home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пятница

— Это что такое?

— А на что похоже?

— На макулатуру и купоны на бесплатную лапшу.

— Я столько собирала информацию, а тебе, как всегда, безразлично.

— Вывалив урну бумажного мусора на кровать, ты, конечно, безразмерно завладела моим вниманием.

— Но тебе по-прежнему все равно, а время идет. Сколько ты еще этого будешь избегать. Я хочу завести ребенка. От тебя. И все это собрала для полной картины. Тут по всем программам. Правда, я остановилась на одной. Не хотел разбираться, потому все объясню на пальцах от и до, чтобы ты понимал разницу.

— То есть это надолго, да?

— Должен же ты хоть иногда слушать?

— Валяй.

— Натальных программ всего четыре по степени гарантии. Быдло-суррогат, приматы, скрофы и афалины.

— Интересный порядок. Это по убыванию?

— Наоборот, по гарантии качества. Быдло, конечно, дает всего тридцать процентов сбоя, но эта треть гарантированный макабр или, хуже того, гибрид. Но семьдесят процентов на здоровый плод. Тут проблема в другом: если мы заказываем суррогатку, то она, по закону, основной родитель, и имеет право подавать на алименты. А я не хочу остаток жизни содержать какую-нибудь нигритку из-за ее фертильной матки.

— То есть вот эта стопка была по суррогатам?

— Да, еще есть шенженьский вариант, но у них пятьдесят на пятьдесят. Неизвестно, кто из них был из вторичных носителей, а кто просто гибридный. Шенженьки выходят дешевле, но, опять же, по закону ребенок будет считаться подданным Шенженя. А у них обязательная воинская повинность с десяти до двадцати лет. Ты что, спишь, что ли?

— Я просто закрыл глаза. И внимательно слушаю.

— Повтори, что последнее я сказала?

— «Ты что, спишь, что ли?»

— До этого!

— О том, что наш ребенок с десяти лет будет окучивать рисовые поля и сжигать трупы. Вариант не очень, как на мой взгляд.

— Ну да. Ладно.

— Я так понял, с нашим видом инкубация вообще не вариант?

— Ну вроде того, слишком высокие риски и последствия.

— Ок, убедила. Продолжайте лекцию, госпожа будущая мама.

— Приматы. Варианты шимпы и аха-ха…

— Чего хохочешь?

— Гиб-гиб-гиб. Это даже звучит смешно — гиббон-гибриды.

— Не-не-не, кус раббак, эту мохнатую мразь. Вон их сколько наплодилось, отстреливать не успеваем. Кус раббак, на кой вообще их за разумный вид держат?

— Ну, время такое, зеленые отстояли их права. Ну и, в конце концов, они не встают после смерти.

— Лишний раз доказывает, что это ущербный вид, способный только плодиться. Этот вариант полностью исключается.

— Вот и ладно. Я и сама не хотела, мне тоже не нравится идея того, что мою лялечку будет вынашивать какая-то говорящая мартышка с дурными манерами.

— Следующая остановка. Что ты там говорила? Что там за скрофы?

— Только не обижайся!

— Не понимаю тебя.

— Мне они очень нравятся, такие милые хрюшки, но они ни халяльными, ни кошерными не будут считаться.

— Кус раббак, ты решила, что я джуда?

— Ну, я думала, «кус раббак» и все такое.

— А, кус раббак, кус има шельха. Я этого от Кали понахватался. Она постоянно ругается.

— Это которая ходит к тебе по понедельникам спинку подлечить?

— Которая по понедельникам. Ты ей, кстати, очень нравишься.

— Не начинай.

— Не начинал, говорю как есть.

— Хрюшка, вариант просто отличный, на самом деле. Шанс успешного вынашивания больше шестидесяти процентов. Хрюшку подключают к витографу, оплодотворяют и в режиме реального времени мониторят ее состояние и состояние плода. Хрюшка в это время живет с родителями-донорами. То есть она может жить у меня. В случае сбоя — бесплатный экстренный вызов бригады рефьюзеров и устранение проблемы.

— Рефьюзеры?

— Ну, кэдэзэшники по-старому. Сейчас просто стараются не использовать этот термин в натальных системах, чтобы не возникало неприятных ассоциаций и не спугнуть клиентов.

— Реклама только хорошее рассказывает. Да?

— Да, и еще они предоставляют дубль-скрофу, если первый раз вышло неудачно. Что с тобой?

— Так, воспоминания.

— О чем?

— О запахе. Словно вновь там очутился. Ты ведь не знаешь, кто такие «кэдэзэшники»?

— Ну, как бы уборщики ну этих, после смерти.

— Это от КДЗ. Кремация. Декарбонизация. Захоронение. То, что просрала пфицерская мразь, и то, чем пришлось заниматься тем, кто остался. Чтобы и праха не осталось от тех, кто мертв. Чтобы не возвращались.

— Прости меня. Я не хотела тебя расстраивать.

— Да не твоя это вина. Пусть теперь будут рефьюзеры. Чтобы не вызывать неприятных ассоциаций. Что последнее?

— Афалины. Но это очень дорого. Плюс нужно иметь жилье около моря или снимать апартаменты в их санатории на период вынашивания. Но у них все по высшему разряду. Любую понравившуюся афалину на выбор, генетическая корректировка плода, аквааэробика, сертификат полноценного человека со всеми юридическими гарантиями.

— И откуда мы возьмем денег на это?

— Ниоткуда. Тут при всех раскладах, даже если я уговорю бабушку, пообещав ей синеглазую внучку и курчавого внука, то нам не хватит даже на первый взнос.

— Все ясно. Скрофы, да?

— Да, у них вполне демократичный вариант, бабуля согласится. К этому годовой взнос моих яйцеклеток. Точнее десять, с одиннадцатой и двенадцатой уже идет оплодотворение. С тебя потребуется только годовое донорство семени.

— Годовое? Лех меня кибенимат.

— Ну тоже раз в месяц. Ну что тебе? Жалко ради меня? Я даже готова отказаться от секса на этот период в таком случае.

— Сама будешь таскать в таком случае. Не хватало того, чтобы я ходил каждый месяц сцеживать для свиноматки.

— Не говори так.

— Как так?

— Так грубо. «Свиноматка». Скрофа. Ведь некрасиво будет звучать, что твоего ребеночка вынашивала какая-то свиноматка.

— Кус раббак, неужели я на это согласился?


Среда | Социум. Антология социальной фантастики | Воскресенье



Loading...