home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


8. Две. Серп

Халльвард еще раз взвесил в ладони отобранный у гнома нож… тяжеловат, метнуть будет сложно.

Эльф стоял вроде бы недалеко, в паре десятков шагов, но все время вертел головой, да и лук держал наготове. Его напарник обыскивал башню, где прятался Эрвин, и ничем помочь остроухому не мог.

Так что нужно ловить момент, и пользоваться им.

Сверху донесся сдавленный крик, с обзорной площадки вылетел горящий факел, а затем через край перевалились два сплетенных тела. Куница вздрогнул, глянул вверх, Халльвард мгновенно приподнялся, и нож покинул его ладонь.

Эльф успел обернуться, и даже выпустить стрелу, но та лишь царапнула камни в стороне. А сам остроухий зашатался, хватаясь за торчащий из горла клинок, на грудь ему хлынула кровь.

А наемник бежал вперед, мягко перепрыгивая крупные обломки.

Когда оказался рядом с Куницей, тот уже падал, глаза стекленели, а тело била судорога.

– Готов, – прошептал наемник, выдергивая клинок… попал отлично, куда и целил, рассчитывая на быстроту эльфа.

– Ты его убил! – возмущенно воскликнула появившаяся рядом Нейли.

– Да, а что? – Халльвард глянул на нее удивленно.

– Это должна была сделать я! – лицо девушки кривилось, глаза сверкали, она находилась почти в такой же ярости, как в подземелье. – Он, этот проклятый эльф, меня обманывал, он меня столкнул в ту дыру!

Наемник пожал плечами… через мгновение лук и длинный тонкий меч поменяли хозяина.

– Пошли, посмотрим, что с Эрвином, – сказал он, и Нейли осеклась.

Факел, упавший на прямоугольную каменную плиту, продолжал гореть, освещая два распростертых на камнях тела. Бородатый поклонник Вечного лежал неподвижно, запрокинув голову, и шея его была вывернута так, как никогда не бывает у живого.

Мальчишка же шевелился, и вроде бы даже пытался встать.

Услышав шаги, он поднял голову, и Халльвард увидел белое лицо, полные боли глаза.

– А, это вы… – с усилием сказал Эрвин. – Я все же сумел… сделал это…

– Но зачем? – Нейли присела рядом, взяла его за руку. – Ты же умираешь… Можно было иначе!

И в голосе ее прозвучало настоящее горе.

Наемник удивился – с чего она взяла? – но через мгновение понял, что девушка права. Мальчишка упал так неудачно, что не погиб сразу, но сломал спину, и спасти его сумел бы не всякий целитель.

– Нельзя… – лицо Эрвина исказилось, и Халльвард понял, что тот пытается улыбнуться. – Убив себя, я выбью оружие из их рук… Они не успеют найти мне замену…

Он говорил медленно, с усилием, из уголка рта струилась кровь.

– Что значит – не успеют? – спросил наемник, чувствуя, как по спине бегут мурашки.

Он видел сотни смертей, но никогда не наблюдал ничего похожего.

– Тайный Храм будет открыт только до окончания весны… – Эрвин улыбался и время от времени морщился, – а в следующий раз его двери смогут открыться не раньше чем через полвека… Вечному нужно копить силы… первый раз на это ушло почти столетие, второй, я думаю, меньше…

Халльвард нахмурился, пытаясь сообразить, какой сегодня день.

По всему выходило, что до окончания месяца Процветания оставалось не больше восьми дней… мало для того, чтобы найти и доставить сюда, на окраину мира, нужного человека.

Ведь никто из тех, кто собрался здесь и так верит в Вечного, почему-то не годится ему в жертву.

– Так что я… – Эрвин кашлянул, – …мы победили. Я рад, что так… жаль, так мало узнал… Прощайте!

Его тело содрогнулось, глаза остекленели, на губах застыла улыбка.

Нейли отвернулась и спрятала лицо в ладонях, а Халльвард ощутил неистовый, опаляющий гнев.

