home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3. Первая. Ветер

Халльвард слушал, поеживаясь от непонятно откуда взявшегося холодного сквозняка.

Мальчишка в сером балахоне, назвавшийся Эрвином, рассказывал, и лицо у него было глуповато-восторженным. Вещал о том, что благой и мудрый правитель по прозвищу Вечный пал, когда земля преисполнилась грехами людскими.

Наемник об этом «владыке», конечно, слышал, но никогда не считал его богом.

Понятно, есть Сияющий Орел, он же Морской Коршун, Стальной Сокол, Ястреб Утра, и он каждый день выходит в небеса. Вечный же – могучий колдун, чуть ли не исчадие Хаоса, сумевший подгрести под себя всю землю и долго ей правивший.

Халльварду было плевать, что и как на самом деле, лишь бы ни тот, ни другой в его дела не совались.

– И тьма и плач опустились на землю, солнце омрачило лик свой… – говорил Эрвин, и глаза его истово блестели.

Наемник открыл рот, собираясь заявить, что хватит, и тут в ушах зашумело, а глаза закрыла мгла. Почудилось, что его утягивает вниз, точно в водовороте, а в следующий момент оказался в огромном зале с куполообразным потолком.

Двое здоровенных мужиков лупили молотами по установленной на возвышении огромной глыбе горного хрусталя. Еще трое помельче выковыривали из мозаики в стенах драгоценные камни, но не подбирали, а позволяли упасть на пол.

И еще Халльвард чувствовал, как нечто тревожное происходит сверху, над куполом.

Там словно бушевала бесшумная гроза, он почти видел вспышки молний, а удары грома заставляли вздрагивать. Сердце наполняло желание выхватить меч и вступить в схватку, уничтожить тех, кто угрожает ему.

И для начала тех, кто портил священные узоры силы и пытался разбить Сердечный Камень.

– Умрит… – проговорил Халльвард, шагая вперед, и понял, что сидит у стенки, а Эрвин продолжает бормотать.

Обрывки видения таяли, осталась лишь жажда уничтожить тех, кто мешает.

– Ты чего там бормочешь, гореть тебе в пламени? – спросила Нейли, покосившись на наемника.

Он с неудовольствием подумал, что надо было убить ее тогда, в самом начале, когда он распалился, а она лежала перед ним. Не смог, отчего-то не повернулась рука… ничего, в следующий раз он обязательно ее прирежет.

И нудного паренька, от бормотания которого ноют зубы, тоже.

«Ты сможешь выбраться один, – прошептал в голове голос, – эти двое – лишний груз, они только мешают, их нужно убрать, лишить жизни, так что не упусти возможности».

– Ничего, – сказал Халльвард. – А ты, Эрвин, если такой умный, почему отсюда не вылез?

Паренек осекся и дернулся так, словно его укололи кинжалом в задницу, лицо его на мгновение стало злым. Наемник обрадовался… сейчас мальчишка кинется с голыми руками, и можно будет пустить в ход меч.

Но Эрвин вздохнул, прикрыл глаза, и губы его зашевелились.

– Хватит разговоров, – в голосе Нейли прозвучало недовольство. – Древние знают, сколько нам еще искать выход, так что нечего сидеть. Надо идти дальше.

– Надо, – согласился Халльвард. – Куда только?

– Туда, где мы еще не были, – сказал Эрвин. – И Ве… бог поможет нам выйти.

Наемник поднялся, до дрожи в мышцах стиснул рукоять меча… так хочется ударить, снести набитую требухой голову с плеч… как хорошо было, пока он шел один, никто не лез с советами, и он сам решал все.

– Главное, чтобы не помешал! – Нейли вскочила на ноги. – Вон там есть проход, что мне нравится, из него пахнет свежестью, и еще чем-то приятным, как давным-давно, еще в детстве…

Халльвард заметил, что она держит ладонь на эфесе, то ли не доверяет спутникам, то ли хочет от них избавиться.

– Раз пахнет, то пошли, лопни мои кишки, – проворчал он.

Сам двинулся первым… девка опасна, как дикая кошка, но он услышит и почует, если она вздумает напасть, а мальчишка только и может языком молоть, такой и таракана не раздавит.

Стены прохода, которым они шли, были гладкими и белыми, и тут вправду ощущался какой-то запах. Через каждые несколько шагов попадались ниши в стенах, одни пустые, в других стояли глиняные кувшины.

Халльвард потянулся, чтобы взять один, посмотреть, что внутри.

– Не трогай! – воскликнула девушка, не успел он коснуться изогнутой рукоятки. – Это опасно, я чувствую, там скрыто нечто… – она говорила быстро, голос ее дрожал, в нем звенела искренняя тревога, – что-то неправильное… не имеющее права существовать!

– Я могу прочитать, что тут написано, – несмело предложил Эрвин.

Халльвард вгляделся в значки, покрывавшие бока кувшина… не похожи на буквы, так что мальчишка, похоже, заливает.

– Попробуй, – сказала Нейли.

– Свет живой укрыт здесь, – медленно произнес Эрвин. – Я встречал упоминания о такой вещи, она заставляет светиться сам воздух… похоже, что из-за нее мы здесь и видим. Только секрет ее изготовления утерян во время Второго Грехопадения, и нынешние маги не могут создавать такое.

– Ну и хрень, – Халльвард сплюнул. – Может, разбить парочку, тогда светлее будет?

