home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню
















5

Я очнулся оттого, что рядом на мостовую грохнулся кусок гнили. Рядом лежали опрокинутые стулья, два копа и Полхаус. Тура сидела рядом в позе лотоса и, глянув на меня, снова посмотрела вверх. Удивительно! Оказывается, я тоже прилег отдохнуть: разбросавший ноги-руки во все стороны, человек-рухлядь по имени Джеремайя Дункель был похож на сломанную игрушку. Наверное. Слава Ноденсу, я не видел.

Кажется, там, над нами, что-то случилось, и я просто отключился…

Словно в подтверждение моих мыслей, в небесах что-то хлопнуло, и в метрах двадцати от меня на асфальт шлепнулся сгусток непонятной черной массы. Кажется, из него торчало изувеченное крыло мверзя. Что, черт возьми, происходит?

И только теперь до меня дошло, как тихо вокруг. Рокот вверху не в счет. В ушах звенит, как в то июльское утро десять лет назад, когда немец по имени Калигари взорвал бомбу-глушилку посреди Мэдисон-авеню.

Приподняв голову, я увидел то, о чем догадался мгновением раньше, – вся толпа журналюг валялась на земле, как и мы. Кое-кто шевелился или сидел, озираясь вокруг ошалелыми глазами. В паре метров от меня развалился Пит.

– Эй, Полхаус!

Толстяк не пошевелился.

– Полхаус, мать твою!!!

Мне показалось, или он слегка поморщил носом?

Я дотянулся до валявшегося рядом стакана и без лишних раздумий запустил им в лоб Полхауса.

Он мигом открыл глаза, и словно по сигналу, из тучи заскрежетало так, будто там трахались гигантские сверчки. В нос ударил запах желчи, и я едва успел приподняться над землей, как меня стошнило. Рядом захлюпало на мостовую содержимое желудка Полхауса.

В паре метров от нас на землю грохнулись несколько обнаженных коротышек. Их головы разлетелись, как спелые арбузы; во все стороны брызнули внутренности. Вот что называется разбиться всмятку.

– Что это было? – пробубнил Полхаус, вытирая рот.

– Мне без разницы, но нужно сваливать. А то следующая партия этого жабьего дождика прихлопнет нас. Что разлегся?

Тура подошла к нему и довольно грубо ткнула ногой в бок. Полхаус заморгал так, будто она достала ремень и собирается его выпороть.

– Что не ясно?! – рявкнул я. – Будите ребят, тормошите, кого успеете, и драпаем отсюда!


Кто-то из копов орал в мегафон, кто-то просто методично будил всех подряд и приказывал тормошить остальных. Число разбуженных росло в геометрической прогрессии. Большинство послушались остатков разума и побрели прочь – толпа зомби с фотоаппаратами, болтающимися на их шеях, словно петли повешенных; с треногами для камер на плечах, они напоминали толпу Иисусов.

Издали могло показаться, что идут не репортеры, а линчеватели. Вот только их оружие чуть не погубило своих хозяев. Среди журналюг я заметил молодого прохвоста по имени Кларк Кент – как-то раз я поймал его за тем, что он метил телефонные будки надписью «ЭТА КАБИНА ЗАРЕЗЕРВИРОВАНА ЗА КЛАРКОМ КЕНТОМ». Тот еще кент.

Дальше началось полное сумасшествие. Будто и так было мало. С неба полетели останки… я не знаю, что это было… казалось, будто там, вверху, распотрошили стадо бронтозавров. Ленты кишок, похожих на внутренности Годзиллы, падали адским конфетти. И вот когда первые шматки этого месива грохнулись о землю, похоронив с десяток людей, народ бросился врассыпную.

Извиваясь, словно ящерица, скрипя зубами от боли, я пополз к полицейской машине. Тура подскочила ко мне и затолкала на заднее сиденье, а потом оббежала машину и заскочила с противоположной стороны. Два копа смотрели в небо, вцепившись в приборную доску.

– Ребята, уносим ноги!!! НОГИ УНОСИМ!!!

Из последних сил я застучал по спинке переднего сиденья. Парень за баранкой очнулся и повернул замок зажигания.

Тачка сорвалась с места.


предыдущая глава | Бестиариум. Дизельные мифы (сборник) | cледующая глава



Loading...