home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15. ОГОНЬ И МЕЧ

Истории из Геродота

Долго не мог прийти в себя Ксеркс. Мужественное сопротивление горстки эллинов чрезвычайно потрясло его.

Царь велел привести к нему Эфиальта. Ксеркс собирался щедро одарить человека, из-за предательства которого персам удалось одержать победу над спартанцами. Но Эфиальта и след простыл. Когда зашедшие с тыла персы вплотную подошли к спартанцам и началась кровавая сеча, предателя сковал страх, и он трусливо бежал в горы. Позднее эллины объявили Эфиальта разбойником и какой-то человек, встретившийся с ним случайно в горах, убил его как бешеного пса.

Персы еще некоторое время стояли лагерем у Фермопил, хороня погибших, залечивая раны и собираясь с силами для дальнейшего похода в глубь Эллады. И вот тогда подошли к лагерю нищие эллины из Аркадии, которых горькая нужда гнала с места на место. Их тотчас схватили и привели к царю, восседавшему на троне в окружении своей многочисленной свиты.

— Чем занимаются эллины на Пелопоннесе? — спросил Ксеркс.

— Сейчас у них великий праздник — начались Олимпийские игры. Все эллины собрались в Олимпии, чтобы следить за состязаниями.

— А какую награду получает победитель?

— Венок из оливковых ветвей. Это самая высокая честь…

Услышав такие слова, один из персидских военачальников повернулся к стоящему рядом полководцу Мардонию и сказал:

— На войну с кем ты подстрекал нас, Мардоний?! С людьми, которые состязаются не ради выгоды и денег, а ради славы и чести!

Вскоре персы двинулись в путь. Они опасались, что эллины опять преградят им дорогу, укрепившись на наиболее выгодных рубежах. Огромное персидское войско спешно продвигалось вперед и через некоторое время вступило в Беотию. Тем временем посланный в обход большой отряд приближался к Дельфам. Персы намеревались разграбить знаменитое Дельфийское святилище. Они были наслышаны о несметных богатствах, хранящихся в его сокровищницах, и в особенности о ценнейших дарах лидийского царя Креза.

Ужаснулись дельфийцы, узнав, что войско варваров совсем близко. В великом смятении вопросили они оракул: закопать ли им в землю священные сокровища или же вывезти в другую страну.

"Нет, — ответила пифия. — Бог Аполлон сам сумеет защитить свое достояние".

Получив такой ответ, жители Дельф стали заботиться о собственном спасении. Спрятав свое имущество в Корикийской пещере, они укрылись на вершинах Парнаса, у подножия которого находилось Дельфийское святилище. В городе остались лишь шестьдесят старцев и жрец-прорицатель, который истолковывал оракулы Аполлона.

А варвары подходили все ближе и ближе… С вершины горного перевала они уже видели великолепный храм Аполлона с мраморными ступенями и роскошной колоннадой.

И тут произошло чудо. Находившееся в храме Аполлона священное оружие, которого никто не должен был касаться, вдруг оказалось на площади перед храмом. Удивленный прорицатель поспешил сообщить оставшимся в Дельфах старцам, что сам бог Аполлон собирается сразиться с врагами. Ведь никого, кто мог бы воспользоваться священным оружием, в городе уже не было.

Дорога к святилищу Аполлона шла мимо небольшого храма богини Афины. Когда персы приблизились к нему, оттуда вдруг послышались громкие вопли и боевой клич, хотя в храме не было ни души. Ударил гром, засверкали молнии, и с вершин Парнаса со страшным грохотом покатились огромные камни, погребая под собой врагов.

Казалось, наступил конец света… И персы не выдержали.

Они обратились в беспорядочное бегство. Ужас охватил персов, когда они увидели, что их преследуют два тяжеловооруженных воина огромного роста… Дельфийцы же спустились с гор и присоединились к преследовавшим. Теперь они ничего не боялись. Ведь им на помощь пришли легендарные герои-гиганты Филак и Автоной, покровительствующие дельфийской земле…

Оставшиеся в живых завоеватели позорно бежали в Беотию. Нога перса так и не ступила в знаменитое святилище Аполлона Дельфийского.