– Нет-нет, помилуй Вечный! – возразил Эрвин. – Он действует через стенки кувшинов, а если соприкоснется с воздухом, то начнется страшный пожар, и мы тогда непременно погибнем.

Нейли задышала тяжело-тяжело, похоже, упоминание о Вечном ее не порадовало.

– Да? – наемник покосился через плечо, увидел покрасневшую девушку и белого от страха мальчишку.

Может быть, они сами поубивают друг друга, а он спокойно пойдет дальше?

Но Нейли сдержалась, только неразборчиво выругалась по поводу «безумных святош».

Коридор с нишами закончился, они вышли в огромный зал.

Цветастые узоры покрывали неровные, какие-то волнообразные стены, а посредине виднелась каменная загородка высотой в фут. Она образовывала кольцо, а внутри плескалась темная, точно смола, и такая же густая на вид жидкость.

– Бассейн, – сказал Эрвин. – Интересно, это можно пить?

– Конечно, – судя по искаженному голосу, Нейли говорила через сжатые зубы. – Только один раз.

Халльварду этот «бассейн» не понравился… мало ли что может спрятаться под водой? Поэтому он двинулся вдоль стенки, не отводя глаз от темной жидкости, где вроде бы что-то двигалось.

– Где-то я читал про такое, помню… – продолжал нудеть мальчишка. – Да, «Трактат о Трех Состояниях» Шундо Васнийского, там о жидкостях говорится, о тверди и о воздушных телах.

Наемнику очень хотелось рявкнуть «Замолчи!» или попросту ткнуть мечом.

Но что-то мешало пустить оружие в ход, избавиться от этих двоих, как от досадной помехи… Да, разное было, он убивал людей, но никогда Нож не приканчивал тех, кто шел с ним, кто ему доверился.

Темная бликующая поверхность вскипела, из нее поднялись три черных, раскоряченных силуэта. Полетели брызги, через каменную загородку полезли существа, похожие на людей, но в чешуе и с головами змей.

А когти у них были такие, что дракон сдох бы от зависти… не когти, настоящие клинки.

– К стене! – Халльвард отреагировал с опозданием, бросился вперед, выставив меч.

Метательный нож вонзился одной из тварей в глазницу, но та лишь зашипела.

Краем глаза увидел, что Нейли выхватила клинок, а вот Эрвин остался позади… Ничего, он справится один, как всегда, он здесь воин, а эти двое лишь грязь на дорожных сапогах.

Ударил, целясь в шею самому шустрому из врагов, лезвие проскрежетало по чешуе. Уклонился от выпада второго, и когти располосовали воздух около щеки, едва не зацепили ухо.

Девушка оказалась рядом, рубанула по когтистой лапе.

– Не лезь! – Халльвард сделал выпад, а левой рукой оттолкнул Нейли себе за спину.

На этот раз попал хорошо, и острие меча вошло в бок змееголовому, хлынула кровь. Пригнулся, ударом плеча в грудь отшвырнул тварь с ножом в глазнице, и бросился к раненому в шею.

Надо добить, и побыстрее!

Отразил чужой выпад вторым метательным ножом, но один из когтей с треском распорол рукав. Боль стегнула по предплечью, но наемник уже бил наискосок, чтобы наверняка, насмерть.

Разрубленная грудь распахнулась как открытый сундук, пахнуло кровью.

Халльвард пригнулся еще раз, почти присел, и бросившаяся в атаку тварь перекувырнулась через него. Ударилась башкой о каменную загородку, ногами влетела в бассейн и недовольно завопила.

А он бросился на ту, которую «угостил» ножом в начале схватки.

Отбил выпад, второй, изобразил обманный удар, и, поднырнув под чужую руку, ударил в подмышку. Лезвие вошло по рукоять, и на этот раз не было ни воплей, ни шипения, лишь предсмертный хрип.

– Сзади! – воскликнула Нейли, и он мягко развернулся, одновременно уходя с места, где стоял.

Последний змееголовый наступал медленно, расставив руки, и злобно рычал.

Халльвард взвесил в руке нож, будто собираясь метнуть, и противник купился, отшатнулся в сторону. Но там его встретил меч, два срубленных пальца упали на пол, и по подземелью покатился яростный рык.

Еще разворот, выпад, и из распоротого брюха твари полезли кишки.

– Готово, – сказал наемник, тяжело и часто дыша.

Змееголовый прижал руки к животу, открыл пасть, будто собираясь что-то сказать, а затем упал.

– И восстанут на вашем пути стражи, п-подобные навозу в г-гибели своей, – проговорил Эрвин дрожащим голосом, и указал туда, где расплывалась в бурую слизь убитая первой тварь.

– Это откуда? – подозрительно спросила Нейли.

– Из одного древнего трактата, он называется «Наставления о Тайном Храме». Наставник всегда говорил, что это иносказание, и я думал…

– Неважно, что ты думал, – оборвал его Халльвард. – Пошли. Они смердят.

Он забрал метательные ножи, поискал, обо что бы их обтереть, и воспользовался рукавом.

Бассейн и оставшиеся на полу зловонные лепешки остались позади, они прошли коротким коридором, что вел немного вниз. Едва вступили в новый зал, с колоннами и ручейком у стены, как в боку у наемника появилась боль.

– Божья срань, – пробормотал он, и рухнул на пол.


2.  Третья. Тень | Черные руны судьбы | 3.  Вторая. Ветер



Loading...