home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2. КРЕЗ ИЩЕТ СОЮЗНИКОВ

Истории из Геродота

Как нам уже известно, пифия посоветовала Крезу взять себе в союзники самых сильных среди эллинов. И лидийский царь, разузнав через своих людей о положении различных эллинских государств, решил, что выбирать ему придется между афинянами и спартанцами. Вот послушайте, что сообщили Крезу.

В те времена афинское государство находилось в тяжелом положении. Народ был разделен на два враждующих между собой лагеря. Одни жили на побережье, и их предводителем был Мегакл. Другие же обитали на плодородной равнине близ Афин, и во главе их стоял Ликург. Когда двое не могут поладить между собой, то от этого выигрывает кто-то третий. Этим третьим был знаменитый полководец Писистрат, возглавивший самых бедных и обездоленных граждан, в основном крестьян и пастухов, обитавших на склонах гор.

Хотя Писистрат возглавлял бедняков, сам он был из знатного и богатого рода. Он доблестно и мужественно сражался с врагами и был необычайно честолюбив. Не обладая достаточным весом и силой, чтобы взять власть в Афинах в свои руки честным путем, Писистрат придумал вот какую уловку. В один прекрасный день, нанеся себе неглубокие раны, он стремительно въехал на повозке на рыночную площадь города. Писистрат уверял всех, что рано утром, когда он направлялся на свои поля, враги напали на него, такого достойного и знатного гражданина, и жестоко избили из ненависти. Писистрат просил у афинян телохранителей на это тревожное время.

Афинский народ оказался великодушным и легковерным. Он предоставил Писистрату стражу. Вот с этой-то стражей и отрядом верных ему людей "бедняга" Писистрат захватил Акрополь и стал тираном, то есть диктатором, как сказали бы мы сегодня. Ни Мегаклу, ни Ликургу это не могло понравиться. Объединив свои силы, они через некоторое время изгнали Писистрата из города. Но и в изгнании он не отказался от своих намерений и настойчиво добивался поставленной цели. Писистрат даже сумел помириться со своим заклятым врагом Мегаклом и жениться на его дочери. С помощью тестя ему удалось захватить власть в Афинах во второй раз и удержать ее.

Не обошлось без хитрости и на этот раз. В одной из соседних деревень жила красавица по имени Фия. Высокая, стройная, она была горда и величава. И вот Писистрат надел на девушку доспехи, шлем с длинным хвостом и показал, какие позы принимать, чтобы казаться еще более величественной. Усадив Фию на колесницу рядом с собой, он отправился в Афины. А вперед выслал глашатаев. Прибыв в город, они разбежались по улицам, громко крича, что только что собственными глазами видели богиню Афину. Она якобы приближается к городу на колеснице вместе с Писистратом. "Сама Афина возвращает Писистрата из изгнания! — кричали глашатаи. — Таково желание богини! Будьте же к нему благосклонны, граждане Афин!"

"Впрочем, — читаем у Геродота, — все это выдумка чистой воды, в которую давно уже никто не верит. Ведь эллины славились умом и отличались от варваров своим благоразумием, а также свободой от глупых суеверий". Как бы там ни было, Крез, получив такие вести, решил, что афиняне — союзники ненадежные.


А теперь послушайте, что поведали лидийскому царю о спартанцах.

Спартанцы всегда побеждали в самых жестоких битвах и сражениях. Слава об их силе и могуществе шла большая. Но они никак не могли победить в войне тегейцев и терпели от них одно поражение за другим. Пришлось спартанцам обратиться к Дельфийскому оракулу, чтобы узнать, в чем секрет их постоянных неудач. Пифия изрекла:

Есть на Аркадской равнине город Тегея,

Могучая сила гонит там ветры в одном направленье.

Там, где слышен удар, где звучит отраженье удара,

Там, где беда порождает беду, —

Там чужая земля хранит Агамемнона сына.

Отыскав его прах, овладеете тотчас Тегеей.

Итак, спартанцам следовало разыскать могилу Ореста, сына аргосского царя Агамемнона, и перенести его кости в Спарту. Но сделать это было совсем непросто. Спартанцам даже пришлось заключить перемирие и послать лазутчиков в Тегею на поиски могилы Ореста. Впрочем, надежды на успех у них не было.

Однажды один из лазутчиков по имени Лих, бродя по улочкам Тегеи, зашел в кузницу. Он долго любовался, как кузнец ковал железо на наковальне. Заметив, что гость заинтересовался его работой, кузнец сказал:

— Тебя удивляет, как податливо в моих руках раскаленное железо? Но ты бы еще не так удивился, если бы увидел то, что видел я однажды своими собственными глазами. Задумал я выкопать у себя во дворе колодец… Копаю, копаю, и вдруг вижу: гроб локтей семь длиной! Я удивился: неужели раньше люди были такие высокие? Поэтому-то я не выдержал и открыл гроб. И что же: скелет был такой же длинный, как и гроб! Осмотрев скелет, я закрыл гроб и снова засыпал его землей.

Глаза Лиха сверкнули, но он сдержался, чтобы не выдать себя. Лих вспомнил прорицание оракула, которое он выучил наизусть. Два огромных меха в кузнице — чем не ветры, которые гонит могучая сила в одном направлении? А наковальня и молот — чем не удар и отраженье удара? А беда, рождающая беду, — чем не железо, приносящее бесконечные беды несчастным людям? Все ясно! Этот покойник семи локтей длиной не кто другой, как Орест!

Лиху долго пришлось упрашивать кузнеца сдать двор в аренду. Когда ему наконец удалось все уладить, он поселился прямо во дворе и стал копать землю. Копал без устали днем и ночью. После долгих поисков Лих отыскал гроб с останками Ореста и под покровом ночи вывез его в Спарту.

Через некоторое время спартанцы захватили Тегею. После Креза прибыли в Спарту уже после окончания войны. Лидийский царь одарил спартанцев богатыми дарами и заключил с ними военный союз. Кир не просчитался: и в самом деле в шестом веке до нашей эры, в то время, когда происходили описываемые события, спартанцы были самыми сильными среди эллинов. Афиняне стали могущественными гораздо позже.

Впрочем, союз со Спартой ничего не дал Крезу. Помощь союзников подоспела слишком поздно. Сарды к тому времени были уже захвачены и преданы огню и мечу, а сам Крез, как мы уже знаем, попал в плен к Киру.


Истории из Геродота


Глава 1. КРЕЗ, ЦАРЬ ЛИДИЙСКИЙ | Истории из Геродота | Глава 3. КИР, ЦАРЬ ПЕРСИДСКИЙ