В Беотии войско Ксеркса не встретило никакого сопротивления. Горько говорить об этом, но это чистая правда: в отличие от платейцев, теспийцев и многих других эллинов, самоотверженно сражавшихся против персов, беотийцы добровольно перешли на сторону Ксеркса и помогали ему. Впрочем, не только беотийцы. Настолько сильна была междоусобная вражда между различными эллинскими городами, что и фиванцы, да и жители некоторых других городов, в этот страшный для Эллады час предпочли пойти вместе с врагами против своих соотечественников.

Три месяца прошло с тех пор, как персидское войско, миновав Геллеспонт, ступило на землю Эллады. И за эти три месяца персы прошли путь от Фракии до Беотии, встретив серьезное сопротивление только при Фермопилах…

Ксеркс стремится вперед и вперед. Ему не терпится поскорее исполнить свое давнее желание: опустошить Аттику и предать ненавистные Афины огню и мечу.

И вот персидское войско, минуя Киферон[24], вступает в земли Аттики. Азиатский владыка уже предвкушает, каким казням, пыткам, мучениям он предаст высокомерных и непокорных афинян. Наконец-то! Опять его ждет удача и громкая слава… Как будут все ликовать в далекой Персии, когда станет известно, что он, Ксеркс Персидский, победил спесивых афинян! Впрочем, где же они? Почему никого не видно? Столько времени он в пути, а Аттика пуста… Когда войско вступит в Афины, город, наверное, тоже будет пуст. Что же стряслось? Разверзлась земля и поглотила эллинов? Кто же будет сражаться с персидским войском? И если все афиняне куда-то исчезли, то кого он победит и подчинит себе? Всё это походило на кошмарный сон. Славная победа, которая, казалось, уже была у него в руках, вдруг обернулась песком, утекающим сквозь пальцы…

И необузданная ярость Великого Царя обрушилась на рощи и виноградники, посевы и жилища, храмы и статуи… Огонь и меч по всей стране! Так, чтобы камня на камне не осталось, чтобы ни травинки больше не смогла родить эта ненавистная земля…

Ринувшись в Аттическую долину, полчища Ксеркса плотным кольцом окружили Афины. О, несчастный город! Нет, не богатства твои привлекли сюда завоевателей. Твой непокорный дух пришли они уничтожить…

Как и предполагал Ксеркс, Афины были пусты. И вот почему.

На Акрополе, в подвале древнего храма богини Афины, жила огромная змея, верный спутник богини и страж Акрополя. Каждый месяц ей приносили большую медовую лепешку. Змея поедала ее с огромным аппетитом. Но однажды медовая лепешка осталась нетронутой. Это значило, что богиня Афина покинула Акрополь. Следовательно, прав Фемистокл. Никто не должен оставаться в городе. Все на корабли!

Женщины и дети были отправлены на острова Эгина и Саламин, а также в арголидский город Трезен. Мужчины поднялись на боевые корабли. Фемистокл ведь убеждал афинян, что корабли — это те неодолимые "деревянные стены", которые спасут город от персидского нашествия…

В Афинах остались лишь хранители сокровищницы богини Афины и нищие старцы, которые ни за что не хотели покидать родной город. Они поднялись на Акрополь и завалили бревнами вход в крепость. Старцы считали, что в оракуле под деревянными стенами подразумевались не корабли, а крепостные стены Акрополя.

Персы заняли холм против Акрополя, называемый Ареопагом, и стали осаждать крепость. Они поджигали обмотанные паклей стрелы и посылали в деревянные стены Акрополя, пытаясь поджечь их. Когда из этого ничего не получилось, персы пошли на штурм крепости. Афиняне гасили огонь как могли и, как только варвары приближались, сбрасывали на их головы огромные камни… Прибывший с персами Гиппий, приблизившись на безопасное расстояние, громкими криками старался склонить афинян к сдаче Акрополя. Но осажденные и не думали сдаваться…

Силы персов иссякли, они понесли огромный урон, но крепость оставалась неприступной. Тогда варвары решили зайти с северной стороны, где не было никакой стражи, так как афиняне считали, что по крутым скалам никто не сможет забраться на Акрополь. Здесь персам удалось обнаружить подземный ход — узкий тоннель, ведущий из святилища Аглавры, дочери легендарного царя Афин Кекропа, в крепость.