– Мы еще не победили, божья срань, – сказал он. – Мы победим, когда прикончим всех этих тварей. Прощай, Эрвин, и если тела этих псов мы бросим, то тебя похороним, и да примет тебя Стальной Сокол.

Мальчишка жил как плесень, но умер точно боец.

– Давай его в сторонку, – Халльвард тронул Нейли за плечо. – И нам пора за дело.

Следовало спешить… приступов не было давно, и новый мог начаться в любое мгновение.

– Да, – сказала она, поднимаясь. – Есть еще те, кого нужно убить.

Они спрятали тело Эрвина за башней, с которой он упал, и устроились в развалинах неподалеку. Соратники Куницы, рыщущие неподалеку, вскоре явятся, чтобы проверить, куда пропал эльф.

– Ты умеешь стрелять из лука? – спросила девушка, получившая меч и нож Кувалды.

– Приходилось, – Халльвард проверил тетиву, вытащил из колчана стрелу. – Обычная, не эльфийская… Не так хорошо, как он, но в цель попасть смогу.

Он замер, прислушиваясь – показалось, что с востока донеслись голоса.

Нейли, слух у которой был как у кошки, тоже глянула в ту сторону, и на руинах появилось оранжевое свечение факела. Долетел хруст попавших под сапог камушков, и стали видны два шагавших к башне человека.

Наемник пригляделся, узнал маленького толстяка в черном балахоне и усатого мужика с мечом.

– Готовься, – шепнул он, поднимая лук.

Усач выглядел куда более опасным, он двигался как воин, и оружие носил не для украшения, но сила слуг Вечного заключалась не в обычной стали, и Халльвард прицелился в толстяка.

Увидев труп, мужик с мечом выругался, и они зашагали быстрее.

– Куница! Не может быть! – воскликнул толстяк противным голосом. – О Властитель, как они смогли?

Наемник ухмыльнулся и спустил тетиву.

Обладатель черного балахона неожиданно дернулся в сторону, и стрела вошла ему не в грудь, а в плечо. Но все же сшибла с ног, он выронил факел, с воплем покатился по камням, а Халльвард вновь натянул лук.

Усач выхватил меч плавно и стремительно, махнул левой рукой, и вокруг него замерцали контуры призрачного доспеха. Стрела ударилась в него и отлетела, как от настоящего, и враг побежал в их сторону.

– Задница Вечного! Тоже колдун! – рявкнул Халльвард, отбрасывая лук.

У него оставался топор, не самое удобное оружие против меча.

Наемник вскочил, и усач налетел на него, ударил крест-накрест, стремительно и беспощадно. То ли забыл, что беглецы нужны живыми, то ли решил, что надо выжить самому, и лишь затем подумать о нуждах Вечного.

Халльвард отбил первый выпад, от второго уклонился, попытался атаковать сам.

Ничего не вышло… противник ушел с издевательской легкостью, оказался лицом к лицу с Нейли.

– Я убью тебя и на этот раз! – воскликнула девушка. – Только по-настоящему!

Усач презрительно усмехнулся, отразил ее нападение, и повернулся к Халльварду. Обнаружил, что тот раскрылся, и немедленно ударил… и тут же глаза его выпучились, а из горла вырвался стон.

Лезвие топора врубилось в не защищенное магической броней колено, и то хрустнуло, как сухая ветка. Призрачный доспех с мягким звоном растаял, прянули в стороны голубые и серебряные искорки.

– Получил? – спросил наемник, понимая, что чужой клинок распорол ему бок, почти там же, где была рана, полученная в Сиваре, и что кровь стекает в пах, неприятно щекочет кожу.

Усач не успел ответить, на него набросилась Нейли, и ее выпад оказался удачным – в запястье правой руки. Второй пришелся в горло, третий разорвал щеку, и противник не смог закрыться, подрезанная рука подвела его.

Еще раз ударил топор, усач упал, и девушка воткнула меч ему в сердце.

– Сдохни! – яростно прошипела она. – Сдохни по-настоящему!


* * * | Черные руны судьбы | * * *



Loading...