, мимолетно подумав, что малыш Джо пришел бы в восторг от такого подарка.

Спохватилась я и оценила всю несвоевременность собственных действий, лишь когда за дверью раздался шорох. Я вскинула глаза, оторвавшись от разглядывания сложной, но захватывающей схемы трюка под названием «Леди исчезает»[13] и, похолодев от ужаса, увидела, как поворачивается дверная ручка.



Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Смерть на охоте"

Смерть на охоте