Этого афиняне никак не ожидали. Увидев, что враги ворвались на Акрополь, некоторые из них в страхе бросились со стен вниз и разбились насмерть, а остальные укрылись в храме богини Афины. Взломав ворота храма, варвары не пощадили убеленных сединами старцев. Уничтожив всех до одного, они бросились к священным сокровищам. Золотые и серебряные кубки, бронзовую утварь, драгоценные доспехи — всё брали персы с собой. А то, что нельзя было унести, варвары крушили и ломали. Акрополь украшало множество великолепных статуй. Все они были сброшены с постаментов и разбиты. Осквернив и разорив храмы Акрополя, персы предали их огню.

Возле храма Эрехтейон росла священная олива. Как утверждает легенда, богиня Афина некогда ударила своим копьем о скалу, и на этом месте тотчас выросло отягощенное плодами дерево, которое богиня даровала афинянам. В пламени пожара эта олива сгорела. Но уже на следующий день отросток дерева почти на целый аршин показался из земли. Такова была воля богини Афины…

Захватив город, Ксеркс послал гонцов в Сузы к вечно сомневающемуся Артабану с радостной вестью: Великий Царь Персии и всего мира покорил гордые Афины!

Впрочем, царь забыл упомянуть о том, что в покоренных им Афинах не было афинян.


В то самое время, когда персы осаждали Акрополь, два путника медленно шли по дороге в Афины. Оба они были эллинами, но пришли в Элладу с войском Ксеркса.

Одного из них звали Дикей. Когда в Афинах победила демократия, он, как сторонник Гиппия, был изгнан из города и вместе с тираном отправился в Персию.

Спутником Дикея был уже знакомый нам Демарат, изгнанный царь Спарты. Они шли, тихо переговариваясь, и вдруг услышали позади себя какие-то звуки, которые исходили, казалось, с небес.

Были ли это человеческие голоса, или же это была песня? Путники никак не могли понять. Повернувшись назад, они увидели, как над городом Элевсином медленно поднимается огромное облако пыли.

Дикей и Демарат порешили, что такое облако может поднять огромное пешее войско. Но этого быть не могло: ведь в Аттике не осталось ни души. Персидское войско, разрушив и разорив Элевсин, продвинулось далеко вперед. Кто же это мог быть? Путники терялись в догадках.

Внезапно Дикей ясно различил слова: "Якхе! Якхе!" Это были слова из гимна афинян.

— Демарат! — воскликнул Дикей, схватив своего спутника за руку. — Большая беда ожидает персов! Не сойти мне с этого места. Аттика ведь пустынна, и совершенно очевидно, что этот священный гимн, который мы слышим, исходит от самих богов. Неведомые силы спешат на помощь эллинам! Грядет месть небожителей за разрушенные и оскверненные персом храмы! Если это черное облако обрушится на Пелопоннес, то потерпит бедствие пешее войско Ксеркса, если оно полетит к Саламину, то под угрозой персидский флот.

— Я желаю тебе только добра, Дикей, — сказал в ответ Демарат, — а поэтому советую хранить молчание и никому не говорить о том, что ты видел и слышал. Если твои слова и пророчества дойдут до ушей Ксеркса, тебе не сносить головы. Пусть боги совершат то, что они считают нужным!

Путники пошли дальше. Вскоре они заметили, что облако направляется к Саламину. И опять ясно услышали таинственное: "Якхе! Якхе!".


Истории из Геродота


Глава 14. БИТВА ПРИ ФЕРМОПИЛАХ | Истории из Геродота | Глава 16. В ВОДАХ САЛАМИНА