home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

– Она же, Есиславушка наша, не из рода боярского. – Чуть успокоившись, нянька начала говорить вполне связно. Арсентий, хотя и очень злился сейчас и на нее, и на боярыню, не смог быть жестоким по отношению к немолодой женщине, поэтому усадил ее на лавку у стены, принес воды и сам опустился на одну из немногих оставшихся целыми скамеек. – Отец ее из рода купеческого, а сам знаешь, как к торговцам относятся бояре.

– Ну да, знаю, плохо относятся. И она решила выйти замуж за воеводу, для чего обратилась к темным силам? – хмыкнул послушник.

– Видел бы ты, как они с мужем любили друг друга. Второй такой ладной пары во всем Переславле не было никогда, а может – и на всей Руси, – продолжила нянька. – Все вокруг на них налюбоваться не могли, и все были уверены, что они обязательно вскоре поженятся. Но его отец сказал, что никогда, покуда он жив, не возьмет его сын в супруги девку низкородную. Лев его на коленях молил, но старый воевода был непреклонен, отказывался давать благословение. А потом и вовсе сговорился с одним из рязанских бояр, за его дочку сына сосватал.

Нянька приникла к кружке, сделала несколько быстрых глотков. Потом продолжила:

– Старый воевода уже день свадьбы назначил, по осени Льва с рязанской боярыней должны были обвенчать. Есислава моя почернела от горя, собиралась на себя руки наложить. Слава богу, я успела остановить в последний миг. А на следующий день я на торжище ходила и встретила там женщину одну.

– Уснула боярыня. – Рядом с ними опустился на корточки старшина. – Я к ней девку приставил, чтоб следила.

– Спасибо тебе! – Нянька погладила его по руке. – Так вот, женщина мне рассказала, что есть надежное средство сделать так, чтобы все-таки боярин на моей Есиславушке женился. Говорит, надо один обряд провести, к старым богам обратиться, они помогут.

– Во как! – ухмыльнулся Арсентий. – А к кому из старых богов стоит обращаться, чтобы боком не вышло, женщина эта, я так понимаю, забыла рассказать?

– Кто это вообще был такой? Ну этот, черный? – Старшина посмотрел на послушника с обычным хмурым выражением. – Я так понял, что ты узнал его?

– Узнал, невелика наука. Сам черный, доспехи бирюзовые, земли не касается – это потому что не выносит его земля. Это Аспид, сын Чернобога. И хоть его отец – первейший враг людей и бога, но сынок далеко отца обошел в ненависти и злости. Про трехглавого змея слышал когда-нибудь?

– Эвона как! – Брови старшины удивленно взлетели вверх.

– Вот так, да. И то, что мы живы до сих пор, так это только от того, что он не хотел на нас время тратить. Так что там дальше было, мать?

– Та женщина рассказала, как ритуал провести, чтобы все случилось так, как Есислава хочет. Мы не сразу решились, но день свадьбы близился, она уже в свою тень от горюшка превращаться стала. Тогда мы и заперлись на ночь в баньке, зеркала и свечи поставили.

– Ну дальше понятно. – Арсентий поднялся, взял с пола закрытый кувшин, вынул пробку, сделал большой глоток, поморщился. Протянул кувшин старшине. – Мед будешь?

– Давай.

– И вызвали вы в свою баньку Аспида, который согласился помочь, но взамен потребовал, чтобы боярыня отдала ему первенца, так?

– Да. Она вначале не хотела, но потом решилась. Он сказал, что ее честного слова ему достаточно, а когда придет время, он явится за своей наградой. А на следующий день старого воеводу конь скинул, да так неудачно, что он голову разбил, да и помер к вечеру. Тогда молодой боярин расторг уговор с рязанскими, и свадьбу, как скорбеть по отцу закончили, сыграл с Есиславой.

– Да уж, история все менее красивая вырисовывается. Еще и старый воевода. Через горе к счастью путь не лежит.

– Мы и не предполагали, что Чернобожич все так сделает. Думали, заставит отца решение изменить. Ну а вскоре стало ясно, что боярыня непраздна. И так она испугалась… А тут еще и Льву напророчили, что родится у него не простой сын, а богатырь, каких давно свет не видывал. И что не смогут его убить ни стрела, ни меч, ни копье, а враги, услышав его имя, будут дрожать от страха.

– Так вы для этого, что ли, в монастырь ехали? Чтобы там от Чернобожича укрыться и ребенка спасти?

– Да, – понуро согласилась нянька. – Думали, святая земля оборонит от зла языческого.

– Увы, не оборонит. Мелкую нечисть, конечно, монастырь отгонит, а такого… Его бы ни монастырские стены не остановили, ни монахи, только бы еще и божьих людей положил без счета.

– Ты что это, послушник, – старшина сжал кулак, – хочешь сказать, что наш бог слабее языческих?

– Не в том дело. Старые боги на нашей земле давно, они тут, можно сказать, в своем праве. Когда наша вера сюда пришла, старые боги ослабли – они всегда силу теряют, если им молиться перестают. Но если к кому-то из них христиане по доброй воле обращаются, то делают их намного сильнее. Тут сложно все в двух словах разъяснить. Это очень древнее ведовство, и очень могучее.

– А ты все же попробуй разъяснить.

– Потом, сейчас не об этом речь. Главное – не получилось бы у боярыни от Чернобожича в монастыре укрыться. И там бы достал.

– Мы же не знали, – всхлипнула нянька.

– Не знали, не знали! – с досадой ответил Арсентий. – А стоило бы узнать, прежде чем такие вещи вытворять. – Он замолчал ненадолго. – Я думаю, что Аспид заранее ведал, что у Есиславы не простой ребенок родится, поэтому и невесту другую отцу боярина подсунул и вас на ту женщину вывел. Забрать ребенка у матери он не может, нет у него такой силы, только если мать дитя в обмен на что-то отдаст.

– Вот же тварь нечестивая! – повел плечами старшина. – И что же теперь сделать можно?

– Если честно, то по уму бы стоило просто в сторону отойти. – Видя, что старшина сдвинул брови, Арсентий поднял ладони вверх: – Но, во-первых, когда темные силы человека опутывают, далеко не каждый сумеет им противостоять. Потому и вины на вас меньше, хотя и остается немало. А во-вторых… – он замолчал ненадолго, видимо, подбирая слова, – не должны матери детей терять. И хотя я совсем не представляю себе, как ребенка у Аспида можно вызволить, но и сидеть сложа руки не стану.

– Мы с тобой пойдем! – решительно поднялся на ноги старшина.

– Не пойдете. Ваша задача сейчас боярыню стеречь. А парней в строю у тебя вдвое меньше осталось. И сдается мне, что это дорога в один конец. А гридням твоим еще жить да жить. Не, один пойду.

– А если он мальчонку уже утащил к себе – ну, где он там живет? В Навь? Как доставать станешь?

– Вряд ли утащил. Где-то неподалеку он тут. Три дня Аспид не сможет забрать живого в свой мир.

– Знаешь уже, что делать будешь, сынок? – Нянька посмотрела на Арсентия с надеждой.

– Есть одна мыслишка. Может, что и получится.


Слова и клятвы | Мастер по нечести | * * *



Loading...